Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (41), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Кузьмина Н. Н.
доцент кафедры бухгалтерского учета
Сибирского государственного аэрокосмического университета им. акад. М.Ф.Решетнева (г. Красноярск),
кандидат педагогических наук

Попов Н. А.
докторант Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники,
кандидат экономических наук,

Кузьмин Д. И.
старший преподаватель кафедры экономической теории и управления
Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева


Оперативный мониторинг готовности регионов к информационному обществу
В статье рассматриваются подходы к оценке готовности регионов к информационному обществу, проводится сравнительный анализ возможностей их применения. Предлагается методика расчета, позволяющая осуществлять оперативный мониторинг в информационно-коммуникационной области
Ключевые слова: информационное общество, оперативный мониторинг, индекс готовности регионов к информационному обществу
УДК 338.001.36   Стр: 295 - 298

Термин «информационное общество» был введен в научный оборот в начале 1960-х гг. в работах Ф. Махлупа и Т. Умесао. Далее теория информационного общества получила свое развитие в исследованиях таких известных ученых, как М. Порат, ё. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Кац и других. Этот термин обрел статус официального, поскольку широко используется не только в научной литературе, но и в официальных документах правительственных и международных организаций.
Категория «информационное общество» отражает одну из наиболее характерных и внешне заметных особенностей современного этапа, — бурное, революционное развитие информационных технологий. В современном мире страны, достигшие стадии информационного общества, обладают наиболее эффективной и мощной экономикой, лидируют по всем показателям благосостояния граждан — уровню жизни, ее средней продолжительности, социальной защищенности, медицинскому обслуживанию и здравоохранению. Эти страны также опережают остальные в строительстве гражданского общества, обеспечения прав человека и основ демократии. Наиболее продвинутые на пути построения информационного общества — США, Япония, ведущие государства Западной Европы, вклад информационного сектора в ВВП в этих странах составляет до 65% [1, с.230].
Информационные технологии ускорили сдвиги в экономике, позволяя все большие объемы информации переводить в цифровой вид, и облегчили процесс ее передачи на большие расстояния с минимальными расходами. Как следует из доклада ОЭСР «Экономика, основанная на знаниях», более половины производимых в развитых странах продуктов и услуг являются высокотехнологичными. За последние 20 лет, эта индустрия удвоила свою долю в промышленности. В результате 80% новых рабочих мест отводится для «интеллектуальных работников» [2].
Одним из основных условий формирования современного информационного общества является соответствующий уровень развития информационных систем и технологий. Однако наличие информационных технологий не является единственной особенностью информационного общества, сами по себе они не определяют его фундаментальные характеристики. Безусловно, в информационном обществе высокого и всеохватывающего уровня достигают информационно-техническая база и технико-коммуникационные сети, а информация и информационные технологии становятся главным экономическим, научно-техническим, социально-культурным ресурсом, обеспечивающим доминирование информационного сектора в общем объеме ВВП. Известный английский ученый Т.Стоуньер утверждал, что информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. В постиндустриальном (информационном) обществе национальные информационные ресурсы превратятся, как он считает, в самый большой потенциальный источник богатства. В связи с этим следует всеми силами развивать, в первую очередь, новую отрасль экономики — информационную [3, с.335].
Это означает, что в стране должна быть комплексная и планомерная политика информатизации, опирающаяся на соответствующую нормативно-законодательную базу и учитывающая как внутренние информационные потребности общества и государства, так и возможности их эффективной интеграции в систему международных связей и отношений. Поэтому не случайно в ряде стран и на международном уровне в последние десятилетия прошлого века появились государственные и межгосударственные программы, непосредственно нацеленные на развитие информационного общества.
Задача перехода к информационному обществу стоит и перед Россией, которая участвовала в принятии Окинавской Хартии глобального информационного общества (июль 2000 г.), поддерживает и разделяет изложенные в ней идеи, готова внести свой вклад в достижение поставленных Хартией целей [4]. Приняты «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», Государственная программа РФ «Информационное общество (2011–2020 гг.)», и другие концептуальные документы.
На пути к информационному обществу возникают проблемы, которые в настоящее время активно обсуждаются исследователями на различных уровнях. Например, деятельность рабочей группы по экономике информационного общества Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) направлена на изучение таких вопросов, как изучение методов снижения социальной напряженности в связи с выходом на лидирующие позиции высокоинтеллектуальных видов работ, темпов создания и ликвидации рабочих мест, а также формирование системы показателей для информационного общества [5].
Действительно, управление экономическими процессами, в каких бы формах оно ни осуществлялось, невозможно без информации о состоянии управляемого объекта и окружающей среды. Информация эта должна быть максимально конкретной, имеющей количественное выражение. Как отмечает Д.С.Львов, в самом общем смысле измерения в экономике есть не что иное, как количественное представление о происходящих в ней процессах. И здесь сразу же надо сказать, что проблема экономических измерений — это в первую очередь, проблема не как измерять, а чем, какими показателями измерять [6]. Измерения объективно необходимы на всех уровнях управления, при этом на каждом уровне предъявляются свои требования к методам и точности измерений.
По мнению С.Ю.Глазьева, главные проблемы экономических измерений связаны с трудностями определения меры и эталонов, которые являются ключевыми в теории измерений. Основным требованием к единицам (эталонам) измерения является их неизменность в процессе измерения. В экономических измерениях этому требованию удовлетворяют далеко не все широко используемые показатели. Измерения становятся еще более проблематичными, когда речь идет о количественной оценке того или иного процесса. В этом случае понятие эталона приобретает еще один смысл как базы сравнения и оценки, своего рода точки отсчета, по отношению к которой можно оценить измеряемый процесс [7].
Кроме того, сами методы экономических измерений постоянно эволюционируют и здесь надо иметь в виду, что закономерности и методологические приемы анализа прошлых экономических формаций на основе показателей, представляющих привычные параметры функционирования экономической системы, не всегда приемлемы для вновь появляющихся формаций. Отсюда — особая роль методик экономических измерений.
В настоящее время авторитетными международными экспертами и организациями разработаны и предложены методики и инструментарий для измерения индекса готовности регионов мира и отдельных стран к информационному обществу. К ним относятся индекс сетевой готовности (Networked Readiness Index (NRI)), индекс развития информационно-коммуникационных технологий (ICT Development Index (IDI)), индекс экономики знаний (Knowledge Economy Index (KEI)).
Все три индекса включают в качестве субиндексов (подиндексов) группы показателей, отражающих состояние информационной инфраструктуры, обеспечивающей эффективную передачу, распространение и обработку информации. Сюда же относятся группы показателей, так или иначе отражающих состояние системы образования (в NRI это показатели «индивидуальной готовности», в IDI — «знания и навыки в сфере ИКТ», в KEI — «образованные и квалифицированные работники»). Кроме того, все три индекса включают субиндекс (подиндекс), отражающий состояние социально-экономической, институциональной среды.
Например, индекс сетевой готовности был разработан INSEAD в 2002 г. как часть совместного с WEF исследовательского проекта, и является основным инструментом для измерения способности стран использовать преимущества информационно-коммуникационных технологий для повышения своей конкурентоспособности. Он включает в себя три подиндекса: среда, готовность, использование, каждый из которых состоит из n показателей. Для ранжирования используются два типа показателей — количественные и качественные. Из 68 переменных, составляющих NRI, 40% являются количественными данными, 60% — качественными. Количественные показатели — это данные различных международных организаций, при необходимости, дополненные национальной статистикой и другими источниками. Качественные показатели — это данные ежегодного исследования Международного экономического форума «Executive Opinion Survey», в рамках которого руководители компаний из различных стран отвечают на ряд вопросов, оценивая различные показатели той страны, в которой они работают, по шкале от 1 до 7, где 1 — низшая оценка, 7 — наивысшая оценка. Для осуществления исследования используется партнерская сеть из 150 различных институтов [8].
При расчете индекса развития информационно-коммуникационных технологий также используются три субындекса: инфраструктура и доступность ИКТ, использование ИКТ, знания и навыки в сфере ИКТ. Все показатели в рамках субындексов имеют равные веса, однако субиндексы имеют разные веса в конечном индексе, а именно: субиндексы «инфраструктура и доступность ИКТ» и «использование ИКТ» имеют вес 40%, в то время как «знания и навыки в сфере ИКТ» — 20%. По нашему мнению, это не совсем корректно, поскольку использование ИКТ без соответствующих знаний является проблематичным.
Кроме того, как отмечают некоторые исследователи, международные статистические агентства сталкиваются с определенными проблемами при сборе сопоставимых данных для проведения сравнений между разными странами [8, 9]. К таковым относятся следующие:
подробная информация о методах сбора данных, экспертах и методологиях оценки не всегда находится в открытом доступе;
большинство исследований готовности к информационному обществу дают мало информации, каким образом их показатели были построены и почему, или как они могут быть скорректированы;
большие периоды ожидания, пока данные будут обработаны, и станут, доступны;
Методики готовности и индикаторы развития информационного общества стали также предметом изучения российских исследователей А.В.Чугунова, В.Дрожжинова, А.Штрика, Т.В.Ершовой, Ю.Е.Хохлова, С.Б.Шапошника.
В настоящее время наблюдается превращение регионов в реальных собственников условий и результатов производства, обретение ими статуса действенных субъектов экономических отношений. В связи с этим особый интерес представляет исследование Ю.Е. Хохлова и С.Б. Шапошника [10], в котором представлены результаты расчета и анализа композитного Индекса готовности регионов России к информационному обществу и его составляющих — интегральных показателей (подиндексов), характеризующих основные направления и факторы информационного развития субъектов Российской Федерации. На основе Индекса и его составляющих построены рейтинг готовности субъектов РФ к информационному обществу, а также рейтинги субъектов РФ по основным направлениям и факторам использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) для социально-экономического развития.
Как отмечают авторы исследования, Индекс стал важным информационно-аналитическим инструментом для выработки, проведения и корректировки политики развития информационного общества на региональном уровне. Многие субъекты РФ используют данные Индекса для сравнительной оценки ситуации в регионе в сфере использования ИКТ и формулировки целей дальнейшего развития. Их использование помогает выделить основные проблемы, определить сильные и слабые стороны региона в области развития информационного общества и установить ориентиры дальнейшего развития.
Для построения Индекса используется более 77 показателей, характеризующих готовность регионов к информационному обществу, при этом в их число входят ключевые показатели доступа к использованию ИКТ, рекомендуемые международными организациями (человеческий капитал, экономическая среда, ИКТ-инфраструктура). Индекс строится на основе агрегирования значений показателей, причем агрегирование происходит на нескольких уровнях, позволяя строить рейтинги регионов по отдельным направлениям и факторам развития информационного общества с различной степенью детализации. Для подсчета Индексов все использованные показатели нормализовались (переводились в оценку в интервале от 0 до 1).
При расчете показателей и подындексов использовались два типа данных:
● официальные данные международной, государственной и отраслевой статистики: Евростата, Международного союза электросвязи, Федеральной службы государственной статистики (Росстата), а также российских министерств и ведомств;
● данные опросов и обследований: результаты оценки официальных веб-сайтов органов исполнительной власти субъектов РФ, осуществленной по методологии ООН; данные представительного опроса населения субъектов РФ Фонда «Общественное мнение» (проект «Георейтинг»).
Безусловным достоинством Индекса является то, что он представляет собой измеритель степени подготовленности регионов к широкомасштабному использованию ИКТ для развития, позволяет определить зоны отставания регионов в использовании ИКТ и оценить сложившиеся условия для развития информационного общества. В то же время использование данных опросов и обследований связано с рядом возникающих трудностей (наличие экспертов, организация их работы, значительные финансовые издержки). Кроме того, экспертные балльные оценки неизбежно являются в значительной мере субъективными и обычно сглаживают реальный разброс региональных характеристик, так как эксперты остерегаются крайних оценок. Обработка таких данных связана еще и с временным лагом.
Эти обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что такие крупномасштабные исследования наиболее применимы для выстраивания общей стратегии управления движением регионов к информационному обществу, а также в целях прогнозирования данного процесса.
В настоящее время существуют разнообразные критерии для оценки уровня развития информационного общества. При проведении подобных исследований используются различные количественные и качественные показатели, отличающиеся друг от друга, как по набору анализируемых данных, так и по используемым методам их расчета. Мы полагаем, что выбор тех или иных методик и наборов показателей должен определяться целями и уровнями исследований.
Если же возникает необходимость получения оперативной информации о состоянии дел в инфокоммуникационной отрасли по регионам, то в этом случае можно применить более упрощенный вариант расчетов. Такой методический подход был представлен нами в ранее опубликованных работах, где были выполнены расчеты для определения конкурентоспособности регионов, входящих в состав Сибирского Федерального округа [11, 12].
В сравнении с методикой расчета Ю.Е. Хохлова и С.Б. Шапошника, наш подход основан на использовании только официальных данных Федеральной службы государственной статистики (Росстата), что, на наш взгляд, обеспечивает объективность оценок. Кроме того, по-разному осуществлялась оценка показателей, увеличение значения которых имеет негативный характер: в расчетах Ю.Е.Хохлова и С.Б.Шапошника нормализованное значение (оценка) показателя региона в этом случае определялось по формуле:
X = Rn/Rx (1)
где Rn — значение показателя для региона X,
Rn — нормализующее («эталонное») значение показателя.
В наших расчетах в этом случае применялась формула:
rijk = 1 – хijk факт./ хjk макс. (2)
где хijk факт — фактическое значение показателя k в j-ом году для i-го региона;
хjk макс — максимальное значение показателя k в j-ом году.
Мы полагаем, что предложенная нами методика может быть применена в специфической сфере, а именно для оценки состояния дел в области инфокоммуникационных технологий и выступать в качестве одного из инструментов оперативного мониторинга движения регионов к информационному обществу.
Нами были выполнены расчеты индекса инфокоммуникационной инфраструктуры для регионов Сибирского Федерального округа, в основу расчетов были взяты статистические показатели, представленные в табл.1.

Таблица 1
Статистические показатели для расчета подиндексов инфокоммуникационной инфраструктуры
ПоказателиПодиндекс
Наличие квартирных аппаратов сети общего пользования на 1000 человек городского населенияR1
Наличие квартирных аппаратов сети общего пользования на 1000 человек сельского населенияR2
Число зарегистрированных абонентских терминалов сотовой связи на 1000 чел. населенияR3
Число персональных компьютеров на 100 работников (штук)R4
Число персональных компьютеров с доступом к сети Интернет на 100 работников (штук)R5
Удельный вес организаций, имевших веб-сайт, в общем числе обследованных организаций, имевших веб-сайт, в общем числе обследованных организаций соответствующего субъекта Российской Федерации, %R6
Число персональных компьютеров, используемых в учебных целях, в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях (без вечерних (сменных) общеобразовательных учреждений) на 1000 обучающихся (на начало учебного года; штук)R7
Объем услуг связи на душу населения, руб.R8
Средства связи (пользовательское оборудование) для оказания услуг передачи данных и телематических служб на 1 чел.R9
Число таксофонов в городской местности на 1 чел.R10
Число таксофонов в сельской местности на 1 чел.R11

Подиндексы R1–R11 — нормализованные значения показателей. Далее было произведено агрегирование (свертка) частных показателей в общий, основанное на равнозначности компонентов. То есть используемые рейтинговые коэффициенты берутся с равным весом, по формуле простой средней арифметической.
В результате мы получили распределение регионов, входящих в состав Сибирского федерального округа, по уровню развития инфокоммуникационной инфраструктуры. Сравнение с результатами расчетов по методике Ю.Е. Хохлова и С.Б. Шапошника показывает, что существенных расхождений не наблюдается (табл.2). Здесь представлены результаты группировки регионов по значению Индекса (высокий, средний, низкий), выполненной на основе данных, представленных в работе Ю.Е.Хохлова и С.Б.Шапошника [10, с. 127] — расчет 1, и на основе собственных вычислений — расчет 2.

Таблица 2
Сравнение результатов расчетов
Расчет 1Расчет 2
Уровень ИндексаРегионы СФОРегионы СФОУровень Индекса
высокий 0,380 < I < 0,457Томская обл.
Красноярский край
Новосибирская обл.
Томская обл.
Новосибирская обл.
высокий 0,686 < R < 0,865
средний 0,302 < I < 0,379Иркутская обл.
Кемеровская обл.
Республика Хакасия
Республика Бурятия
Омская обл.
Алтайский край
Республика Алтай
Красноярский край
Омская обл.
Иркутская обл.
Республика Хакасия
Алтайский край
Кемеровская обл.
Республика Алтай
Республика Бурятия
средний 0,506 < R < 0,685
низкий 0,224 < I < 0,301Забайкальский край
Республика Тыва
Забайкальский край
Республика Тыва
низкий 0,325 < R < 0,505

Как следует из табл.2, составы групп с высоким и низким уровнями индексов практически совпадают, расхождения наблюдаются в группе со средним значением индекса. Мы полагаем, что это объясняется различиями в методиках расчетов, а также набором показателей.
Таким образом, предлагаемая нами методика может использоваться для осуществления оперативного мониторинга готовности регионов к информационному обществу, поскольку одинаковые веса всех подиндексов, являются основой максимальной простоты расчетов. Ограниченное количество показателей и их информационная доступность создают возможность для проведения исследований в короткие сроки, тем самым позволяют получить оперативную информацию о состоянии дел в инфокоммуникационной отрасли регионов. Такая информация дает важный сигнал власти, предпринимателям и гражданам о том, насколько тот или иной регион «продвинут» в сторону информационного общества.


Литература
1. Rai L.P., Lal K/ Indicators of the information revolution // Technology in society. — N.Y. — 2000. — Vol.22. — P.221–235.
2. Knowledge-based Economy: Report / OECD. Paris, 1996.
3. Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики (Новая технократическая волна на Западе). — М., 1986. — С. 392–409.
4. Авдулов А.Н., Кулькин А.М. Контуры информационного общества / РАН. ИНИОН. Центр науч.-информ. исслед. по науке, образованию и технологиям. — М., 2005. — 162 с.
5. OECD Workshop on the economics of information societies: Report on the Istanbul Workshop / OECD. Paris, 1996. — P. 97.
6. Львов Д.С. Экономика развития. — М.: «Экзамен», 2002. — 512 с.
7. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. — М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.
8. Бортвин Д.О., Лобза Е.В., Хасаншин Р.Р. Оценка инновационного потенциала через призму индикаторов развития информационного общества и экономики знаний // Вестник международных организаций. — 2010. — № 1(27). — С.33–50.
9. Чугунов А.В. Системы индикаторов и мониторинг развития информационного общества и экономики знаний // Вестник международных организаций, 2006. — № 7.
10. Индекс готовности регионов России и информационному обществу. 2008–2009 / Под ред. Ю.Е.Хохлова и С.Б.Шапошника. — М.: 2010. — 296 с.
11. Кузьмин, Д.И. Конкурентоспособность региона и государственно-частное партнерство / Кузьмин Д.И., Кузьмина Н.Н., Попов Н.А. — Ханты-Мансийск: Информационно-издательский центр ЮГУ, 2010. — 238 с.
12. Кузьмин, Д.И. Проблемы повышения конкурентоспособности региона / Кузьмин Д.И., Кузьмина Н.Н., Попов Н.А. — LAP LAMBERT Academic Publishing. — 2011. — 132 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия