Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (41), 2012
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Балышева О. М.
магистр факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета

Дискуссия о кризисе в экономической теории
Мировой финансовый кризис усилил кризисные процессы в экономической науке и сделал еще более актуальной ревизию ее основных положений. В статье рассматривается дискуссия о кризисе в экономической теории. В результате сравнительного анализа позиций по этому вопросу ведущих экономистов-методологов (М. Блауга, Т. Лоусона), признанных лидеров экономической науки (П. Кругмана, Дж. Баумоля) и философски ориентированных российских экономистов (М.А. Румянцева, Смирнова И.К.) выявляются причины кризиса (излишний формализм, неадекватная модель человека и др.) и те изменения в современном экономическом мировоззрении, которые могут способствовать выходу из него
Ключевые слова: кризис, неоклассика, формализм, математизация, модели, рациональность, человек экономический
ББК У01р(2)3-3,0   Стр: 60 - 62

Когда мы были молодыми, многие из нас решили посвятить свое время и свои усилия экономическим исследованиям, чтобы найти законы явлений, столь важных для нашего общества. Чест­но говоря, мы недооценивали сложность проблемы: обнаружение этих законов оказывается много труднее, чем мы думали.
Малинво Е.

«Кризис — состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации и проблемы» [1]. Таково, по мнению большинства ученых, состояние экономической теории на сегодняшний день. Модели, инструментарии и теории, которыми руководствовались экономисты на протяжении достаточно долгого периода, устарели. Кризис, считает Томас Кун, характерен для наук. Кризисы или застои возникают, время от времени, когда вместо того, чтобы решать существующие проблемы, в науке появляются многочисленные абстрактные концепции, которые по своей сути не делают науку лучше и глубже. Результатом такого положения является «новая теория, как непосредственная реакция на кризис»[2]. В то же время пока не ясно существует ли на сегодняшний день серьезная альтернатива, способная заменить «мейнстрим». С 1970–1980 гг. мало что изменилось. Рассмотрение частных случаев увеличивается, «список исключений все более разрастается, настоятельнее ставится вопрос об альтернативе» [3], но еще далеко до создания принципиально новой теории.
Для того, чтобы определить, что нужно менять, важно понять, что именно не отвечает сегодняшним приоритетным задачам в теории. Экономисты всего мира высказывают свои мнения на этот счет в ходе дискуссий и в научных работах. Как на Западе, так и в России, существуют различные взгляды на кризис в науке, поэтому предлагаются решения выхода из него, исходя из разных мировоззренческих и методологических позиций.

Пол Кругман о бессилии экономической науки
Последние 40–50 лет стали для экономической теории чем-то вроде затишья. После того, как теория Джона Мейнарда Кейнса перестала быть достаточно эффективной, ее сменила не новая теория, а неоклассика. Экономисты пришли к своеобразному балансу, в котором последователи неоклассики и кейн­сианства не противоборствовали друг с другом. Одни считали, что «настоящий экономический анализ начинается с предпосылки, что люди рациональны и рынки работают», «глобальный недостаток спроса невозможен, поскольку цены всегда саморегулируются, и предложение совпадает со спросом» [4]. Другие полагали, что во время рецессий нужно применять кейнсианское регулирование, и для этого «готовы отказаться от гипотезы о совершенных рынках или о совершенной рациональности, или от обеих гипотез» [5]. Но в действительности, никто не отказывался от совершенной рациональности индивида и совершенства рынков, и никому не было позволено регулировать рынок по кейнсианским принципам.
Одной из главных проблем, по мнению Кругмана, является то, что взгляды экономистов, отвергающих кейнсианство, превалируют в экономическом мире. Более того, для мейнстрима сегодняшней экономической теории аксиомой является совершенство как рынков товаров и услуг, так и финансовых рынков. Все это подкрепляется красивыми уравнениями, что в свою очередь мешает увидеть нерациональные действия индивидов, поведенческие проблемы в организациях, которые приводят к сбоям в их управлении, а также неспособность рынков к саморегулированию и государств осуществлять регулирование при минимальном вмешательстве [6].

Марк Блауг и Уильям Джек Баумоль о причинах кризиса
Блауг приводит несколько причин кризиса: «растущий формализм, бессодержательная математизация и отрыв от практики, от потребностей экономической политики» [7]. Ввиду того, что студентам преподают экономику в виде «формального технического анализа» [8], вместо рассмотрения реальных проблем, они совершенно не проявляют интерес к экономической теории. В статье также приводятся примеры несостоятельности научного мира экономистов. Подтверждением этому является публикация на страницах одной из самых влиятельных экономических журналов статей, не развивающих теорию и не решающих существующих проблем, но демонстрирующие познания и размышления автора о науке экономики. Блауг считает, что на сегодняшний день нет достаточно заинтересованных в развитии экономической теории. Признанные авторы, получившие за свои работы научные премии и награды, не пишут того, что способствовало бы дальнейшему продвижению науки. Формализация, как источник напряжения в экономической науке препятствует ее развитию [9]. С ним совершенно согласен У. Баумоль. В своей статье «Чего не знал Альфред Маршалл: вклад XX столетия в экономическую теорию» одной из основных причин кризиса он считает неполноту подготовки будущих экономистов, которая строится на неправильном восприятии экономической реальности. Абстрагированность моделей и теорий отдаляет от возможности решения злободневных проблем [10]. Если будущим специалистам преподают теорию, которая либо частично устарела, либо нередко не имеет прямого отношения к реальной экономике, их индифферентность к науке имеет фундаментальные основания. А статьи в базовых экономиче­ских журналах соответственно не могут раскрывать и развивать теорию из-за того, что новых специалистов не готовят решать конкретные проблемы.

Тони Лоусон о новых ориентирах в экономиче­ской теории
Лоусон в книге «Реориентируя экономику» открыто и подробно критикует излишнюю математизацию и связанные с ней дедуктивизм и моделирование. В более кратком варианте эти же идеи были изложены в статье «Современная «экономическая теория» в свете реализма». Критика Лоусона направлена на неоклассическую теорию, которая построена на принципах совершенной информационной симметрии и рациональном человеке, совершающим только экономически выгодные и предсказуемые действия; в которой излишнее математизирование приводит к тому, что решаются не реальные проблемы, а выявляются красивые математические модели и отношения; и, наконец, дедуктивизм, который сводит экономические отношения и экономическую реальность к предсказуемым последствиям одного события в зависимости от другого [11].
Проблема неоклассической теории в том, что способ ее исследования в корне неверен. Для Лоусона все взаимосвязано: реальные люди — не роботы и не «атомы», «руководствующиеся фиксированными правилами независимо от ситуации, в которой они находятся» [12], и действия которых можно усреднить и, соответственно, использовать в дальнейшем в предсказании действий других людей. Они не обладают совершенной информацией, так как есть такие понятия как ограниченность и ассиметричность информации, оппортунистическое поведение и рациональное неведение. Психолог Даниэль Канеман доказал, что «рациональность — качество изначально не присущее человеку» [13], за что удостоен в 2002 г. Нобелевской премии по экономике. Он и Амос Тверски аргументировали мысль, что если действия людей и имеют упорядоченность, но они не обязательно являются рациональными [14]. Более того, поступки и выбор, совершаемые людьми в дедуктивной зависимости: «произойдет действие х, если произойдет действие у», не отражают экономическую реальность. Реальность — это открытая система взаимодействия и различных отношений, причины и следствия которых зависят от большого количества явлений, что невозможно анализировать в закрытых системах, рассматриваемых в рамках неоклассической теории.
Лоусон не против теорий, в которых одни переменные зависят от других, или исследования ситуаций, в которых одно действие подразумевается как следствие другого. Он говорит о том, что нельзя все ситуации, происходящие в экономической реальности, описывать одним только способом. Обобщение приводит к отрыву от действительности, что усиливается беспричинным использованием математических моделей и методов в объяснении экономических процессов. Как пример, Лоусон приводит слова Дианы Штроссман, редактора журнала Feminist Economics, о том, что ее обучение, как и обучение всех современных экономистов, состояло в том, чтобы уметь составлять математические модели и объяснять их уравнениями. Поскольку всем студентам также известно, что ни одна экономическая модель на сегодняшний день не является идеальной и не может в точности объяснить и прогнозировать реальность, придумать новую модель, которая лучше бы описывала реальность в узнаваемой для всех форме (т.е. математической) — вот цель и наивысшее достижение сегодняшней экономической науки [15].

Российские экономисты о кризисе в экономической науке
В России дискуссии о кризисе в экономической теории ведутся достаточно давно. Во многом экономисты согласны со своими западными коллегами, мнение которых приведено выше, в том, что:
1. Неоклассика, как мейнстрим экономической теории, не способна решить насущные проблемы;
2. Формализм. «Умозрительные концепции и абстрактное теоретизирование современной экономической науки порождают теоретическое бесплодие и отрыв от российской и мировой действительности» [16];
3. Излишняя математизация. «Благодаря математизации экономической теории в ее рамках получен ряд общих результатов, фактически указывающих на неполноту или неадекватность аксиоматики основополагающих моделей, что влечет за собой отсутствие ответов на важнейшие вопросы» [17];
4. Представление о человеке только как о «человеке экономическом».

Если первые три фактора были достаточно подробно обсуждены ранее, то представление о человеке нуждается в более детальном рассмотрении, так как некоторые российские специалисты не только принимают ту точку зрения, что взгляд на человека нужно менять, но и идут в этом направлении еще дальше. Понятно, что человек как объект познания играет сегодня особую роль во всех науках, и в экономике в частности. Теоретики на различных этапах эволюции экономической мысли рассматривали человека как субъекта, основывающего свои действия на эгоистических побуждениях и на принципе максимизации прибыли для облегчения исследования. Сейчас же человека нельзя рассматривать так поверхностно. Человек — часть окружающего мира, в котором он проживает, и от его мотивов и поведения зависит общество в целом. Ввиду того, что каждый социум отличен друг от друга по ряду причин, то, соответственно, каждый его член представляет собой совершенно иной мир. Из этого соображения «принципы экономического поведения даже двух разных личностей нельзя объяснить друг через друга или вывести одно из другого» [18], не говоря уже о странах и обществах.
Академик О.Т. Богомолов считает, что «причинно-следственная связь определена неправильно там, где считается, что экономический человек определяет всю свою жизнь на основе своих экономических предпочтений» [19]. То, что человеческая жизнь сводится к минимальным, основанным на стоимостном выражении, желаниям и потребностям, степень полезности оценивается, не дает современной науке возможность развиваться и быть полезной для решения современных проблем. Выходом из созданной ситуации, по мнению Н.В. Ведина, является гуманизация экономической науки. Homo оeconomicus не содержит в себе моральных и этических принципов, в нем нет человечности в широком понимании этого слова. Хотя автор принимает тот факт, что сделать это довольно сложно, исходя из сложившихся рыночных конкурентно-индивидуалистических основ экономической теории. Гуманизация экономики также осложняется тем, что принципы гуманизма на протяжении истории и в зависимости от обществ меняют свои приоритеты и составляющие. Возможно, у каждого общества есть уникальная возможность создавать что-то новое, основываясь на своих специфических особенностях истории и культуры. Н.В. Ведин приходит к выводу, что с изменением современного состояния экономических процессов, их эволюции, реструктуризации, и «интеллектуализации труда», требуется немного иной взгляд на хозяйственную действительность и «смена методологических приоритетов в пользу качественных методов исследования» [20].
Наличие различных взглядов на ситуацию в экономической теории, а также различные методологические и теоретические подходы к изучению экономической реальности не позволяют прийти к какому-либо единому решению на данный момент. В.М. Полтерович в своей статье «Кризис экономической теории», говорит о том, что «экономическая действительность слишком многовариантна и скорость ее изменения опережает темп ее изучения» [21]. Слишком много возникает ответвлений в общих базовых теориях. А в случаях применения теорий к действительности становится очевидным, что они не учитывают всех обстоятельств реальности и приводят к различным выводам и ошибкам в прогнозах. Тем самым, размышления Куна о возникновении новой парадигмы, могут быть применены к настоящей ситуации в экономической науке. Застой и кризис, в котором она оказалась, могут привести в дальнейшем к возникновению, если не совершенно новой теории, то к более широким и глубоким исследованиям, способным объяснять и прогнозировать экономическую реальность с более высокой точностью, нежели в настоящий момент. Следует согласиться с мнением И.К. Смирнова, что на новом этапе развития экономической науки основной задачей станет «создание такой системы социально — экономических отношений, которые обеспечивали бы оптимальное сочетание максимальной эффективности общественного производства и социальной справедливости» [22].


Литература
1. Словарь по общественным наукам. URL: http://www.glossary.ru/cgi-bin/gl_find.cgi?ph=%EA%F0%E8 %E7%E8%F1&action. x=0&action.y=0.
2. Кун Т. С. Структура научных революций. - М. Прогресс. - 1977. - С.81.
3. Расков Д.Е. Экономическая теория как риторика // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 5. - 2005. - Вып.3. - С. 15.
4. Кругман П. Почему экономическая наука бессильна. URL: http://slon.ru/articles/130856/. 09.09.09. (Оригинал статьи: Paul Krugman. How did economists get it so wrong? / The New York Times/ URL: http://www.nytimes.com/2009/09/06/magazine/06Economic-t.html?_r=1. 02.09.2009).
5. Там же.
6. Там же.
7. Блауг М. Тревожные процессы в современной экономической теории. К вопросу о так называемом «кризисе» экономической науки: материалы теоретического семинара ИМЭМО. - 2002. (См. Худоркомов А. Современная экономическая теория Запада).
8. Там же.
9. Там же.
10. Баумоль У. Чего не знал Альфред Маршал: вклад XX столетия в экономическую теорию // Вопросы экономики. - 2001. - № 2. - С.73-107. (См. Худоркомов А. Современная экономическая теория Запада).
11. Лоусон Т. Современная «экономическая теория» в свете реализма // Вопросы экономики. - 2006. - № 2. - С.75-98.
12. Там же.
13. Румянцев М. А. Холизм и рациональность в экономической теории // Проблемы современной экономики. - 2004. - № 4(12).
14. Там же.
15. Lawson T. Reorienting Economics. L. and NY.: Routledge, 2003. - P. 30-35.
16. Румянцев М. А. Философия экономических ценностей в контексте отечественной духовной традиции // Проблемы современной экономики. - 2005. - № 1(13).
17. Полтерович В.М. Кризис экономической науки. Доклад на научном семинаре Отделения экономики и ЦЭМИ РАН «Неизвестная экономика». - С. 61.
18. Там же.
19. Богомолов О.Т. Экономика и общественная среда: взаимосвязь и взаимовлияние. Доклад на заседании Секции экономики ООН РАН. 19.12.2006.
20. Ведин Н.В. Гуманизация экономической теории как системообразующий принцип ее адекватности современным реалиям // Проблемы современной экономики. - 2007. - № 1(21). - С.35.
21. Полтерович В.М. Кризис экономической науки. Доклад на научном семинаре Отделения экономики и ЦЭМИ РАН «Неизвестная экономика». - С. 53.
22. Смирнов И.К. К созданию национальной экономической доктрины России // Проблемы современной экономики. - 2002. - № 1(1).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия