Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (36), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Слива С. В.
доцент кафедры экономической теории Астраханского государственного университета,
кандидат экономических наук


Базовый и вспомогательный элементы институционального ядра российской рыночной системы
В статье рассматривается соотношение базовых и вспомогательных институциональных форм, наполняющих пространство современной российской экономики. Конкретизируются потенциальные позитивные эффекты, возникающие при одновременном функционировании частного и общественного секторов российской экономики. Сделан вывод о необходимости проектирования их количественной структуры и качественного содержания. Доказана необходимость дальнейшей институционализации многоукладности экономики, развития диапазона инструментов государственной экономической политики, совершенствования механизма распределения трансформационных издержек между экономическими субъектами, расширения практической деятельности частных корпоративных организаций в социальной и научно-производственной сферах
Ключевые слова: институциональная матрица, базовые институты, комплементарные институты, институциональное ядро, институциональное проектирование

Любой тип социально-экономической системы представляет собой устойчивую целостность элементов, в качестве которых выступают базовые и вспомогательные институциональные формы, образующие институциональную матрицу. Экономисты выделяют рыночный и командный типы институциональной матрицы. Компоненты каждого из типов относительно универсальны, однако обладают свойством особенного в конкретно-исторических условиях развития системы. Понимание матрицы российского рынка требует анализа и расчета структуры ее базовых и вспомогательных институтов.
Содержание институциональной матрицы включает идеологический, политический, экономический и социальный элементы. Фундаментальная роль принадлежит экономическому элементу институциональной матрицы. Российская переходная социально-экономическая система переживает фазу институционального подъема, в рамках которой происходит формирование различных рыночных институтов. Наличие необходимых компонентов экономического элемента матрицы рынка в России является условием для ее дальнейшего самовоспроизводства. Однако потенциал воспроизводства ограничен организационными и социально-экономическими характеристиками российской переходной экономики.
Переходный статус российской рыночной системы дает, по мнению автора, дополнительные возможности для формирования матрицы с искомыми параметрами. Функционирование рыночных организаций и институтов при сохранении значимых позиций государства задает особую траекторию развития рыночных отношений в российской экономике. Однако это требует достижения согласованности между частным и общественным компонентами матрицы российского рынка. Характерная для переходной экономики информационная ассиметрия, обусловленная скоростью преобразований и недостаточной прозрачностью институтов частного и государственного секторов, является причиной того, что компонентная структура матрицы может стать неоптимальной. В частности, возможно усиление государственного регулирования в секторах экономики, имеющих возможность самостоятельно справляться с внутренней нестабильностью, которое приведет к подавлению рыночных сигналов и к ограничению автоматических способов саморегуляции.
Второе негативное следствие асимметрии информационного поля переходной экономики заключается в том, что государство обращает недостаточное внимание на возникающие проблемы. Это также оказывает сдерживающее влияние на скорость и качество развития рыночных форм и отношений. Такая ситуация стала возможной в силу уверенности государства и частных структур в самодостаточности созданного рыночного пространства российской экономики.
Переходное состояние экономики России имеет, одновременно, как плюсы, так и минусы. С одной стороны, матрица рынка в России получила объемное и разнородное институциональное наполнение. С другой стороны, базовые и вспомогательные институциональные формы матрицы российской социально-экономической системы недостаточно четко определены и разграничены.
В настоящее время, в России назрела необходимость обоснованного выбора вспомогательных рыночных организаций и институтов, способных обеспечить устойчивое развитие социально-экономической системы. Поиск нового ядра матрицы российского рынка соответствует содержанию четвертой фазы институционального цикла — трансформации, однако, есть все основания утверждать, что данный процесс был начат в рамках фазы структурирования и продолжается по настоящий момент. По мнению автора, в качестве способа изучения данной проблемы целесообразно использовать инструмент институционального проектирования.
Основное содержание институционального проектирования в российском контексте состоит в конструировании совокупности средств, позволяющих решать проблемы, которые выявлены в процессе трансформации матрицы рынка. Использование институционального проектирования дает возможность сформировать эффективную модель рынка. Переход российской социально-экономической системы в фазу кодификации в рамках институционального цикла требует формирования системы параметров, отражающих качественно новое состояние матрицы рынка. Средствами достижения этой цели являются, во-первых, создание системы социально-экономических индикаторов проектируемой модели матрицы, во-вторых, проведение мероприятий, обеспечивающих достижение российской матрицей рынка требуемого состояния.
Процесс институционального проектирования характеризуется, по мнению В. Тамбовцева, пятью основными принципами, лежащими в основе любой проектировочной деятельности. Во-первых, это принцип этапной полноты проекта. Во-вторых, принцип компонентной полноты проекта. В-третьих, принцип достаточного разнообразия стимулов. В-четвертых, принцип соучастия. И, наконец, в-пятых, принцип максимальной защищенности от оппортунистического поведения *.
Проект представляет собой результат осуществления разработанного плана. Для реализации проекта необходимо определить его цель. В случае институционального проектирования формулировка цели включает в себя описание желаемого экономического результата, который может быть достигнут в результате создания или разрушения института, а также изменения среды, с которой он соприкасается. Цель институционального проектирования переходной российской экономики — создание экономики рыночного типа, то есть рыночного способа производства.
Способ производства представляет собой единство производительных сил и производственных отношений. Диалектика способа производства и общественно-экономической системы зависит от уровня развития производительных сил, который определяет форму производственных отношений *. Следовательно, проектирование рыночного способа производства связано с созданием адекватных производительных сил и производственных отношений. В рамках перинатальной фазы институционализации рыночного способа производства в российской экономике приоритет был отдан процессу формирования рыночных производственных отношений. В первую очередь, трансформации подверглась структура собственности и связанной с ней система правоотношений.
Главной социально-экономической целью приватизации в России провозглашалось создание широкого класса частных собственников. Однако перед приватизацией также стояла и другая задача — ликвидация государственной собственности в кратчайшие сроки. Правительство использовало передачу собственности посредством ваучеров в качестве основного способа российской приватизации. В процессе ваучерной приватизации права собственности распределялись бесплатно и на равноправной основе среди всех экономических агентов. Создавалась иллюзия доступности собственности и широкого вовлечения экономических субъектов в процесс ее трансформации.
На начальном этапе ваучерной приватизации государ­ственная собственность действительно распределилась среди огромного числа владельцев чеков. Однако позднее бывшая государственная собственность сконцентрировалась в чековых, паевых, инвестиционных и прочих фондах. В итоге, в результате манипуляций государственные предприятия оказались в руках немногочисленной группы крупнейших собственников. Таким образом, произошла концентрация бывшей государственной собственности и первоначальное накопление капитала в очень короткий временной период.
Существует теория о наличии циклов либерализации и централизации производственных отношений. Эта теория подтверждается практикой трансформации отношений собст­венности в российской социально-экономической системе *. Преобразование форм собственности, первичное накопление капитала, его централизация и олигархическая монополизация, частичный демонтаж олигополий, восстановление контроля государства за стратегическими объектами, — все это является фазами концентрации и деконцентрации отношений собственности. Исследователь Г.Г. Хузина описывает процесс трансформации форм и отношений собственности в России как такие изменения института собственности, которые характеризуются диффузией собственности. При этом наблюдается переход от государственной собственности к общественной ее форме. Затем происходит процесс концентрации общественной собственности и повторное ее превращение в общественную форму на новом уровне *.
Необходимо признать, что официальная задача приватизации не была решена, однако, целевая установка на скорейшую ликвидацию государственной собственности успешно выполнена. Мы видим рассогласование декларируемых и фактиче­ских целей приватизации. Вместе с тем, необходимо отметить, что скоротечность преобразований в сфере собственности не позволяет обнаружить долговременную закономерность между изменением форм собственности и развитием российской социально-экономической системы. Необходимо изучить вопрос о том, можно ли отказываться от государственной собственности и выводить ее в группу вспомогательных институтов. Следует принять во внимание то, что государство для выполнения своих социальных и экономических функций должно иметь необходимую ресурсную базу, которая обеспечивается собственностью на разнообразные капитальные активы.
Автор считает, что принципы функционирования государственной собственности должны соответствовать рыночным условиям хозяйствования. Для выполнения этой задачи необходимо создать условия для того, чтобы менеджеры, управляющие государственной собственностью, стремились к максимизации прибыли. Также требуется использовать соответствующие организационные бизнес-модели и контрактные отношения, практиковать подрядный способ выполнения работ, осуществлять конкурсное привлечение государственных инвестиций и заказов и др.
В качестве компенсирующей и стабилизирующей черты новой институциональной системы могла бы стать многоукладность экономики, основанная на равноправии и одинаковой защищенности различных типов собственности. По мнению автора, переход к общественной собственности необходим для решения социально-экономических проблем. Кроме того, необходима переоценка статуса государственной собственности. Для этого требуется создать качественное инфраструктурное наполнение, которое обеспечит развитие общественной собственности в России, а также решить противоречие между частным и общественным характером государственной собственности. Равноправие укладов существенно улучшит условия развития всех секторов экономики.
Создание системы рыночных отношений посредством приватизации, стратификации и спецификации прав собственности — необходимое условие для формирования рыночного способа производства. Однако до настоящего времени производительные силы российской экономики не получили нового качественного наполнения, что создало конфликт между старыми производительными силами и новыми производственными отношениями.
Использование метода институционального проектирования позволило автору прийти к выводу о том, что основное экономическое противоречие в России имеет специфику.
Во-первых, нарушение этапности трансформации экономики России создало долговременные трудности в формировании экономической основы рыночного способа производства. В результате, в нашей стране закрепилась социально-экономическая система переходного типа, а появление рыночной экономики находится под вопросом.
Во-вторых, в ходе трансформации не были использованы возможности развития производительных сил, заложенные в природе крупных предприятий. Крупные хозяйственные единицы составляли основу плановой экономики. Дополнительные требования в ходе приватизации к новым собственникам таких предприятий по сохранению и расширению научно-исследовательской деятельности могли бы обеспечить необходимое развитие техники и технологии производства. Это помогло бы запустить механизм эволюционных изменений производительных сил в частном секторе экономики. Таким образом, государство как базовый институт переходной экономики России было бы освобождено от административных функций в сфере научных исследований. Это позволило бы перераспределить ресурсы государственного бюджета в другие сферы.
Принцип этапной полноты институционального проектирования требует выполнения таких действий, как разработка вариантов достижения цели, формирование критериев отбора вариантов, а также выбор наилучшего варианта институционального проекта. В концентрированном виде все это отражается в рамках государственной трансформационной политики, направленной на институциональное закрепление в переходной экономике России базовых рыночных элементов.
Главной институциональной проблемой экономической политики в России на начальном этапе преобразований являлось ее несоответствие сложившейся экономической ситуации. Либерально-монетаристская концепция экономической политики была разработана для регулирования и повышения эффективности развитой рыночной экономики. Переходная экономика России, напротив, нуждалась в мерах, направленных на стабилизацию и закрепление в ней рыночных отношений, а также сглаживание социально-экономических проблем. Все это возможно в рамках градуалистической политики государства.
Провалы либеральной политики необходимо учитывать при дальнейшем проектировании матрицы российского рынка. Например, шоковая терапия, с одной стороны, позволила сформировать рыночное ценообразование, но, с другой стороны, имела деструктивные и дестабилизирующие последствия. Идея о том, что проведение либерализации цен целесообразно лишь при достаточном уровне развития институтов, обеспечивающих экономическим субъектам низкие трансакционные издержки в условиях высоких темпов инфляции, пришла позднее. Градуализм новейших преобразований связан с упорядочением системы ценообразования посредством их государственной регламентации. В частности, от регулирования тарифов на товары и услуги базовых отраслей хозяйства государство не отказывалось на протяжении всего периода реформ.
Развитие элементов матрицы социально-экономической системы подчиняется диалектико-эволюционным принципам, которые предполагают, что базовые институты развиваются стихийно, в то время как вспомогательные организационные формы формируются подчиненно-сбалансированно. Переходная российская экономика как специфическая форма рыночной матрицы нуждается в корректировке траектории достижения конечной цели, в качестве которой выступает создание элементов и отношений рынка. Применительно к практике государственной трансформационной политики возникает необходимость одновременной манипуляции либеральными и градуалистическими инструментами, что позволяет обеспечить необходимый баланс институтов рыночного и государственного секторов. Проектирование базовых и вспомогательных институтов обеспечивает выполнение принципа компонентной полноты проекта.
Важнейшей закономерностью переходной экономики является рост отрицательных внешних эффектов, которые возникают вследствие проведения структурных преобразований в ситуации, когда государство не может активно вмешиваться в экономику. В условиях трансформационного кризиса вспомогательные институты рынка могут продемонстрировать большую эффективность в сравнении с общепринятыми организационными формами. Кроме того, они в состоянии восполнить недостатки имеющегося набора способов и механизмов регулирования. В частности, большую эффективность может иметь практика изменения пропорций, в которой делится социальная ответственность между частным сектором и государством, а также изменение масштабов экономики общественного сектора. В этом случае, социальные задачи экономической политики государства могут быть рационально встроены в систему мероприятий по либерализации социально-экономического пространства. Такое сочетание позволяет обеспечить скоординированное развитие базовых рыночных институтов в условиях направленного использования общественно значимых вспомогательных организационных форм. Вспомогательные институты, ограниченные рамками базовых организационных форм, сыграют положительную роль, так как помогут уменьшить остроту проблемы регулирования внешних эффектов.
Рассмотренные принципы с наибольшей отдачей могут быть использованы при проектировании нового механизма социальной ответственности. В нашей стране институт социальной ответственности, по-прежнему, устойчиво ассоциируется с государством. Это объясняется, во-первых, инерционностью подхода самого государства к оценке целей своей деятельности и практики их достижения. Во-вторых, подобное отношение является следствием недостаточной развитости рыночной системы, способной соучаствовать в решении социально-экономических проблем. В-третьих, патерналистский взгляд на государство объясняется масштабом и сложностью социально-экономических проблем переходного периода, которые потребовали централизации процесса принятия решений.
Однако известно, что чем шире круг задач, возложенных на государство, тем выше вероятность появления институциональных ловушек, нарушающих компонентную целостность проекта. В частности, возможна ситуация неполного договора, когда невозможно детально сформулировать позиции контракта и обеспечить его полноценное выполнение. Неполнота контракта создает возможности для злоупотреблений со стороны участников. В российском контексте большое значение имеет также запоздалое компенсирование внешних эффектов.
Социальную ответственность справедливо рассматривать как общественное благо, рынок производства и потребления которого должен находиться в равновесии. Необходимость пересмотра порядка заключения социального контракта обусловливается объективными изменениями, происходящими в структуре матрицы российского рынка в части технологических, социальных и организационных отношений. Однако отмеченные внешние и внутренние институциональные факторы не должны прерывать воспроизводство социальной ответственности в условиях недостаточной институционализации рынка в России.
Конкретным способом реализации принципа компонентности проектирования базовых и вспомогательных институциональных форм матрицы рынка может стать институт корпоративной социальной ответственности. Эта организационная форма даст возможность распределить социальную ответственность, объединить ресурсы государства и частных фирм, улучшить социально-экономическое пространство, сохранить рыночное целеполагание и расширить мотивы и стимулы коммерческой деятельности фирм.
Следует отметить, что природа корпоративной социальной ответственности не вписывается в общепринятые представления о рыночной экономике, согласно которым задача государства состоит в предоставлении общественных благ и регулировании частного сектора, в то время как целью деятельности частных предприятий является максимизация прибыли *. Однако в условиях роста трансформационных и трансакционных издержек, углубления дефицита общественных благ и увеличения числа институциональных ловушек необходим пересмотр административной практики распределения социальной ответственности. Предоставив частным предприятиям институциональную среду для развития, государство вправе рассчитывать на то, что частный сектор примет на себя часть затрат по устранению отрицательных эффектов. Следовательно, корпоративная социальная ответственность может рассматриваться как дополнительная форма не только контроля, но и локализации внешних эффектов с помощью договорного механизма. Его предметом является, с одной стороны, социальные обязательства, не относящиеся к сфере частных интересов, и социальные инвестиции, не обеспеченные финансовыми возможностями государства. С другой стороны, предметом согласования выступают дополнительные доходы и выигрыши обеих сторон.
Договор социальной ответственности между государством и частным предприятием соответствует коммерческим интересам самого предприятия по трем причинам. Во-первых, производство общественного блага может увеличить выигрыш, получаемый частным сектором. Во-вторых, благодаря привлечению внимания государства возможно выгодное решение тактических задач самого предприятия. В-третьих, создается благоприятные стратегические условия для развития предприятия в новых социально-экономических условиях. Выполнение условий договора обеспечивается институциональными, технологическими и административными возможностями предприятия.
Частное предприятие встроено в институциональную матрицу рынка и чутко реагирует на устойчивость прямых и обратных отношений между ее элементами. Частная фирма, обладая набором рыночных свобод, имеет самостоятельность в выборе способа реализации отмеченных отношений, которые минимизируют его производственные издержки. Наконец, обладая уникальной и обширной информационной базой, предприятие способно организовать гибкую систему управления отношениями, возникающими в процессе реализации корпоративной социальной ответственности. При этом расширяется мотивация деятельности предприятия в сферах выбора технологии производства, ресурсной базы и контрактных отношений.
Вменение частным предприятиям обязанности социального инвестирования может сказаться на снижении эффективности работы предприятия, так как появляется своего рода дополнительный налог. Кроме того, может снизиться отдача и от всего общественного сектора в силу создания условий для оппортунизма. Переговорной базой государства в деле заключения договора с частным предприятием о корпоративной социальной ответственности должна стать качественная спецификация, четкое разграничение и гарантия прав собственности. Это естественным образом обеспечит коммерческие интересы предприятия и дополнительно закрепит социальную ответственность за предприятием.
Прибыльность предприятия напрямую зависит от расходов на производство и его организацию. Объем социальных инвестиций определяется равновесием между предельными издержками и предельными выгодами частного предприятия. Задача государства в этом случае состоит в том, чтобы четко определить и закрепить права собственности. Это сделает трансакционные издержки предприятия явными и поддающимися оптимизации.
Анализируя компоненты институционального проектирования матрицы рынка российской социально-экономической системы, автор обнаружила недостаточную степень консолидации усилий рыночных организаций и государства в вопросе регулирования отрицательных внешних эффектов переходного периода. Автор считает, что особое внимание должно быть уделено практике локализации негативных эффектов, возникающих непосредственно в процессе деятельности частных предприятий. Приоритет государства в организации социального инвестирования остается вне сомнений, но необходимо улучшить его качество. К солидарному соучастию должны быть привлечены частные предприятия на условиях четкой спецификации прав собственности. Возникающее в связи с этим снижение трансакционных издержек обеспечит возможность реализации частной фирмой корпоративной социальной ответственности. В этом случае достигается искомое состояние компонентной полноты проекта. Вспомогательный институт корпоративной социальной ответственности, эффективно ограниченный рамками базового института государства, получает возможность проявить свою конструктивную природу и снять остроту проблемы регулирования внешних эффектов.
Принцип компонентной полноты проекта требует наличия следующих элементов:
— объекта воздействия;
— средств воздействия на объект;
— субъекта деятельности;
— понимания субъектом того, как и с помощью каких средств, изменять объект;
— целей, мотивов и стимулов действий субъекта *.
Иными словами, институциональный проект должен включать в себя процесс разработки такого элемента, как институт, а также формирование компонентов другого типа, а именно, отношений, обеспечивающих создание института и его взаимодействие с другими институтами. Это означает, что рыночная матрица должна иметь соответствующую структуру, включающую, во-первых, экономических агентов, во-вторых, институциональные соглашения в форме рыночных организаций и, в-третьих, институциональную среду в виде институтов. Причем перечисленные компоненты, или институциональные уровни, должны иметь прямые и обратные связи между собой.
В экономике России сложились все означенные выше институциональные сферы рынка. Однако в России существует специфическая институциональная проблема в виде недостаточно эффективной организации системы отношений между агентами, организациями и институтами. Причинами появления этой проблемы являются, во-первых, переходный характер социально-экономической системы, во-вторых, институциональная преемственность, и, в-третьих, революционная природа институциональных изменений.
Российская матрица рынка наполнилась новыми институциональными формами, но межуровневое взаимодействие сохраняло преимущественно старые формы. Для них был характерен государственный патернализм в большинстве сфер экономики, нерыночные отношения между экономическими субъектами и пр. Соответственно, для реализации компонентной полноты формирования матрицы необходимо использовать метод координации институциональных связей-отношений.
Согласование внутриматричных отношений должно выйти на уровень межсубъектных контрактов. Матрица российского рынка подвергается постоянному расширению в связи с совершенствованием ее содержания. С увеличением объектных и субъектных элементов и соответствующих им взаимосвязей возрастает и набор контрактов, лежащих в основе функционирования матрицы. Основная сложность практики контрактных согласований заключается в росте трансакционных издержек пропорционально росту количества контрактов. Соответственно, необходима количественная оценка содержания матрицы на основании учета расходов по обслуживанию обязательных контрактов.
Современная рыночная экономика обладает определенной степенью многоукладности, что проявляется в сосуществовании различных по природе институционально-экономических отношений. В связи с этим, важной проектной задачей является координация системы отношений через их рекомбинацию в целях обеспечения устойчивого развития российской социально-экономической системы. Как образно выразился В. Полтерович, чем богаче институциональная фауна, тем больше возможностей для выхода из институциональных ловушек *. Поддержка разнообразия институциональных форм и отношений между ними — важный универсальный принцип развития системы.
Принцип достаточного разнообразия стимулов — очередное исходное положение институционального проектирования. Суть данного подхода заключена как в максимальной заинтересованности действий экономических субъектов, так и в множественности побудительных причин выполнения конкретных дейст­вий по формированию элементов и отношений рынка. Условия и стимулы институциональных субъектов сводятся к проблеме мотивации их созидательной деятельности.
Для всех субъектов, создающих внутреннее пространство матрицы, единым стимулом ее проектирования является стремление увеличить индивидуальную выгоду. В частности, рыночные агенты заинтересованы в максимальном удовлетворении своих потребностей при минимальных затратах. Рыночные организации, участвуя в проектировании, приобретают соответствующую рыночным критериям институциональную среду, представленную системой правоотношений собственности. Побудительный мотив для нерыночных институтов более масштабен и заключается в обеспечении устойчивого развития рыночной социально-экономической системы.
Институциональная мотивация осталась без должного внимания в ходе проектирования рынка в российской экономике. Соответственно, приоритетным должен стать поиск эффективной синергетической конструкции побудительных причин участия в строительстве матрицы рынка.
Принцип максимальной защищенности от оппортунистического поведения — еще один принцип институционального проектирования рынка. Создание рыночной среды и рыночных соглашений затрагивает интересы огромного числа экономических субъектов. Однако в ряде случаев имеет место оппортунистическое поведение экономических агентов. В условиях сложившихся рыночных отношений причина оппортунизма заключена в опосредованности обмена некоторыми частными и общественными благами. Оппортунизм может быть вызван и отсутствием видимой экономической выгоды.
Поводом для оппортунистического поведения экономических агентов в переходной российской экономике послужила совокупность взаимнопереходящих типов трансформации элементов развивающейся матрицы рынка. Формирование рыночного пространства в России проходило в ходе преобразования экономики, которое было, до определенной степени, спрогнозировано. Трансформационные издержки, возникающие в процессе преобразования, в свою очередь, были предсказуемы и имели явный характер. В этой связи, в рамках проводимой государственной экономической политики были предприняты попытки их снижения, а также распределения между различными институциональными субъектами.
Однако в ходе дальнейшего развития рыночных отношений в российской экономике закономерно возникают функциональные и локальные трансформации. Циклические и технологические изменения не попали в поле институционального проектирования. Многократный рост трансакционных и производственных издержек экономических субъектов есть неизбежный параллельный процесс, формирующий условия для укрепления оппортунистических тенденций в хозяйственной практике рыночных агентов и организаций.
Согласно определению, предложенному Е. В. Николаевой, трансакционные издержки — это затраты ресурсов, выраженные в денежной форме, на институциональное обеспечение процесса производства и обращения товаров, которые проявляются в условиях трансформируемой экономики как рост затрат на получение синергетического эффекта корпорации *. Синергетический эффект, по мнению автора, достигает максимума в вертикально-интегрированных структурах, так как такие организационные формы позволяют получить более высокий уровень рентабельности и, одновременно, снизить трансакционные затраты. В таких организационных структурах некоторые виды трансакционных издержек преобразуются в необходимые затраты корпорации с целью повышения эффективности ее работы. Соответственно, целесообразно развивать вертикальную интеграцию российских предприятий для того, чтобы уменьшить трансакционные издержки. Таким образом, оптимизация структуры российских хозяйствующих субъектов позволяет ограничить их оппортунистическое поведение.
В ходе институционального проектирования немаловажное значение имеет принцип соучастия. «В соответствии с ним наибольшие шансы на выживание имеет тот институт, который формируется при самом широком соучастии на всех этапах этого процесса всех затрагиваемых им субъектов» *. Автор считает, что государство должно принимать наиболее активное участие в формировании рынка, так как его воздействие на агентов, организации и институциональную среду очень велико в силу масштабности проводимой системной трансформации. Основная проблема, возникающая в связи с участием государства в рыночных преобразованиях экономики России, состоит в необходимости повышения эффективности государственного сектора экономики. По мнению автора, следует обратить внимание и на возможность использования частно-государственного партнерства, в рамках которого предусмотреть участие как коммерческих предприятий, так и некоммерческих организаций.
Рассмотренные принципы институционального проектирования позволяют интегрировать вспомогательные средства формирования эффективного ядра матрицы российского рынка. К таким вспомогательным средствам относится
— институционализация многоукладности форм собственности;
— развитие производительных сил в границах корпоративных организаций;
— достижение баланса между либеральными и градуалистическими инструментами государственной экономической политики;
— координация системы межуровневых институциональных взаимодействий;
— консолидация интересов рыночных агентов, организаций и институтов;
— рациональное распределение трансформационных, трансакционных и производственных издержек между экономическими субъектами;
— расширение частно-государственного партнерства.
Развитие перечисленных выше элементов обеспечит выход в повышательную фазу институционального цикла и создаст эффективную матрицу рынка в России.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия