Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (41), 2012
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Чебаненко Е. Н.
ассистент кафедры теории кредита и финансового менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета

Эволюция привлечения иностранного капитала в банковскую систему Китая
В статье дана характеристика этапов привлечения иностранного капитала Китайской Народной Республикой. Рассмотрены особенности регулирования деятельности иностранных банков на финансовом рынке Китая. Показано как КНР методом постепенного изменения регулятивных норм обеспечивает интеграцию национальной банковской системы в мировую
Ключевые слова: банковская система Китая, иностранный банк, иностранный капитал
УДК 336.716; ББК 65.262.1   Стр: 331 - 334

Банковские реформы, проводимые во многих странах, в том числе и с переходной экономикой, показывают, что открытие банковского сектора внешнему участию должно проходить в соответствии с внутренними реалиями данной страны, что включает уровень развития экономики, состояние банковского сектора и возможностей по его регулированию. История иностранных банков в Китае насчитывает более полутора веков, эволюцию их деятельности можно подразделить на следующие этапы.
Первый этап (середина XIX в — 1949 г.) — связан с развитием внешних связей между Китаем и остальным миром.
До середины XIX в. правящая в Китая династия Цин проводила политику изоляции страны от внешнего мира. Но военные поражения Китая в первой половине XIX в. привели к подписанию ряда договоров, по которым Китай вынужден был открыть свой рынок для иностранного капитала.
До этого момента внешняя торговля была слабо развита и местные банки практически не проводили операций по ее кредитованию. После подписания договоров иностранным предпринимателям срочно нужны были специальные учреждения, которые помогли бы им в решении проблем финансирования торговли и обмена валюты. Для того, чтобы удовлетворить эти запросы иностранные банки начали открывать филиалы в Китае. Первой была Oriental Bank Corporation, которая открыла филиалы в Кантоне и Гонконге в 1845 г. К концу 1932 г. на территории Китая действовало 32 иностранных банка, предлагавших услуги своим клиентам и содействовавших осуществлению внешней торговли [1].
Однако китайское государство имеет негативный опыт взаимодействия с иностранными банками. Этот исторический опыт выражается в том, что иностранные банки при поддержке правительств своих стран оказывали сильное влияние не только на банковскую систему Китая, но и на китайскую экономику и политику. Иностранные банки сосредоточили в своих руках подавляющую часть национальных ресурсов. В начале XX в. они концентрировали у себя около 70% всех китайских вкладов [2]. Сосредоточение в руках иностранных кредитных учреждений значительной части свободных денежных средств ослабляло китайские банки, препятствовало их развитию.
Второй этап — 1949–1978 гг. В октябре 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика. К власти пришло коммунистическое правительство, которое приступило к построению плановой социалистической экономики. Большинство частных банков были ликвидированы, остальные перешли в государственную собственность и позже вошли в структуру Народного Банка Китая. Правительство разрешило только четырем иностранным банкам продолжить работу в Шанхае: Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC), Bank of East Asia, Oversea-Chinese Banking Corporation and Standart Chatered Bank.
В середине 1960-х гг. КНР стала проводить экономическую политику, основанную на использовании исключительно собственных ресурсов. Для обоснования этого курса была разработана теории опоры на собственные силы, ориентировавшая страну на автаркическое развитие.
Однако уже в начале 1970-х гг. выявилась необходимость пересмотра такого подхода. В 1978 г. на III съезде КПК Китая 11 созыва был провозглашен переход к новой модели экономического развития, предполагавший перевод экономики от жестко централизованной модели на рыночные рельсы.
Одним из первых шагов, предпринятых Китаем, стало принятие в 1978 г. 10-летнего плана развития народного хозяйства, определившего задачу модернизации экономики.
Для осуществления программы модернизации экономики было необходимо импортировать большое количество техники и технологий. По оценкам китайских экономистов инвестиции только на капитальное строительство должны были составить порядка 400 млрд долл. США. Китай возобновил практику крупных закупок оборудования за рубежом. Повышенный спрос на современную технологию усилил потребность Китая в валютных ресурсах.
Нехватка средств ставила под угрозу срыва программу модернизации экономики. В результате правительство КНР было вынуждено перейти к политике открытых дверей, включающей ряд мер, направленных на содействие внешней торговле и притоку иностранных инвестиций. Иностранные инвесторы должны были сыграть значительную роль во внутреннем экономическом строительстве. Для того чтобы избежать конфликта между допуском иностранных инвесторов и «опорой на собственные силы» центральному правительству необходимо было подчинить политику привлечения иностранных инвестиций целям развития национальной экономики.
В силу того, что КНР на тот момент не располагала достаточным объемом валютных средств, для осуществления амбициозных планов требовалось привлечение иностранных инвестиций и кредитов иностранных банков.
В целом планы китайской стороны по привлечению иностранного капитала для развития ряда отраслей народного хозяйства соответствовали экономическим интересам зарубежных стран, что формировало предпосылки притока иностранного капитала в страну. Допуск иностранного капитала в банковский сектор Китая в этих условиях являлся частью общей стратегии по привлечению иностранного капитала.
Однако кроме негативного исторического опыта существовали экономические причины, которые делали невозможным широкий допуск иностранных банков на финансовый рынок КНР. На начало периода перехода к политике реформ в КНР отсутствовала современная банковская система. В стране действовали четыре государственных банка, работавших в основном с государственными предприятиями и осуществлявшими ограниченный набор операций. Допуск в таких условиях в страну иностранных банков, в первую очередь транснациональных, привел бы к невозможности становления национальной банковской системы. В результате правительство Китая избрало путь постепенного и осторожного открытия банковского сектора для иностранного капитала.
Третий этап — 1978–1985 гг. Иностранные банки могли создавать только представительства в соответствии с положением, позволяющим иностранным институтам открывать представительства в КНР. Однако банки не имели полной свободы в открытии представительств, так как могли создавать их только в определенных городах, указанных Госсоветом КНР. Представительствам запрещено проводить банковские операции, они имеют право собирать экономическую информацию, проводить кредитный анализ, налаживать контакты с местным бизнесом, обеспечивая материнский банк контрактами, предоставлять консультационные услуги в первую очередь и на первых этапах иностранным компаниям. Контроль за представительствами первоначально был возложен на Народный Банк Китая. Первым банком, который получил право открыть свое представительство в Китая в 1979 г. стал Промышленный банк Японии.
Несмотря на то, что представительства не имеют права осуществлять банковские операции, Китай жестко ограничивал количество действующих представительств на своей территории, между иностранными банками существовала острая конкуренция за право открыть представительство в Китае, так за период с 1980 по 1981 гг. около 80 иностранных банков обращались за разрешением на открытие представительства, только 7 из них получили разрешение в 1980 г. и 17 в 1981 г. [3].
Большинство представительств на первом этапе было сосредоточено в Пекине. Кроме причин коммерческого характера Пекин является предпочтительным местом расположения по политическим причинам. Однако поддержание деятельности представительства сопряжено с определенными финансовыми издержками. Так в 1985 г. затраты на содержание представительства в течение года, не включая заработную плату высшему руководству, составляли от 250 тыс. до 300 тыс. долл. США. Наиболее важным шагом на этом этапе явилось принятие положения, разрешающего иностранным банкам открывать филиалы в Китае.
В этот период Китай активно прибегал к государственным внешним займам в первую очередь международных организаций и транснациональных банков для осуществления программы модернизации экономики. Среднегодовые темпы прироста использования иностранных кредитов в 1979–1981 гг. составили около 24% [4].
Но масштабы привлечения иностранного капитала Китаем были объективно ограничены состоянием его платежеспособности. Также вскоре выявилась нерациональность в использовании привлеченных средств. Экономика страны оказалась не в состоянии эффективно освоить внешние заемные средства. Значительная часть закупленного оборудования вплоть до второй половины 1980-х гг. так и не была введена в эксплуатацию.
В результате очевидной нерациональности проводимой на рубеже 1980-х гг. инвестиционной политики было принято решение о сокращении внешних государственных займов и более активном привлечении именно предпринимательского капитала.
Приход иностранных банков в Китай отражал общемировую тенденцию движения банковского капитала, обслуживающих своих клиентов на мировых рынках. Поскольку клиентами иностранных банков были, в том числе, и государственные предприятия Китая, традиционно обслуживавшиеся в госбанках, правительство опасалось конкуренции со стороны иностранных банков, что из-за слабости отечественного банковского сектора могло привести к сокращению рыночной доли госбанков и ослаблению контроля над банковским рынком.
Четвертый этап — 1985–1994 гг. связан с постепенной либерализацией доступа иностранного капитала в Китай, в первую очередь за счет развития свободных экономических зон, задачи которых состояли в интенсивном привлечение дефицитных финансовых и материальных ресурсов. В 1985 г. Госсоветом КНР было принято Положение «Об иностранных банках и совместных китайско-иностранных банках в специальных экономических зонах». В положении впервые законодательно были определены формы присутствия иностранных банков на территории КНР. Понятие «иностранный банк» включало следующие организационно-правовые формы: филиал иностранного банка, дочерний банк, совместный банк.
Иностранные банки получали право работать только в свободных экономических зонах, в 1985 г. для них было открыто пять городов: Шеньжень, Чжухай, Сямынь, Шаньтоу и острова Хайнань.
Надзор за деятельностью иностранных банков был возложен на Народный банк Китая (НБК). Заявку на учреждение иностранного банка следовало направлять в НБК, при этом указывалось, что НБК должен рассматривать заявки и принимать решение с точки зрения потребностей экономического развития специальных экономических зон и придерживаться принципа равенства и взаимной выгоды. В соответствии с положением иностранные банки могли проводить все или часть следующих операций:
Привлекать депозиты в юанях и иностранной валюте от зарубежных китайских предприятий, иностранных предприятий, совместных предприятий, а также депозиты в юанях и иностранной валюте от иностранных граждан.
Предоставлять кредиты в иностранной валюте или юанях и учитывать векселя.
Предоставлять гарантии в иностранной валюте и юанях.
Осуществлять покупку и продажу ценных бумаг.
Проводить трастовые операции. Осуществлять консультирование.
Проводить международные денежные переводы для зарубежных китайских предприятий и иностранных фирм, совместных предприятий, вести расчеты по импортным контрактам.
Их клиентами были иностранные и китайские предприятия, которым они предоставляли валютные кредиты.
Дочерний банк или совместный банк в специальных экономических зонах должен обладать уставным капиталом в размере не менее 80 млн долл. Условием открытия филиала являлось требование к головному офису разместить в филиале средства, так называемый оперативный фонд, в размере не менее 40 млн долл. Эти средства поступали на счет банка о головного офиса на условиях безотзывности.
Существовали ограничения на операции; дочерние банки и совместные банки могли предоставлять кредиты любому предприятию в размере не превышающем 30% от суммы оплаченного капитала и резервов, на такую же величину они могли осуществлять инвестиции.
Одновременно все более гибким становился режим функционирования иностранных предпринимателей в особых экономических зонах, в частности иностранным банкам были предоставлены дополнительные налоговые льготы. Следствием этого явилось активное развитие иностранных банков, так в Шеньжене — второй по величине экономической зоне Китая — уже в 1986 г. действовало более 20 иностранных банков и финансовых компаний.
В конце 1980-х гг. правительство Китая приняло стратегию по достижению Шанхаем статуса финансового центра Китая. В 1989 г. было объявлено, что город будет развивать новую экономическую зону Пудун. По оценкам развитие Пудуна должно было потребовать инвестиций в инфраструктуру и промышленность порядка 30 млрд долл. США [5].
В 1990 г. Госсовет КНР выпустил «Процедуры по управлению финансовыми институтами с иностранным капиталом и совместными китайско-иностранными финансовыми институтами в Шанхае». Принятие этого документа оказало большое влияние на дальнейшую экспансию иностранных банков в Китае. С одной стороны, произошла либерализация требований по отношению к иностранным банкам. В частности, минимальное значение уставного капитала для дочернего и совместного банка, а также размер оперативного фонда для филиала были понижены до 30 млн долл. С другой стороны, были введены новые, дополнительные требования, которые с разным вариациями переходили в последующие положения и действуют до сих пор. Для открытия дочернего банка и филиала требовалось иметь представительство в Китае в течение не менее трех лет, при этом для учреждения дочернего банка заявитель должен был обладать активами в размере не менее 10 млрд долл. на конец года, предшествующего подаче заявки, а для учреждения филиала материнский банк должен был иметь активы в размере не менее 40 млрд долл.
Все операции иностранные банки могли вести только в валюте. Банки имели право привлекать депозиты в валюте, которые включали в себя межбанковские депозиты, депозиты иностранных граждан и предприятий с иностранным капиталом. Совокупные активы иностранного банка не могли более чем в 20 раз превышать сумму оплаченного капитала и резервов, что ставило ограничения на расширение деятельности иностранных банков. Для филиалов иностранных банков существовало требование поддержание приносящего доход депозита в банке, определенного НБК в размере не менее 30% оперативного фонда. На практике депозит размещали в одном из госбанков. Такое требование по сути означало для иностранных банков отвлечение средств, а депозит представлял собой дополнительный резервный фонд.
В добавление к пяти первоначальным городам и Шанхаю открытие филиалов было разрешено еще в семи городах, в которых также применялись шанхайские процедуры.
В середине 90-х гг. правительством был предпринят ряд мер по изменению целевой направленности инвестиций, акцент был сделан на развитии капиталоемких наукоемких отраслей промышленности. Китайскими специалистами делается вывод о том, что мелкие и средние компании, которые являлись основными поставщиками прямых инвестиций в Китай в предыдущие годы, являются слабыми в финансовом отношении, имеют низкий технический уровень и не способны удовлетворить растущие потребности Китая. Необходимо было более активно привлекать в КНР капиталовложения из развитых стран и особенно инвестиции ТНК. Достижению этой цели, мог бы способствовать более широкий допуск в Китай иностранных банков (включая транснациональные). Китайскими специалистами даже предлагались такие радикальные решения, как создание в приморском поясе (городах, которые были в первую очередь открыты для иностранных инвестиций) так называемых открытых банковских зон. Для осуществления поставленных задач Китай был заинтересован в крупных, международных банках, имеющих опыт внешнеэкономической деятельности и способных профинансировать масштабные проекты. Поэтому столь высоки требования к размеру активов банков, желающих открыть свои подразделения в Китае, стали препятствием для небольших банков из азиатских стран, в первую очередь из Гонконга.
Пятый этап — 1994–2001 гг. В соответствии Положением «Об управлении деятельностью финансовых институтов с иностранными инвестициями», вышедшим в 1994 г., банки получили право работать вне пределов свободных экономических зон. Произошло ослабление требований для учреждения банков. Для того чтобы открыть дочерний или совместный банк заявитель должен располагать активами в размере 10 млрд долл. на конец года, предшествующего предыдущему, а также наличие представительства в Китае в течение не менее 2 лет. Для открытия филиала требовались активы в размере 20 млрд долл, и также наличие представительства в течение двух лет.
К концу 1999 г. в Китае действовало 74 иностранных банка из 18 стран с 161 филиалами в 23 городах страны. Доминировали банки из Азии, в основном из Японии, Гонконга, Кореи и Сингапура. Хотя рост иностранных банков был быстрым, их доля в банковском секторе Китая оставалась очень ограниченной. К концу 1998 г. количество филиалов иностранных банков составляло 1,6% от количества филиалов четырех госбанков [6].
Шестой этап 2001–2006 гг. К этому времени в стране уже сформировалась современная банковская система, надзор за которой в результате реформы 2003 г. был возложен на Комиссию по банковскому регулированию и надзору. В этих условиях правительство Китая приняло решение о более широком доступе иностранного капитала на финансовый рынок страны.
После многолетних переговоров Китай подписал соглашение о вступлении в ВТО, в котором были определены финансовые операции иностранных банков. Соглашение предусматривало пятилетний переходный период, в течение которого законодательство должно было быть приведено в соответствии с требованиями соглашения. В области банковской деятельности должны были быть сняты ограничения на операции иностранных банков, а также устранены географические ограничения. Иностранные банки должны подлежать такому же регулированию, как и национальные. В новом Положении «Об управлении деятельностью иностранных финансовых институтов» указывалось, что критерии для учреждения иностранного банка должны быть только пруденциальными, и не должны быть основаны на количественных ограничениях при выдаче лицензий и тестировании экономических потребностей в банковских операциях на данной территории.
Иностранные банки получили право вести операции в юанях, но в ограниченных размерах и при выполнении определенных условий, а именно требовалось чтобы банк уже работал в Китае в течение не менее трех лет и был прибыльным в течение двух лет, предшествующих подаче заявки. Впервые иностранным банкам было разрешено вести операции в юанях в 1996 г. в Шанхае. В 1998 г. НБК распространил такое право и на Шеньжень. К моменту вступления страны в ВТО четыре города — Шанхай, Шеньжень, Тяньдзинь и Даянь уже были открыты для ведения иностранными банками операций в юанях. В 2003 г. иностранные банки получили право вести операции в юанях с китайскими предприятиями, в 2006 г. это право было распространено и на операции с гражданами Китая. Правительство Китая постепенно открывало территории для ведения операций в юанях и через пять лет после подписания соглашения все географические ограничения были сняты.
Если на первых этапах привлечение иностранных инвестиций имело целью получение доступа к столь дефицитным в то время валютным ресурсам, то в начале 2000-х гг. подходы к инвестициям в банковский сектор изменились — иностранные банки стали рассматриваться как носители передовых технологий, имеющих в некоторых областях явное лидерство. Конкурентное преимущество иностранных банков лежит в предоставлении качественного сервиса, в разнообразных продуктах, их компетентности в области внедрения инноваций и новых продуктов, менеджмента через создание надежной системы и процедур по управлению активами и пассивами [7].
Китайские власти открыли банковский сектор для конкуренции, но в тоже время жестко контролируют его. Допуская иностранный капитал, правительство надеется улучшить тем самым деятельность местных банков. В тоже время, чтобы избежать ослабления контроля над банковским сектором, иностранные инвесторы ограничены в своих инвестициях и могут приобретать только неконтрольный пакет акций. В этих условиях выбор для иностранного инвестора состоит либо в расширении сети филиалов и дочерних банков, либо в приобретении миноритарного пакета акций. Совместные предприятия не являются предпочтительными из-за проблем, которые могут возникнуть из-за недостаточно ясной структуры собственности и структуры контроля.
В 2003 г. Комиссия по регулированию и надзору за банковской деятельностью выпустила Положение «Об управлении инвестициями в ценные бумаги зарубежных финансовых институтов в китайских финансовых институтах». Согласно данному документу акционер, владеющий пакетом акций от 5 до 20%, рассматривается как стратегический инвестор, максимальная доля одного зарубежного инвестора не может превышать 20%, а совокупная доля иностранных инвесторов в капитале одного банка не может превышать 25%. При этом инвесторы должны соблюдать следующие условия: инвестирование должно осуществляться на длительный срок, в частности от инвесторов требуется владение как минимум 5% пакетом акций в течение, по крайней мере, трех лет, а также участие в управлении. Программа запрещает иностранным инвесторам приобретать акции более чем двух местных банков, для того чтобы избежать конфликта интересов и доминирования на рынке. Цель принятия программы — позволить иностранным инвесторам принимать участие в рекапитализации банков, а также помочь модернизации банковской системы через передачу знаний и технологий.
Седьмой этап — с 2006 г. по настоящее время.
11 декабря 2006 г. стал переломной вехой в истории банковского сектора Китая. Китай выполнил требования ВТО, полностью открыл банковский рынок и иностранные банки начали пользоваться национальным регулированием без ограничений по типам клиентов, валюте операций и территории ведения операций. Устанавливались единые требования по размеру уставного капитала для иностранных и национальных банков — 1 млрд юаней (126,6 млн долл.).
Однако Китай сохранил за собой право регулировать деятельность иностранных банков и их доступ на банковский рынок. Дочерние банки создаются полностью в соответствии с национальным законодательством, их деятельность регулируется точно также как и национальных банков. Если иностранный банк намерен вести свой бизнес в Китае без каких либо ограничений, он обязан создать дочерний банк, который в свою очередь может открывать филиалы.
Если иностранный банк проникает на рынок Китая только путем создания филиальной сети, то сохраняется ряд ограничений на его деятельность.
Во-первых, в этом случае для филиалов существуют ограничения по операциям, они не могут проводить их с гражданами Китая. Единственным исключением является право привлекать срочные депозиты от физических лиц в размере не менее 1 млн юаней (126,580 долл.).
Во-вторых, если для открытия дочернего банка необходимо наличие совокупных активов на конец года, предшествующего подаче заявки в размере не менее 10 млрд долл., то для филиалов — 20 млрд долл.
В-третьих, если дочерний банк или совместный банк, действующий на территории Китая учреждает филиал, необходимо внести средства в размере не менее 100 млн юане (12,7 млн долл) в качестве так называемого «оперативного фонда», в случае выбора входа на рынок только через филиальную сеть общая сумма средств размещенных банком во все филиалы на территории Китая не может составлять более 60% от совокупного капитала банка, при этом филиал должен получить средства в размере 200 млн юаней (23,3 млн долл). Такое условие приближает статус филиала к статусу дочернего банка.
Столь жесткие требования к учреждению филиала демонстрируют стремление правительства Китая создать банковскую систему, полностью починенную национальному регулированию, в то время как филиалы подчиняются также регулирующим органам страны происхождения.
Дерегулирование иностранных инвестиций совместно с быстрым ростом китайского рынка побудило иностранные институты принимать активное участие в банковском секторе Китая. В настоящее время стратегического инвестора имеют все госбанки, 75% акционерных банков и 10% городских банков. Очевидно, что национальные и крупные банки являются приоритетными с точки зрения иностранных инвесторов, в то время как региональные и мелкие рассматриваются во вторую очередь.
Конкурентное преимущество китайских банков лежит в широкой клиентской базе и знание местного рынка. Заинтересованность иностранных инвесторов во вхождении в капитал китайских банков можно объяснить, в том числе и получением доступа к широкой филиальной сети и возможностью вести розничный бизнес в юанях.
Большинство иностранных инвесторов это финансовые институты из США и Западной Европы, включая Великобританию, Францию. Голландию и Германию, а также из азиатских стран, в частности Сингапура и Кореи. Общим для всех этих стран является то, что они имеют давние традиции ведения банковского бизнеса и высокоразвитую экономическую систему. Быстрый рост количества иностранных банков наблюдался в период после вступления в ВТО в результате проведения политики по либерализации иностранного присутствия. Большое количество новых банков вошли на рынок, а существующие банки расширили свое присутствие. В настоящее время в Китае действуют 37 дочерних банка со 233 филиалам, 2 совместных банка и 90 филиалов иностранных банков.
Однако, как видно из приведенных в табл. 1 данных, доля иностранных банков в совокупных банковских активах остается незначительной. Причин этому несколько. Во-первых, к тому времени, когда иностранные банки получили полный доступ на финансовый рынок Китая, в стране уже действовала сформировавшаяся банковская система, с которой иностранным банкам в определенной степени было трудно конкурировать. Большинство банков в Китае имеют развитую филиальную сеть. Так количество филиалов самого крупного в Китае Торгово-Промышленного банка составляет 16232 подразделения, в то время как количество подразделений самого крупного иностранного банка HSBC, составляет немного более 100. Иностранные банки стартовали со столь низкой базы, что рассчитывать на их быстрый рост не приходилось. Во-вторых, экономический рост в Китае привел к аккумуляции средств в китайских банках, что замедлило приток средств в иностранные банки. И, в-третьих, активность иностранных банков концентрируется в основном в нескольких крупных городах. Устанавливая высокие требования к банкам, желающим вести розничный бизнес в юанях, правительство Китая закрывает для них это направление деятельности, побуждая концентрироваться в крупных финансовых центрах [8].

Таблица 1
Количество
иностранных
банков
Активы,
млн юаней
% активов иностранных банков
в совокупных активах
банковской системы Китая
2004188582,31,84
2005207715,51,91
2006224927,92,11
20072741252,52,38
20083111344,82,16
20093381349,21,71
20103601742,31,84
Источник: www.cbrc. gov.cn

В среднем доля активов иностранных банков по стране составляет 1,84%, в то время как в Шанхае достигает 14,5%, в Пекине — 7,2%.
В целом модель привлечения иностранного капитала в банковский сектор соответствует модели привлечения иностранных инвесторов в другие сектора экономики, суть которой состоит в выращивании собственных конкурентоспособных компаний, в данном случае банков, путем заимствования иностранного опыта.
Опыт Китая продемонстрировал, как можно сочетать задачи становления национальной банковской системы с возможностями привлечения иностранного капитала. В отличие от других стран, полностью открывшими свою экономику, Китай постепенно допускал иностранных инвесторов в банковскую систему. Открытие банковского сектора Китая шло от операций в иностранной валюте к операциям в национальной валюте, от корпоративного сектора к индивидуальным клиентам, от прибрежных районов вглубь страны.


Литература
1. Linsun Cheng. Banking in modern China. — Cambridge. 2003. — 277 с.
2. Болдырев Б.Г. Кредитно-денежная система Китая в годы господства иностранных держав 1840–1948: Автореф. дис. докт. экон. наук. — М., 1963.
3. Lu Q., Long-term commitment, trust and the rise of foreign banking in China — 2007 (Chandos Asian studies series: contemporary issues and trends).
4. Манежев С.А. Иностранный капитал в экономике КНР. — АН СССР. Ин-т Дальнего Востока. 1990.
5. Lees Francis A, Liaw K Thomas. Foreign participation in China’s banking and securities markets — London. 1996. — 288 c.
6. M.K. Leung and T. Young, China’s Entry to the WTO: Managerial implication for Foreign Banks // Managerial and decision economics. — 2002. — № 3.
7. Ying Xu. Towards a more accurate measure of foreign bank entry and its impact on domestic banking performance: The case of China // Journal of Banking and Finance. — 2011. — № 35.
8. Розинский И.А. Иностранные банки и национальная экономика. — М. 2009. — 384 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия