Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (37), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Борисов Г. В.
доцент кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Вероятностный подход в марксистской теории: «Законы хаоса» Э. Фарджоуна и М. Мачоувера
В работе рассматривается критика Э. Фарджоуна и М. Мачоувера детерминистического подхода в экономической науке, заимствованного из классической физики. Анализируется предложенная ими методология, основанная на методологических принципах, используемых в статистической физике. Рассматривается вариант решения марксистской проблемы превращения трудовых стоимостей в цены производства. Критически анализируются методологические и теоретические положения сформулированного вероятностного подхода
Ключевые слова: детерминизм, теория вероятностей, трудовая стоимость, цена производства, марксизм

Настоящая работа посвящена изучению одного из этапов процесса преобразования марксистской теории, происходившего в западной экономической науке во второй половине XX в. Одной из основных причин реформирования марксизма был вывод, полученный в 1907 г. Л. фон Борткевичем, который состоял в том, что преобразовать трудовые стоимости в цены производства в точном соответствии с алгоритмом, описанным Марксом, невозможно *. После подробного изучения проблемы, обозначенной Борткевичем, теоретики западного марксизма в конце 1950-х гг. пришли к заключению о том, что в ходе превращения трудовых стоимостей в цены производства может быть выполнено лишь одно из двух марксовских макроусловий, под которыми Маркс понимал, во-первых, равенство между стоимостью и ценностью выпуска и, во-вторых, эквивалентность совокупной прибыли общей прибавочной стоимости *.
Полученный исследователями результат свидетельствовал о том, что ценовой и стоимостной подходы в марксистской теории не связаны друг с другом. Используя этот вывод в качестве отправной точки, неорикардианцы и другие критически настроенные по отношению к марксизму ученые сделали вывод о ненужности или избыточности анализа категории трудовой стоимости *. Однако Э. Фарджоун и М. Мачоувер в своей книге «Законы хаоса» (1983) выдвинули смелое предположение о том, что, наоборот, избыточным является ценовой анализ.
В истории развития марксистской экономической мысли работа Фарджоуна и Мачоувера занимает особое место. Ее исключительность объясняется тем, что все прочие работы, посвященные марксистской теории, являлись развитием марксистских идей, как в теоретическом отношении, так и с методологической точки зрения. В свою очередь, хотя Маркс подверг масштабной критике буржуазную политэкономию и предложил ряд новаторских методов анализа, его идеи и методология относились к классической традиции. В отношении книги Фарджоуна и Мачоувера можно с уверенностью сказать, что использованный в ней подход резко отличался от общепринятой экономической методологии.
Наиболее существенным методологическим нововведением Фарджоуна и Мачоувера было предложение заменить детерминизм экономической теории на методологию, основанную на явном использовании в анализе теории вероятности. Согласно традиционной экономической методологии, анализ начинается с формулировки детерминистических взаимосвязей, устанавливающих однозначные соответствия между переменными в виде математических функций. Из-за того, что ученый способен учесть в своем исследовании только ограниченное число факторов, ожидаемые значения, предсказываемые детерминистической моделью, отличаются от реальных величин. В результате этого на втором этапе конструирования модели к полученному с помощью детерминистической модели решению добавляется случайный член ошибки для того, чтобы лучше согласовать теорию с реальными явлениями, которые она описывает.
Вероятностная методология, предлагаемая авторами книги, принципиально отличается от традиционного подхода, так как в ней идеальные детерминистические закономерности представлены только системой уравнений, задающих трудовые стоимости. Авторы рассматривают все денежные переменные — норму прибыли, цены, ставки заработной платы и др. — как случайные переменные, каждая из которых имеет свое распределение вероятностей.
Причиной столь радикального изменения методологии является то, что, по мнению Фарджоуна и Мачоувера, детерминистическая экономическая модель не дает достоверного описания реальной капиталистической экономики, характеризующейся анархической природой всех процессов. В рыночной экономике результат деятельности фирмы зависит от огромного числа случайных факторов, определяемых конкретной ситуацией на рынках, внутрифирменной организацией, спецификой нанимаемой рабочей силы и т. д. Детерминистические экономические модели упрощают картину, игнорируя на первом этапе анализа все случайные факторы. В них, как правило, принимается, что каждая экономическая переменная имеет одно и то же значение для всех экономических агентов, т.е. игнорируется существование невырожденного распределения вероятностей наблюдения значений у всех экономических переменных. С теоретической точки зрения, в детерминистических моделях отношения между реальными экономическими переменными, представляющими собой случайные величины, заменяются отношениями между их средними значениями. Авторы утверждают, что такая методология ошибочна, так как, в общем случае, использование в моделях вместо случайных величин средних значений дает ошибочный результат.
Фарджоун и Мачоувер предлагают использовать в экономическом анализе вероятностный подход, согласно которому экономические переменные явно признаются случайными величинами, а изучение проблемы начинается с анализа распределений вероятностей этих величин, после чего на втором этапе переходят к выдвижению предположений относительно взаимосвязей между средними значениями переменных. В таком подходе детерминистические взаимосвязи вытекают из анализа распределения вероятностей случайных переменных, а не предшествуют ему *.
Очевидно, что предлагаемые Фарджоуном и Мачоувером изменения методологии настолько значительны, что означают смену парадигмы экономического анализа. Действительно, во второй главе своей книги авторы предлагают заменить традиционный детерминистский подход, заимствованный из классической механики, на методологию статистической физики, разработанную Дж. Максвеллом и Л. Больцманом. Причиной появления статистической физики было стремление объяснить свойства и поведение материальных систем, состоящих из большого числа элементарных частиц. В качестве классического примера такой системы в статистической физике выступает идеальный газ.
В модели идеального газа поведение каждой молекулы непредсказуемо, однако, оно зависит от поведения остальных молекул, так как имеет место закон сохранения энергии. Если одна молекула или группа молекул использует больше энергии, то на долю остальных молекул приходится меньше энергии. По мнению Фарджоуна и Мачоувера, нечто подобное наблюдается и в экономике, где агенты конкурируют друг с другом за право использования ограниченного запаса ресурсов и претендуют на часть покупательной способности потребителей *.
Фарджоун и Мачоувер убеждены, что методы статистической физики, разработанные для анализа таких объектов, как идеальный газ, могут быть использованы в социальных науках. Они отмечают, что основополагающей чертой статистической физики является наличие у объекта исследования огромного числа степеней свободы вследствие молекулярной структуры материи. По мнению авторов, природа элементарных частиц, из которых состоит исследуемый объект, и сущность законов их взаимодействия не имеет значения для исследователя, желающего использовать на практике методы статистической физики.
Фарджоун и Мачоувер отмечают, что в конкурентной капиталистической экономике число параметров, описывающих состояние системы, а следовательно, число степеней свободы тоже чрезвычайно велико. По их мнению, не имеет значения тот факт, что человек, в отличие от молекулы, принимает решения осознанно. Авторы допускают, что в случае, когда поведение индивидуумов является скоординированным, число степеней свободы резко снижается из-за появления большого числа ограничений. Так, в традиционном обществе поведение людей ограничено обычаями и другими институтами. Поведение такой социальной системы в значительной степени детерминировано. Другим примером детерминированной системы является плановая экономика, в которой государство координирует поведение, не оставляя места для существования экономической науки.
По мнению Фарджоуна и Мачоувера, такая степень координации не характерна для свободной капиталистической экономики. Они утверждают, что меры государственного капиталистического регулирования и соглашения, заключаемые между работодателями и работниками при капитализме, не приводят к появлению большого числа ограничений и существенному снижению числа степеней свободы в системе. Следовательно, поведение экономической системы в целом является «бессмысленным», хотя каждый отдельный индивидуум принимает решения осознанно *.
Методологические нововведения Фарджоуна и Мачоувера позволили им сформулировать теоретический подход, резко отличающийся от других направлений марксизма. При создании теории проблема превращения трудовых стоимостей в цены производства находилась в центре их внимания. Как сами отмечали авторы, все идеи и результаты, представленные в их книге, являются плодом размышлений, связанных с поиском решения для этой марксистской проблемы *.
Как известно, Маркс предложил концепцию цены производства для того, чтобы объяснить феномен выравнивания нормы прибыли между отраслями. Неслучайно, что одним из важнейших положений Фарджоуна и Мачоувера является утверждение об ошибочности гипотезы о существовании единой нормы прибыли. Фарджоун и Мачоувер предполагают, что в действительности выравнивания нормы прибыли между отраслями не происходит. По их мнению, кризис в развитии трудовой теории стоимости возник не из-за противоречивости самой концепции трудовой стоимости, а вследствие того, что в ней стоимостные категории сочетались с неверным утверждением о выравнивании нормы прибыли между различными отраслями *.
Согласно взгляду Фарджоуна и Мачоувера, о выравнивании нормы прибыли можно говорить, если понимать под отраслями крупные сектора экономики, состоящие из большого числа фирм, которые производят в действительности разную продукцию, продаваемую по различным рыночным ценам. Однако в моделях затраты-выпуск используется гораздо более подробное деление экономики на отрасли, в которых производится одинаковая продукция, имеющая единую рыночную цену. Такие отрасли состоят из небольшого числа фирм, а в отдельных случаях, из одной фирмы. Маркс, описывая закон выравнивания нормы прибыли, также подразумевал ситуацию, при которой в каждой отрасли производится продукция одного вида, продаваемая при наличии конкуренции по одной цене. Авторы утверждают, что выравнивания нормы прибыли в таком случае не происходит *.
Одним из центральных утверждений Фарджоуна и Мачоувера было положение о том, что норма прибыли в отраслях, производящих однородную продукцию, является случайной величиной. В основе их аргументации лежит динамическая концепция формирования прибыли. Согласно этой концепции, силы конкуренции, которые, в соответствии с ортодоксальной экономической наукой, способствуют возникновению экономического равновесия, одновременно ведут к нарушению равновесия. Так, различия в норме прибыли при наличии конкуренции вызывает перемещение капитала из менее доходных отраслей в более прибыльные сферы. Однако даже при полном равенстве норм прибыли в ситуации совершенной конкуренции, перемещение капитала имеет место, так как предприниматели стремятся предугадать будущие изменения в спросе на продукцию. Инвестирование в ту или иную отрасль экономики зависит не только от текущей нормы прибыли в отрасли, но и от ожиданий в отношении нормы прибыли будущих периодов. Неопределенность будущего и несовершенство ожиданий позволяют авторам трактовать норму прибыли как случайную переменную *.
Однако не все переменные в подходе Фарджоуна и Мачоувера являются случайными величинами. Так, они определяют трудовые стоимости на основе детерминистической модели с помощью системы вида
z = zA + l,
где z — 1*n вектор стоимостей товаров, измеренных в единицах труда; A = (aij) — n*n матрица коэффициентов удельных прямых затрат, показывающих количество блага i, необходимое для производства 1 единицы блага вида j; l = (li) — 1*n вектор коэффициентов удельной трудоемкости продукции, каждый элемент которого показывает количество труда, необходимое для производства 1 единицы выпуска блага i *. Однако в силу того, что цена продукции включает в себя прибыль, которую они считают случайной величиной, цена также становится случайной величиной.
По мнению авторов, существующие теории ценообразования разработаны для определения идеальных теоретиче­ских цен, к которым, по предположению, должны стремиться реальные цены в длительном периоде. Действительные цены в таких теориях анализируются лишь косвенно. Фарджоун и Мачоувер утверждают, что такие теории ценообразования не имеют смысла в случае, когда продолжительность рыночного цикла товара невелика, так как цены не успевают достичь равновесного уровня. Данная ситуация, по мнению авторов, является правилом для большинства товаров, производимых в современной экономике *.
Так как в рыночной экономике происходит постоянное развитие технологии производства товаров, вызывающее качественные изменения потребительских свойств товаров, авторы отказались от изучения распределения цен отдельных товаров. Вместо этого, они объединили все товары, за исключением рабочей силы, в один всеобщий товар. По словам авторов, агрегирование товаров является возможным благодаря тому, что все товары имеют общее мерило — труд.
В качестве переменной, распределение которой отражает ценовую структуру данной экономики, авторы используют переменную специфической цены Ψ, определяемую как отношение цен товаров к их трудовым стоимостям. При этом цену товаров, как и прочие денежные переменные, авторы предлагают выражать в единицах средней денежной почасовой заработной платы, представляющей собой отношение совокупной денежной заработной платы, выплаченной в течение периода, к общему числу человеко-часов, купленных и проданных на рынке труда за период. По мысли авторов, выражение денежных переменных в единицах средней денежной почасовой заработной платы дает возможность проводить сравнительный анализ различных экономик.
Пусть индекс i обозначает i-ю трансакцию. Тогда P(i) — цена, уплаченная за совершение i-ой трансакции, выраженная в единицах средней денежной почасовой заработной платы. Фарджоун и Мачоувер отмечают, что выраженная в единицах средней денежной почасовой заработной платы переменная P(i) показывает, каким количеством рабочей силы позволяет распоряжаться товар, продаваемый и покупаемый в ходе i-ой трансакции. Если обозначить стоимость товара, продаваемого и покупаемого в ходе i-ой трансакции, с помощью переменной Z(i), то случайная переменная специфической цены Ψ(i) будет определяться как
Ψ(i) = P(i)/Z(i) *
В отношении переменной Ψ(i) авторы принимают, что она имеет нормальное распределение вероятностей *.
Из приведенных выше положений вытекает, что в подходе Фарджоуна и Мачоувера проблема превращения трудовых стоимостей в цены производства устраняется по определению. Авторы утверждают, что отраслевые нормы прибыли не выравниваются, трактуя отклонение цены товара, продаваемого в ходе трансакции i, от его стоимости как случайную величину, имеющую нормальное распределение. По их мнению, проблема превращения является псевдопроблемой. Она не имеет и не предполагает никакого решения, так как основывается на неверной предпосылке о наличии единой нормы прибыли *.
Несмотря на то, что согласно Фарджоуну и Мачоуверу выравнивания отраслевых норм прибыли не происходит, средняя норма прибыли может быть рассчитана и ее величина имеет большое значение. Согласно теории Маркса, источником прибыли является прибавочный труд, следовательно, средние нормы прибыли, выраженные в ценовых и стоимостных единицах, должны быть одинаковы.
Чтобы показать, что данное условие выполняется, Фарджоун и Мачоувер используют аргументацию, основанную на понятии случайной несмещенной выборки. В соответствии с теорией Маркса, норма прибыли в стоимостных терминах определяется как
Выражение (4) имеет большое значение, так как подтверждает то, что в модели Фарджоуна и Мачоувера прибыль имеет трудовое происхождение. В рассматриваемом подходе, как и у Маркса, прибыль возникает из неоплаченного прибавочного труда, созданного в процессе производства. Однако Фарджоун и Мачоувер принимают, что ее величина для каждого конкретного предприятия зависит также от множества факторов, имеющих случайную природу, вследствие чего отраслевые σ и r не равны друг другу. При условии, что в экономике число отраслей велико, случайные различия между отраслевыми значениями r и σ будут взаимно компенсировать друг друга, а средняя норма прибыли в стоимостных единицах σ будет равна средней норме прибыли в денежных единицах r.
Кратко описав основные положения подхода Фарджоуна и Мачоувера, мы можем перейти к критическому анализу его методологических и теоретических утверждений. Можно сказать, что авторы обратили внимание на важную и сложную методологическую проблему экономической науки, которая состоит в том, что экономические явления находятся под влиянием большого числа случайных факторов, которые вызывают отклонение эмпирических данных от теоретических значений, проявляясь в виде статистического шума.
Понимание того, что экономика является неточной наукой, пришло к экономистам давно. Эту истину вполне осознавали классические экономисты, например, Дж. Ст. Милль, который писал о том, что в реальной экономике действует большое количество помех, мешающих наблюдению законов, выводимых экономистами дедуктивным путем. Как утверждал Милль, влияние этих помех порою настолько велико, что эмпирическая проверка дедуктивных выводов становится невозможной *. Похожим образом рассуждал и А. Маршалл, утверждавший, что экономика по точности выводов и прогнозов подобна науке, изучающей приливы и отливы, которая способна дать предсказания, выполняющиеся лишь с некоторой вероятностью *.
Однако экономисты классической и неоклассической школ настаивали на том, что экономика как наука базируется на априорных принципах, описывающих поведение типичных субъектов в экономической жизни. Дж. Ст. Милль определял политическую экономию как «науку, раскрывающую законы общественных явлений, вытекающих из совместных действий человека по производству богатства, при условии, что эти явления не видоизменены стремлением к достижению другой цели» *. Под «стремлением к достижению другой цели» Милль понимал вышеупомянутые помехи, или поведение, не связанное с созданием богатства. По его мнению, неэкономическое поведение является предметом изучения других наук. Практически такую же позицию в этом вопросе занимал Маршалл *.
Методология исследования Фарджоуна и Мачоувера принципиально отличается от той, которую использовали классические и неоклассические экономисты. Их подход предполагает, что предпочтения индивидуумов, стремление к максимизации своего благосостояния и прочие факторы субъективного характера не оказывают устойчивого влияния на значения таких денежных переменных, как цены, заработная плата и норма прибыли. Единственной устойчивой закономерностью в экономике является обмен товаров по трудовым стоимостям. Влияние всех прочих факторов носит случайный характер. Денежные переменные в модели Фарджоуна и Мачоувера являются случайными величинами, имеющими нормальные распределения со средними значениями, задаваемыми системой трудовых стоимостей.
Такой подход полностью противоречит сложившейся теоретической традиции в экономических исследованиях. Уже меркантилистские авторы в своих рассуждениях отталкивались от предполагаемых устойчивых закономерностей в поведении людей, которые, как они считали, оказывают существенное влияние на наблюдаемые экономические факты, в том числе, и на те, которые выражены в ценовых величинах. Для всех последующих экономических школ предположение о существовании устойчивых закономерностей в индивидуальном поведении стало краеугольным камнем экономического анализа.
Фарджоун и Мачоувер отрицают традиционный экономический подход на том основании, что конкуренция, по их мнению, ведет не к упорядочиванию, а, наоборот, к нарушению сложившегося порядка. Они критикуют общепринятую концепцию экономического равновесия, согласно которой в условиях конкуренции возникают силы, ведущие к установлению равновесия. Фарджоун и Мачоувер утверждают, что, чем более совершенна конкуренция, тем ярче проявляются эндогенные силы, ведущие к нарушению сложившегося равновесия. Например, инвестиции фирм во многом определяются ожиданиями относительно будущего спроса на продукцию. Так как ожидания не основаны на точном знании, инвестиционный процесс принимает в значительной степени случайный характер. В зависимости от конкретной ситуации в отрасли, фирмы могут использовать различные стратегии ценообразования, вследствие чего отраслевая цена и норма прибыли будут испытывать непредсказуемые возмущения *.
Большая роль ожиданий в принятии решений, наличие у людей множества разнонаправленных мотивов поведении и, как следствие, непредсказуемость поведения экономических субъектов являются теми положениями, на которых основана методология Фарджоуна и Мачоувера.
Можно сказать, что их критика имеет под собой определенные основания. Так, в эмпирических микроэкономических исследованиях встречаются модели, у которых коэффициент детерминации, показывающий долю объясненной дисперсии в общей дисперсии зависимой переменной, не превышает 5% *. Это означает, что 95% вариации зависимой переменной вызваны неучтенными в модели факторами, влияние которых относят к ошибке наблюдения.
Фарджоун и Мачоувер предлагают ультрарадикальный методологический подход к преодолению проблемы неточного характера экономической науки. Суть их решения состоит в полном отказе от изучения многочисленных слабо проявляющихся и зачастую противодействующих друг другу экономических зависимостей. Такая методология равносильна отрицанию значительной доли экономической науки. Из наличия значительной неопределенности в поведении людей Фарджоун и Мачоувер делают вывод об абсолютной непредсказуемости решений, принимаемых экономическими субъектами на основе индивидуальных мотивов.
Этот вывод противоречит многочисленным эмпирическим исследованиям, которые подтверждают существование закономерностей в поведении экономических субъектов и изменении экономических переменных, проявляющих себя, несмотря на присутствие значительного числа помех и отклонений. Подобный радикализм также противоречит опыту людей, не являющихся профессиональными экономистами, но связанными с экономикой по роду своей деятельности. Например, люди, занимающиеся торговлей, постоянно используют многие понятия экономической теории, такие как спрос, предложение и др. Очевидно, что применение экономических терминов помогает им структурировать информацию об окружающей среде, упрощая, до определенной степени, процесс принятия решений.
Можно предположить, что человек, обладающий опытом работы в некоторой области деятельности и определенными навыками экономического анализа, способен предсказать последствия некоторых экономических событий. Особенно это касается ситуаций, когда среди множества внешних факторов или событий существует один или несколько доминирующих факторов, по силе своего влияния намного превосходящих все остальные. Например, резкое изменение в спросе на продукцию позволяет достаточно уверенно предполагать направление изменения цены продукта на достаточно продолжительную перспективу, несмотря на действие множества других, менее значимых факторов. Экономическая наука, весьма далекая от идеала точных наук, все же оказывается полезной, так как дает описание экономических механизмов, действующих в различных ситуациях и оказывающих достаточно устойчивое влияние на ценовые переменные.
Одним из важнейших методологических посылов, прозвучавших в книге Фарджоуна и Мачоувера, является призыв к переходу от парадигмы классической механики к парадигме статистической физики, типичным объектом изучения которой является идеальный газ. В свете подобной методологии, общество предстает как объект, состоящий из большого числа индивидуумов-молекул, поведение которых не скоординировано между собой. Авторы утверждают, что подобная трактовка общественных явлений оправдана, так как в капиталистическом обществе, по их мнению, не существует существенных механизмов координации поведения субъектов, за исключением государственного регулирования и коллективных соглашений *.
Данное утверждение достаточно спорно, так как в нем не учитывается то, что в капиталистической экономике помимо государственного регулирования и коллективных соглашений существует ряд других механизмов координации действий индивидуумов. Одним из них является рынок, подающий сигналы в виде цен, процентных ставок, норм прибыли и т. п., которые побуждают участников экономического процесса совершать непреднамеренно согласованные действия. Как известно, координирующая функция рыночной системы особенно подчеркивалась в трудах экономистов австрийской школы. Например, в случае роста нормы прибыли в одной из отраслей предприниматели будут осуществлять непреднамеренно скоординированное поведение, инвестируя в эту отрасль, а в случае инфляции индивидуумы будут стараться уменьшить размер реальных кассовых остатков.
Еще одним механизмом координации поведения является наличие многочисленных общественных институтов, которые увеличивают степень однообразия поведения экономических субъектов. К подобным институтам относится формальное право, контракты, моральные нормы, обычаи и т. п. Другим действенным механизмом координации действий экономических агентов являются средства массовой информации, которые могут использоваться для формирования у экономических субъектов однообразных предпочтений.
В теоретической аргументации Фарджоуна и Мачоувера также присутствуют спорные моменты.
Во-первых, к спорным положениям работы Фарджоуна и Мачоувера можно отнести тезис о том, что различные товарные наборы будут представлять собой несмещенную выборку из генеральной совокупности, в качестве которой выступает весь объем произведенной продукции. По мнению авторов, такие параметры распределения, как средняя величина и дисперсия цены совокупности товаров, покупаемых на заработную плату, V, не отличаются от соответствующих параметров совокупного выпуска, Y. То же самое авторы утверждают в отношении наборов товаров, представляющих имеющийся в стране запас совокупного капитала, K, и совокупные прямые нетрудовые затраты, I. На ошибочность данного тезиса указывает общепринятая практика одновременного расчета индексов цен товаров потребительского назначения и товаров, предназначенных для промышленного потребления, которая объясняется тем, что значения этих индексов обычно существенно отличаются друг от друга.
Во-вторых, центральным тезисом подхода Фарджоуна и Мачоувера выступает утверждение о том, что такие переменные, как отношение цены товара к его трудовой стоимости, норма прибыли, ставка заработной платы являются случайными величинами, имеющими нормальное распределение вероятностей. Это положение также выглядит в высшей степени неправдоподобным, так как противоречит многочисленным практическим наблюдениям. Результаты эмпирических исследований свидетельствуют о том, что существуют устойчивые факторы, оказывающие влияние на цены, нормы прибыли и ставки заработной платы.
Таким образом, некоторые теоретические и методологические положения подхода Фарджоуна и Мачоувера вызывают сомнения. Объявление всех денежных переменных случайными величинами эквивалентно отрицанию большей части экономической науки, задачей которой является изучение устойчивых взаимосвязей между денежными переменными. Тем не менее, подход Фарджоуна и Мачоувера, получив признание среди ряда ученых, является теоретической основой одного из направлений развития современной марксистской теории *.


Литература
1. Bortkiewicz L. von. Value and Price in the Marxian System. International Economic Papers. No. 2. 1952. P. 5–60.
2. Cockshott W.P., Cottrell A.F. Does Marx Need to Transform? May 1995. Режим доступа: www.ecn.wfu.edu/~cottrell/ancona/vol3.pdf.
3. Farjoun E., Machover M. Laws of Chaos. London: Verso, 1983.
4. Meek Ronald L. Some Notes on the «Transformation Problem». The Economic Journal, Vol. 66, No. 261. (Mar., 1956), pp. 94–107.
5. Mill J. St. Essays on Some Unsettled Questions of Political Economy. Essay V. Second edition. Batoche Books, Kitchener, 2000. Режим доступа: http://socserv.mcmaster.ca/econ/ugcm/3ll3/mill/Questions.pdf.
6. Samuelson Paul A. Understanding the Marxian Notion of Exploitation: A Summary of the So-Called Transformation Problem Between Marxian Values and Competitive Prices. Journal of Economic Literature, Vol. 9, No. 2. (Jun., 1971), pp. 399–431.
7. Seton F. The «Transformation Problem». The Review of Economic Studies, Vol. 24, No. 3. (Jun., 1957), pp. 149–160.
8. Steedman I. Marx after Sraffa. Surrey: Unwin Brothers Ltd., The Gresham Press, 1977.
9. Steedman I. Positive Profits with Negative Surplus Value. The Economic Journal, Vol. 85, No. 337. (Mar., 1975), pp. 114–123.
10. Steedman I. The Irrelevance of Marxian Values. In: Caravale G.A. (ed.) Marx and Modern Economic Analysis. Vol. I. Aldershot: Edward Elgar, 1991.
11. Webber M. Profitability and Growth in Multiregion Systems: Theory and a Model. Economic Geography. Vol. 72. Issue 3. July 1996. P. 335–352.
12. Winternitz J. Values and Prices: A Solution of the So-called Transformation Problem. The Economic Journal. Vol. 58. No. 230. (Jun., 1948). P. 276–280.
13. Маршалл А. Принципы экономической науки. — М., 1993.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия