Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
В ПОМОЩЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЮ
Палеева В. Ю.
соискатель кафедры экономики предприятия и предпринимательства экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
магистр технических наук


Качественная и количественная оценка рисков в нефинансовых компаниях
конспект лекции
Ключевые слова: управление рисками, оценка риска, выбор метода оценки, экспертная оценка, оценка совокупного влияния рисков

План лекции:
1. Управление рисками как особый вид менеджмента.
2. Методика и принципы оценки рисков. Выбор качественных и количественных методов оценки.
3. Экспертная оценка рисков.

Предметом изучения и анализа в данной теме является организация процесса оценки рисков, от анализа исходной информации до представления результатов руководству. Материал содержит также практические рекомендации, которые могут быть применены при проведении оценки рисков, в частности, особенности проведения экспертной оценки рисков, сформированные на основе практического опыта автора в разработке и внедрении системы управления рисками в многопрофильной группе компаний.

В результате изучения темы вы получите ответы на следующие вопросы:
Как управление рисками выделилось в особый вид менеджмента?
Каковы современные тенденции построения системы управления рисками?
Какое место в этой системе отводится оценке рисков?
Какие методы оценки рисков существуют?
Каковы принципы выбора между качественными и количественными методами оценки?
Какова методика проведения оценки рисков?
Какие особенности необходимо учитывать при проведении экспертной оценки рисков?
Рис.1. Компоненты процесса управления рисками в «Стандарте по управлению рисками» FERMA и интегрированной модели «Управления рисками организаций» COSO.
1. Управление рисками как особый вид менеджмента.
1.1. История становления риск-менеджмента.
Управление рисками как отдельный вид деятельности возникло и развивалось одновременно с индустрией страхования, поэтому на начальном этапе, говоря об управлении рисками имели ввиду только имущественные риски и занимались этим страховые компании. В 1950-е годы Рассел Галлахер * был первым, кто в своих научных работах изложил «революционную» идею о том, что в любой нефинансовой организации должен быть тот, кто будет отвечать за управление «чистыми» рисками и с этого момента начала формироваться концепция управления рисками как отдельного вида менеджмента на предприятии. Но долгое время это управление состояло только в организации программ страхования. Развитие финансовой индустрии в 1990-е годы дало толчок к управлению финансовыми рисками, в частности — рыночными, большей частью в банковско-финансовой сфере. То есть, прежде всего, развивалось управление теми рисками, которые могли быть оценены количественно, так как по ним были доступны большие объемы исторических данных, применимы статистический анализ и вероятностные методы оценки, в банковской и страховой индустрии.
Однако коллапсы таких гигантов, не являющихся финансовыми компаниями, как Enron, Arthur Andersen, WorldCom продемонстрировали, что организации должны уделять внимание не только своим имущественным, финансовым рискам, но и операционным, стратегическим, рискам соответствия нормативным требованиям. Этот негативный опыт привел к становлению комплексного подхода к управлению рисками и разработке в ряде стран и международных ассоциаций специализированных стандартов по управлению рисками. В 1995 г. в Австралии и Новой Зеландии был принят первый такой стандарт, затем, в 1997 г. — в Канаде, в 2000 г. — в Великобритании, на основе которого в 2002 г. Федерацией Европейских Ассоциаций по Управлению Рисками (FERMA) был представлен Стандарт по управлению рисками, а в 2004 г. Интегрированная модель «Управления рисками организаций» была представлена Комитетом спонсорских организации Комиссии Тредвея (COSO) в США. На международном уровне в 2002 г. был утвержден ISO/IEC Guide 73 «Управление риском. Словарь. Руководящие указания по использованию в стандартах», и в ноябре 2009 г. стандарт ISO 31000:2009 «Риск-менеджмент. Принципы и руководящие указания».
1.2. Роль и место оценки рисков в комплексной системе управления рисками.
В всех стандартах по управлению рисками в большей или меньшей степени заложен комплексный подход к управлению рисками, а этап оценки рисков выделен отдельно (см. рис.1.), и следует либо сочетается с этапом идентификации рисков.
Оценка рисков в реальном секторе экономики крайне важна для предприятий. При классификации рисков по источникам их возникновения * выделяются следующие риски: стратегические (политические, социальные, экономические и прочие риски внешней среды, внутрикорпоративного управления, инвестиционные), операционные (регулятивные, информационные, персонала, ведения основной деятельности, проектные и т.д.), опасности (природные, техногенные, профессиональные, криминогенные), финансовые (рыночные, кредитные, ликвидности). Трудность оценки возникает из-за того, что более-менее легко «измеримые» в стоимостном выражении финансовые риски для нефинансовых компаний составляют, как видно уже по классификации, лишь небольшую часть. Важна не точность оценки этих рисков, а их выявление, учет и контроль.
Следует отметить, что в англоязычных стандартах и методиках по управлению рисками используются разные термины: risk assessment , risk estimation и risk evaluation, подразумевая различные задачи и степень анализа рисков, в переводе же на русский язык эти «тонкости» часто теряются под одним термином «оценка риска». Эта оценка не сводится к их «измерению», а представляет собой совокупность процедур анализа как самих рисков, включающих определение их характеристик (объектов риска, факторов риска с учетом их взаимодействия, возможных последствий), так и подверженности организации рискам с учетом их взаимного влияния. Такая структура оценки хорошо отражена, например, в стандарте FERMA.
1.3. Внедрение системного подхода к управлению рисками в российских нефинансовых компаниях.
В России, также как и в других странах, наибольший опыт накоплен в оценке имущественных рисков в страховании и рыночных/финансовых рисков в банковском секторе (тем более что этого требуют регуляторы), а технологии управления во многом заимствуются из международной практики. Своего стандарта по комплексному управлению рисками в нашей стране пока не создано. Только в 2002 г. вслед за ISO/IEC Guide 73 был принят ГОСТ Р 51897-2002 «Менеджмент риска. Термины и определения», в котором лишь предложена общая структура процесса управления рисками. Также существуют различные требования надзорных органов к обеспечению безопасности в промышленности, частично раскрывающие вопросы управления рисками на транспорте и в производстве. Сама идея внедрения системы управления рисками еще не получила широкого распространения. Однако возможно, что в ближайшее время ситуация изменится, и на основе принятого в ноябре 2009 г. стандарта ISO 31000:2009 «Риск-менеджмент. Принципы и руководящие указания» будет разработан соответствующий ГОСТ. Первыми же нефинансовыми компаниями, начавшими у себя внедрение комплексной системы управления рисками, стали предприятия металлургической и нефте-газовой промышленности и телекоммуникационные компании.
Часть из них подтолкнули к такому внедрению требования, предъявляемые к публичным компаниям, выходящим на международные рынки капитала. Поэтому основой для постановки системы управления рисками выбирались указанные выше стандарты, которые позволяли компаниям доказать внешним инвесторам, что они ведут свою деятельность в соответствие с лучшей международной практикой.
Однако в последнее время все больше нефинансовых компаний в России начинают построение системы управления рисками на основе осознанных руководством внутренних потребностей. Это связано с существенным усложнением внешней и внутренней среды, в которой приходится вести бизнес. Растущая интеграция с международными рынками, появление сильных конкурентов — мультинациональных компаний требуют от российских предприятий повышения их конкурентоспособности и эффективности деятельности. А осознанное управление рисками как раз является одним из таких «инструментов». Недаром в последнее время концепция ведения бизнеса перестраивается с существовавшего ранее принципа «управления возможностями» на принцип «управления рисками».
В тоже время, в связи с отсутствием внутрироссийских стандартов и наработанной практики, каждая из компаний, взявшихся за внедрение системы управления рисками, идет своим путем. Конечно же, изучается и международный опыт, и доступные данные об опыте «первопроходцев» в риск-менеджменте в России, и на их основе разрабатываются свои методики, в частности, по оценке рисков.
2. Методика и принципы оценки рисков. Выбор качественных и количественных методов оценки.
2.1. Задачи оценки рисков и их влияние на выбор метода оценки.
Прежде всего, следует отметить, что оценка рисков в нефинансовой организации служит для ранжирования рисков и для поддержки принятия решения о методе реагирования на риск, т.е. носит сугубо практическое значение (в отличие от банков, например, для которых количественная оценка рисков требуется для выполнения различных регуляторных норм).
Кроме того, так как процесс управления рисками не является линейным, необходимость в оценке рисков возникает на различных стадиях. Соответственно различаются и задачи проведения оценки:
● ранжирование рисков на этапе начальной идентификации всей совокупности рисков;
● подробный индивидуальный анализ присущего риска, предусматривающий выявление факторов риска, объектов риска, описание возможных сценариев реализации риска и последствий, определение базовых параметров риска: вероятности, подверженности и существенности риска, его взаимодействия с другими рисками;
● оценка возможных способов реагирования на риск, для чего требуется как оценка изменения параметров риска, так и оценка затрат на управление риском и финансирование (покрытие убытков) риска;
● оценка параметров остаточного риска, после принятия мер по реагированию на риск;
● анализ совокупного влияния рисков на организацию (ее цели и ресурсы);
● регулярный/периодический мониторинг рисков.
От задачи оценки зависит требуемый объем, точность и быстрота проведения оценки, а соответственно и выбор между количественными или качественными методами оценки.
Так, при ранжировании рисков на начальном этапе, когда число выявленных рисков на предприятии может быть более 500, использование сложных количественных или детальных экспертных оценок нецелесообразно просто из-за временных ограничений и трудозатрат. Поэтому для решения этой задачи можно порекомендовать применение экспертной оценки сравнительного влияния рисков (часто по качественным шкалам частоты и размера последствий реализации риска) на организацию с целью выделения той группы наиболее существенных рисков, которая требует более подробного изучения и принятия решения о методе работы ними.
Для проведения детального анализа риска прежде всего необходимо определить элементы, характеризующие риск: объект риска (ресурс организации, подверженный риску), рисковое событие (и факторы риска), и возможные последствия. Это также этап качественного анализа, который можно провести с привлечением экспертов, в виде дискуссии, интервью или мозгового штурма. За ним или одновременно с ним следует оценка подверженности организации риску, которая может быть уже как качественной, так и количественной, через оценку характеристик риска.
При планировании методов управления риском уже очень желательна количественная оценка (за исключением случаев, когда это невозможно сделать исходя из специфики риска или его объектов). Она требуется для сравнения потенциального убытка от реализации риска со стоимостью управления этим риском, для возможности сопоставления нескольких методов управления, и не только по их стоимости, но и по их воздействию на конкретный риск (по оценке изменения параметров риска под управлением) и в целом на подверженность предприятия рискам.
Если при выявлении рисков и разработке методов управления рисками количественная оценка очень полезна, но не обязательна, и в ряде случаев организации может оказаться вполне достаточно качественной оценки, то для рационального финансирования рисков их количественная оценка уже необходима, ведь требуется:
1) не просто оценка размера убытка, а расчет распределения возможных убытков, чтобы программа финансирования соответствовала ему по покрытию;
2) участие в расчете или самостоятельный расчет стоимости финансирования (страховых премий, опционных премий, и т.д.) при переговорах с контрагентами по организации программ страхования и хеджирования (понятно, что ставки премий во многом определяются рынком, но если есть возможность провести самостоятельные расчеты или представить дополнительную информацию в виде того же распределения возможных убытков для своей организации, это может повлиять на ход переговоров и итоговую стоимость).
3) моделирование не только размера убытков, но и моделирование самих программ финансирования для их оптимизации.

Однако есть такие риски, что их влияние на организацию можно определить только качественно (например, репутационный риск, риск появления новой технологии, риск принятия закона, изменяющего правила работы на рынке, и т.д.). Для них на любом этапе возможна только экспертная качественная оценка, которая будет определять частоту возникновения риска и силу его воздействие в категориях, например, высокий/средний/низкий, вне зависимости от того, идет речь о финансовых или временных потерях или потере репутации.
Что касается количественной оценки, то она используется для определения условно «измеримых» величин. Но и она, в свою очередь, может основываться лишь на двух источниках данных: субъективной оценке и исторических данных. Ни то ни другое не дает возможности точного предсказания будущего, а значит и точной оценки риска.
Таким образом, способ оценки риска зависит во многом от самого риска. В зависимости от того, какие ресурсы (материальные или нематериальные) организации являются объектом риска, также изменяется сложность оценки риска. Так подверженность риску материальных ресурсов обычно измерима, в то время как воздействие риска на нематериальные ресурсы оценить бывает очень сложно и осуществляется либо качественно, либо уже с применением сложных методик.
При переходе от индивидуальной оценки риска к анализу общей подверженности организации рискам приходится сталкиваться с ситуацией, когда часть рисков оказывается оценена количественно, а часть качественно. Требуется ли при этом некая единая общая оценка подверженности организации рискам?
— Это может быть невозможно сделать технически.
— Можно реализовать, но будет ли реальная практическая польза от этого?
— Можно придумать модель объединения данных, но достоверность итоговой оценки будет под вопросом.
Разнообразие природы рисков, объектов рисков и целей организации, на достижение которых риски могут оказать свое влияние, часто ведет к тому, что такая единая оценка либо невозможна, либо, даже будучи «разработанной», не несет практической пользы в лучшем случае, а в худшем — вообще неинформативна. Поэтому при анализе совокупного влияния рисков на организацию нецелесообразно пытаться все сводить к некой единой количественной оценке, пытаясь объединить разнородные величины.
В качестве одного из возможных вариантов решения задачи комплексной оценки воздействия рисков на организацию можно предложить оценку «по целям», т.е. через определение подверженности рискам целей, установленных в организации, каждой по отдельности. Если в организации внедрен процессный подход управления, так как каждый процесс в организации должен вести к достижению одной или более целей, соответственно он тоже должен оцениваться по отношению к своим специфическим целям, которые отражают вклад этого процесса в достижение целей всей организации.
Для тех целей компании, подверженность рискам которых может быть определена лишь качественно, вообще невозможно вывести некоторую обобщенную оценку риска. Для таких целей предлагается осуществлять мониторинг подверженности рискам через перестроение карты рисков, на которой наглядно будет видно, какое количество рисков выявлено и как они распределены по своей потенциальной опасности.
Рассмотрение влияния рисков на организацию в разрезе воздействия на достижение целей и подверженности рискам ресурсов организации, в том числе ее репутации с одной стороны является комплексным, а с другой позволяет избежать ситуации, когда надо определить совокупное влияние рисков, часть из которых имеет количественную оценку, а часть — только качественную.
Еще одной задачей, которая решается при управлении рисками и требует проведения оценки, является мониторинг рисков.
Вообще, если говорить о мониторинге, то это тот этап, без которого управление рисками как процесс просто не будет работать.
Хорошо, если руководство компании осознает необходимость проведения мониторинга, а не останавливается на требовании к группе управления рисками о подготовке отчета по рискам раз в квартал или раз в год (для годовой отчетности) (также иногда считающегося «мониторингом», мол мы же отслеживаем на периодической основе как изменилась подверженность организации рискам). Потому что без действующей системы мониторинга рисков не будет во-первых, своевременной информации о том, что какой-то риск усилился или появился какой-то новый риск, а во-вторых, для подготовки отчета каждый раз придется фактически заново проводить всю процедуру выявления и оценки рисков. При этом может возникнуть ситуация, когда один отчет сдается и тут же начинается подготовка к новому. От такой работы «для отчета» быстро устанут все — и сотрудники группы рисков и эксперты.
Но если руководство не осознает этого, оно может препятствовать, а в лучшем случае — не быть заинтересованным и не содействовать внедрению мониторинга, т.к. он предусматривает постоянное взаимодействие группы управления рисками с другими подразделениями компании и может, особенно поначалу, восприниматься как дополнительная нагрузка, отвлекающая силы от основной производственной деятельности.
Существенных особенностей в оценке рисков на этапе мониторинга, на которые предлагается обратить внимание не много.
Способ проведения оценки зависит от того, что требуется: регулярное перестроение карты рисков/матрицы рисков, обновление всего реестра рисков, контроль самых значимых рисков, и т.д..
При полной переоценке риска на регулярной основе логичным является использование того же метода, который применялся на этапе собственно оценки рисков. Для отслеживания «направления» изменения рисков может быть достаточно использование качественной экспертной оценки (изменилась/не изменилась подверженность организации риску). Для постоянного контроля существенных рисков целесообразно разработать и отслеживать Ключевые Индикаторы Риска (КИР).
Для оценки риска на этапе мониторинга важно, что резкое изменение внешней среды, изменение стратегии, организационной структуры, бизнес-процессов является не только сигналом к проведению переоценки рисков, но и сигналом к проверке всех применявшихся ранее методов оценки, моделей и КИРов на работоспособность и сохранение точности получаемых с их помощью результатов.

2.2. Исходные данные для оценки рисков и их влияние на выбор метода оценки.
Перед проведением оценки необходимо проанализировать качество исходных данных:
● реестр рисков, разработанный на этапе идентификации рисков, с учетом категоризации рисков по их источникам;
● внутренние и внешние данные о событиях, наблюдавшихся в прошлом;
● экспертные оценки, полученные ранее по риску и/или по факторам риска;
● уровень риск-аппетита, установленный в компании/подразделении, толерантность к риску по каждому из ресурсов компании;
● отчетность, фин.показатели деятельности, стратегические и маркетинговые планы и отчеты компании.
Так, от качества разработки реестра рисков в последующем зависит не только будут ли какие-то риски вообще неучтены, но и правильность их оценки, например, классификация рисков, основанная на их группировке по последствиям, может привести к логическим несоответствиям и вводящим в заблуждение вычисленным значениям при количественной оценке группы рисков *. В то время как группировка рисков по источникам возникновения дает во-первых четкое видение, откуда происходят потери, а во-вторых позволяет избежать пересечения данных и ошибок в вычислении. Поэтому на этапе оценки рисков классификацию следует проверить на логичность, согласованность, наличие только взаимоисключающих категорий, четкость определения характера убытков.
Качество и достоверность подготовки отчетности, финансовых показателей, стратегических и маркетинговых планов и отчетов компании зависят от существующей внутренней организации и профессионального опыта тех, кто готовит эти материалы. Решение об использовании этих данных зависит от степени доверия к ним.
Необходима и проверка адекватности уровня риск-аппетита (склонности к риску) руководства и менеджмента показателям деятельности компании, и актуальности установленных уровней толерантности. Это особенно важно в условиях резкого изменения условий ведения бизнеса. Например во время кризисов, когда, с одной стороны резко возрастает вероятность реализации риска, а с другой стороны падает способность организации этот риск принять из-за ухудшающихся показателей деятельности, при этом внутреннее восприятие риска руководством может не успеть измениться, либо еще на найти своего отражения в установленных уровнях толерантности.
Данные о событиях, наблюдавшихся в прошлом, также требуют скептической оценки. Как показывает практика накопление данных о рисковых событиях на предприятиях не очень развито, налаживание системы сбора и хранения информации о рисках обычно происходит только после начала построения системы управления рисками. Без этого вся информация концентрируется в разрозненных подразделениях, у отдельных сотрудников, при этом часть событий может быть оставлена без внимания, часть — может преднамеренно скрываться, часть информации утрачивается при смене кадров. Кроме того, согласно эффекта «выживания» предприятия, существующие на данный момент, как правило, не имеют в своей истории реализовавшихся редких катастрофических рисков, ведущих к ликвидации. Информация о таких событиях может быть получена только из внешних источников, например из баз по банкротствам в отрасли. В России такие данные вообще практически недоступны. В целом, даже если исторические данные признаны по результатом анализа достаточно качественными и полными (либо «пробелы» заполнены смоделированными данными), для прогнозов возможного проявления рисков в будущем их следует применять с учетом того, что они сохраняют свою ценность лишь пока не произошло существенного изменения внешних условий.
Предположения экспертов о возможных проявлениях рисков, и допущения, используемые при построении моделей, являющиеся часто одним из основных источников данных по рискам на предприятии, также базируются на знаниях и информации о прошлом, ведь человек может предположить только то, что допускает, а допущения делает на основе своих знаний. Соответственно, использование экспертных оценок для построения прогнозов также должно учитывать ограничение «стабильности» внешней среды.
Таким образом, можно порекомендовать учитывать следующие особенности при анализе и использовании исходной информации:
● Неизбежный дефицит информации по редким событиям.
● Возможность преднамеренных и непреднамеренных искажений, влияющих на качество информации и ее достоверность.
● Существование эффектов «тяжелых хвостов» и «выживания».
● Информация о прошлом не учитывает тенденции и изменения окружающей среды.
Здесь хотелось бы напомнить принцип «Garbage in — Garbage out»: если на «входе» качество информации невелико, то, как бы ее не обрабатывали, точность результата не возрастет. Поэтому наличие и качество исходной информации также является фактором, влияющим на выбор степени точности и, соответственно, метода оценки. Если исходной информации мало, а получение дополнительной информации из внешних источников требует существенных затрат, то целесообразно использовать экспертные оценки. Применение сложных количественных методов оправдано при наличии достаточного объема данных.
2.3. Выбор вида и метода оценки.
При выборе вида и метода (или комбинации методов) оценки необходимо определить:
1) Задачи оценки
2) Возможно ли оценить риск количественно или только качественно, исходя из природы риска
3) Какая информация о риске доступна или может быть получена (ее объем, стоимость и трудозатраты получения)
4) Точность и полноту информации
5) Уровень специалистов
6) Уровень информационных систем
В любом случае, выбор метода определяется: возможностью, целесообразностью, стоимостью применения метода.
На данный момент существует большое количество различных методов оценки. В таблице 1 представлены лишь некоторые из них. Причем часть методов может быть использована как для качественной оценки, так и для количественной (экспертные оценки, различные виды сценарного анализа). Есть много математически сложных и трудно применимых без специального программного обеспечения инструментов и подходов к оценке риска. Какие-то методы наиболее полезны при сортировке большого количества рисков.
В табл. 2 представлена матрица выбора между количественными и качественными методами на основе п.1–4. Выбор же конкретного метода будет определяться уровнем знаний специалистов, проводящих оценку, наличием готовых программных продуктов, уровнем развития информационных систем в компании, и т.д.. Информация о выбранном для оценки методе должна быть включена в реестр рисков, с возможностью предоставления обоснования выбора по запросу руководства, внешних и внутренних контролеров.
Оценка рисков на предприятии отличается большим уклоном в качественную либо количественную экспертную оценку, а применение сложных математических методов и вероятност­ных моделей встречается не так часто. Многие предприятия делегируют страховщикам и профессиональным участникам финансовых рынков осуществление сложных расчетов.
Поэтому экспертной оценке рисков, как одному из наиболее распространенных методов оценки рисков на предприятиях, будет уделено отдельное внимание.
Таблица 1
Методы оценки
Таблица 2
Выбор количественного vs качественного метода оценки
2.4. Процедура проведения оценки рисков.
Общий порядок действий, которые необходимо предпринять перед проведением собственно оценки рисков, вне зависимости от того, какой из методов выбран, можно представить следующим образом:
● Сбор и анализ исходной информации о риске
● Определение задач оценки, доступных методов, финансовых, человеческих, временных ресурсов для ее проведения
● Определение ресурсов, подверженных риску и целей на уровне организации или подразделения, на которые будет влиять риск
● Определение характеристик риска, которые будут оцениваться
● Выбор метода оценки
● Определение временного горизонта оценки
● Выбор шкалы для оценки
Часть из этих действий были рассмотрены ранее в рамках процедуры выбора метода оценки. Далее вкратце остановимся еще на некоторых моментах, которые, по опыту, оказывают существенное влияние на качество проведения оценки рисков.
Так, следует отметить важность правильного определения ресурсов и целей организации, которые подвергаются риску, т.к. дальнейшая оценка влияния риска должна проводиться именно по отношению к объектам риска (ресурсам), а комплексная подверженность организации рискам должна проводиться по целям. Рабочей группе, перед которой поставлена задача проведения оценки рисков, необходимо выявить все ресурсы, являющиеся объектами конкретного риска, и определить по отношению к каким из них будет производиться оценка влияния риска. Стандартно ресурсы подразделяют на 5 категорий: человеческие, производственные, финансовые, партнерские, информационные. В дополнение к этим категориям предлагается в качестве отдельного ресурса рассматривать репутацию (наряду с таким нематериальным активом, как информация, и с учетом того, что по некоторым оценкам * до 70% активов предприятий развитых стран составляет «репутация»). При этом желательно, чтобы оценка риска была проведена по отношению ко всем объектам «прямого» воздействия. Например, для риска аварии на опасном производстве объектами прямого воздействия будут как производственные и человеческие ресурсы, так, возможно, и репутация (при нанесении экологического вреда, например). Финансовые, информационные и партнерские ресурсы будут подвержены этому риску опосредованно, через цепочку событий (информация может быть утрачена из-за повреждения компьютерного оборудования при аварии, но ее потеря должна рассматриваться как отдельный риск), поэтому делать оценку риска по отношению к ним будет излишним.
Чаще всего оценку подверженности организации риску (или ожидаемой стоимости риска) предлагается производить по двум параметрам:
Частота Х Влияние,
где частота соответствует вероятности рискового события произойти за выбранный период времени при заданном объеме ресурса, подверженного риску, поэтому может изменяться как из-за изменения собственно вероятности, так и из-за изменения «объема» ресурса. Если в последующем отслеживать изменение частоты риска (при разработке методов управления риском или при мониторинге), то будет неочевидно, что повлияло — изменение вероятности или «объема» ресурса или и того и другого одновременно.
Поэтому для рисков, которые признаны существенными и для которых требуется в последующем оценивать влияние действий по управлению риском на его элементы, хотелось бы порекомендовать определять подверженность через 3 характеристики риска:
Подверженность Х Вероятность Х Существенность
Ведь как уже описывалось выше, сам риск можно определить 3-мя элементами: объектом риска, рисковым событием, последствием риска. И каждому из этих элементов можно сопоставить соответствующую характеристику риска:
Объекту риска — подверженность
Рисковому событию — вероятность возникновения
Последствию риска — существенность
При этом важно делать оценку подверженности в единицах ресурса, являющегося объектом риска. Сложность состоит в том, что часто похожие риски оказывают влияние на разные ресурсы. Например, для риска неправильной отправки партии товара перевозчиком объектом риска будут партии товара, соответственно подверженность риску будет определяться количеством партий товара, передаваемых перевозчику за период времени. В то же время, для риска неправильной отправки товара из-за ошибки в товаросопроводительных документах, допущенной сотрудником склада объектом риска будут сотрудники, которые подвергаются риску сделать ошибку. Подверженность этому риску будет определяться количеством сотрудников, оформляющих товаросопроводительные документы.
Что касается вероятности возникновения, то здесь под ней следует иметь ввиду среднее ожидаемое количество рисковых событий которые могут произойти с одной «единицей» ресурса в единицу времени. Например, если вероятность выпуска бракованной детали равна 0,02%, это значит, что предполагается, что в среднем 1 деталь из 5000 выпущенных будет бракованной. Следует отметить, что для некоторых рисковых событий бывает необходимо учитывать и их «интенсивность», а не только вероятность произойдет событие или нет. Например, землетрясение может произойти с разной силой (по шкале Рихтера), что может повлиять на размер последствий. Или при перевозках в контейнерах от степени повреждения контейнера будет зависеть размер убытка. Для таких событий рассматривают распределение вероятностей.
Подверженность и вероятность обязательно надо определять во взаимосвязи. Например, рассмотрим риск сбоя сборочного производства из-за отсутствия комплектующих, доставляемых в вагонах по железной дороге. Предположим, что основной источник риска — задержка в поставке этих комплектующих. Пусть известна вероятность того, что поставка компонент на сборочное производство произойдет с задержкой. По отношению к чему будет определяться подверженность данному риску? К количеству единиц готовой продукции? Или к количеству вагонов? Соответствующая подверженность должна измеряться в количестве поездов, которые должны доставлять комплектующие (в количестве поставок, если одна поставка — один железнодорожный состав).
Существенность в таком варианте оценки риска отражает те финансовые, человеческие, временные и прочие потери (или выгоды), которые могут быть у организации когда риск уже реализовался. При этом не следует путать интенсивность риска с существенностью: повреждение одной стороны контейнера, вне зависимости от того, это 20-й или 40-й контейнер, может привести к повреждению одинакового количества товаров, т.е. размер контейнера будет определять существенность риска (наряду с грузом), а степень повреждения — интенсивность.
Следует отметить, что при оценке существенности риска требуется решение задачи намного более сложной, чем оценка прямого убытка от риска. Необходимо определение «ожидаемой стоимости риска», т.е. не только того воздействия, которое окажет собственно реализация риска (тех потерь/выгод, которые он принесет), но и стоимости ликвидации/использования последствий риска, в том числе с учетом взаимодействия этого риска с другими. Например, при оценке риска уничтожения оборудования необходимо оценить не только и не столько стоимость утраченного оборудования, сколько стоимость покупки нового оборудования для возобновления работы, убытки от простоя производства либо стоимость поддержания объемов производства за счет увеличения нагрузки на другое оборудование, привлечения дополнительно рабочей силы). Если оценивается риск сбоя в информационной системе из-за вирусной атаки, то должно быть учтено не только то, на чем и сколько фирма потеряет из-за собственно сбоя, а сколько потребуется, например, для оперативного переключения на другие информационные ресурсы.
Данная задача во многом пересекается с таким направлением, как планирование непрерывности деятельности (BCP — business continuity planning), однако при оценке рисков их последствия реализации должны рассматриваться как вероятные события (риск реализовался, возможны следующие оцениваемые последствия...), а при BCP — в предположении, что рисковое событие случилось и привело к определенным последствиям, которые и надо устранять.
При задании временного горизонта оценки следует учитывать, что он должен соответствовать горизонту достижения соответствующей цели, так как воздействия риска на организацию в конечном итоге определяется именно по воздействию риска на достижение определенной цели.
Выбор шкал и единиц, в которых будут измеряться характеристики риска, в свою очередь зависит от выбора цели, объекта риска, природы самого риска. Если возможна только качественная оценка, то и шкалы будут соответствующими: слабое/среднее/сильное влияние риска, низкая/средняя/высокая вероятность его реализации. Если оценивается подверженность, то шкала и единицы измерения должны соответствовать объекту риска, аналогично для последствий ориентиром должны служить цели. Вероятность может оцениваться как в процентах (с различной точностью с указанием диапазона «50–80%, больше 80%» или точного значения «67%»), так и в виде «1 раз в год» или «1 контейнер из 1000», и т.д. Выражение вероятности в процентах с практической точки зрения более сложно для экспертов, но зато привлекает дополнительное внимание к вероятностному характеру рисков и к важности повышения точности оценки.
Что касается самой процедуры проведения подробной оценки существенного риска, то на этом этапе предлагается использовать алгоритм, показанный на рис. 2, где оценка риска представлена в виде диаграммы влияния (для простоты без учета взаимодействия с другими рисками). На данной диаграмме прямоугольниками обозначаются «решения», эллипсами — переменные величины, ромбом — стоимость, стрелки показывают воздействие либо причинно-следственную связь. Данную диаграмму удобно использовать как для пояснения задачи экспертам при проведении дискуссии, например, так и для самоконтроля в рабочей группе — чтобы убедиться, что риск проанализирован со всех сторон.
Предложенный подход к выбору способа проведения оценки рисков процедуре проведения оценки носит универсальный характер и может использоваться в любой не страховой и не финансовой организации, так как пока в России нет формально установленных норм или общепризнанных стандартов для проведения оценки рисков. В каком объеме и с какой точностью проводить оценку — в конечном итоге определяет руководство организации. Главное, чтобы сотрудники подразделения, занимающегося управлением рисками, имели достаточный уровень профессиональной подготовки, чтобы как минимум знать, каким образом можно выполнить поставленную задачу и определить возможность ее выполнения «своими силами». Ведь это не всегда возможно сделать из-за того, что такие подразделения, особенно на этапе внедрения системы управления рисками, малочисленны (и могут не иметь нужного количества сотрудников или специалистов с сильной математической подготовкой), и того, что нет необходимых программных продуктов. В таких случаях опять же от руководства зависит выбор между передачей оценки рисков на аутсорсинг и покупкой/собственной разработкой программных продуктов, привлечением в штат специалистов со специальным образованием.
Рис.2. Оценка рисков в виде диаграммы влияния
3. Экспертная оценка рисков.
Поскольку сами риски — это угрозы и возможности организации, многие российские компании, особенно не привыкшие к публичности, негативно относятся к предоставлению информации о рисках и привлечению к оценке рисков сторонних организаций. Расширение штата и покупка или разработка программных продуктов в условиях экономического кризиса, требующие дополнительных затрат, также встречают противодействие. Поэтому в текущих условиях наиболее доступным методом для проведения оценки рисков имеющимися силами остаются экспертные оценки.
Необходимость в экспертных оценках возникает и тогда, когда требуется качественная оценка (сам риск не может быть измерен количественно/описан математически), и когда требуется количественная оценка, но получена она может быть только экспертным путем (риск является редким событием, или количественная информация о риске отсутствует, недоступна или получение ее другими способами требует больших затрат).
Казалось бы — ничего сложного в таких оценках не может быть. Однако для проведения экспертных оценок также нужны специальные знания: принципов организации и проведения экспертиз, методов получения, анализа и обработки экспертной информации, анализа результатов экспертизы *. Теория и практика экспертных оценок является отдельной дисциплиной в менеджменте, социологии, маркетинге. Современные технологии проведения экспертных оценок учитывают психологические особенности поведения людей индивидуально и в группах и часто используют для обработки экспертной информации методы прикладной статистики.
Далее будут коротко изложены лишь некоторые основы и особенности проведения экспертных оценок, которые могут помочь избежать грубых ошибок в итоговых результатах оценки рисков.
Качество проведения экспертной оценки зависит как от тех, кто ведет работу с экспертами и обрабатывает результаты, так и от состава группы экспертов, поэтому желательно уже на начальном этапе дать руководству рекомендации по формированию группы экспертов (какой уровень и какая специализация экспертов требуется для оценки конкретного риска/группы рисков). В дальнейшем вся работа должна проводиться с учетом состава группы экспертов. Например, если среди экспертов есть четкая служебная подчиненность и/или ярко выраженный лидер, то может быть нецелесообразно использовать для оценки коллективное обсуждение, т.к. скорее всего в итоге удастся получить лишь точку зрения лидера/руководителя.
Для выполнения задачи по экспертной оценке риска/рисков от подразделения управления рисками требуется:
● Выбор метода проведения оценки.
● Подготовка вводной информации и шкал оценки.
● Объяснение экспертам задач и правил проведения оценки.
● Сбор и обработка полученных результатов.
Сами методы проведения экспертных оценок различаются в основном по формату их проведения (индивидуальные устные и письменные опросы, различные формы коллективного обсуждения). Основными методами являются:
— дискуссия,
— анкетирование,
— интервьюирование,
— мозговой штурм,
— метод Дельфи.
Ранее уже было описано, что необходимо учитывать при выборе способа проведения оценки. Аналогично, подразделению по управлению рисками при выборе метода экспертной оценки требуется учесть *:
● цели и задачи экспертизы (получение информации о риске, его источниках, факторах, последствиях, подготовка шкал, качественная или количественная оценка);
● существо и сложность анализируемой проблемы (от характера риска зависит выбор между количественной и качественной оценкой, например, а в зависимости от уровня риска и его сложности он может оцениваться одновременно с другими или изучаться индивидуально, в состав экспертов может требоваться включение высшего руководства или узких технических специалистов);
● полноту и достоверность исходной информации (то, что уже известно по результатам проведения предварительного сбора информации о риске, должно быть представлено экспертам, однако следует учитывать такие психологические особенности, как то, что новая информация воспринимается человеком с определенным внутренним сопротивлением и не сразу влияет на уже сложившиеся субъективные оценки. Ее необходимо представлять в доходчивой, яркой и компактной форме);
● требуемые объем и достоверность информации на «выходе» (от этого также зависит выбор качественной или количественной оценки, а соответственно и шкал этой оценки);
● время, отведенное на экспертизу (в сжатые сроки сложно провести экспертную оценку в несколько этапов, детальное интервьюирование экспертов);
● допустимую стоимость экспертизы (в денежном выражении и трудозатратах);
● количество и состав экспертов и членов группы, проводящей оценку.
Особенность выбора экспертной оценки — в необходимости учитывать состав группы экспертов. Залогом успеха при проведении оценки будет являться, с одной стороны, предоставление максимума информации, которая собрана подразделением по управлению рисками каждому эксперту, с другой стороны, минимизация влияния на эксперта других точек зрения, чтобы каждый в экспертной группе мог максимально творчески и самостоятельно участвовать в оценке риска. Таким образом, при выборе метода оценки важно учитывать возможности каждого метода по представлению исходной информации и допустимую степень общения между экспертами, с учетом их статуса и психологических особенностей, чтобы максимально сохранить независимость при выражении мнения.
Практика использования экспертных оценок показывает, что если для выявления рисков, разработки сценариев реализации рисков, методов управления рисками хорошо подходят методы, предусматривающие личное или коллективное общение (интервьюирование, мозговой штурм), то для проведения оценки риска наиболее эффективно — анкетирование.
При подготовке информации, которая должна быть предоставлена экспертам, опять же следует учитывать психологические особенности людей, как, например, то, что все новое воспринимается с сопротивлением. Так, эксперт, получивший совершенно новую информацию прямо перед проведением оценки, может принять решение, не используя ее. Для того, чтобы этого избежать, желательно предоставить информацию наглядно и максимально сжато и понятно.
Помимо предоставления экспертам вводной информации, необходимо заранее предусмотреть, что весь полученный объем информации необходимо будет обработать и преобразовать в форму, удобную и необходимую для дальнейшего использования. Поэтому требуется четко сформулировать задачи оценки и предложить шкалы оценки.
Важна конкретная (узкая) постановка задачи перед экспертами. В частности, необходимо, чтобы в анкете были такие формулировки вопросов, чтобы все эксперты, отвечая на вопрос независимо, понимали постановку вопроса одинаково, иначе один будет считать, что оценивает одно, а другой — совершенно другое, а на выходе получиться «кто в лес — кто по дрова». Кроме того, необходимо выбрать по каким параметрам будет оцениваться риск. Оценка одного риска может и должна производиться по разным параметрам, например, как это уже было предложено выше, по подверженности, вероятности, существенности. При этом, например, если риск влияет на несколько объектов, то оценивать подверженность также надо по нескольким объектам. Так риск сбоя в ходе проекта можно оценивать по его воздействию на итоговый финансовый результат, а можно — по сдвигу сроков завершения проекта. Влияние риска может быть оценено в стоимостном значении, временном, качественном, в зависимости от того, на какую цель компании этот риск будет влиять. Для последующего выбора метода управления риском важно оценить влияние риска по всем вышеперечисленным показателям. Необходимо уйти от догмы одномерности, согласно которой считается, что риск всегда можно оценить одним числом *.
Соответственно, для каждого параметра оценки необходимо разработать и предложить свою шкалу. Конечно, желательно использовать как можно меньше шкал, для последующей унификации данных по рискам.
Выбор типа шкалы: номинальной, порядковой, интервальной или шкалы отношений, — зависит опять же от задачи оценки и параметра риска, который должен быть по ней оценен.
Так, номинальная шкала, по которой объекты оценки разделяются по какому-то признаку (например, машины разделяют на грузовые и легковые), и порядковая шкала, по которой объекты могут быть распределены в виде последовательности, используются для качественной оценки и ранжирования. Математические операции типа сложения или умножения с результатами, полученными по этим шкалам, производить невозможно. Интервальная шкала, по которой можно установить насколько объекты отличаются друг от друга, и шкала отношения, по которой объект оценивается относительно «нуля», используются для количественных оценок. В то же время, прибыль/убыток от реализации риска, сбой по времени, затраты на финансирование риска могут быть оценены как по порядковой, так и по интервальной шкале (в рублях, днях или условных единицах).
При построении шкал можно порекомендовать учитывать следующие особенности:
При выборе единиц «измерения»
— шкала должна быть в тех же единицах, в которых может быть «измерен» объект риска,
— шкала должна быть легко понятна и применима.
Чаще всего используются качественные категории и стоимостные диапазоны. Однако, делать стоимостную оценку для каждого риска сразу не всегда целесообразно, так как часто эксперты могут легко определить влияние риска в виде, например, % брака, задержки во времени, % от стоимости перевозки (в виде штрафа за просрочку или в виде непредвиденных расходов от смены маршрута, вида транспортного средства и т.д.), но не могут сразу перевести это в денежный эквивалент. В то же время лучше заранее учитывать возможность/невозможность перевода оценки по данной шкале в стоимостную оценку.
При разбиении на интервалы/категории
— количество разбиений должно зависеть от числа оцениваемых рисков по этой шкале (чтобы не было чрезмерной концентрации рисков в каждой категории, с одной стороны, и не было слишком большой градации, чтобы эксперты не устали раньше, чем завершат процедуру оценки и могли уверенно выбрать между двумя соседними категориями),
— разбиение может различаться для организации и подразделения, но должно иметь однозначное соответствие,
— желательно разбиение на четное количество (чтобы у экспертов не было «соблазна» поставить очевидное среднее значение).
Собственно выбор своей шкалы для каждого риска лучше производить совместно со специалистом по риску, а можно еще на стадии идентификации рисков собрать предложения от экспертов о наиболее подходящей шкале оценки.
После получения информации от экспертов, задачей подразделения по управлению рисками является обработка этой информации и представление ее в том виде, который необходим для дальнейшей работы. При этом, в процессе обработки результатов необходимо:
— построение обобщенной оценки объектов на основе индивидуальных оценок экспертов,
— определение согласованности мнений экспертов,
— оценка надежности результатов обработки.
Особенность построения обобщенной оценки, на которую хотелось бы обратить внимание, состоит в том, что определение среднего значения зависит от типа шкалы *:
для номинальной шкалы в качестве среднего необходимо брать моду
для порядковой шкалы — медиану
для интервальной шкалы — среднее арифметическое
для шкалы отношений — среднее геометрическое или другие степенные средние

При проведении сложных экспертных оценок, особенно в теории принятия решений, очень важно определение согласованности мнений экспертов. Причем значащим результатом является и вывод о том, что согласованного мнения не достигнуто. А вот при оценке рисков в организации, когда число экспертов, как правило, невелико — очень важно обращать внимание как раз на те оценки, которые отличаются от мнения большинства. Исключение из полученных данных резко выделяющихся оценок (выбросов), может привести к тому, что отсеются оригинальные оценки экспертов, глубже знающих проблему, чем большинство, либо с нестандартным мышлением. Чтобы этого не произошло, необходимо по таким выделяющимся данным выяснить аргументы в обоснование точки зрения эксперта, а при выведении общей оценки учитывать, где это возможно медиану.
В заключение хотелось бы отметить, что обсуждение преимуществ и недостатков качественных и количественных методов между аналитиками и «квантами» (специалистами, занимающимися количественной оценкой рисков математическими методами) сейчас идет также «горячо» как раньше, когда шли споры между физиками и лириками. Но ведь точной оценки риска не существует, так как любая оценка строится на основе переменных величин, значения которых носят вероятностный характер. Следует признать, что качественная оценка не всегда достаточна для убеждения руководства в необходимости инвестировать в программу управления рисками. Количественная оценка, выраженная в тысячах и миллионах рублей, может стать весомым аргументом. Однако при современном уровне менеджмента в российских компаниях оценка рисков с использованием сложных математические методов часто не оправдывает затрат на ее проведение, оставаясь горой макулатуры с данными, которые руководство не знает как использовать. К тому же количественная оценка хороша лишь настолько, насколько хорош выбранный метод оценки и данные, на которых он базируется, поэтому не стоит переоценивать ее значение.
Следует помнить, что конечной целью оценки рисков, вне зависимости от того, сделана ли эта оценка качественно или количественно, базируется ли на субъективных экспертных суждениях или получена с помощью математической обработки исторических данных, является представление информации о риске (его вероятности реализации и воздействии) для обеспечения процесса принятия решения по таким вопросам, как:
● какие приоритеты поставить в деятельности по управлению рисками (распределение рисков по уровням существенности, определение первоочередных задач и уровней управления рисками — совет директоров, топ-менеджмент, ..., функциональные менеджеры);
● какой метод управления конкретным риском выбрать с учетом его взаимодействия с другими рисками, затрат на управление риском и возможностей по финансированию его последствий;
● какой из вариантов открывающихся бизнес-возможностей выбрать (с учетом оценки того, какой из вариантов какие риски привнесет, например, выходить ли на новый рынок, увеличить ли долю на рынке за счет поглощения другой компании и т.д.)
При этом важна форма представления результатов оценки руководству. Чем выше уровень, на который предоставляется эта информация, тем более компактный вид она должна иметь. В качестве наглядного представления может стать:
— карта наиболее значимых рисков всей организации, отражающая распределение рисков по их существенности и частоте возникновения.
— карта/матрица распределения рисков по организационной структуре или по бизнес-процессам (если в управлении организацией применяется процессный подход).
Такое графическое представление удобно для восприятия, но при этом карты рисков обычно лишь дополняют более детальную информацию — базу рисков, которая ведется подразделением по управлению рисками и обращаться к которой для получения развернутой информации о риске могут все участвующие в управлении рисками (в части тех рисков, которые находятся в их сфере компетенции). По итогам оценки риска в базу должна быть занесена не только информация о полученной оценке, но и о методе, использованном для ее получения, с указанием границ и условий его применимости.
В любом случае, руководству необходимы такая база рисков и оценка возможных или вероятных последствий их реализации, которые делают возможным принятие рациональных решений.

Контрольные вопросы и тесты для самопроверки
Почему управление рисками вышло за рамки страховой и финансовой индустрии?
Что понимается под «оценкой» рисков в комплексной системе управления рисками?
Каковы особенности оценки рисков в реальном секторе экономики?
По каким причинам в российских нефинансовых компаниях начинают внедрять системы управления рисками?
Как выбор метода оценки рисков зависит от задачи оценки?
На что следует обратить внимание при анализе исходных данных для оценки?
Перечислите 6 аспектов влияющих на выбор метода оценки рисков.
По каким характеристикам можно оценивать риск?
Чем определяется выбор горизонта оценки, шкалы и единиц, в которых будут измеряться характеристики риска?
Как меры по уменьшению риска влияют на стоимость риска?
Назовите 5 методов проведения экспертных оценок.
Какие психологические особенности надо учитывать при проведении экспертных оценок?
В чем состоит догма одномерности?
Что предпочтительнее при разбиении шкалы — четное или нечетное количество интервалов?
Как и почему следует избегать догмы согласованности при проведении экспертной оценки рисков?
Тест. Выберите правильный ответ:
При обработке экспертных оценок, проведенных с использованием порядковой шкалы, для определения среднего значения можно использовать
1. среднее арифметическое или медиану
2. моду или медиану
3. только медиану
4. только моду


Литература, рекомендуемая к изучению по теме «управление рисками в нефинансовых компаниях»:
1. Australian/New Zealand Standard AS/NZS 4360:2004 — www.standards.com.au
2. BS 6079-3: 2000 Guide to the Management of Business Related Project Risk. — British Standards Institute, 2000
3. BS 31100:2008 Code of practice for risk management. — British Standards Institute, 2008
4. Risk Management Standards Comparison. www.airmic.com/en/Library/Risk_Management_Standards/Comparison_of_Standards.cfm
5. Baldoni R. The re-emergence of the Enterprise Wide Risk Management — AFP Exchange — Jan.-Feb. 2004 — р. 32–34- www.afponline.org
6. Strategic Risk Management. New Disciplines, new opportunities. CFO research Services, 2002, p.3
7. Enterprise-wide risk management: special report. December 2000, Risk magazine, Risk Waters Group Ltd. 2000 -www.risk.net
8. Risk Management Practices in 2006: Are you ready for change ? FERMA survey & seminar October 11th, 2006 Brussels — www.ferma.eu
9. Barney J. Firm resources and sustained competitive advantage //Journal of Management. — 1991. — 17 (1)
10. Philippe Jorion. Value at Risk: The New Benchmark for Managing Financial Risk. — McGraw-Hill, 2006. — 600 р.
11. Philippe Jorion. Financial Risk Manager Handbook. — John Wiley & Sons Ltd, England, 2003. — 730 p.
12. Michel Crouhy, Robert Mark, Dan Galai. The Essentials of Risk Management: The Definitive Guide for the Non-risk Professional. — McGraw-Hill, 2005. — 416 р.
13. PRM handbook. — PRMIA. www.prmia.org
14. Yen Yee Chong. Investment Risk Management. — John Wiley & Sons Ltd, England, 2004. — 220 p.
15. Greg Gregoriou. The VaR Implementation Handbook. — McGraw-Hill, 2009. — 624 р.
16. Douglas W. Hubbard. The Failure of Risk Management: Why It’s Broken and How to Fix It. — John Wiley & Sons Ltd, England, 2009. — 304 p.
17. Dennis Moberg, Edward Romar. WorldCom Case Study. www.scu.edu/ethics/dialogue/candc/cases/worldcom.html#one
18. J Downing, LongTerm Capital Management Case Study. prmia.org/pdf/Case_Studies/Long_Term_Capital_Management_Shory_version_April_2009.pdf
19. Svetlozar T. Rachev, Stoyan V. Stoyanov, Frank J. Fabozzi. Fat-Tailed and Skewed Asset Return Distributions. — John Wiley & Sons Ltd, England, 2005. — 385 p.
20. Christopher L. Culp. Risk Transfer: Derivatives in Theory and Practice. — John Wiley & Sons Ltd, England, 2004. — 448 p.
21. Stein J., Usher S., LaGatutta D., Youngen J. (2001). A comparables approach to measuring сashflow-at-risk for non-financial firms. Journal of Applied Corporate Finance, Vol. 13, No. 4, pp. 100–109.
22. Andren N., Jankensgard H., Oxelheim L. (2005). Exposure-Based Cash-Flow-at-Risk under Macroeconomic Uncertainty. Working paper: Lund University and Lund Institute of Economic Research, Lund.
23. H. Felix Kloman. Integrated Risk Assesment. Current Views Of Risk Management. -www.garp.com
24. Damodaran A. Probabilistic Approaches: Scenario analysis, decision trees, and simulations. Research Paper. 2007. www.pages.stern.nyu.edu/~adamodar/New_Home_Page
25. Michael Power. The Risk Management of Everything. Rethinking the politics of uncertainty. — Demos, 2004. — 74 p.
26. New Frontiers in Enterprise Risk Management. Ed. David L. Olson, Desheng Wu. — Springer-Verlag, 2008. — 229 p.
27. Robert J. Chapman. Simple Tools and Techniques for Enterprise Risk Management. — John Wiley & Sons Ltd, England, 2006. — 497 p.
28. Бартон Томас Л., Шенкир Уильям Г., Уокер Пол Л. Комплексный подход к риск–менеджменту: стоит ли этим заниматься. — М.: Изд. дом «Вильямс», 2003.
29. Бартон Томас Л., Шенкир Уильям Г., Уокер Пол Л. Риск-менеджмент: Практика ведущих компаний. — М.: Изд. дом «Вильямс», 2008. — 208 с.
30. Энциклопедия финансового риск-менеджмента / Под ред. А.А. Лобанова, А.В. Чугунова. — М.:Альпина Бизнес Букс, 2009. — 936 с.
31. Хохлов Н. В. Управление риском: Учебное пособие. — М.: Юнити-Дана, 1999. — 239 с.
32. Балабанов И.Т. Экономический риск: сущность, методы измерения, пути снижения. — М.: Дело и Сервис, 2000.
33. Балабанов И.Т. Риск — менеджмент — М.: Финансы и статистика, 1996.
34. Кандинская О.А. Управление финансовыми рисками: поиск оптимальной стратегии. — М.: Консалтбанкир, 2000.
35. Кокурин Д.И. Предпринимательские риски. Учебное пособие. — М. 2002.
36. Рогов М.А. Риск — менеджмент. — М.: Финансы и статистика, 2001.
37. Рогов М.А. Принципы системы управления рисками крупной российской корпорации. www.chiefriskofficer.ru
38. Чернов В.А. Анализ коммерческого риска. — М.: Финансы и статистика, 1998.
39. Гранатуров В. М. Экономический риск: сущность, методы измерения, пути снижения: Учеб. пособие. — М.: Изд-во «Дело и сервис», 1999. — 112 с.
40. Дубров А.М., Лагоша Б.А., Хрусталев Е.Ю. Моделирование рисковых ситуаций в экономике и бизнесе: Учебное пособие — М.: Финансы и статистика, 2006.
41. Клейнер Г.Б. Предприятие в нестабильной экономической среде: риски, стратегия, безопасность — М.: ОАО Экономика, 1997.
42. Тактаров Г.А., Григорьева Е.М. Финансовая среда предпринимательства и предпринимательские риски. — М.: Финансы и статистика, 2006.
43. Управление риском в рыночной экономике. В.Н. Вяткин, В.А. Гамза, Ю.Ю. Екатеринославский, Дж.Дж. Хэмптон. — М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2002.
44. Цветкова Е.В., Арлюкова И.О. Риск в экономической деятельности: Учебное пособие. — СПб: ИВЭСЭП, Знание, 2002
45. Чернова Г. В. Практика управления рисками на уровне предприятия. — СПб: Питер, 2000. — 170 с.
46. Чернова Г.В., Кудрявцев А.А. Управление рисками: Учебное пособие. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. — 160 с.
47. О периодизации развития теории и практики управления риском // Вестн. С.Петерб. ун-та. Сер. 5. Вып. 2, 2007.
48. Крис Дж. Йенсен. Плюсы и минусы риска // «Intelligent Enterprise / Корпоративные системы». — 2001. — №21 (38).
49. Паштова Л.Г. Риск-менеджмент на предприятии // Справочник экономиста. — 2003. — №5.
50. Бухтин М.А. Методы управления стратегическим рисками // Управление финансовыми рисками: научный журнал. — 2005. — №3. — С. 12–26.
51. Практика управления финансовыми рисками в компаниях нефинансового сектора: Результаты исследования Декабрь 2008 / Бейкер Тилли Русаудит. 2008. — 15 с. -www.bakertillyrussaudit.ru
52. Рыхтикова Н.А. Анализ и управление рисками организации: учеб. пособие. — М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2008. — 240 с.
53. Черкасова В.А., Батенкова А.А. Влияние стратегических рисков на финансовые результаты компании // Корпоративные финансы: электронный научный журнал. — 2007. — №3. — С. 64–76. — www.ecsocman.edu.ru.
54. Стратегии бизнеса: аналитический справочник / Под ред. Г.Б. Клейнера. — М., «КОНСЭКО», 1998.
55. Зайнутдинов С., Макеев Р., Новоженов Д. Первый опыт риск-менеджмента // Финансовый директор. — 2008. — №4.
56. Чачин П. Предприятия связи осваивают риск-менеджмент. PCWeek, 2007
57. Лукашов А.В. Риск-менеджмент и количественное измерение финансовых рисков в нефинансовых корпорациях // Управление корпоративными финансами. — 2005. — № 5. — С. 43–60.
58. Лукашов А.В. Управление ценовыми рисками на сырьевые товары (commodities) для нефинансовых корпораций (ч.1) // Управление финансовыми рисками. — 2006. — № 02(06). — С. 166–189.
59. Лукашов А.В. Управление ценовыми рисками на сырьевые товары (commodities) для нефинансовых корпораций (ч. 2) // Управление финансовыми рисками. — 2006. — № 03(07). С. 246–270.
60. Лукашов А.В. Монте-Карло для аналитиков. Как грамотно моделировать и измерять риски // Риск-менеджмент. — 2007. — Т. 3. — № 3. — С. 72–77.
61. Бюлер К., Притч Г. Обуздание риска. // The McKinsey Quarterly. — 2003. — № 4 www.vestnikmckinsey.ru
62. Баринов М. Риск-менеджмент: средство борьбы с неопределенностью // «ФК-Новости». — 2007. — сентябрь. www.fcinfo.ru
63. Соложенцев Е.Д. Сценарное логико-вероятностное управление риском в бизнесе и технике. — СПб., 2004.
64. Волков С.Н. Современный риск-менеджмент с использованием методологии VAR. — www.finances.kiev.ua/theory/Obschye_voprosy/Sovremennyi_rys.html
65. Флямер М.Г., Загидуллин Ж.К. Управление нефинансовыми рисками в электроэнергетике на примере ОАО РАО «ЕЭС России» АКР «Да-Стратегия» // www.risk-manage.ru
66. Нориа Н., Стюарт Т. Риск, неопределенность и сомнение //Harvard Business Review (русское издание). — 2006. — март. — С. 20–22.
67. Гончаров Д. Комплексный подход к управлению рисками для российских компаний. — М., СПб.: Изд-во «Вершина», 2008.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия