Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Перников С. Г.
Первый заместитель Губернатора Псковской области

Инвестиционная политика и типология её структурных элементов
В статье проводится анализ концепции инвестиционной политики, представленной в современной российской и зарубежной экономической литературе, который позволяет уточнить определения понятий «инвестиции» и «инвестиционная политика» применительно к инновационной постиндустриальной экономике, выявить особенности инвестиционной политики в кризисный и посткризисный период, предложить типологию видов инвестиционной политики в современной российской экономике
Ключевые слова: инвестиции, инвестиционная политика, типология видов инвестиционной политики

Инвестиция означает долгосрочное вложение капитала в экономику. С позиций классической экономической теории она представляет собой «расходование ресурсов в надежде на получение доходов в будущем, по истечении достаточно длительного времени» [1], «отказ от определённой ценности в настоящий момент за (возможно неопределённую) ценность в будущем» [2]. Таким образом, инвестиции всегда являются рискованными, поскольку предполагают отказ от вполне реального текущего потребления ради дохода, включающего прибыль, надежда на которую вполне может и не оправдаться. Инвестиции также носят долгосрочный характер, т.е. решения об их вложении являются по своей природе стратегическими. В основе стратегии находится выбор между реальным текущим и вероятным будущим потреблением.
В учебнике под редакцией В.В.Ковалёва, В.В.Иванова и В.А.Лялина инвестиция определяется как «целенаправленное вложение на определённый срок капитала во всех его формах в различные объекты (инструменты) для достижения индивидуальных целей инвесторов» [3]. Существенными признаками инвестиций являются: способность приносить доход; разнообразие инвестиционных ресурсов, которые характеризуются спросом, предложением и ценой; преобразование части накопленного капитала в альтернативные виды активов; целенаправленное вложение капитала в материальные и нематериальные объекты; наличие индивидуально определяемого срока вложений; многообразие целей инвестирования, не всегда связанных с извлечением непосредственной экономической выгоды; риск вложений, вероятностный характер целей инвестирования.
Это определение, принятое нами в качестве базового, выходит за рамки классической монетарной теории. Во-первых, инвестиции не сводятся к финансированию, т.е. управлению потоком оплат и выплат (расходов) [4], поскольку в качестве инвестиций рассматривается и вложение интеллектуальной собственности (ноу-хау и т.д.), которое не всегда можно трансформировать в платежи.
Во-вторых, инвестиции включают вложения всех хозяйствующих субъектов, в т.ч. домохозяйств, а не только преобразование капитала, преимущественно денежного, в предметы имущества в составе активов предприятий, т.е. «представленные в стоимостной оценке расходы, сделанные в ожидании будущих доходов» [5].
В-третьих, в отличие от комбинаторной трактовки [6], инвестиции не ограничиваются вложениями в действующие предприятия (обновление оборудования, расширение производственных мощностей, слияния и поглощения, разработка, продвижение и реклама новых товаров и т.д.), поскольку в инновационной экономике они всё чаще связаны с созданием условий для организации бизнеса (развитие различных видов инфраструктуры, образования, здравоохранения, культуры).
В-четвёртых, инвестиции не всегда означают связывание финансовых средств, как это утверждает их диспозиционная трактовка [7], т.к. при инвестировании объектов интеллектуальной собственности они не расходуются, а сохраняются в распоряжении инвестора. При инвестициях на мезо- и макроуровне (в отличие от микроуровня) происходит не прирост средств производства или материальных запасов, а развитие общественных производительных сил.
В-пятых, реальные инвестиции не сводятся к капитальным вложениям — инвестициям «в основной капитал (основные средства), в т.ч. затраты на новое строительство, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин, оборудования, инструмента, инвентаря, проектно-изыскательские работы», как это предписано Федеральным законом [8]. Согласно этому закону, инвестициями являются денежные средства, целевые банковские вклады, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, лицензии, а также кредиты, любое другое имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта. Соответственно, инвестиционная деятельность — это вложение инвестиций (инвестирование) и их реализация вплоть до получения результата.
В советской экономической литературе преобладала узкая трактовка инвестиций как капиталовложений, затрат на воспроизводство основных фондов, их увеличение и совершенствование. В законе «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» (1991 г.) была принята расширительная трактовка, включающая в инвестиции «денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги» (Ст.1). Однако и эта трактовка, учитывающая не только реальные (производственные), но и финансовые инвестиции не соответствует содержанию государственной инвестиционной политики в инновационной и постиндустриальной экономике, когда ресурсы вкладываются на длительный срок и в условиях риска в расширение и обновление производства не только товаров, услуг, но и общественных благ независимо от формы, направления и непосредственной цели вложений.
Э.Долан и Д.Линдсей рассматривают инвестиции как «увеличение предложения производительных ресурсов» [9]. У.Шарп, Б.Александер и Дж.Рейли трактуют инвестиции как процесс расставания «с деньгами сегодня, чтобы получить большую их сумму в будущем» [2, с.2]. Такая трактовка исключает из инвестиций вложения в развитие образования, здравоохранения, фундаментальной науки и т.д.
Инвестиции наряду с потребительским спросом образуют вторую составляющую совокупного спроса, однако сбережения и инвестиции, как показал ещё К.Маркс, влияют на объём эффективного спроса в противоположном направлении: сбережения сокращают спрос, а инвестиции его увеличивают, хотя объём предложения остаётся неизменным. Лишь в перспективе, после ввода в эксплуатацию новых производственных мощностей, производство товаров и услуг увеличится [10]. Поэтому инвестиционная политика играет в развитии экономики и общества в целом особую роль, определяя не только темпы экономического роста и обновления производства, но и баланс рыночного спроса и предложения, уровень инфляции, развитие общественных производительных сил и социальных институтов.
Инвестиция — это всегда весьма затратное и рискованное изменение, осознанное отклонение от стабильной и традиционной деятельности, основанное на долгосрочном прогнозе последствий нововведения. В условиях инновационной и постиндустриальной экономики расширение масштабов и направлений инвестиционной деятельности является необходимым и вынужденным, поскольку в условиях быстрого сокращения сроков морального износа техники, форм организации производства и квалификации работников неизменность, застой означает потерю конкурентоспособности и гибель бизнеса или всей экономической системы.
Радикально-либеральные экономисты, например, Э. Долан и др., определяют сбережения как часть дохода семейного хозяйства, которая не идёт на покупку товаров и услуг, а также на уплату налогов [9, с.15]. Эта индивидуалистическая трактовка отвергнута Дж. Кейнсом, который отмечал, что «помимо сбережений, накапливаемых отдельными лицами, значительная часть доходов, составляющая вероятно от 1/3 до 2/3 накопления в современных промышленно-развитых странах ... сберегается центральными правительствами и местными органами власти, коммерческими корпорациями и прочими учреждениями и организациями [11]. При этом сбережения и инвестиции «должны быть равны между собой, поскольку каждая из них равна превышению дохода над потреблением» [11, с.183]. Общие размеры сбережений (сбережения личных доходов населения, нераспределённой прибыли, резервной части госбюджета) и их структура определяются действующими в данном обществе социальными институтами.
Инвестиционная политика — часть социально-экономической политики государства и хозяйствующих субъектов, включающая прогнозирование, планирование, стимулирование и организацию инвестиционного процесса в целях развития и обновления производства, инфраструктуры и социальных институтов. В современных условиях эта политика представляет собой сложную систему, состоящую из ряда взаимосвязанных подсистем (рис.1).
Рис.1. Типология подсистем (элементов) инвестиционной политики
Эту политику осуществляют на глобальном уровне межгосударственные организации (ВБ, МВФ, ЕБРР, Центробанки ЕС, ЕврАзЭс и т.д.), национальные государства и банки развития, региональные и секторальные (межотраслевые) органы управления и инвестиционные фонды, коммерческие и некоммерческие организации (НКО) и их объединения, домохозяйства и их ассоциации.
Существенно различается инвестиционная политика государственных, муниципальных, институциональных (пенсионные, страховые, инвестиционные, хеджевые, экологические, благотворительные и другие фонды), корпоративных организаций и индивидуальных частных инвесторов. Некоторые из них инвестируют преимущественно финансовые ресурсы в расчёте на прибыль, другие вкладывают неденежные материальные и нематериальные активы в целях достижения преимущественно неденежного экономического и других видов эффекта.
Инвестиционная политика, направленная на достижение стратегического (долговременного) коммерческого или некоммерческого эффекта, весьма отличается от политики портфельных инвесторов, преимущественно краткосрочной и спекулятивной, не предполагающей управление реальным производством и его обновление.
Объектом инвестирования при этом служит производство реальных продуктов (коммерческие фирмы), финансовый рынок, некоммерческие организации либо многообразная инфраструктура, оказывающая не только рыночные, но и льготные, а также бесплатные общественные услуги. Соответственно, вложения осуществляются в форме материальных, реальных нематериальных активов либо финансовых ресурсов (деньги и ценные бумаги). При этом достигается преимущественно экономический (прямой или внешний, сопряжённый, реализуемый в других сферах) социальный экологический или информационный (создание новых знаний, не имеющих стоимостной оценки) эффект.
Первая специальная монография об инвестиционной политике была издана ещё в 1938 г. [12] В ней предлагались математические модели для прогнозирования окупаемости и риска инвестиций. С тех пор по этой проблеме опубликовано более 2 тыс. книг. В изданиях последних лет выделяются проблемы, наиболее актуальные для посткризисного развития экономики.
1. Инвестиционная политика, учитывающая современные тенденции глобализации рынков в условиях торгового и бюджетного дефицита США и стран ЕС, их зависимости от иностранных инвестиций, роста цен на золото, нефть и продовольствие, затрат на здравоохранение, образование и соцобеспечение, нестабильности фондового рынка [13].
2. Возрастание роли социальных факторов экономического роста и, соответственно, социальной ответственности глобальных инвестиционных банков, публичных корпораций и других разработчиков инвестиционной политики [14]. Национальный исследовательский совет США пришёл к выводу о необходимости увеличения инвестиций в инфраструктуру, федеральные научные центры, университеты и НКО. Эффективность этих вложений оценивается не по норме прибыли, а по воздействию на конкурентоспособность национальной экономики с учётом сопряжённых (осуществляемых в смежных секторах) затрат и экстерналий (внешнего эффекта) [15].
3. Специальная инвестиционная политика призвана учесть вызовы «экономики климатических изменений», когда быстро растёт ущерб от эмиссии парниковых газов, вырубки лесов, деградации почв, дефицита чистой пресной воды, риски техногенных катастроф. Государство должно учесть это в налоговой политике, а институциональные инвесторы — при оценке экологичности новых технологий и продуктов [16]. Как показало исследование Стенфордского университета (США), это особенно актуально для Китая, где быстрый экономический рост вызвал серьёзные экологические проблемы [17].
4. Глобализация финансовых рынков и быстрое увеличение доли Китая, Индии и других развивающихся рынков в мировом ВВП привело к принципиальным изменениям в инвестиционных потоках. Эти страны выступают не только как получатели инвестиций, но и как активные инвесторы [18]. Существенно возросла роль суверенных инвестиционных фондов Китая, арабских стран, Сингапура, Индии, России, а также ТНК на инвестиционном рынке [19]. Обзор ОЭСР подтверждает глобализацию инвестиционной политики на примере североафриканских и других стран [20].
5. Возрастание роли публичных государственных и иностранных инвестиций подтверждает, что на макроэкономическом и глобальном уровне традиционный стоимостной анализ затрат и результатов (cost-benefit analysis) недостаточен [21]. В инвестиционной политике необходимо учитывать воздействие вложений на уровень бедности, миграцию [22], изменение инвестиционного климата для малого и среднего бизнеса, особенно женского [23].
6. Инвестиционная политика в современных условиях стала основой макроэкономического регулирования и управления рисками на базе новых принципов. Финансовое регулирование, как показали уроки системного кризиса, должно стать системным и глобальным, включить рынки ипотечных и производных ценных бумаг, оценку корпоративных инвестиций и трастового управления по их воздействию на стандарты качества жизни и другие социальные результаты. К такому выводу пришли исследователи Оксфорда [24]. Регулирование должно ограничить офшорные инвестиции, теневой и криминальный инвестиционный бизнес, уход от налогов и отмывание незаконных доходов [25]. Это особенно актуально для России.
Развитие инновационной экономики в России требует усиления роли государства в финансировании технологического развития, рассчитанного на получение долгосрочной отдачи. Проведённый исследователями ОЭСР анализ [26] показал, что Россия становится всё более важным получателем и источником инвестиций. Несмотря на общеизвестные проблемы, связанные с коррупцией, по оценке зарубежных экспертов в России осваиваются международные стандарты менеджмента, стимулируется приток прямых иностранных инвестиций, в частности, в энергетику.
Традиционные факторы производства — земля и капитал овеществляются в средствах труда и производственной инфраструктуре и выступают как внешняя сила по отношению к человеку, а поэтому могут отчуждаться от него с помощью рыночных механизмов. Всеобщие производительные силы — фундаментальные знания, умение и готовность использовать их для инноваций, глобальные информационные сети, передающие эти знания, деловой, инвестиционный и инновационный климат, определяемый культурой данного гражданского общества — не отчуждаются от своих носителей — гражданина, регионального, национального и международного социума и потому не могут стать товаром в обычном смысле слова [27].
Объектом интеллектуальной собственности, которая находит выражение в нематериальных активах и может отчуждаться на рыночной основе, являются лишь информационные продукты, а не сами всеобщие производительные силы. Это требует, как показали американские экономисты [28], изменения методов измерения, оценки и презентации инвестиционных результатов. Применительно к инвестициям в транспортную инфраструктуру, как показало исследование экспертов ОЭСР [29], стандартный анализ окупаемости вложений преуменьшает эффект, полученный на мезо- и макроуровне в связи с расширением рынков поставок и сбыта, ростом мобильности кадров и т.д. Наряду с окупаемостью инвестиций при оценке крупных и долгосрочных проектов необходим анализ эффекта, полученного всеми потребителями (customized analysis).
Инвестиции как часть валового национального сбережения во многом определяют темпы экономического роста. При этом движение ценных бумаг некоторыми авторами не включается в инвестиционный процесс, поскольку означает лишь передачу в другие руки права собственности на уже существующие активы на рынке ценных бумаг.
В классической экономической теории функция инвестиций связана с нормой процента, которая складывается на денежном рынке под непосредственным воздействием производства. В кейнсианской теории норма процента определяется исключительно рынком денег, причём на основе будущей, прогнозируемой инвесторами техники и технологии. В связи с этим в предмет исследования вводится психологический фактор — ожидания инвесторов: при неизменной ставке процента они могут и сокращать, и увеличивать инвестиции в зависимости от оценки ожидаемых доходов и риска. Предельная эффективность инвестиций выравнивает издержки их осуществления с ожидаемой выручкой.
Инвестиционная политика учитывает функциональную зависимость между инвестициями и предельной эффективностью капитала, которая стремится уравняться с нормой процента. Соответствующий мультипликатор характеризует доходообразующее воздействие инвестиций, соотношение инвестиций, потребления и эффективного спроса, зависимость между динамикой инвестиций, ВВП и уровня безработицы. Увеличение инвестиций с помощью мультипликатора обеспечивает более полное использование производственных ресурсов, прежде всего производственных мощностей и рабочей силы. Однако выводы классической теории о необходимости меньше потреблять и больше сберегать, справедливы только для условий относительно полной занятости и загрузки мощностей. В условиях кризиса рост сбережений хозяйственных субъектов означает сокращение платёжеспособного спроса и падение темпов прироста ВВП. Так, уже в 1999–2002 гг. доля инвесторов в США, ожидавших окупаемости вложений на уровне 12% в год и выше, сократилась с 30 до 10%, а 5% и ниже — выросла с 8 до 12%, доля вполне уверенных в успехе своих вложений уменьшилась с 18 до 8% (Business Week, 30.12.2002, p.76). Это отражало окончание повышательной стадии длительного Кондратьевского цикла, когда новые компьютерные технологии обеспечивали высокую прибыльность вложений. К 2011 г. по оценке ВБ в странах ОЭСР она сократилась до 5–6%.
Важнейшим фактором экономического роста в инновационной экономике становятся нематериальные активы, включающие четыре главных составляющих: подготовленные к освоению результаты НИОКР, программное обеспечение, вложения в обучение кадров и в развитие бренда. Как показало исследование экспертов Конгресса США [30], в высокотехнологичных отраслях они составляют ѕ общей суммы активов. Вложения в указанные нематериальные активы следует рассматривать как важнейший вид инвестиций, а не как расходы, как это до сих пор принято в российской практике учёта, причём как на государственном, так и на микроэкономическом уровне.
В российской статистике инвестиции разделяются на реальные и финансовые, инвестиции в нематериальные активы особо не выделяются.
К инвестициям в основной капитал относятся: затраты на строительные работы всех видов; на приобретение машин и оборудования (и его монтаж); на приобретение производственного инструмента и хозяйственного инвентаря, включаемого в сметы на строительство; прочие капитальные работы и затраты. Данные об объёмах инвестиций в основной капитал приводятся без затрат на капитальный ремонт зданий и сооружений, оборудования и других основных фондов. Инвестиции в основной капитал являются частью реальных инвестиций, которые определяются как вложения средств с целью приобретения нефинансовых активов всех видов (произведённых и непроизведённых).
Финансовые инвестиции представляют собой стоимость ресурсов, израсходованных институциональными единицами за определённый период на приобретение финансовых активов — акций, облигаций, долей в уставном капитале других организаций, банковских вкладов, предоставленных займов другим организациям.
Прямые инвестиции — форма иностранных инвестиций (ПИИ), которые осуществляются институциональной единицей-резидентом одной страны с целью приобретения устойчивого влияния на деятельность предприятия, расположенного в другой стране путём установления долгосрочных отношений и существенного участия инвестора в управлении этими предприятиями. Прямые инвестиции классифицируются по виду финансового инструмента на участие в капитале и реинвестированные доходы, и прочий капитал.
Портфельные инвестиции, наряду с участием в капитале, включают обращающиеся долговые финансовые инструменты и финансовые производные, не включённые в состав прямых инвестиций. Для разграничения прямых и портфельных инвестиций на практике используется следующий критерий: если инвестор владеет 10% и более обыкновенных акций корпорации, то вложенные средства считаются прямыми инвестициями.
Прочие инвестиции включают все операции, которые не рассматриваются как прямые и портфельные инвестиции. Они классифицируются по виду финансового инструмента: наличная и иностранная валюта; текущие счета и депозиты; ссуды и займы; просроченная задолженность; прочие активы и обязательства.


Литература
1. Бирман Г., Шмидт С. Экономический анализ инвестиционных проектов / Пер. с англ. под ред Л.П. Белых. — М.: ЮНИТИ, 1997. — С.13.
2. Шарп У., Александер Г., Бейли Дж. Инвестиции. — М.: Инфра-М, 1999. — С.979.
3. Инвестиции. Учебник. 2-е изд. / Под ред. В.В.Ковалёва, В.В.Иванова, В.А.Лялина. — М.: Проспект, 2006. — С.22.
4. Липсиц И.В., Коссов В.В. Инвестиционный проект: методы подготовки и анализа. — М.: БЕК, 1996. — С.1.
5. Ковалёв В.В. Финансовый менеджмент: теория и практика. 2-е изд. — М.: Проспект, 2007. — С.575.
6. Перар Ж. Управление финансами. — М.: Финансы и статистика, 1999. — С.187.
7. Блех Ю., Гетце У. Инвестиционные расчёты / Пер. с нем. — Калининград, 1997. — С.4.
8. Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений: ФЗ. — 1999. — № 39. — Ст.1.
9. Долан Э.Дж., Линдсей Д. Рынок: микроэкономическая модель / Пер. с англ. — СПб., 1992. — С.13.
10. Тухлиев Б.К. Экономическое содержание инвестиционного процесса в рыночной экономике // Экономический анализ: теория и практика. — 2005. — № 9. — С.59–60.
11. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. — М., 1993.
12. Burtchett F. Investments and investment policy. N.Y., 1938. — 821 p.
13. Conrad B. Profiting from the world’s economic crisis: finding investment opportunities by tracking global market trends Hoboken. — N.S., 2010. — 446 p.
14. Fung H.G., Law S., Yan S. Socially responsible investment in a global environment. Cheltenham, V.K., 2010. — 180 p.
15. Data of federal research and development investments: a pathway to modernization. National Research Council. — Wash., D.C., 2010. — 105 p.
16. Environmental alpha: institutional investors and climate change. Calvello A. (ed). Hoboken. — N.S., 2010. — 404 p.
17. Stalley Ph. Foreign firms, investment, and environmental regulation in the China. — Stanford, Calif., 2010. — 274 p.
18. Emerging markets: performance, analysis and innovation. G.Gregoriou (ed.). — Boca Raton, 2010. — 828 p.
19. Kehl J. Foreign investment and domestic development: multinationals and the state. — Boulder, Colo. 2009. — 163 p.
20. OECD investment policy reviews. Paris, OECD, 2010. — 104 p.
21. Ferrara A. Cost-benefit analysis of multi-level government: the case of EV cohesion policy and of US federal investment policies. — N.Y., 2010. — 330 p.
22. Global exchange and poverty: trade, investment and migration. R.Lucas, L.Squire, T.Srinivasan (eds.). Cheltenham, U.K., 2010. — 310 p.
23. Simavi S., Магиев С., Blachden M. Gender dimensions of investment climate reform: a guide for policy makers and practitioners. Wash., D.C., 2010.
24. The future of financial regulation. I. MacNeil, S.O’Brien (eds.). — Oxford, 2010. — 475 p.
25. Heaton P. Kidder in plain sight: what cost-of-crime research can tell us about investing police. Santa Monica, CA. 2010. — 200 p.
26. Russian Federation: strengthening the policy framework for investment. — Paris, OECD, 2008. — 27 p.
27. Инновационный менеджмент в России: вопросы стратегического управления научно-технической безопасности / Под рук. В.Л.Макарова, А.Е.Варшавского. — М.: Наука, 2004. — 880 с.
28. Lawton Ph., Sankowski T. Investment performance measurement: evaluating and presenting results. — Hoboken, N.L., 2009. — 970 p.
29. The wider economic benefits of transport: macro-, mezo- and microeconomic transport planning and investment tools. — Paris, OECD, 2008. — 204 p.
30. Intangible assets: measuring and enhancing their contribution to corporate value and economic growth. — Wash., D.C., 2009. — 106 p.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия