Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Пшеничникова С. Н.
доцент кафедры общей экономической теории Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


О некоторых аспектах воспроизводства рабочей силы и формирования ее стоимости
В статье представлены концептуальные подходы к проблеме воспроизводства рабочей силы и формированию ее стоимости. Особо акцентируется внимание на таких важнейших фазах воспроизводства, как производство рабочей силы и её потребление. Автором сделано предположение о двойственном характере формирования стоимости рабочей силы. Ставится вопрос о соотношении таких категорий, как рабочая сила и человеческий капитал
Ключевые слова: производство рабочей силы, потребление рабочей силы, двойственный характер стоимости рабочей силы, потребительная стоимость рабочей силы

Чтобы потребить рабочую силу, ее сначала необходимо произвести. Производство рабочей силы требует физических, финансовых и материальных затрат по уходу, воспитанию, получению образования и пр. После того, как потенциальная рабочая сила произведена, полностью сформирована и подготовлена к труду, она может быть потреблена, то есть реально использована в процессе производства, в котором происходит производительное потребление рабочей силы.
Специфической особенностью такого продукта, как рабочая сила является то, что, в отличие от других факторов производства — земли и капитала, — он имеет непосредственное отношение к человеку. В результате, рабочая сила имеет, помимо экономического содержания, социальные и институциональные характеристики. Экономико-социальный эффект от использования рабочей силы не всегда предсказуем.
Важный вопрос, который поднимается рядом зарубежных и отечественных экономистов, касается стоимости рабочей силы. Чтобы рассмотреть этот аспект, можно использовать воспроизводственный подход к анализу рабочей силы. Процесс воспроизводства рабочей силы в рыночном хозяйстве делят на четыре фазы: производство, распределение, обмен и потребление. Наиболее важными, на наш взгляд, являются первая и последняя фазы, так как именно они играют особую роль в создании двойственного характера стоимости рабочей силы.
Вопрос образования стоимости рабочей силы считается до конца не исследованным. Стоимость, как следует из трудовой теории стоимости, предложенной А. Смитом, создается исключительно прошлым и настоящим трудом рабочих. Классическая школа сводила стоимость товара к затраченному труду, но столкнулась с противоречиями при определении стоимости самого труда. Экономисты-классики определяли стоимость труда стоимостью продукции. Отсюда возникал порочный круг, согласно которому стоимость продукта задается количеством труда, в то время как стоимость труда определяется стоимостью товара. Сам же процесс производства рабочей силы представителями классического направления не исследовался. Можно предположить, что существует стоимость, лежащая в основе производства рабочей силы, и стоимость как результат. Последний вид стоимости представляет собой ценность рабочей силы, выступающей в виде величины запаса его производительных сил, которую можно измерить либо количеством потенциально возможного труда, либо стоимостью других продуктов, создаваемых рабочей силой.
К. Маркс считал, что труд, который не имеет собственной стоимости, играет роль источника стоимости. Согласно марксистской концепции, любой товар обладает стоимостью, составной частью которой является прибавочная стоимость. При этом стоимость рабочей силы эквивалентна стоимости продукции, которая требуется для жизнедеятельности работника и его воспроизводства. В таком подходе основной проблемой является поиск ответа на вопрос о том, что создает рабочий, какую стоимость он производит.
Важно отметить то, что Маркс из всей цепочки воспроизводства человека основное внимание уделяет последней фазе, а именно, потреблению рабочей силы или производительному потреблению. Объясняется это тем, что Маркс исходит из естественного происхождения способности человека к труду, которая является его сущностным свойством. Способность к труду выступает в качестве производительной силы как рабочая сила. Вступая в процесс производства, различные элементы производительных сил становятся факторами производства, имеющими личный и вещественный характер.
Маркс разработал теорию прибавочной стоимости для объяснения природы капитала и эксплуатации. При капитализме рабочая сила выступает в качестве переменного капитала, то есть в виде той части капитала, которую образуют затраты на приобретение капиталистом рабочей силы. Рабочая сила в процессе своего производительного потребления превращается в капитал, или в самовозрастающую стоимость.
Следует отметить, что Маркс считал неправильным утверждение Смита о том, что наемный рабочий продает капиталисту труд, так как в этом случае прибавочная стоимость не может возникнуть. Для определения источника прибавочной стоимости он разделяет понятия рабочей силы и труда. Одновременно с этим, Маркс вводит понятия абстрактного и конкретного труда. Если конкретный труд переносит уже существующую стоимость элементов постоянного капитала, то абстрактный труд создает новую, в том числе, прибавочную стоимость.
Важно отметить, что Маркс использует и другую классификацию труда по критерию сложности, выделяя простой и сложный труд. Он показывает, что более сложный труд создает не только особую потребительную стоимость, но и большую стоимость по сравнению с простым трудом. Сложный труд — это «возведенный в степень или, скорее, помноженный простой труд» (1, Т.23, с.53). Следовательно, сложный труд способен создавать большую стоимость, которая овеществляется в большем количестве продукта или в товарах, имеющих принципиально иное качество, поэтому он должен выше оплачиваться. Сложный труд «есть проявление такой рабочей силы, образование которой требует более высоких издержек, производство которого требует большего рабочего времени, и которое обладает, поэтому, более высокой стоимостью, чем простая рабочая сила» (2, Т.23, с.208–209).
Маркс акцентирует свое внимание на анализе простой рабочей силы потому, что не закончил свое экономическое исследование. Из всего кругооборота товара «рабочая сила» он рассмотрел в I томе «Капитала» лишь две последние фазы — обмен и потребление. Он предполагал посвятить производству и распределению рабочей силы отдельный том, поэтому до конца не исследовал эти фазы воспроизводства, сосредоточив внимание на производительном использовании человека в качестве личного фактора производства.
Отчасти проблема производства рабочей силы анализируется Марксом в теории потребительного производства (3, Т.46, с.27). Он утверждает, что рабочая сила производится в процессе потребления, то есть «потребление есть непосредственно также и производство..., например, в процессе питания, представляющим собой одну из форм потребления, человек производит свое собственное тело — это совершенно ясно, но это же приложимо и ко всякому другому виду потребления, которое с той или иной стороны, каждое в своем роде, производит человека» (4, Т.12, с.719).
Маркс делает вывод, что «потребительное производство... есть второй вид производства, вытекающий из уничтожения продукта первого. В первом производитель себя овеществляет, во втором — персонифицируется произведенная им вещь» (5, Т.26, с.305). В процессе потребительного производства происходит восстановление, а также своего рода накопление производительной силы труда. Так Маркс анализирует процесс воспроизводства рабочей силы.
Базируясь на марксистской концепции, можно утверждать, что в воспроизводстве простой рабочей силы, осуществляющей несложные и однообразные операции, участвует стоимость необходимого продукта, который позволяет воспроизвести необходимое количество рабочей силы нужного качества, востребованной при производстве массовых стандартизированных продуктов в условиях капиталистического хозяйства. Если же для осуществления трудовых операций требуются специальные знания, то затраты на подготовку такой рабочей силы будут более существенными и долговременными, выходящими за пределы необходимого продукта.
Это подтверждает наше предположение о том, что стоимость рабочей силы имеет двойственный характер. С одной стороны, она слагается из затрат на ее производство, включающих все статьи потребления. С другой стороны, стоимость рабочей силы может быть представлена как стоимость результата, в том числе, полученного при ее потреблении в процессе производства какого-либо продукта. По мнению автора, стоимость произведенной рабочей силы измеряется двумя величинами: во-первых, совокупной ценностью рабочей силы как величины запаса производительных сил человека, расходование которых происходит порциями в процессе труда, и, во-вторых, стоимостью готового продукта, произведенного с помощью живого и овеществленного труда.
Согласно теории предельной полезности, предложенной маржиналистами, стоимость продукта определяется его полезностью. Под влиянием полезностной парадигмы возникло мнение о том, что производство, направленное на удовлетворение потребностей, идет на смену производству, целью которого является прибыль. Отсюда следует, что главные фазы воспроизводства — это обмен и потребление, а фаза производства, и соответственно, производитель в лице рабочего отходят на второй план.
В эпоху свободного капитализма стоимость продукта зависит от массы рабочего времени и количества затраченного труда. По мере развития крупной промышленности и массового производства эта закономерность перестала действовать. В современных условиях создание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и количества труда, в большей степени определяясь мощью техники, приводимой в действие в течение рабочего времени. Отсюда возникает огромная диспропорциональность между затраченным рабочим временем и результатом, воплощенном в действительном богатстве общества.
Заслуга Маркса состояла в том, что он рассмотрел функционирование экономики с трудовой точки зрения. Согласно позиции исследователя В.Я. Ельмеева, современная экономическая наука должна быть построена на новой парадигме — трудовой теории потребительной стоимости. На современном этапе развития, который характеризуется переходом к постиндустриальному обществу, труд имеет инновационный характер только в качестве созидателя потребительной стоимости.
Рассмотрим, что понимается под «потребительной стоимостью рабочей силы» (6, с.126). По мнению Ельмеева, в условиях капиталистического рыночного производства потребительная стоимость рабочей силы выражается в ее способности доставлять труд и создавать стоимость, которая по величине превышает стоимость самой рабочей силы. Таким образом, прошлый труд, заключенный в рабочей силе, и живой труд, который она может выполнить, — это две различные величины. В этой разнице и проявляется потребительная стоимость рабочей силы. Это означает, что потребительная стоимость рабочей силы равняется избытку труда, доставляемого работником, над тем его количеством, которое затрачивается на воспроизводство рабочего. Таким образом, позиция Ельмеева совпадает с утверждением автора о двойственном характере стоимости рабочей силы. С одной стороны, стоимость рабочей силы равняется затратам на воспроизводство работника, с другой стороны, она определяет ценность работника как такового, которую можно измерить либо количеством потенциально существующего труда, либо стоимостью произведенных продуктов в процессе производительного потребления работника.
Превышение результатов труда над затратами в процессе его функционирования достигается двумя способами. Первый из них состоит в использовании человеком энергетических сил природы и технико-технологических средств как усилителей сил труда. Вторым способом является общественный способ осуществления деятельности (7, с.133). Участие труда в увеличении производства потребительной стоимости состоит в изменении, во-первых, продолжительности труда, во-вторых, его производительности.
По мнению автора, заслуга Ельмеева заключается в том, что он
а) провел теоретическое исследование труда как экономической категории, обладающей специфическими характеристиками в современных условиях;
б) рассмотрел проблему стоимости самого труда как потребительной стоимости рабочей силы;
в) сделал вывод о новой роли труда, согласно которому главным фактором преобразования общественного производства на современном этапе является не труд, выполняемый самим человеком, а присвоение его собственной всеобщей производительной силы, то есть развитие общественного индивидуума.
В середине ХХ в. появилась теория человеческого капитала. В этой теории особое внимание уделяется созданию человеческих ресурсов в процессе инвестирования и потребления, в результате которых возникает отдача в виде доходов и процента на использованный человеческий капитал.
Классикой современной экономической мысли стала работа Г. Беккера «Человеческий капитал», в которой он сформулировал идею о том, что «человеческий капитал — это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Инвестициями в него могут быть образование, накопление производственного опыта, охрана здоровья, поиск информации» (8, с.56–57). По мнению Беккера, «анализ человеческого капитала мог бы помочь при объяснении многих закономерностей рынка труда и экономики в целом» (9). Отправным пунктом исследования Беккера являлось утверждение о том, что родители, вкладывающие средства в развитие и образование детей, ведут себя рационально, взвешивая соответствующие выгоды и издержки. Беккер, как и многие современные экономисты, в своих рассуждениях исходил из того, что чем больше знаний и навыков вложить в человека сегодня, тем большую отдачу можно получить завтра.
Оплачивая образование своих детей, родители ожидают получить от них отдачу в старости. Выгоды получает и общество, так как инвестиции в человека увеличивают производительность труда, повышают качество товаров и услуг, а также способствуют экономическому развитию в целом. Таким образом, чем больше готовится высококвалифицированных кадров, тем шире возможности по созданию инновационных продуктов, расширению инновационного сектора и переходу экономики страны на постиндустриальную стадию развития.
Известный экономист Эдвард Ф. Денисон рассчитал, что за период 1928–1982 гг. среднегодовой темп прироста национального дохода на душу населения в США составил 1,55%. При этом 0,38% обеспечивалось ростом количественных затрат труда и капитала, а 1,17% — увеличением производительности факторов. Ведущее влияние среди качественных факторов оказывал прогресс в знаниях, на который приходилось 0,68% прироста (10, с.606). Главная идея Денисона заключалась в том, что экономический рост напрямую зависит от повышения производительности труда, а, следовательно, от качества человеческих ресурсов, занятых в процессе производства. Производительность труда, в свою очередь, зависит от квалификации и уровня образования рабочей силы. Следовательно, если в экономической системе существует стратегия подготовки и развития кадров по разным направлениям, подкрепленная достаточным финансированием, то экономический результат функционирования такой системы будет высоким.
Ряд отечественных экономистов уделяют большое внимание изучению категории «человеческий капитал». Различные авторы по-разному определяют понятие человеческого капитала. Так, например, С.Ф. Дятлов отмечает, что «человеческий капитал — рыночная форма проявления производительных сил человека в постиндустриальном обществе» (11, с.163). Дятлов уточняет, что в структуру производительных способностей входят как способности к труду — рабочая сила, так и способности к потреблению, или потребительная сила. Функцией рабочей силы является труд, а функцией потребительной силы — потребление (12, с.113). Сравнивая эти два определения, можно отметить, что они являются близкими по смыслу.
Известный экономист И.В. Ильинский, акцентируя внимание на теоретических и методологических аспектах функционирования образования в инновационном воспроизводстве, указывает, что «человеческий капитал представляет собой совокупность экономических отношений, возникающих в общественном производстве между его субъектами по поводу формирования, развития и совершенствования способностей человека» (13, с.163).
Циклическая теория развития человеческого капитала была предложена Л. Г. Симкиной (14). Отечественные экономисты И. Ломова, Л. Бреслов и Б. Лисовик исследовали человеческий капитал в контексте проблем безработицы и эффективной занятости (15, с.128). В. С. Автономов подробно проанализировал модель человека в экономической науке, сопоставив ее с моделью человека, используемой в психологии и социологии, и пришел к выводу о необходимости проведения междисциплинарного анализа (16, с.203). В настоящее время проводится исследование человеческого капитала как важнейшего фактора постиндустриального развития и экономического роста в России. В частности, данную проблему изучает Е.А. Полищук (17).
Зарубежные и отечественные исследователи признают, что человеческие способности, знания и навыки являются особой формой капитала, так как они а) являются неотъемлемым личным достоянием каждого индивида; б) обеспечивают своему обладателю получение более высокого дохода в будущем за счет отказа от части текущего потребления; в) требуют для своего формирования как от самого индивида, так и от всего общества в целом весьма значительных затрат; г) имеют свойство накапливаться и представляют определенный запас (18, с.40).
Мы полагаем, что все вышеперечисленные критерии можно отнести к характеристикам рабочей силы, способной выполнять сложный труд. При этом следует отметить, что четкого разграничения между получением заработной платы от использования труда и процента от человеческого капитала не существует. Следовательно, возникает вопрос о том, что является главным критерием отнесения затрат человеческого труда к личному фактору производства в виде рабочей силы или к фактору человеческого капитала. Еще одним вопросом является проблема соизмерения затрат и результатов с вкладом рабочей силы и человеческого капитала, которое доказывало бы существование значительной разницы в формировании и получении соответствующих видов дохода.
Для того чтобы ответить на поставленные вопросы, рассмотрим один из вариантов рубрикации производственных факторов (см. Таблицу 1).
Таблица 1
Рубрикация производственных факторов
Из схемы видно, что человеческий капитал в совокупности с природными способностями и чистым трудом составляют категорию труда в общепринятом смысле. Однако остается неясным, какой из типов труда — простой или сложный — включается в чистый труд. Теория человеческого капитала на этот вопрос не отвечает, предпочитая трактовать категорию капитала в широком смысле, а понятие труда — в узком значении.
По мнению автора, теория человеческого капитала нуждается в уточнениях.
Во-первых, несмотря на большое количество трудов по данной проблематике, остается не ясным соотношение таких экономических категорий, как рабочая сила и человеческий капитал. Если исходить из общетеоретических предпосылок, рабочая сила — это запас, в то время как труд является величиной потока. Тогда возникает вопрос, если человеческий капитал — это запас, то что является потоковой величиной?
Во-вторых, согласно утверждению Беккера, человеческим капиталом обладает каждый индивидуум. Следовательно, у всех работающих лиц имеется запас здоровья и образования, а также присутствует мотивация. Однако последнее утверждение вызывает сомнение. Учитывая, что рабочая сила — это совокупность физических и умственных способностей человека, представляющих собой также величину запаса, принципиальной разницы в рассмотренных определениях нет.
В-третьих, согласно концепции Маркса, рабочая сила обладает стоимостью и потребительной стоимостью. Стоимость рабочей силы — это цена жизненных благ, в то время как ее потребительная стоимость заключается в создании прибавочной стоимости. Однако в марксистской концепции рабочая сила — это товар, принадлежащий работнику, который превращается в капитал в процессе производства в руках капиталиста. Этот капитал, являющийся переменным, создает стоимость, превосходящую стоимость средств существования работника. Согласно теории человеческого капитала, работник — это капиталист, который предлагает свой человеческий капитал и получает на него процент, а не заработную плату. При этом требует выяснения вопросы о типе экономической системы, способах оплаты затраченного человеческого капитала и о том, всегда ли она происходит.
В-четвертых, сторонники теории человеческого капитала утверждают, что каждый индивидуум обладает им. Они также настаивают, что в процессе производства человеческий капитал используется именно в качестве капитала. Следовательно, работник, являясь капиталистом и получая процент на свой капитал, ничего не оставляет капиталисту-собственнику средств производства. Этот аспект проблемы до конца не изучен, ни отечественными учеными, ни зарубежными исследователями.
В-пятых, из определения основных факторов производства и принципов взаимодействия их в производственной функции неясно, как вводится параметр человеческого капитала и каким образом определяется отдача от него.
На эти вопросы теория человеческого капитала пока не дает ответа. Можно предположить, что в рыночном хозяйстве под человеческим капиталом понимается образованная, высококвалифицированная и, даже, уникальная часть рабочей силы, способная производить инновационный продукта, которая имеет возможность получать, помимо заработной платы, также доход, обусловливаемый высоким качеством своих производительных сил, достигнутым в результате коммерциализации своих знаний, способностей и умений.
Теорию человеческого капитала нельзя считать общепринятой. Еще в 1960–1970-е гг. она вызвала резкую критику ученых, стоящих на позициях марксистской теории постоянного и переменного капитала. Это отношение к ней, в определенной степени, сохраняется до сих пор. Не случайно Р. Капелюшников в статье «Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению» признал: «Теоретические новации Беккера далеко не всегда ожидал благожелательный прием. Идея человеческого капитала, кажущаяся столь очевидной, была встречена в штыки педагогической общественностью, усмотревшей в ней умаление культурной ценности образования и низведение человека до уровня машины» (20, с.18).
На уязвимость понятия человеческого капитала обращал внимание и Т. Шульц: «Сама мысль о капиталовложениях в человеческие существа кажется недопустимой для некоторых из нас. Наши ценности и вера не позволяют нам смотреть на людей как на капитальные товары, за исключением рабства, а оно ужасает нас... Таким образом, рассматривать людей как богатство, которое может быть увеличено путем инвестиций, — значит вступать в противоречие с глубоко укоренившимися ценностями. Представляется, что это снова низводит человека до простого материального компонента, человек превращается в нечто, напоминающее собственность» (21, с.304).
По мнению В.П. Щетинина, Маркс не принял бы нынешнюю трактовку понятия человеческого капитала, так как она базируется на механическом соединении разнородных категорий рабочей силы и капитала. Такая трактовка сводит на нет значительные социально-экономические различия между самостоятельными и наемными работниками, а также наемными работниками и работодателями. Иначе говоря, последователи концепции человеческого капитала поверхностно характеризуют богатство и капитал, рассматривая их вне границ общественно-производственных отношений рыночной экономики, базирующихся на наемном труде.
Таким образом, в трактовке человеческого капитала имеется двойственность. В широком смысле категория человеческого капитала рассматривается как социально-экономическая форма качества человеческого потенциала в масштабе всего общества. Этот потенциал принадлежит всем труженикам. Он становится капиталом, включаясь в производство. В узком смысле под человеческим капиталом понимается та его часть, которая производительно используется предпринимателями для извлечения прибыли. Именно она удовлетворяет признакам переменного капитала. Эта часть капитала, видимо, «будет все более трансформироваться, приобретая черты общечеловеческого капитала» (22, с.47).
Рассмотрев концептуальные подходы различных школ и направлений, можно констатировать, что все исследователи признают факт наличия стоимости рабочей силы. Трудность заключается в её измерении. Классическая школа приравнивала стоимость труда к стоимости продукта. Маркс предлагал суммировать все статьи потребления для определения затрат на производство рабочей силы. Согласно его позиции, стоимость готового продукта создается в процессе производительного потребления рабочей силы. Теория человеческого капитала исследовала как производство человеческих ресурсов в процессе инвестирования, так и их потребление, которое сводилось к созданию доходов от человеческого капитала.
Автор предполагает, что в трактовке стоимости рабочей силы имеется двойственность. С одной стороны, стоимость рабочей силы равняется суммарным затратам на производство рабочей силы, которая в современных условиях должна иметь достаточный уровень образования и квалификации. С другой стороны, под стоимостью рабочей силы понимается потенциальная ценность человеческого фактора, которая формируется в процессе его создания. Автор считает, что ценность человеческого фактора измеряется либо величиной запаса производительных сил человека, которые порциями расходуются в процессе труда, либо стоимостью создаваемой им продукции.


Литература
1. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т.23. С.53.
2. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т.23. С.208–209.
3. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т.46. Ч.I. С.27.
4. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т.12. С.719.; Т.46. Ч.I. С.27.
5. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т.26.Ч.III. С.305.
6. Ельмеев В. Я. Социальная экономия труда: общие основы политической экономии. — СПб., 2007. — С.126.
7. Ельмеев В. Я. Социальная экономия труда: общие основы политической экономии. — СПб., 2007. — С.133.
8. Беккер Г. Человеческий капитал и распределение времени // Человеческое поведение: экономический подход: Изб. тр. по экономике / Пер. с англ. — М., 2003. — С. 56–57.
9. Taм же.
10. Сакс Дж.Д., Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход / Пер. с англ. — М., 1996. — С. 606.
11. Производительные силы человека: структура и формы проявления / А.И. Добрынин, С.А. Дятлов, В.А. Коннов, С.А. Курганский. — СПб., 1993. — С. 163.
12. Дятлов С.А. Основы теории человеческого капитала. — СПб., 1994. — С. 113.
13. Ильинский И.В. Инвестиции в будущее: образование в инновационном воспроизводстве. — СПб., 1996. — С. 163.
14. Cимкина Л.Г. Человеческий капитал в инновационной экономике. — СПб.,2000.
15. Бреслов Л.Б., Лисовик Б.С., Ломова И.Е. Человеческий капитал: организация и эффективность накопления в условиях формирования рынка труда. — СПб., 2002. — С. 128.
16. Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. — СПб., 1998. — С. 203.
17. Полищук Е.А. Человеческий капитал в экономике современной России: проблемы формирования и реализации. — Ижевск, 2005.
18. Добрынин А.И., Дятлов С.А., Цыренова Е.Д. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. — СПб., 1999. — С. 40.
19. Там же. — С. 41.
20. Капелюшников Р.И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению // Экономика, политика, идеология. — 1993. — № 11. — С. 18.
21. Цит. по: Вуз и рынок. Кн. 1. Коммерческая деятельность в системе высшей школы России. — М., 1992. — С. 304.
22. Щетинин В.П.Человеческий капитал и неоднозначность его трактовки // Мировая экономика и международные отношения. — 2001. — № 12. — С.47.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия