Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (36), 2010
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Соколова И. А.
заведующий кафедрой финансов и кредита
Красноярского государственного аграрного университета,
кандидат экономических наук


Cпрос на продукты питания и аграрная политика страны
Защита отечественного сельхозпроизводителя и обеспечение населения достаточным количеством качественных продуктов питания — важнейший компонент аграрной политики. Рыночная система способна решить эти вопросы только при помощи государства, в этом случае коммерческие интересы не будут преобладать над социальными аспектами
Ключевые слова: продовольственная безопасность, аграрная политика, прожиточный минимум, потребительская корзина, продукты питания, нормы потребления

В «Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации» (Основные положения) от 29.3.1996 г. №608 в разделе Ш «Критерии и параметры состояния экономики, отвечающие требованиям экономической безопасности Российской Федерации» указано, что количественные критерии должны не только поддерживать функционирование экономики в режиме расширенного воспроизводства (что означает достаточное развитие отраслей и производства, имеющих жизненно важное значение для функционирования государства как в обычных, так и в экстремальных условиях), но и отражать приемлемый уровень и качество жизни населения, Одним из параметров последнего является «обеспеченность основных групп населения материальными благами и услугами».
Сельхозпроизводители России столкнулись с тем, что на практике аграрная политика государства все еще не признает приоритета сельского хозяйства как отрасли экономики, хотя К. Маркс давно объяснил, что «производство пищевых средств является самым первым условием жизни непосредственных производителей и всякого производства вообще». В мировой практике накоплен достаточный опыт проведения аграрной политики, в которой выражена социальная направленность и применяются меры по ослаблению или устранению таких деформаций рынка, как диспаритет цен, снижение производственно-технического потенциала сельскохозяйственного производства, снижение уровня и качества жизни селян, отток трудоспособного населения из сельской местности, рост доли импорта продовольственных товаров на внутреннем рынке страны и многое другое.
За два года реализации национального проекта «Развитие АПК» через диспаритет цен было «перекачано» из сельского хозяйства в расчете на товарную продукцию около 2 трлн. рублей, а возвращено 48 млрд рублей. [1]
В связи с финансовым кризисом замедлилось обновление парка тракторов и другой сельхозтехники. За 9 месяцев 2009 года задание госпрограммы развития АПК по приобретению тракторов выполнено на 42,4%, кормоуборочных комбайнов — на 38,3%.
Заработная плата в сельском хозяйстве значительно отстает от других отраслей.
Удельный вес сельскохозяйственных угодий в общей земельной площади России составляет всего 13% (для сравнения в Германии — 49%, в Дании — 62%).
Засухи 2009 и особенно 2010 года показали, что аграрная политика в РФ построена не на принципе предупреждения негативных последствий для рынка сельхозпродуктов, для нее характерны изменения постфактум. Утверждение, что падение урожайности в 2010 году из-за экстремальных погодных условий не приведет к росту цен, еще до сбора урожая вызвало увеличение цен на основную группу продовольственных товаров. Мировые цены на пшеницу уже в июле 2010 года поднялись на 23%. Эксперты прогнозируют, что засуха может подстегнуть инфляцию и добавить к прогнозируемому уровню 1,2–2%. На 10–20% подорожают хлеб, молоко и мясо. По оценке Росстата, только за первое полугодие 2010 года цены на продукты питания выросли на 5,6%, при инфляции в 4,7%. Продовольствие в России дорожает в 3,7 раза быстрее, чем в Евросоюзе (там при инфляции в 1,3%, цены выросли на 1,5 %)1. За год расходы россиян на продукты выросли на 22%.
Центральное место в аграрной политике развитых стран занимает последовательная активная протекционистская поддержка сельхозпроизводителей.
В Доктрине продовольственной безопасности определены основные цели, достижение которых позволит России укрепить экономическую независимость. Само понятие независимость в современном мире все более тяготеет к нравственному осознанию экономических гарантий существования общества в рамках определенного государственного пространства, но при этом не исключает количественных оценок экономики страны. Определение некоторых пороговых значений и общей системы воздействия на экономику в рамках государственного регулирования имеет большое практическое значение.
Роль государства в процессе формировании спроса на продукты питания проявляется в нескольких направлениях. Среди них поддержка доходов населения, регулирование ценообразования, пропаганда здорового питания, защита потребителей от некачественных продуктов и другие. Но главное в обеспечении населения продовольствием — это поддержка отечественного АПК, не только непосредственно сельхозпроизводителей, но и перерабатывающих предприятий, производителей сельхозтехники и удобрений — всех участников цепочки «производство-потребление». Аграрная политика государства тесно связана с торговой политикой. По подсчетам Минпродторга, потребление рыбы в нашей стране составляет всего 56% от нормы, мяса — 68%, молока потребляют всего 61% нормы. Столь низкие показатели власти объясняют нехваткой площадей для хранения, из-за которой производители вынуждены снижать выработку продуктов питания, а также тем, что российская торговая инфраструктура (собственно магазины, склады, хранилища, а также дороги) значительно отстает от зарубежной. Участие в торговой цепочке большого числа перекупщиков приводит не только к росту цен и сокращению объема потребления, но и к разорению непосредственных производителей. (В 2010 году летом посредники закупали огурцы у фермеров по 6 рублей за килограмм, а продавали в крупных городах по 60 рублей).
Для выработки эффективной протекционистской аграрной политики необходима достоверная информация о количественных параметрах спроса на продукты питания и оценка реальных возможностей производства отечественного сельхозпроизводства.
Определяя потенциальный спрос, следует учесть, что поведение потребителя не зависит от политического строя, оно основано, как доказали классики, на рациональном эгоизме, и объем потребления зависит в первую очередь от доходов потребителя и от динамики цен. Кроме этого, на спрос оказывают влияние вкусы и предпочтения потребителей, которые могут меняться под воздействием моды, образа жизни, рекламы, числа покупателей, цены на сопряженные товары, товары-заменители и взаимодополняющие товары. Не последнюю роль играют ожидания потребителей. Ожидание роста или снижения цен, повышения или понижения доходов может привести к увеличению или уменьшению спроса на товары.
Однако спрос на продукты питания имеет свои особенности, так как они относятся к группе таких товаров, которые не имеют заменителей и обеспечивают биологические потребности человека. Хотя спрос на них имеет низкий коэффициент эластичности, при незначительном изменении величины спроса меняется качественный состав продуктовой корзины. В первую очередь это отражается на части населения с низкими доходами (по официальным данным это около 12,5% населения РФ), затем на тех, кто относит себя к среднему классу, но таковым не является2. Расходы на питание растут в большей степени у жителей крупных городов с относительно невысоким и средним доходом на домохозяйство. У людей с низким и высоким доходом эти изменения меньше.
Доля продуктов питания в структуре расходов населения служит своего рода индикатором распространения бедности. Треть своих расходов тратят на питание только крайне бедные семьи, а если на питание расходуется 50%, то это свидетельствует о крайней нищете. Эта закономерность была выведена в конце ХIХ века Э. Энгелем (закон Энгеля) и неоднократно подтверждалась отечественными и зарубежными учеными.
В России в 2009 году расходы на питание в бюджете домохозяйств составили 37,7%. В развитых странах эти пропорции иные: доля расходов на питание в США составляет 9%, в Канаде — 11%, в странах ЕС — 12%, в странах ОЭСР — в среднем 13% (в прошлом поколении она составляла 25%). Абсолютная величина расходов на питание возрастает по мере того, как рационы питания становятся более разнообразными и включают больше готовых к употреблению и переработанных продуктов.
Эластичность спроса по доходу служит показателем восприимчивости спроса на единицу изменения дохода. Например, если доход возрастает на 10%, сумма денег, затрачиваемая на питание, увеличится на 7,3% в стране с низким доходом, но лишь на 3,4% в стране с высоким доходом (табл.1).
Таблица 1
Доля бюджета и эластичность спроса по категориям продуктов питания в странах с низким, средним и высоким доходом [2]
Со времен дефицита продуктов питания люди склонны полагать, что недорогое и обильное предложение продуктов питания автоматически сделает их здоровыми. Но эпидемия ожирения и других неинфекционных заболеваний в мире свидетельствуют о необходимости изменения этих представлений. В ряде стран пересматривается ценовая политика путем введения налога на «нездоровые» продукты питания — продукты с высокой энергетической плотностью или низким содержанием питательных веществ.
Изменение доходов воздействует на рацион питания. Анализ Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) показывает, что население стран с низким доходом в основном озабочено удовлетворением потребностей в энергии путем потребления недорогих, богатых углеводами зерновых. По мере роста доходов увеличивается спрос на мясо, фрукты, овощи и полуфабрикаты. При дальнейшем росте доходов повышается спрос на продукты высокого качества и продовольственные товары, удовлетворяющие социальным критериям, таким как защита животных и забота о состоянии окружающей среды.
Ценовая эластичность спроса на продукты питания служит мерилом восприимчивости количественного спроса к изменению цены единицы продукции, она сокращается по мере роста доходов, то есть чем выше благосостояние потребителей, тем меньше они реагируют на изменение цен на продукты. Определяется ценовая эластичность спроса на основе исследования бюджетов домашних хозяйств и значительно варьируется в зависимости как от типа продукта, так и от страны к стране. В целом при уровнях доходов, достигнутых в Европе и США, спрос на продукты питания сравнительно неэластичен к ценам (в пределах от -1 до +1).
Для оценки состояния продовольственной безопасности в качестве критерия в Доктрине определяется удельный вес отечественной сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов (с учетом переходящих запасов) внутреннего рынка соответствующих продуктов, имеющий пороговые значения в отношении:
● зерна — не менее 95 процентов;
● сахара — не менее 80 процентов;
● растительного масла — не менее 80 процентов;
● мяса и мясопродуктов (в пересчете на мясо) — не менее 85 процентов;
● молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) — не менее 90 процентов;
● рыбной продукции — не менее 80 процентов;
● картофеля — не менее 95 процентов;
● соли пищевой — не менее 85 процентов.
Но эти относительные показатели должны обрести абсолютное значение, то есть на каждый год необходимо рассчитывать емкость внутреннего продовольственного рынка, объем сельскохозяйственной продукции, которую могут произвести отечественные сельхозпроизводители, сколько и какой продукции нужно покупать на мировом рынке, а сколько можно экспортировать. Внешнеторговый оборот продовольствия с начала 90-х годов до настоящего времени показывает, что интересы отечественного сельхозпроизводителя не берутся во внимание, а зачастую просто им противоречат и ставят под удар экономическую независимость страны.
Для того, чтобы на рынке не возникла ситуация дефицита товара или перепроизводства, что одинаково опасно для экономики страны, необходимо четко определить необходимые объемы, и только тогда можно определиться с направлением государственного регулирования и поддержки сельхозпроизводителей.
Продовольственная безопасность страны основана на равновесии между спросом на продукты питания и предложением, которое в основном зависит от отечественного производства сельскохозяйственной продукции. Определение количественных параметров спроса и предложения — начальный этап в разработке аграрной политики страны.
В плановой экономике СССР объемы будущего спроса определялись чаще всего по среднедушевым показателям потребления, не дифференцируя спрос по группам потребителей в зависимости от их доходов. Сложный процесс формирования совокупного спроса был сведен к агрегированным показателям, и результат такого подхода известен. Задача оптимального планирования в СССР сводилась к достижению такого объема производства, при котором объемы потребления товаров на душу населения носили бы рациональный характер. Рассчитанные научно-исследовательскими институтами рациональные нормы потребления умножались на общее количество потребителей и результат такого расчета — объем товаров, который нужен потребителям. Рациональные нормы потребления рассчитывались по всем группам товаров и услуг. Этот показатель централизованно доводился до производителя, т.е. до государственных предприятий. Такое планирование, построенное на упрощенном расчете спроса, при тотальном государственном контроле над производством, явилось главной причиной постоянного дефицита в СССР. Чтобы как-то снять социальное напряжение, возникающее в связи с устойчивым дефицитом продуктов питания, в стране вводились даже в мирное время методы фиксированного распределения. Предполагалось, что переход к рыночным методам решит проблему обеспечения населения продовольствием. Однако опыт ЕС в решении продовольственного вопроса методами, характерными для смешанной экономики, показывает, что активная протекционистская аграрная политика тоже может породить проблемы, хотя и иного порядка. В 1962 году, когда Европа все еще страдала от дефицита продовольствия в результате Второй мировой войны, была принята Единая сельскохозяйственная политика * поддержки доходов фермеров. В ее рамках фермерам предоставлялись экономические стимулы, чтобы удержать их на земле, что нашло отражение в целях Единой политики. Главная из них — сохранение поддержки доходов фермеров. В результате ЕС столкнулось с проблемой перепроизводства некоторых видов сельскохозяйственных продуктов и необходимостью принятия мер по сдерживанию предложения, вплоть до уничтожения готового качественного продукта.
Определение совокупного спроса путем умножения числа потребителей на «рациональную» норму потребления неверно, так как эти нормы можно менять в зависимости от экономической и политической ситуации в стране. Так, во время гражданской войны (1920 г.) хлеб на 71% обеспечивал калорийность продуктового пайка, а доля мяса и рыбы по сравнению с дореволюционным периодом сократилась почти втрое (с 4,6% до 1,6%) [4]. А анализ норм потребления, проведенный В.А. Литвиновым в работе «Правда о вкусной и здоровой пище. Показатели потребления в России за 100 лет», показывает, что их, как и структуру продуктовой корзины, можно менять в течение короткого периода уже не по экономическим причинам, а для доказательства успешности проводимых реформ (табл.2). [5]
Таблица 2
Нормы потребления отдельных продуктов питания (на душу населения, кг в год)
По оценкам Организации ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), в середине 80-х гг. СССР входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания. В 1985 г., по данным ФАО, житель СССР в среднем получал в день 105,3 г белка (из них 51,5 г — белка животного происхождения: в мясе 22,2 г, в молоке 15,2 г, в рыбе 9,5 г, в яйцах 4,6 г). Основой для обеспечения питанием на таком уровне было отечественное сельскохозяйственное производство. За годы реформ ситуация изменилась. Специалисты отмечают, что в настоящее время 70% жителей России «недобирают» в своем рационе белки животного происхождения, недостаток углеводов характерен для 40% населения, а жиров — для 10%. Основной причиной дисбаланса питания является огромное потребление белого хлеба и сдобных хлебопродуктов, картофеля и жиров животного происхождения, недостаточное потребление рыбы, мяса, нерафинированных растительных масел, зерен злаковых культур, свежих овощей и фруктов, орехов и ягод. Дефицит витаминов группы В составляет 30–40%, витамина А — 30%, основных природных антиоксидантов — витамина Е и витамина С — 70–90%. Повседневный рацион большинства россиян — это пища «бедняков» — углеводисто-жировая, с недостаточным количеством животного белка, дефицитом пищевых волокон, витаминов и микроэлементов. Это отражается на здоровье населения, на качестве и продолжительности жизни. По данным ВОЗ доля взрослых в возрасте 15 лет и старше, страдающих ожирением в России в 2000–2009 гг. составила среди мужчин 11,8%, среди женщин — 20,4%. [6]
Если учесть, что рост цен на продукты питания опережает темпы инфляции, (появился даже специальный термин — «агфляция»), то при общем росте расходов на питание его качество не улучшается. Стоимость потребительской корзины за 4 года возросла с 1506,34 рублей (на начало 2007 года) до 2192,72 рубля в январе 2010 года. За 2009 год цены больше всего выросли на сахар-песок (42,7%), рыба и морепродукты подорожали на 10,6%, сливочное масло на 7,9%.
Для новой редакции закона «О потребительской корзине в целом по Российской федерации» №44 от 6.03.2006 специалистами Института питания был рассчитан необходимый набор продуктов, который, по их мнению, соответствует физическим потребностям человека по калорийности и содержанию основных пищевых веществ. В соответствии с ним установлены объемы потребления, на основе которых должна в течение пяти лет рассчитываться потребительская корзина (табл.3).
Такой подход в определении необходимого набора продуктов вызвал бурную дискуссию, во-первых, из-за того, что рекомендованные для россиян нормы потребления ниже тех, что рекомендует ВОЗ, особенно в отношении потребления животных белков: мяса, рыбы, молока и яиц. Во-вторых, в этих нормах не отражается качество продуктов — при высокой доле импорта продовольствия, особенно в крупных городах. Следует учесть, что Россия не воспринимается странами-экспортерами продовольствия как рынок, куда следует ввозить высококачественную продукцию. Отечественные производители также пользуются недостаточно жестким контролем, выпуская товары, не соответствующие нормам и стандартам.
Актуальность этой проблемы, если ее решать с позиций истинной заботы о социально-экономических потребностях россиян, заключается в том, что необходимо обеспечивать условия нормального проживания граждан, а не по «набору продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности» * (курсив мой — И.С.).
Иными словами, составляющие потребительской корзины должны гарантировать человеку жизнь, но для полноценной жизни такого набора недостаточно. Не учтены также расходы населения на вредные привычки, а они у россиян забирают немалую часть доходов (в России потреблялось в 2005 году 11,0 л чистого спирта на одного человека в возрасте старше 15 лет; среди взрослого мужского населения 70,1% курильщиков и 27,7% среди женского, среди подростков — 30,1% и 24,4% соответственно), также не предполагаются расходы на деликатесы и иные «отклонения» от потребительской корзины [6].
Известны три типа данных, по которым возможно провести сравнение рационов питания: индивидуальные опросы на общенациональном уровне, данные по доступности пищевых продуктов для домохозяйств и данные о национальных поставках пищевых продуктов. Наиболее ценными источниками информации являются индивидуальные опросы, которые предоставляют данные по потреблению пищи в зависимости от пола и возраста. Но этот метод имеет недостатки: в результатах занижены данные по потребляемой пищевой энергии, они недостаточно стандартизированы, что создает сложности при сравнении между регионами и странами, отсутствуют данные о неиспользованных продуктах или скормленных животным. Официальные данные об объемах потребления основных продуктов питания, которые опубликованы Министерством сельского хозяйства и Федеральной службой государственной статистики, сильно расходятся. Эти проблемы создают серьезные препятствия для расчета совокупного спроса на продукты питания.
Согласно исследованиям группы MAR Consult, 55% жителей крупных городов России только частично удовлетворены качеством продуктов питания и только 2% — удовлетворены полностью (июнь 2009 г. — июнь 2010 г.). При такой ситуации встает вопрос не столько о продовольственной безопасности, сколько о необходимости обеспечить население достаточным количеством качественного продовольствия.
В ЕС и США принимаются меры по защите качества продовольствия, используется специальная маркировка, предупреждающая потребителя не только о составе продукта, но и о его оздоровительной и питательной ценности. В сентябре 2002 года в РФ вступило в силу постановление Санэпиднадзора, обязывающее маркировать продукты, содержащие более 5% ГМ-источников, однако до сих пор на продуктах нет предупреждения о наличии ГМИ. По подсчетам потребительских организаций, на российском рынке сейчас присутствует 52 наименования продуктов, содержащих более 5% ГMO (организмов), но не промаркированных. Это, прежде всего, мясные продукты — сосиски и вареная колбаса, содержащие порой более 80% трансгенной сои, даже в тех, где указано «не содержит сои». Оставим в стороне дискуссию о последствиях потребления продуктов с ГМО, но полагаем, что производитель обязан предупреждать потребителя о компонентах товара. Другая проблема на продовольственном рынке России — фальсификация продуктов. 90% молочной продукции фальсифицировано на уровне состава. Применение в животноводстве промышленных методов выращивания скота и птицы привело к широкому использованию антибиотиков, стимуляторов роста, лекарственных препаратов, что сказывается на качестве готовой продукции и может отрицательно сказываться на здоровье потребителей. Только государство может обязать производителей маркировать продукты и принять меры по защите потребителей от недобросовестных производителей.
С 1 июля 2010 года вступили в силу новые упрощенные правила ввоза продовольствия в Россию из Белоруссии и Казахстана. В связи с этим возникает угроза ввоза через эти страны продукции из стран и с предприятий, поставки из которых в Россию запрещены. Потребуется время для создания системы электронной сертификации продуктов и соблюдения условий провоза партнерами по союзу.
Распространено мнение, что здоровый рацион питания обходится домашнему бюджету дороже. В докладе ВОЗ приведена информация о проведенном в Швеции исследовании, стране с высоким доходом, результаты которого показали, что здоровый рацион не обязательно обходится дороже, чем менее здоровый. Если заменить половину потребляемых продуктов с низким содержанием питательных веществ (кофе, алкоголь, сладости, пирожные и т.д.) на приобретение фруктов и овощей, то корзина здорового питания окажется дешевле средней корзины. [2]
Стимулирование производства продуктов сельского хозяйства — мировая проблема. По оценке ФАО, за последние семь лет инвестиции в сельское хозяйство в мире выросли втрое — с 1 до 3 млрд долл. Однако эта сумма по-прежнему ничтожно мала. Она составляет менее 1% от общих мировых потоков прямых иностранных инвестиций. Чтобы прокормить население планеты, производство продовольствия к 2050 году необходимо увеличить на 70%. В развитие сельского хозяйства и сопутствующие сферы необходимо вкладывать 83 млрд долларов чистых инвестиций ежегодно, и лишь при таком подходе в 2050 году удастся прокормить 9,1 млрд человек.
Из прогнозируемого годового объема необходимых инвестиций до 2050 года 20 млрд долларов должны быть направлены на производство сельхозпродукции и 13 млрд долларов — в животноводческую отрасль. В немалых вложениях нуждается механизация. Еще около 50 млрд долларов необходимо вложить в сопутствующие услуги, связанные в том числе с маркетингом и переработкой сельхозпродукции.
Современной аграрной политике свойственна некоторая двойственность: в ней должны оптимально сочетаться принцип самофинансирования предпринимательской деятельности и необходимость государственной поддержки сельского хозяйства, как приоритетной и социально значимой отрасли. Оценивая эффективность аграрной политики в России, чаще всего приводят данные о государственной поддержке в других странах и сетуют на недостаточное финансирование отечественного сельского хозяйства. Роль сельского хозяйства в обеспечении экономической безопасности страны так велика, что государство не может оставаться в стороне, но формы государственной поддержки нуждаются в модернизации. На примере только одного элемента аграрной политики — страхования урожая — видно, что сельхозпроизводитель не придает ему должного значения, даже при компенсации 50% страхового взноса при страховании с государственной поддержкой доля застрахованных площадей низка. Засуха 2009 и 2010 годов показала, что менее 10% аграриев используют эту возможность застраховать себя от природных катаклизмов. Одни ожидают помощи из бюджетов, у других нет денег на оплату собственной части премии, у третьих есть желание, но нет уверенности в получении субсидии. Кроме того, несмотря на то, что в 2004 году отменена прямая помощь сельхозпроизводителям из госбюджета, государство продолжает выделять субсидии на покрытие ущерба, нанесенного опасными природными явлениями, и эта практика, которую В.В. Путин назвал устаревшей и архаичной, сдерживает распространение страхования в сельском хозяйстве.
Среди конкретных предложений Президента России и Совета безопасности при Президенте РФ по выводу сельского хозяйства из кризиса есть такие:
— внедрить рациональные нормы продовольственного потребления, отвечающие современным физиологическим требованиям здорового питания;
— обеспечить развитие пищевой и перерабатывающей промышленности, в том числе рассмотреть возможность государственной поддержки перерабатывающих предприятий и в целом отрасли пищевой промышленности.
Для этого необходимо проводить последовательную аграрную политику, закрепленную законодательно на несколько лет, но не лишенную гибкости (пример, введение в августе 2010 года временного запрета на экспорт зерна из России из-за засухи). Ориентирами для отечественного сельского хозяйства должны стать не минимальные нормы потребления, а тот рацион питания, который обеспечит высокое качество жизни, а не только ее сохранение. Для расчета совокупного спроса необходимо проводить исследования, дифференцируя население по доходам, полу, возрасту, месту проживания и др. Важнейшей составляющей протекционистской аграрной политики является ценообразование: проблема диспаритета цен не дает подняться сельскому хозяйству уже много лет, закупочные цены в борьбе с монополизмом «отданы» перекупщикам, которые обирают и производителей, и потребителей. Равновесие внутреннего продовольственного рынка должно поддерживаться и внешней торговлей, но при более жестком контроле за количеством и качеством импорта.
Таблица 3
Объем потребления основных продуктов питания


Литература
1. Буздалов И.Н. Сельское хозяйство под прессом структурных деформаций в экономике // Экономика и организация сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. — 2010. — №4. — С.12.
2. Проблема ожирения в Европейском регионе ВОЗ и стратегия ее решения // ВОЗ. — 2009. — С.111.
3. www.rg/ru/2010/07/23 /itogi-site.html.
4. Струмилин С.Г. На плановом фронте (1920–1930 гг.). — М., 1958. — С.45.
5. Литвинов В.А. Правда о вкусной и здоровой пище. Показатели потребления в России за 100 лет // Человек. — 2006. — №2.
6. Мировая статистика здравоохранения. 2010 год // ВОЗ. — С.106–107.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия