Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (36), 2010
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Скрипичников Д. В.
заместитель директора Департамента корпоративного управления Министерства экономического развития Российской Федерации,
заместитель председателя экспертно-консультативного совета по несостоятельности (банкротству) и финансовому оздоровлению при Минэкономразвития России (г. Москва),
действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса,
кандидат экономических наук,

Косминский К. П.
зам. начальника отдела финансовых рынков и финансового законодательства Департамента Министерства экономического развития Российской Федерации (Москва)

О некоторых вопросах несостоятельности (банкротства) предпринимательских групп
В статье показаны виды и способы определения предпринимательских групп и различные подходы к регулированию их несостоятельности. Исследование основано как на общепризнанных принципах, так и на опыте отдельных государств. Рассматриваются проблемы несостоятельности предпринимательских групп и регулирования их несостоятельности в России
Ключевые слова: банкротство, несостоятельность, предпринимательская группа, реорганизация предприятия

Распространение ответственности
Распространение ответственности за внешние долги, а иногда и действия одного члена группы, в отношении которого открыто производство по делу о несостоятельности, на платежеспособных членов группы и соответствующих должностных лиц, является одним из средств правовой защиты. Согласно законодательству ряда стран в отдельных случаях этим средством правовой защиты могут воспользоваться кредиторы в зависимости от особенностей их взаимоотношений с должником.
В законодательстве многих стран признается, что при некоторых обстоятельствах из принципа ограниченной ответственности корпораций допускаются исключения и ответственность за долги и действия одного члена группы может возлагаться на другого члена группы и его руководство.
В законодательстве одних стран принят нормативный подход и такие обстоятельства строго ограничены, в законодательстве других — предусмотрен более гибкий подход, в соответствии с которым судам предоставляется широкая свобода усмотрения в оценке обстоятельств конкретного дела на основе конкретных руководящих принципов. Однако в обоих случаях основанием для распространения ответственности несостоятельного члена группы на других является наличие отношений собственности и контроля между ними. Еще одним важным фактором может являться поведение родственного члена группы по отношению к кредиторам члена группы, в отношении которого открыто производство по делу о несостоятельности.
В случаях, когда ответственность может быть распространена на контролирующего члена группы, она может включать личную ответственность членов совета директоров контролирующего члена группы (которых можно охарактеризовать как фактическое или теневое руководство).
Руководство отдельного числа группы обычно несет перед ним определенные обязательства, и может соотносить такие обязательства с коммерческими и финансовыми интересами всей группы. Например, для достижения общих интересов группы в некоторых обстоятельствах может потребоваться пожертвовать интересами ее отдельных членов. Будет ли руководство контролирующего члена группы нести личную ответственность за долги или действия контролируемого члена группы, в отношении которой открыто производство по делу о несостоятельности, зависит от целого ряда факторов. Среди них основные: принимало ли руководство активное участие в управлении контролируемым членом группы; была ли допущена грубая небрежность или совершены мошеннические действия при управлении несостоятельным членом группы; нарушило ли руководство контролирующего члена группы обязанность блюсти интересы контролирующего члена группы и проявлять должную осмотрительность; имело ли место злоупотребление руководящими полномочиями; имеется ли прямая связь между управлением контролируемым членом группы и его несостоятельностью. В некоторых правовых системах предусматривается, что руковод­ство может быть также привлечено к уголовной ответственности. Одна из основных проблем распространения ответственности в подобных случаях заключается в доказательстве, что действия контролирующего члена группы свидетельствуют об осуществлении им фактического или теневого руководства *.
В законодательстве некоторых стран также предусматривается, что контролирующий член группы или материнские компании могут принимать на себя ответственность по долгам дочерних предприятий либо по договоренности, особенно если кредиторами являются банки *, либо путем предоставления добровольных перекрестных гарантий. Согласно законам других стран, в которых предусматриваются различные формы объединения предпринимательских групп, головной член группы может нести солидарную и индивидуальную ответственность перед кредиторами объединенных членов группы по обязательствам, возникшим как до, так и после официального оформления их объединения.

Приказы о долевом участии
В соответствии с приказом о долевом участии суд может обязать платежеспособного члена группы выделить определенные средства для полного или частичного покрытия долгов других членов группы, в отношении которых открыто производство по делу о несостоятельности. Хотя приказы о долевом участии сравнительно редко предусматриваются законодательством о несостоятельности, в нескольких правовых системах такие меры введены или вопрос об их введении обсуждается, но их применение обычно ограничивается рамками ликвидационного производства.
Там, где приказы о долевом участии допускаются законом, полномочия издавать такие приказы, как правило, используются нечасто в силу проблем, связанных с согласованием интересов двух групп необеспеченных кредиторов, которые вели дела с двумя отдельными членами группы. Кроме того, суды нередко придерживаются мнения, что издание приказа о внесении доли, необходимой для полного погашения задолженности, является нецелесообразным, если такой приказ поставит под угрозу платежеспособность члена группы, пока еще не подлежащего ликвидации. Однако приказ о внесении доли, ограниченной размерами определенной части активов, например, средств, оставшихся после исполнения добросовестно принятых обязательств, может быть вынесен.
Например, в Новой Зеландии по «Закону о компаниях» 1993 г. предусмотрены приказы о долевом участии. При рассмотрении вопроса об издании такого приказа суд должен учитывать определенные обстоятельства:
— степень участия родственного члена группы в управлении ликвидируемого члена группы;
— поведение родственного члена группы по отношению к кредиторам ликвидируемого члена группы, хотя утверждения кредитора о том, что в своих действиях он исходил из существования связи между членами группы, не являются достаточным основанием для издания приказа;
— обусловленность обстоятельств, приведших к ликвидации, действиями родственного члена группы;
— поведение платежеспособного члена группы после открытия ликвидационного производства по отношению к его родственному члену группы, особенно если такое поведение косвенно или напрямую затрагивает интересы кредиторов члена группы, в отношении которого открыто производство по делу о несостоятельности, например отношении платежеспособного члена группы к неисполнению договора;
— другие вопросы, которые суд сочтет уместными в данной ситуации.
Издание приказа о долевом участии возможно также в случаях, когда на дочернее предприятие или контролируемого члена группы возлагается значительный объем ответственности за вред, причиненный личности физических лиц. Оно возможно и/или когда материнская компания или контролирующий член группы позволяют дочернему предприятию или контролируемому члену группы продолжать коммерческую деятельность в условиях его несостоятельности.

Материальная консолидация
При издании приказа о процедурной (процессуальной) координации активы и пассивы должников остаются раздельными и отличными друг от друга, а материальные права истцов не затрагиваются. Материальная консолидация позволяет суду при открытии производства по делу о несостоятельности в отношении двух или более членов предпринимательской группы в соответствующих обстоятельствах отступать от принципа самостоятельной правосубъектности каждого члена группы. Позволяет также объединять их активы и пассивы, рассматривая их как активы и пассивы одного субъекта. В результате активы рассматриваются в качестве составляющей единой имущественной массы, используемой в интересах всех кредиторов консолидированных членов группы. Лишь в немногих правовых системах полномочия по вынесению приказов о консолидации закреплены законодательно; а в случаях, когда эта мера предусмотрена, она, как правило, широко не используется. Отметим, что консолидация противоречит принципу самостоятельной правосубъектности членов группы, на котором нередко основывается вся структура предпринимательской группы. Само создание ее может диктоваться различными коммерческими соображениями, преследовать разные цели и иметь серьезные последствия в части налогового и корпоративного законодательства и правил корпоративного управления. Если издание приказов о материальной консолидации войдет в обычную судебную практику, многие из преимуществ, которые обеспечивает гибкая структура предпринимательской группы, будут утрачены.
Несмотря на отсутствие в законодательстве прямо предусмотренных полномочий, а также четкого перечня обстоятельств, которые допускает издание приказов о материальной консолидации, в некоторых правовых системах непосредственную роль в подобной практике и выработке соответствующих критериев играют судебные органы. Однако издаются приказы о консолидации чаще всего в случаях, когда из-за тесной интеграции членов группы, объединяемых отношениями контроля или собственности, трудно или вовсе невозможно установить собственника активов и пассивов.
Вопрос о консолидации обычно рассматривается в контексте ликвидационного производства, и если законодательство той или иной страны допускает возможность консолидации, то только в этом контексте. Материальная консолидация возможна и в рамках различных типов реорганизации.
Вынесение приказов о материальной консолидации может вызвать необоснованные отношения одной группы кредиторов, вынужденной участвовать в разделе средств на основе принципа pari passu *, с кредиторами другого, менее платежеспособного члена группы. Некоторые кредиторы в своих сделках с тем или иным членом группы могли полагаться только на его активы либо его самостоятельный юридический статус. Поэтому они не должны лишаться права на полное удовлетворение своих требований из-за связей их торгового партнера с другим членом группы, о котором им не было известно. Другие кредиторы могли полагаться на активы всей группы, и неверно ограничивать возможность возвращения причитающегося им долга за счет активов лишь одного ее члена.
Поскольку материальная консолидация основана на объединении активов разных членов группы, она позволяет не столько увеличить размер выплачиваемой компенсации каждому кредитору, сколько более равномерно распределить компенсационные выплаты между всеми кредиторами. При этом увеличение сумм, выплачиваемых одним кредиторам, происходит за счет других кредиторов. Кроме того, консолидация может позволить более крупным кредиторам претендовать на активы, на которые иначе не имели бы права. Кредиторы, не согласные с приказом о консолидации, добиваются его пересмотра, затягивая производство по делу о несостоятельности. В результате подрывается определенность и исполнимость обеспечительных прав. Обычно материальной консолидации подвергаются только те члены группы, в отношении которых открыто производство по делу о несостоятельности. Однако законодательство некоторых стран разрешает в определенных случаях включать в рамки консолидации на первый взгляд вполне платежеспособного члена группы. Это возможно, если деятельность этого члена группы настолько тесно переплетена с деятельностью других членов, что его целесообразно включить в процесс консолидации. В ходе расследования может быть выяснено, что такой член является фактически неплатежеспособным в силу смешения его активов с активами других членов группы или его самостоятельный юридический статус является фикцией или частью мошеннической схемы. Если консолидация включает платежеспособных членов группы, то у кредиторов таких членов группы могут возникать особые сомнения. В такой ситуации целесообразно применить ограниченный подход, при котором в приказ о консолидации включается только чистый акционерный капитал платежеспособного члена группы в целях защиты прав его кредиторов. Впрочем, это достаточно проблематично при тесном переплетении активов и использовании мошеннических схем.

Основания для консолидации
В законодательных актах с возможностью вынесения приказов о консолидации, и в правовых системах с практикой вынесения таких приказов при участии судов, выявлен ряд факторов, на основании которых определяется обоснованность материальной консолидации. В каждом случае для принятия обоснованного решения тщательно оцениваются различные факторы, поскольку ни один из них сам по себе не является определяющим и может отсутствовать в каждом конкретном случае.
К таким факторам можно отнести наличие у группы консолидированных финансовых ведомостей, единого банковского счета. Единство интересов и собственности у членов группы затрудняет выделение индивидуальных активов и пассивов, определение их достаточности; объемы активов или средств, переданных членами группы друг другу в рабочем порядке без соблюдения надлежащих формальностей; наличие внутригрупповых ссуд и перекрестных гарантий по ним. Немаловажными факторами выступает смешение активов или коммерческих операций, совместная оплата накладных расходов, расходов на управление и ведение отчетности и других смежных расходов. Возможно общее местонахождение предприятий, назначение общих директоров или должностных лиц, проведение совместных заседаний советов директоров. Все это размывает юридические границы между членами группы, затрудняет понимание, с кем из членов группы имеешь дело. Важным фактором выступает практика ведения дел с кредиторами, условия, побуждающие кредиторов относиться к группе как к единому субъекту.
Несмотря на то, что все эти многочисленные факторы имеют значение, некоторые суды уделяют особое внимание лишь некоторым факторам. В частности, определяют: являются ли дела членов группы настолько взаимосвязанными, что разделение их активов и пассивов чрезвычайно затруднено; участвуют ли члены группы в мошеннических схемах или противозаконной хозяйственной деятельности, будет ли консолидация способствовать реорганизации и отвечает ли она интересам кредиторов.
Основания для исключения из приказа о материальной консолидации
В законодательстве отдельных стран предусмотрена возможность, так называемой частичной, или ограниченной материальной консолидации. Вынесение приказа о материальной консолидации проводится на основаниях, исключающих определенные активы или требования.
Подобные исключения встречаются редко, поскольку факт смешения активов предполагает проведение материальной консолидации. Консолидация может быть ограничена, например, необеспеченными кредиторами и тем самым исключать внешних обеспеченных кредиторов, имеющих право на принудительное исполнение своих обеспечительных интересов. При этом обеспечительные интересы не зависят от отдельной правосубъектности членов группы, подлежащих консолидации. Консолидация может быть ограничена только теми активами и пассивами, которые тесно переплетены между собой, и тем самым не затрагивать активы, принадлежность которых очевидна. Требования, связанные с любыми такими ограничениями, также исключаются. Согласно другому подходу, из материальной консолидации исключаются активы, консолидация которых необоснованно ущемила бы права кредиторов.

Реорганизация двух и более членов группы
В связи с открытием реорганизационного производства в отношении двух или более членов предпринимательской группы, независимо от процедурной координации такого производства, возникает вопрос о реорганизации должников по единому плану или по скоординированным, и, по сути, одинаковым планам для каждого члена группы. Такие планы реорганизации рациональнее в рамках всех производств по делам о несостоятельности группы. В интересах кредиторов необходимо скоординировать подход к решению ее финансовых проблем и добиться максимального увеличения стоимости ее активов *. В ряде стран законами о несостоятельности допускается принятие единого плана реорганизации. Согласно одним из них применение такого подхода возможно только в случае процедурной координации или материальной консолидации производств. В других — только в тех случаях, когда возможна координация производств на добровольной основе.
Принятие единого плана реорганизации или скоординированных планов означает, что в рамках каждого производства, открытого в отношении членов группы, необходимо подготовить и утвердить один и тот же, или аналогичный план реорганизации. Вопрос об одобрении плана решается отдельно каждым членом группы в порядке, установленном для утверждения плана реорганизации отдельного должника. Решать вопрос об утверждении плана на групповой основе с участием кредиторов большинства членов группы от их имени было бы нецелесообразно. В процессе подготовки и согласования плана требуется его одобрение всеми членами группы. Поэтому в плане необходимо указать все преимущества с его принятием, и раскрыть всю информацию, необходимую для его одобрения. Дополнительная информация, которая возможно потребуется в контексте предпринимательской группы, включает сведения об операциях группы, связях между членами группы, их положении и ее функционировании как таковой.
В планах реорганизации необходимо учесть различные интересы разных групп кредиторов, при этом в определенных ситуациях целесообразно предусмотреть разные нормы возмещения для кредиторов разных членов группы. При утверждении плана необходимо обеспечить надлежащий баланс прав разных групп кредиторов, включая соответствующие требования в отношении большинства при принятии решений как кредиторами отдельно взятого члена группы, так и кредиторами разных ее членов.
Требуется также рассмотреть вопрос о классификации требований и категориях кредиторов. Немаловажным является вопрос о порядке голосования кредиторов и утверждении плана, особенно если члены группы являются кредиторами друг у друга, «лицами, связанными с должником». При расчете необходимого большинства в контексте группы может возникнуть вопрос о порядке подсчета голосов кредиторов, предъявляющих разным членам группы одни и те же требования, но имеющих разный порядок очередности. При утверждении плана могут появиться возражения кредиторов одного или нескольких членов группы. Необходимо предусмотреть последствия таких возражений. Один из возможных подходов в решении этого вопроса состоит в разработке положений о порядке утверждения плана реорганизации отдельного должника. Другой подход может заключаться в том, чтобы установить иные требования в отношении большинства, чтобы облегчить утверждение плана в контексте группы. Можно также предусмотреть защитные оговорки, дополнив их требованием о справедливости планов в том, что касается отношений между кредиторами разных членов группы.
В контексте группы к категории лиц, связанных с должником, относятся также лица, осуществляющие или осуществлявшие контроль над должником или материнской компанией, дочерним предприятием или филиалом должника. По вопросу участия лиц, связанных с должником, в голосовании по утверждению плана реорганизации необходимо учитывать, что хотя законы о несостоятельности некоторых стран так или иначе ограничивают права таких лиц на участие в голосовании, в законодательстве большинства стран этот вопрос не урегулирован. Следует отметить: когда законодательство о несостоятельности предусматривает подобные ограничения, могут возникнуть проблемы для некоторых групп, если все или почти все кредиторы конкретного члена группы являются связанными с ним лицами.
В законодательстве о несостоятельности можно также предусмотреть последствия не утверждения плана реорганизации, которые в принципе схожи с последствиями, предусмотренными для отдельной компании. Так, согласно одному из законов, не утверждение плана влечет за собой ликвидацию всех несостоятельных членов группы. Для тех случаев, когда в плане реорганизации добровольно участвуют платежеспособные члены группы, имеет смысл предусмотреть специальные положения, чтобы не допустить возникновения необоснованных преимуществ в результате их ликвидации.

Включение платежеспособного члена группы в план реорганизации
На первый взгляд, платежеспособный член может при более подробном рассмотрении отвечать стандарту открытия производства в связи с неизбежной несостоятельностью и, следовательно, подпадать под положения для целей открытия производства. Однако если вопрос о неизбежной несостоятельности не стоит, то платежеспособный член группы, как правило, не может участвовать в плане реорганизации других членов группы в рамках производства по делу о несостоятельности. При некоторых обстоятельствах добровольное участие платежеспособного члена в плане реорганизации может быть уместным и целесообразным. Платежеспособный член группы может помочь реорганизации других членов и будет нести договорные обязательства по плану после его одобрения и утверждения, если необходимо. Такое решение в плане реорганизации принимается в рамках обычной коммерческой деятельности и не требует согласия кредиторов, если это не предусмотрено применимым законодательством, регулирующим деятельность компаний. В случае включения в план реорганизации платежеспособного члена группы необходимо проявлять осмотрительность при раскрытии информации о таком члене в прилагаемом к плану заявлении о раскрытии информации.
Регулирование несостоятельности предпринимательских групп в России
В законодательстве Российской Федерации определение термина «группа лиц» дано в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) и Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках и банковской деятельности).
В статье 9 Закона о защите конкуренции * дано определение группы лиц.
Одновременно статьей 4 Закона о банках и банковской деятельности предусматривается, что банковской группой признается не являющееся юридическим лицом объединение кредитных организаций, в котором одна (головная) кредитная организация оказывает прямо или косвенно (через третье лицо) существенное влияние на решения, принимаемые органами управления другой (других) кредитной организации (кредитных организаций).
Таким образом, под термином «группа лиц» подразумевается совокупность двух и более лиц, характеризующихся отношениями экономической зависимости, выступающих как единый хозяйствующий субъект и действующих консолидировано при осуществлении ими обычной хозяйственной деятельности.
При этом действующее законодательство о несостоятельности Российской Федерации не наделяет членов предпринимательской группы такими полномочиями, как:
— обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника, входящего в указанную группу лиц, банкротом;
— принятие мер по предупреждению банкротства в отношении несостоятельных членов группы лиц;
— обязательное предоставление финансирования несостоятельным членам группы лиц;
— осуществление прав лиц, участвующих в деле о банкротстве, в арбитражном процессе по делу о банкротстве.
В этой связи представляется целесообразным урегулировать вышеуказанные проблемы, связанные банкротством предпринимательских групп.
Среди основных целей введения специальных положений о несостоятельности (банкротстве) предпринимательских групп можно указать такие:
● возможность проведения реабилитационных процедур банкротства (финансового оздоровления) в отношении целого бизнеса;
● общее сокращение дел о банкротстве, рассматриваемых арбитражными судами;
● обеспечение ответственности членов группы, ведущих единый бизнес по отношению к кредиторам, воспрепятствование формированию потенциальных компаний-должников с фиктивно созданной задолженностью.
В этих целях целесообразно рассмотреть вопрос о введении процессуальной консолидации дел о банкротстве должников-членов предпринимательской группы:
● одно дело о банкротстве;
● один арбитражный управляющий.
В то же время в целях сохранения концептуальных основ гражданского законодательства, состоящих в имущественной самостоятельности конструкции юридического лица, введение единого режима конкурсной массы имущества должников — членов предпринимательской группы (материальная консолидация) является преждевременным.
Для целей определения понятия группы лиц в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) представляется целесообразным использовать специальный термин, который не пересекается с понятиями, используемыми в других отраслях законодательства (например, антимонопольное) «предпринимательская группа» — одно или несколько юридических лиц, подконтрольных общему контролирующему лицу — члену предпринимательской группы.
Под контролирующим лицом понимается лицо, имеющее право давать обязательные для исполнения должником (должниками) указания и (или) возможность иным образом определять действия должника (должников), в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника (должников) либо оказания определяющего влияния на руководителя (руководителей) или членов органов управления должника (должников) иным образом.

Объединенное заявление
Необходимо предусмотреть возможность подачи объединенного заявления. Объединенное заявление может быть подано как должниками (членами предпринимательской группы), так и кредитором (уполномоченным органом), у которого имеются требования более чем к одному должнику (членам предпринимательской группы).
Ведение объединенного производства по делу о банкротстве должников — членов предпринимательской группы должно осуществляться арбитражным судом по месту нахождения контролирующего лица — члена предпринимательской группы.

Подсудность
Если место нахождения контролирующего лица (члена предпринимательской группы) было изменено до подачи должниками (членами предпринимательской группы) в арбитражный суд заявления о признании их несостоятельными (например, за шесть месяцев, предшествующих подаче заявления), то местом нахождения указанного контролирующего лица должно признаваться его предыдущее место нахождения.
В случае, если в отношении контролирующего лица (члена предпринимательской группы) дело о банкротстве не возбуждается, то ведение объединенного производства по делу о банкротстве должников (членов предпринимательской группы) должно осуществляться:
● по месту нахождения одного из должников — членов предпринимательской группы при условии, что местом осуществления основной предпринимательской деятельности должников — членов предпринимательской группы является место рассмотрения дела о банкротстве;
● по месту нахождения одного из должников — членов предпринимательской группы при условии, что основным местом нахождения имущества должников — членов предпринимательской группы является место рассмотрения дела о банкротстве;
● по месту нахождения одного из должников — членов предпринимательской группы при условии, что большинство кредиторов должников — членов предпринимательской группы находится по месту рассмотрения дела о банкротстве.
В случае, если невозможно определить основное место нахождения большинства кредиторов должников — членов предпринимательской группы и если отсутствуют какие-либо очевидные обстоятельства, свидетельствующие о наличии тесной связи производства по делу о банкротстве должников — членов предпринимательской группы с каким-либо конкретным арбитражным судом, то объединенное производство по делу о банкротстве должников — членов предпринимательской группы целесообразно осуществлять в конкретном арбитражном суде, установленным законом (например, арбитражный суд города Москвы), вне зависимости от места нахождения должников — членов предпринимательской группы, места осуществления им предпринимательской деятельности, места нахождения их имущества и кредиторов.

Реабилитационные процедуры
Следует отметить необходимость введения единого финансового оздоровления для членов предпринимательской группы, поскольку это значительно повышает эффективность данной процедуры и повышает шансы на восстановление платежеспособности единого бизнеса. Поэтому следует ввести возможность утверждения единого плана финансового оздоровления для всех компаний — членов предпринимательской группы.

Ответственность
Важной гарантией защиты прав кредиторов членов предпринимательской группы является привлечение к ответственности членов предпринимательской группы по обязательствам друг друга, например, в случаях:
а) недобросовестных действий членов по концентрации активов/пассивов;
б) использования имущества другого члена «группы» для собственных целей;
в) совершения действий, направленных на вывод активов;
г) наращивания контролируемой задолженности.
В качестве обеспечения гарантий защиты прав кредиторов также следует предусмотреть право на судебное обжалование любым кредитором вовлечения своего должника в процедуру банкротства членов предпринимательской группы при условии:
а) должник не участвует в бизнесе и (или) производственном процессе предпринимательской группы;
б) отсутствие реального контроля (например, контролирующее лицо может распоряжаться менее 50% голосующих акций);
в) поскольку определить исчерпывающий перечень оснований для исключения членов предпринимательской группы из единой процедуры практически невозможно, необходимо оставить его открытым (вовлечение должника в дело о банкротстве членов предпринимательской группы нецелесообразно по иным основаниям).


Литература
1. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 31 (ч.1). — ст. 3434.
2. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 43. — ст. 4190.
3. 38-я сессия Рабочей группы V (Законодательство о несостоятельности) ЮНСИТРАЛ (Комиссии Организации Объединенных наций по праву международной торговли), A/CN.9/WG.V/WP.92, 2010, 83 ст.
4. Council Regulation (EC) Nr. 1346/2000 of 29 May 2000 on insolvency proceedings.
5. Douglas D. Evanoff, George G. Kaufman. Systemic Financial Crises: Resolving Large Bank Insolvencies. World Scientific Publishing Co. Ptc. Ltd., 2005. — 461 p.
6. Herring Richards. International Financial Conglomerates: implications for bank solvency regimes, paper given in Rahoitustarkastus, May, 2004.
7. Kern Alexander, Rahul Dhumale, John Eatwell, Global Governance of Financial Systems. The International Regulation of Systemic Risk. Oxford University Press, 2006. — 320 p.
8. Paul J. Omar, International Insolvency Law: Themes and Perspectives. Ashgate, 2008. — 403 p.
9. Philip R. Wood, Principles of International Insolvency. Thomson Sweet & Maxwell, 2007. — 1019 p.
10. Policy Issues in Insurance. Insurance Regulation, Liberalization and Financial Convergence, OECD, 2007. — № 3. — 329 p.
11. The changing role of shareholders in restructuring. International corporate rescue (Hertfordshire, U.K.) 5:6:327–329, 2008.
12. Update on Enterprise Groups’ Project: United Nations Commission on International Trade Law. INSOL world (London) first quarter 2008. — 22 p.
13. Vanessa Finch, Corporate Insolvency Law: Perspectives and Principles. Cambridge University Press, 2009. — 616 p.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия