Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1-2 (9-10), 2004
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Растова Ю. И.
доцент Алтайского государственного университета,
кандидат экономических наук


ОБЩЕНАУЧНЫЕ СИСТЕМНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
И ЭКСПЕРТНЫЕ ОЦЕНКИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РЕАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Необходимость в ускорении инвестиционных процессов в реальном секторе экономики стран СНГ требует корректировки приоритетов и механизмов их организации.
В отечественной практике, как справедливо замечает Д.А. Ендовицкий, "немаловажной проблемой является чрезмерное многообразие различных терминов, характеризующих процесс инвестирования в реальном секторе экономики"[5].
Переход на новую систему национального учета обусловил проведение широких исследований, направленных на корректировку всей сложившейся ранее системы организации информации и использования данных об инвестиционной деятельности экономических субъектов. Существенным вкладом в решение связанных с этим проблем стали работы таких специалистов, как В. Бард, И. Бланк, В. Бочаров, Д. Ендовицкий, А. Идрисов, В. Коссов, Д. Львов, В. Лившиц, И. Липсиц, И. Мазур, В. Шапиро, А.Г. Шахнозаров. Анализ данных работ позволяет говорить о том, что при всем многообразии определений, используемых для осмысления инвестиционных процессов в реальной экономике, они в целом непротиворечивы - конкретное их содержание различается только "в зависимости от роли, которую авторы им отводят" [15].
В то же время, к сожалению, в отечественной науке не существует междисциплинарного определения самого понятия "реальный сектор экономики", к которому, по нашему мнению, следует относить любой вид деятельности, сопровождающейся валовым накоплением в национальных масштабах. Увязывая понятие "реальный сектор экономики" с валовым национальным накоплением, с "вложением средств для создания нового дохода в будущем", мы, исключаем из сферы реальной экономики деятельность, связанную с предоставлением нерыночных услуг. К последним, по методологии ведения счета продуктов и услуг в системе национальных счетов (СНС), относятся индивидуальные и коллективные услуги, оказываемые домашним хозяйствам и обществу в целом государственными учреждениями и некоммерческими организациями бесплатно или по ценам, значительно отличающимся от рыночных.
В валовое накопление не входят иностранные капиталообразующие инвестиции, стоимость малоценных и быстроизнашивающихся предметов и запасных частей для капитального строительства, оборудование и инвентарь для бюджетных предприятий и организаций. В нефинансовые инвестиции не входят такие элементы валового накопления, как чистое приобретение ценностей, уменьшение запасов материальных оборотных средств, затраты из госбюджета на геологоразведочные и буровые работы. [2] Объем нефинансовых инвестиций может быть меньше или больше валового накопления, но в целом они образуют его основу.
Инвестиционной процесс в реальном секторе экономики необходимо исследовать с позиций системного подхода, на что с основанием обращал внимание, в частности, В.С.Бард в монографии "Инвестиционные проблемы российской экономики" (2000 г.) [1]. Однако он отдавал предпочтение категории "финансово-инвестиционный комплекс". "Понятие "система" более емкое и универсальное, - отмечал В.С.Бард, - чем понятие "комплекс", но "система" уступает понятию комплекс в части определенности (четкой оформленности) и целеустремленности". Страна, по его мнению, не структурирующая и не регулирующая экономику в соответствии со своими национальными и государственными интересами, будет плохо структурированной территориальной подсистемой мирового хозяйства.
На наш взгляд, инвестиционный процесс в реальном секторе экономики, напротив, может быть представлен как слабоструктурированная сложная система, одним из признаков которой является ее целостность. Целостность системы определяется единством цели, функциональным назначением, окружающей средой (миром вне системы), с которой система взаимодействует как целое, наличием в ней системообразующих отношений, совпадающих с ее сущностью [16]. При этом системообразующими отношениями инвестиционного процесса в реальном секторе экономики являются отношения, возникающие при осуществлении и регулировании инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений для получения прибыли посредством реализации инвестиционных проектов.
С точки зрения системного подхода проект можно рассматривать как процесс перехода из исходного состояния в конечное - результат при участии ряда ограничений и механизмов [12].
По мнению И. В. Прангишвили, основное свойство слабоструктурированных систем состоит в том, что они "плохо расчленяются, а иногда и не расчленяются вовсе на отдельные элементы (подсистемы)" Поэтому изучение неструктурированных и слабоструктурированных систем от элементов, с дальнейшим их объединением (композицией), не дает реальную целостную картину" [16]. Принципиально соглашаясь с такой позицией, нужно вместе с тем в качестве признака слабой структурированности инвестиционного процесса в реальном секторе экономики видеть и перманентность процесса самоорганизации, когда по мере увеличения открытости система, не успев достигнуть максимальной упорядоченности, продуцирует новые структурные элементы, приобретает новые структурные закономерности.
Во-первых, в процессе капиталообразования и инвестирования, на что обращает внимание и А. Булатов, "финансовые инвестиции трансформируются в нефинансовые, однако с разной скоростью и не обязательно в полном объеме, а также не обязательно в стране происхождения" [2]. Во-вторых, взаимодействие элементов в рамках инвестиционного процесса определяется не только формально заданными связями, но и неформально формируемыми. Таким образом, необходимы полисистемные исследования этой сферы.
В инвестиционном процессе, как системе, могут быть декомпозированы подсистемы: субъектов, ресурсов, финансирования, рисков, и выделяться государственный, региональные и муниципальные уровни.
В.Н. Бурков и В.А. Ириков отмечают, что "описание подсистем включает описание ее элементов и описание существенных характеристик (показателей состояния) самой подсистемы. Как правило, показатели состояния подсистемы формируются на основе показателей состояния входящих в нее элементов, т.е. являются агрегатами состояний элементов" [3].
Определение состава участников и их взаимоотношений позволяет декомпозировать общую цель инвестиционного процесса в реальном секторе экономики в виде ряда слабоформализованных взаимосвязанных подцелей. При выборе того или иного варианта развития инвестиционного процесса приходится формировать согласованное решение, позволяющее находить компромисс между общегосударственными и региональными целями, а также целями отдельных хозяйственных субъектов.
Участниками инвестиционной деятельности могут быть как физические, так и юридические лица, в том числе иностранные, а также государства и международные организации. В качестве участников (субъектов) инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, могут выступать, согласно Федеральному закону от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ, инвесторы, заказчики, подрядчики. Среди этих участников без основания не названы научные, проектные и изыскательские организации, результатом деятельности которых являются: проектная и эксплуатационная документация, спецификации комплектующих изделий и материалов на проектируемое здание или сооружение; технико-экономические обоснования по строительной продукции; архитектурно-строительные решения, экспертные заключения по всему комплексу вопросов создания и эксплуатации строительной продукции.
Подобное забвение роли научных, проектных и изыскательских организаций в инвестиционной сфере уже сказывается на перспективах обеспечения конкурентоспособности конкретных инвестиционных решений. Именно отсутствием реальных сдвигов в интеграции научных, проектных и изыскательских организаций, сохранением институциональных барьеров объясняются существенные недостатки в этой сфере деятельности: нарушение сроков и изменение объемов ранее запланированного (определенного) финансирования; односторонний отказ от сооружения объектов, предусмотренных проектом, в том числе и общего назначения; отсутствие четкой перспективы развития строительной базы и загрузки ее мощностей; отставание инфраструктурной подготовки территории, особенно транспортного строительства и ввода объектов социальной инфраструктуры; недооценка локальных природных ресурсов и мероприятий по охране их от загрязнения и т.д.
В этой связи следует отметить точку зрения формирующуюся в инвестиционном менеджменте, согласно которой "основной структурной единицей участников проекта является команда проекта - специальная группа, которая становится самостоятельным участником проекта (или входит в состав одного из этих участников) и осуществляет управление инвестиционным процессом в рамках проекта" [12].
Несколько замечаний по поводу инвестиционных ресурсов - ценностей, вкладываемых в те или иные проекты с целью прироста богатства в том или ином виде, начиная с материально-вещественного и кончая денежным [1].
Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" (с изменениями от 2 января 2000 г.) включает в этот перечень и денежные средства, имущество, а также имущественные права и иные права, имеющие денежную оценку.
О принятии инвестиционных решений Л. Крушвиц, например, придерживается мнения, что "принятие решения об инвестициях всегда представляет собой осуществление оценки инвестиционных действий, оно не связано с оценкой объектов имущества" [8]. Согласиться с этим нельзя. По оценкам специалистов, на инвестиционный процесс, в частности, в США наиболее существенное влияние оказывает тот факт, что переход к постиндустриальному технологическому укладу сопровождается снижением стоимости основного капитала, прежде всего в области компьютерных и телекоммуникационных технологий [2]. Для России вопросы оценки инвестиционных ресурсов имеют принципиальное значение в силу чрезвычайно неблагоприятной динамики инвестиционных издержек, обусловленной динамикой цен на инвестиционные товары и услуги. В 90-е годы цены в капитальном строительстве РФ росли в 2,5 раза быстрее, чем цены на потребительские товары. В 1991-1998 гг. цены в капитальном строительстве выросли в 17042 раза (дефлятор ВВП за это время составил 7682 раза), ежегодная инфляция в этот период достигала трехзначных цифр [2] Стоимостные диспропорции отечественного воспроизводственного процесса усугубляются и материально-вещественными.
Следует иметь в виду и так называемые, "ретикулярные" свойства структуры инвестиционного процесса в реальном секторе экономики, когда "подсистемы или структурные элементы системы связаны друг с другом сложными обратными связями, за счет чего сильно влияют друг на друга так, что невозможно выделить однозначно какую-то иерархию" [15] В подсистеме финансирования финансовые инвестиции трансформируются в нефинансовые, "однако с разной скоростью и не обязательно в полном объеме, а также не обязательно в стране происхождения". [2].Это относится и к феномену иностранных инвестиций.
Инвестиционный процесс в реальном секторе экономики следует признать целенаправленной и многоцелевой полиструктурной системой, имеющей неоднородные внутренние и внешние цели, самостоятельные подцели отдельных подсистем, систему показателей измерения целей, многообразные стратегии их достижения и т.д. Соответственно, соглашаясь с И.В. Прангишвили, следует подчеркнуть, что задачи исследования сложных слабоструктурированных систем "несут в себе неопределенность, неоднозначность и имеют качественный характер и поэтому создание для них традиционных количественных формальных моделей невозможно или возможно, если использовать субъективные нечеткие оценки. Для таких задач более целесообразно применение качественных, когнитивных моделей" [16]
Объектом дискуссии в настоящее время являются: оценки значения институциональных преобразований для стабилизации инвестиционного процесса; соотношение темпов роста капиталообразующих инвестиций, накоплений и ВВП; взаимосвязи промышленной и инвестиционной политики.
По мнению В. Мау, институциональные реформы являются наиболее адекватными вызовам постиндустриальной эпохи [14]. С точки зрения сотрудников Государственного университета управления, "в настоящее время представление о "самоценности" общественных и экономических институтов, оформленных по западным образцам, гипертрофировано и препятствует поиску конструктивных путей выхода из кризиса" [18]. Е. Кузнецов отмечает, что "целесообразно сосредоточить внимание на реальных (конкретных, ощутимых) инициативах, причем не в виде альтернативы постоянным усилиям по реформированию политического курса и институтов, а в качестве "точки выхода", откуда легче обнаружить системные ограничения и проводить менее глубокие реформы" [9] и т.д.
Дискуссии имеют место и по вопросу о пропорциях и динамике воспроизводственного процесса. Имевшие место в СССР нормы валового накопления были, по мнению специалистов, "чрезмерно велики" (свыше 35% ВВП) [2].
Удельный вес инвестиций в ВВП в 90-е годы значительно уменьшился (23,1% - в 1995г., 21,9% - в 1997г., 17,5% - в 1999г.), оказавшись ниже среднемирового показателя - он равен 23,2% и, по прогнозу МВФ, в 2002-2005 гг. возрастет до 24,7 % [20].
Некоторые авторы, например, В.В.Коссов считают, что "особенностью России является практически прямолинейная зависимость между годовыми темпами прироста экономики и капиталовложениями в нее", которая в несколько упрощенном виде выглядит так: прирост ВВП=2 + 0,5прироста капиталовложений, т. е. годовые темпы прироста ВВП равняются 2 (автономный, не зависящий от капиталовложений рост экономики, например, за счет проведения организационно-технических мероприятий) плюс половина от темпов прироста капиталовложений за тот же год. [7].
В 2000-2002 гг. роль инвестиций в основной капитал с позиций роста ВВП была значительно меньше, поскольку, как показали эконометрические исследования, каждый процент роста инвестиций обеспечивал в этот период примерно 0,32 процентных пункта прироста ВВП, и в целом за три года рост инвестиций на 31% обеспечил рост ВВП лишь на 9,1%[13]. В этой связи авторы "Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года" сочли необходимым заметно усилить поток инвестиций в основной капитал, чтобы в период 2000-2004 гг. среднегодовой темп прироста валового накопления основного капитала составил примерно 11% против 4,7% среднегодового темпа прироста ВВП за этот же период, а в 2005-2010 гг. - 8%, что также превышает скорость роста ВВП (5,2% в год за период 2005-2010 гг.)
Ставя под сомнение эти расчеты, В. Маевский отмечал, "вряд ли можно рассчитывать на то, что скорость валового накопления основного капитала превысит 3-5% в год" [11]. Действительно, в 2002 г. рост валового накопления основного капитала составил 2,9% против 10,5% в 2001 г. Причиной послужили, на первый взгляд, отмена значительной части инвестиционных льгот и отсутствие механизмов межотраслевого перелива капитала и наступление так называемого "структурного" предела инвестиционного роста, заключающегося в перенакоплении в высокодоходном экспорториентированном секторе при дефиците в других сферах. По мнению же Е.Гайдара, восстановительный рост с его высокими на начальном этапе темпами по своей природе носит затухающий характер. В последнее время в России обнаруживается проблема исчерпания доступных ресурсов восстановительного роста [4].
На наш взгляд, только опережающие темпы роста ВВП по сравнению с темпами роста реальных инвестиций могут характеризовать эффективность инвестиционной деятельности и свидетельствовать о повышении отдачи вложений в реальный сектор экономики.
Инвестиционные процессы в этой связи могут развиваться по разным направлениям. Так, с точки зрения И.В. Липсица и В.В. Коссова, это, прежде всего, организация производств, основанных на отечественных разработках мирового уровня, - "именно здесь принципиально важно в самые сжатые сроки создавать мощности, ориентированные на спрос на мировом рынке" [10] и создание на базе отечественных предприятий дочерних фирм компаний, являющихся мировыми лидерами в соответствующей сфере. Е.Г.Ясин придерживается примерно того же мнения о необходимости наращивания экспорта продукции обрабатывающих отраслей в рамках концепции модернизации экономики, включающей структурные сдвиги в пользу готовых изделий с высокой добавленной стоимостью, с уменьшением зависимости от сырья и энергоносителей [19]. К таким отраслям, составляющим экспортный потенциал отечественной экономики, можно отнести производство вооружений, ядерного топлива для ядерной энергетики, аэрокосмическую отрасль, электроэнергетику, тяжелое транспортное машиностроение, энергомашиностроение, электротехнику. Специалисты Государственного университета управления являются сторонниками концепции импортозамещающей ориентации отечественной промышленности [18]. (Заметим, что еще в 1996 г. И.В. Липсиц и В.В. Коссов выступали против стратегии импортозамещения). "Для конкуренции с импортом внутри страны цена на отечественный продукт должна быть примерно в 2 раза ниже. Однако для этого кроме дешевизны ресурсов необходим существенно более высокий уровень управления" [10].
С нашей точки зрения, среди первоочередных задач современной промышленной политики развития инвестиционных процессов в реальном секторе экономики, следует назвать: проведение единой технологической политики с целью достижения высокого качества научно-исследовательских, проектных и технологических работ, стимулирование взаимодействия отраслевой науки и производства; правовое и организационное обеспечения формирования дилерских сетей на рынках инвестиционных ресурсов и систем послепродажного обслуживания, лизинговых компаний, машинных пулов; формирование рыночных институтов для движения капиталов и накоплений между секторами и сферами отечественной экономики. При этом государство должно выступать в роли общественного посредника, в задачи которого входит создание условий для достижения компромисса в форме согласования частных концепций и создания теоретико-концептуальной модели, адекватной полиструктурному инвестиционному процессу в реальном секторе экономики.


Литература

1. Бард В.С. Инвестиционные проблемы российской экономики. М.: Экзамен, 2000. - 384 с.
2. Булатов А. Капиталообразование в России // Вопросы экономики. - 2001. - N3. - С. 54-68.
3. Бурков В.Н., Ириков В.А. Модели и методы управления организационными системами. М.: Наука, 1994. - 270 с.
4. Гайдар У. Восстановительный рост и некоторые особенности современной экономической ситуации в России // Вопросы экономики. - 2003. - N5. - С. 4 - 18.
5. Ендовицкий Д.А. Комплексный анализ и контроль инвестиционной деятельности. М.: Финансы и статистика, 2001. - 399 с.
6. Жданов В.П. Инвестиционные механизмы регионального развития. Калининград: БИЭФ, 2001. - 355 с.
7. Коссов В.В. Бизнес-план: обоснование решений: Учебное пособие. - М.: ГУ ВШЭ. 2000. - 272 с.
8. Крушвиц Л. Инвестиционные расчеты / Пер. с нем. под общ. Редакцией В. В. Ковалева и З. А. Сабова. - СПб: Питер, 2001. - 432 с.
9. Кузнецов Е. Механизм запуска инновационного роста в России // Вопросы экономики. - 2003. - N3. - С. 4-25.
10. Липсиц И.В., Коссов В.В. Инвестиционный проект. - М.: Издательство БЕК. 1996. - 304 с.
11. Маевский В. Опасное несоответствие // Независимая газета. - N154 (2216). - 18 августа 2000 г.
12. Мазур И.И., Шапиро В.Д., Ольдерогге Н.Г. Управление проектами / Под общ. Ред. И.И. Мазура. М.: Экономика, 2001. - 574 с.
13. Макаревич Л. Государство должно научиться управлять рыночными реформами // Общество и экономика. - 2003. - N9.- С. 5-79.
14. Мау В. Экономико-политические итоги 2002 года и особенности экономической политики в преддверии выборов // Вопросы экономики. - 2003. - N2. - С. 4-25.
15. Москвин В. Условия для реализации инвестиционных проектов в России // Инвестиции в России. - 2002. - N4. - С. 3-9.
16. Прангишвили И.В. Системный подход и общесистемные закономерности. М.: СИНТЕГ, 2000. - 528 с.
17. Стратегия развития Российской Федерации до 2010 года: Проект/ Центр стратегических разработок // Коммерсант. - 2000. - N51.
18. Управление социально-экономическим развитием России: концепции, цели, механизмы / Рук. авт. кол.: Д.С. Львов, А.Г. Поршнев; Гос. ун-т упр., Отд-ние экономики РАН. - М.: ЗАО "Изд-во Экономика", 2002. - 702 с.
19. Ясин Е.Г. Торговый клуб подождет // Эксперт. - 2000.- N24. - С. 8.
20. World Economic Outlook, IMF, May 2000.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия