Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Шраер А. В.
соискатель кафедры экономики и управления социальной сферой Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
кандидат экономических наук


Сервисные и высокотехнологичные услуги в топливно-энергетическом комплексе
В статье показана роль и особенности сервисных услуг в развитии топливно-энергетического комплекса и показаны возможные направления организационного развития сервисных компаний, предоставляющих услуги в отраслях ТЭК
Ключевые слова: устойчивое развитие, сервисные услуги, высокотехнологичные услуги, топливно-энергетический комплекс

В условиях непрерывно нарастающей нагрузки со стороны мирового сообщества на природно-ресурсный потенциал отдельных стран и планеты в целом, проблемы, связанные с обеспечением устойчивого развития ставятся все острее. Концепция устойчивого развития была впервые сформулирована на конференции ООН в Рио-де-Жанейро (1992 г.), где был утвержден план действий по устойчивому развитию и предложены принципы решения глобальных экологических, экономических, социальных и культурных проблем. В общем случае под концепцией устойчивого развития понимается модель движения вперед, при которой достигается удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения людей, без лишения таких возможностей будущих поколений [1]. Согласно принципу № 6 Рио-де-Жанейрской Декларации «государства должны сотрудничать в целях укрепления деятельности по наращиванию национального потенциала для обеспечения устойчивого развития благодаря углублению научного понимания путем обмена научно-техническими знаниям и расширения разработки, адаптации, распространения и передачи технологий, включая новые и новаторские технологии» [2].
Что касается России, то наша страна обладает рядом особенностей в отношении устойчивого развития, которые могут одновременно рассматриваться и как потенциальные возможности такого развития. Как указывается в Стратегии устойчивого развития России, устойчивость нашей страны в самом широком смысле определяется, и еще долго будет определяться, запасом ее природных ресурсов, это является основой для решения ее экономических и социальных проблем [3]. Россия всегда имела значительные материально-природные ресурсы, что давало и до сих позволяет стране развиваться самостоятельно, без привлечения и эксплуатации природно-сырьевых ресурсов других государств. При этом, обладая значительной территорией, страна имеет возможность, например в рамках Киотского протокола торговать квотами на выбросы парниковых газов.
В то же время, в условиях знаниевой экономики ориентироваться только на природный потенциал как базовый фактор, обеспечивающий устойчивое развитие, недальновидно. Важным является постепенный отказ от интенсивной продажи ресурсов, их разумная экономия, и использование внутренних резервов, таких как интеллектуальный потенциал страны и высокотехнологичные производства, в том числе в сырьевых отраслях.
С экономической точки зрения рассмотрение концепции устойчивого развития основывается на теории максимального потока совокупного дохода Хикса-Линдаля и подразумевает оптимальное использование ограниченных ресурсов и применение экологичных-, природо-, энерго-, и материалосберегающих технологий, включая добычу и переработку сырья, создание экологически приемлемой продукции, минимизацию, переработку и уничтожение отходов [4]. Все эти задачи в конечном счете предполагают поиск и использование инновационных технологий добычи и конечного использования сырьевых ресурсов, потребность в которых продолжает увеличиваться.
Специалисты утверждают, что, несмотря на поиски новых возобновляемых источников энергии, в XXI веке будет продолжаться интенсивный рост потребления практически всех видов ресурсов. Согласно прогнозу Всемирного банка спрос на энергию к 2030 г. вырастет на 39%. Начиная с середины прошлого века мировое потребление нефти к настоящему времени увеличилось в 2–2,2 раза, природного газа — в 3–3,2, других видов минерального сырья — 2,2–3,5 раза [5]. Однако эти тенденции неоднозначны и имеют и иные аспекты, связанные не только с объемами, но и структурой мировых рынков.
Хотя абсолютное потребление в мире энергоносителей и сырья растет, общая доля этих товаров в мировом производстве падает. Расширяющееся применение энергосберегающих технологий, появление новых товаров, рост услуг формируют тенденцию на снижение материалоемкости мирового ВВП. Согласно прогнозу развития мировой экономики до 2020 г., подготовленному ИМЭМО РАН, энергоемкость мирового производства будет и дальше снижаться, при этом доля нефти в мировом товарообороте в ценах 2005 г. сократится с 13,8% до 8–9% [6, с. 33]. Все это актуализирует поиск новых экспортных ориентиров для страны, а также повышение значимости иных, не сырьевых производств. Последний тезис не является новым и давно осмыслен и исследователями и правками, в то же время считаем важным еще раз подчеркнуть следующее обстоятельство.
По оценкам специалистов, минерально-сырьевой комплекс может обеспечить не более 5–10% ВВП. Все остальное создает созидательная деятельность человека — развитие новейших технологий [7]. Поэтому наличие высокого ресурсного потенциала страны и развитие производств, обслуживающих этот потенциал, должно обеспечивать не только возможность получения высокой ренты от добычи природный ресурсов, но и создавать базу для формирования новых технико-технологических принципов получения конечного продукта, включающего, прежде всего, в качестве добавленной стоимости информационно-знаниевый компонент.
Требуется полномасштабное использование интеллектуального потенциала нации, коммерциализированного в виде наукоемких товаров и услуг, придающее импульс конкурентоспособности российской экономике в целом. С учетом фактического уровня конкурентоспособности отечественной продукции и тенденций ее изменения в перспективе, возможностей экспансии российского бизнеса на внешних рынках, усиления страны в системе мирового хозяйства Н.М. Комаров выделяет десять приоритетных национальных экспортных кластеров. Большая часть отраслевых кластеров закономерно связана с эксплуатацией естественных конкурентных преимуществ России, вытекающих из обладания богатыми природными ресурсами, огромной и географически выгодно расположенной территорией. Другая часть экспортных кластеров ориентирована на использование интеллектуального потенциала. В число ведущих и перспективных отраслевых кластеров на рынке высокотехнологичных товаров и услуг называется, наряду с транспортным, металлургическим, комплексом высокотехнологичных машиностроительных отраслей, телекоммуникационной сферой, научно-исследовательской и инновационной сферами, топливно-энергетический комплекс (ТЭК) [8, с. 40]. Мы готовы согласиться с автором, поскольку считаем, что развития ТЭК сегодня невозможно без использования сервисных и высокотехнологичных услуг, позволяющих максимально полно использовать инновационные научно-технические разработки.
Одним из направлений формирования конкурентных преимуществ функционирования различных отраслей и подразделений современного топливно-энергетического комплекса является повышение эффективности деятельности на основе усиления стабильности добычи и доставки энергоносителей, снижения всех видов издержек, увеличение отдачи от инвестиций. В настоящее время большинство российских предприятий ТЭК не до конца осознают значение указанных векторов повышения эффективности их деятельности, что обусловлено целым рядом как экономических, так и внеэкономических факторов. Однако, усиливающаяся конкуренция на мировом рынке энергоносителей уже в ближайшие годы вынудит российские компании ТЭК уделить самое пристальное внимание вопросам повышения эффективности деятельности в условиях нарастания конкуренции на рыках энергоносителей в том числе со стороны новых источников энергии. В этом контексте важным направлением повышения эффективности деятельности ТЭК в современной экономике, с нашей точки зрения, являются сервисные технологии.
Современное производство в качестве неотъемлемого элемента процессов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, информационного обеспечения, маркетинговой деятельности, логистики и дистрибуции рассматривает именно сервисные технологии. Процесс создания стоимости подразделяется на деятельность основных, ключевых производственных подразделений компании и сервисных, как полностью входящих в структуру компании, так и находящихся с нею в различного рода формах внешнего взаимодействия.
В качестве перспективной задачи повышения эффективности топливно-энергетического комплекса сегодня рассматривается дальнейшее развитие сервисных и вспомогательных предприятий для обслуживания основного бизнеса компаний ТЭК. Эта стратегическая инициатива обозначена в Энергетической стратегии России на период до 2030 года, в которой указано, что необходимо создавать специализированные компании, выполняющие комплекс научно-исследовательских, проектно-конструкторских и внедренческих работ [9].
Что касается особенностей сервисных услуг в ТЭК, то все услуги, необходимые для обеспечения функционирования отраслей ТЭК, с нашей точки зрения, можно рассматривать в широком и узком смысле. В широком смысле сервисными услугами являются все виды работ по сооружению соответствующих объектов, проведению испытаний и исследований. В узком смысле к сервисным услугам относят проведение комплекса геологических работ и различных работ со скважинами на месторождениях углеводородов. Особенности сервисной деятельности в ТЭК состоят в том, что они носят в большинстве случаев аутсорсинговый характер, ориентируясь на запросы добывающих компаний. Специализированный характер данных услуг позволяет оказывать их с более высоким качеством, широкому кругу клиентов и, соответственно, с большей эффективностью.
По оценкам специалистов Института национальной энергетики вывод сервисных подразделений за пределы компаний позволил улучшить показатели эффективности бизнеса российских компаний нефтегазового комплекса. Мировая практика показала, что для нефтяных компаний выгодно выделять сервисные структуры в самостоятельный бизнес, а не аккумулировать все виды услуг в рамках основного производства, поскольку в этом случае идет конкуренция между независимыми сервисными фирмами за заказы и тем самым происходит снижение общей себестоимости работ, отражаемой в цене услуг. Западные нефтяные концерны вывели из своего состава сервисные подразделения еще в начале 1980-х годов. Им это было сделать достаточно просто, чего нельзя еще сказать о российских производителях [10].
Второй особенностью сервисных услуг в ТЭК является то, что их специализированный характер обуславливает более высокий уровень технической оснащенности по сравнению с соответствующими подразделениями добывающих компаний. Широкий круг клиентов позволяет сервисным организациям аккумулировать, обобщить и анализировать опыт, накопленный в разных регионах, в разных природно-геологических условиях и с учетом различных технических решений, используемых компаниями ТЭК.
Третья особенность сервисных услуг в ТЭК состоит в их комплексном характере. В общем случае сервисными организациями выполняется большой комплекс работ: от полного освоения месторождения до выполнения работ по добыче углеводородов на освоенном месторождении, а также транспортировка и в ряде случаев их первичная переработка. Данная комплексность позволяет говорить о самостоятельном значении сервисных услуг в обеспечении использования месторождений, а также создании условий для эффективной доставки углеводородов потребителям. Сервисные организации не только сами предоставляют высокотехнологичные услуги, но и нуждаются в разработке последних силами субподрядчиков в лице научных, исследовательских и опытно-конструкторских организаций.
Четвертая особенность сервисных услуг в ТЭК — это то, что их развитие в большинстве развитых стран осуществляется в условиях жесткой конкуренции, причем конкурируют между собой не только сами сервисные организации, но и выполняющие по их заказам научные и конструкторские разработки исследовательские центры. При этом специализированный характер сервисных услуг позволяет выстроить эффективную управленческую вертикаль: заказчик (нефтегазовая компания) — подрядчик (сервисная компания) — субподрядчика (научно-исследовательские организации), в которой достигается высокая окупаемость инвестиций в науку и в новые технологии.
В общей структуре сервисных услуг, с нашей точки зрения, выделяется особый вид услуг — высокотехнологичные услуги (ВТУ). В мировой практике используются различные подходы к определению высокотехнологичных услуг (точки зрения российских исследователей по этому вопросу нами описаны в [11]). Отметим, что для определения категории подобных услуг чаще используется термин KBIS (Knowledge Intensive Business Services), что рассматривается как комплекс бизнес-услуг, которые направлены на изменение состояния промышленных товаров, промышленных процессов, информации и собственно знаний об этих процессах [12]. Эти услуги связаны с интенсивной поддержкой развития знаний о (и для) бизнес-процессах организации. Основными производителями подобных услуг являются исследователи, инженеры, эксперты в различных областях и, институционально, организации, объединяющие этих исследователей. KBIS (ВТУ), с одной стороны, могут рассматриваться как самостоятельный продукт (информация или новое знание), с другой стороны они используются для активизации инноваций.
Выделяется ряд особенностей сервисной деятельности по предоставлению высокотехнологичных услуг в ТЭК по сравнению с некоторыми другими сервисными услугами.
Первой особенностью является то, что сервисные технологии предоставления ВТУ могут реализовываться как специализированными сервисными компаниями, так и автономными научными центрами. В случае использования услуг специализированных сервисных компаний речь идет о подразделениях сервисных компаний, целенаправленно разрабатывающих, апробирующих и внедряющих передовые технологии, необходимые для решения конкретных задач по разведке, обустройству и освоению скважин, их консервации и расконсервации, решению сопутствующих управленческих и экологических проблем, а также проблем транспортировки и хранения энергоносителей. Среди крупнейших мировых сервисных компаний, работающих в отраслях ТЭК, могут быть названы такие как «Schlumberger» (основные услуги — это технологическое обеспечение нефтедобычи, управление проектами и информационные решения для нефтяной и газовой промышленности) и «Halliburton» (сервисное сопровождение геологоразведки и добычи нефти и газа, оптимизации производства на основе срока эксплуатации месторождения и другие виды сервисов). В случае автономных научных центров — разработка и внедрение ВТУ осуществляется либо по целевым заявкам нефтегазодобывающих компаний и сервисных компаний, либо в рамках выполнения государственных контрактов, причем, иногда не имеющих жесткой привязки к решению конкретных задач ТЭК.
Второй особенностью сервисной деятельности по предоставлению ВТУ является необходимость кооперации финансовых, интеллектуальных и организационных усилий для разработки новых технологий, проведения научных исследований, выпуска собственных приборов, программного обеспечения и т.п. В результате, во всем мире основными игроками на этом рынке являются крупные транснациональные компании (ТНК), имеющие мощную техническую и исследовательскую базы. Согласно рейтингу международных компаний по версии «Fortune Global 500» в 2010 г. в десятку крупнейших ТНК мира попало 6 компаний, работающих в отраслях ТЭК (табл.).
Таблица
Рейтинг международных компаний по версии «Fortune Global 500», 2010 г., млрд долл. США [14]
ТНК располагают значительным научно-техническим потенциалом, что делает их высоко конкурентными, в том числе на рынке ВТУ. По данным Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) ТНК контролируют сегодня примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и «ноу-хау». В США практически весь объем расходов на НИОКР частного бизнеса приходится на 700 наиболее крупных компаний, при этом около 40% этих средств приходится на долю всего лишь 15 крупнейших корпораций [13, с. 144].
Определенный вклад в создание передовых технологий, используемых транснациональным корпорациями, вносят компании среднего и малого бизнеса, для которых проведение принципиально новых НИОКР, их внедрение в специализированное производство часто служит единственным средством выживания. И хотя судьба средних и мелких фирм в совокупности затрат частного капитала на НИОКР не превышает и 5%, в то же время на них приходится значительное количество крупных изобретений. Однако из-за значительных расходов большинство таких компаний часто разоряется и лишь наиболее удачливые продолжают сотрудничать с ТНК путем участия последних в их финансировании и через другие каналы.
Между тем, использование научно-технического потенциала малых и средних компаний, с нашей точки зрения, может явиться важным в контексте формирования стратегии дальнейшего развития сектора ВТУ в ТЭК, поскольку такие компании более мобильны и быстрее могут реагировать на запросы рынка и вызовы новой экономики. При условии, что малые и средние научные и технологические компании найдут поддержку государством, а также попадут в сферу производственных интересов крупнейших игроков, может быть получен значительный инновационный эффект.
Отмечая третью особенность сервисных услуг в ТЭК, следует подчеркнуть, что в целом именно в сервисных высокотехнологичных услугах высока роль государственной поддержки. Это касается, в первую очередь, поддержки различного рода экологических программ (особенно наглядно данная стратегия проявилась после аварии в Мексиканском заливе), что также является важным фактором формирования базы для устойчивого развития.
Эффективность сервисной деятельности в значительной мере зависти от форм ее организации. Российский рынок сервисных услуг в ТЭК складывается на протяжении последнего десятилетия, и, по существу, нельзя говорить о его полном организационном оформлении, он слабо консолидирован и представлен в основном зарубежными гигантами, подразделениями вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), которые составляют примерно 40% рынка, а также российскими независимыми компаниями. Таким образом, на сегодняшний день на российском рынке сложилось три крупные группы сервисных компаний, в той или иной степени включенных в деятельность отраслей ТЭК [15].
Во-первых, это международные сервисные компании, обладающие современными технологиями и предоставляющие все виды сервисных услуг. Наряду с крупнейшими, «Schlumberger» и «Halliburton», в ту же группу могут быть включены такие компании как «Baker Hughes», «BJ Services», работающих в том числе и на российских рынках. Так, компания «Schlumberger» работает в России с 1929 года. Популярность таких компаний на рынках обусловлена тем, что они предлагают готовые сервисные решения.
Во-вторых, отечественные сервисные компании, прежде всего геофизические, образовавшиеся на базе территориальных отраслевых организаций, — например «Башнефтегеофизика», «Тверьгеофизика», «Хантымансийскгеофизика», «Сибнефтегеофизика» и другие.
В-третьих, независимые специализированные сервисные компании — буровые, ремонтные и др., выделившиеся из нефтегазодобывающих предприятий, но ориентированные на предоставление услуг компаниям отраслей ТЭК в целом. Среди таких компаний две крупнейших российских нефтесервисных компании, Интегры и Eurasia Drilling Company (EDC) [16].
Данную структуру рынка нельзя назвать оптимальной, поскольку на протяжении последних 15 лет международные сервисные компании применяли различные стратегии проникновения на отечественный рынок сервисных услуг и добились значительных успехов — примерно 60% этого рынка принадлежит зарубежному бизнесу. В этих условиях важным является выработка российскими сервисными компаниями стратегии рыночной деятельности, наиболее перспективной формой ее организации мы считаем стратегические партнерства, которые позволяют сочетать в себе преимущества всех организационных стратегий, используемых сегодня на рынке сервисных услуг ТЭК, таких как слияние путем поглощения (обмен акциями); вхождение в сервисные ассоциации; создание совместных предприятий с зарубежными компаниями, что в целом позволит получить доступ к передовым технологиям, обладателями которых являются зарубежные фирмы. Указанное многообразие субъектов сервисной деятельности по разработке и внедрению ВТУ требует согласования корпоративных программ научно-технического развития и государственной технической политики. В определенной мере это достигается в рамках создания технологических платформ, которые могут быть с успехом применены и в организации сервисных услуг в отраслях топливно-энергетического комплекса.


Литература
1. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России. Проблемы формирования национальной стратегии / В.А. Коптюг, В.М. Матросов, В.К. Левашов, Ю.Г. Демянко. — Владивосток: Дальнаука, 1997.
2. Рио-де-Жанейрская Декларация по окружающей среде и развитию. Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 г. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/.
3. Основные положения стратегии устойчивого развития России / Под ред. А.М. Шелехова. — М., 2002. — 161 с.
4. Березина А.М. Концепция устойчивого развития как модель гармоничного управления процессами развития общества // Экономика. Государство. Общество. Электронный журнал. — 2010. — № 1. Режим доступа: http://ego.uapa.ru/issue/2010/01/01/
5. Промышленные ведомости. — 2008. — 20 декабря.
6. Загашвили В.С. Роль и место России на мировом рынке сырья // Минерально-сырьевые ресурсы и экономическое развитие: Сб. науч. тр. — М.: ИМЭМО РАН, 2010.
7. Старостин В.И. Минерально-сырьевые ресурсы мира в третьем тысячелетии // Соросовский образовательный журнал. — 2001. Т. 7. — № 6. — С. 48–55.
8. Комаров Н.М. Состояние рынков высокотехнологичных товаров и услуг в России //Сервис plus. — 2007. — № 2. — С. 38-43.
9. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года: Утв. распоряжением Прав-ва РФ от 13 ноября 2009 г. № 1715-р. Режим доступа: http://minenergo.gov.ru/activity/energostrategy/ch_6.php#l3.
10. Непростая ситуация в области добычи нефти. Режим доступа: http://nazenergy.ru/?page_id=182.
11. Шраер А.В., Хорева Л.В. Высокотехнологичные услуги как ресурс инновационного развития энергетического комплекса // Вестник Российской Академии естественных наук. – 2009. — № 6. — C. 20-22.
12. Kotro T. Knowledge Intensive Business Services: Users and Cultural Intermediaries. Helsinki: National Consumer Research Centre, 2005.
13. Кондратьев Н.И., Тютюкова А.Е. Современные аспекты слияний и поглощений транснациональных корпораций // Вестник Челябинского государственного университета. Экономика. — 2010. — Вып. 26. — № 6. — С. 144–146.
14. Составлено по: Fortune Global 500 — 2010. Режим доступа: http://money.cnn.com/magazines/fortune/global500/2010/snapshots/2255.html.
15. Сервисные нефтегазовые компании в России. Режим доступа: http:// gasforum.ru/ obzory-i-issledovaniya /790.
16. Портал: Инвестиционная Палата. Российские нефтесервисные компании. Режим доступа: http://www.investpalata.ru.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия