Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Ефремов Э. И.
главный научный сотрудник Научно-исследовательского Института региональной экономики Севера
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск),
доктор экономических наук

Ефремов А. Э.
первый заместитель министра промышленности Республики Саха (Якутия) (г. Якутск)

Геополитические особенности развития региональной нефтегазовой отрасли
В статье рассмотрены проблемы, структура и современное состояние нефтегазовой промышленности Республики Саха (Якутия). Анализируются новые отношения на международных рынках нефтегазовых ресурсов, а также различные варианты газо- и нефтепроводных маршрутов, учитывающие интересы государств-продуцентов. Особое внимание уделяется экономическим, геополитическим факторам, конкурентной ситуации на международном рынке углеводородных ресурсов
Ключевые слова: углеводородные ресурсы, продуценты нефти, бюджетно-финансовая политика, нефтегазовая компания, потребительный рынок, Каспийский регион, энергетический коридор
УДК 338.45:553.98 (571.56); ББК 65.305.143.22:66.4(0),03 (2 Рос.Яку)   Стр: 97 - 99

Экономика западных стран в большей степени развивается на базе высокорентабельных отраслей материального производства. Между тем, в России, как отмечают ведущие ученые-экономисты, вся хозяйственная система держится на базе сырьевой экономики, то есть на доходах, получаемых от освоения и продажи природных ресурсов. В недрах Российской Федерации сосредоточены 30% мировых запасов природного газа, около 7% нефти. Она обеспечивает 10,6% мировой торговли нефтью и 20,2% — природным газом [4, c. 19–40].
В этой специфичной по своей материально-производственной структуре экономике определяющую роль играет горнодобывающая промышленность, в частности, нефтегазовая отрасль. Для примера можно отметить, что нефтегазовый комплекс (НГК) обеспечивает 25% ВВП [3, c. 3–19], 45–50% доходов федерального бюджета, 60–65% российского экспорта. От топливно-энергетического комплекса (ТЭК) доля нефтегазовой отрасли в налоговом поступлении превышает 90%, в инвестициях в основной капитал — 75%, в доходах от экспорта — 96%.
Такая структурно-сырьевая специфичность хозяйства, а также прогрессирующая зависимость от нефтегазового «допинга» национальной экономики, несмотря на продолжающиеся негативные действия экономического кризиса, вынуждают экономику страны к дальнейшему широкомасштабному вовлечению в хозяйственный оборот огромных запасов нефти и природного газа. В результате этого, при годовом потреблении порядка 129,0 млн т, с расчетом наращивания объема экспорта до 211 млн т в год, ежегодно добывается более 480 млн т сырой нефти. По природному газу эти показатели составляют соответственно 432, 202 и 673 млрд м3. Из приведенных показателей видно, что масштабы добычи нефти и газа в 1,6-3,7 раза превышают объемы их потребления.
В странах, базирующихся на экономике с товарно-производственной структурой, наоборот, многократно превышает не объем добычи, а потребление за счет умелой и эффективной организации импорта. Такой подход становится намного оправданным в условиях фантастического обвала цен на международных рынках нефти. В 2008 г. только в течение первой половины года цены на нефть снизились почти в 3,0–3,5 раза.
Тем не менее, в настоящее время продолжается жесткая конкуренция между продуцентами нефти за рынок сбыта нефтегазовой продукции. В результате этого установился примат потребления углеводородных ресурсов над производством, обусловливающий жесткую конкуренцию между государствами-производителями. В этом плане, относительно России возникают сложности, связанные не только с конкурентной борьбой со странами-экспортерами и иностранными корпорациями, но и с выбором разноплановых условий, предъявляемых странами-потребителями. Положение, прежде всего, усугубляется резким изменением структуры потребительского рынка. Ранее главными потребителями нефти и газа были три высокоразвитых региона — Северная Америка (прежде всего, США), Европейский союз (Германия, Великобритания, Франция, Италия) и Северо-Восточная Азия (Япония, Южная Корея, Тайвань). В связи с ускорением экономического роста в таких странах, как Китай, Индия, Бразилия, Таиланд и ряде других государств, число серьезных потребителей углеводородных ресурсов значительно расширилось [5, c. 65]. Происшедшие изменения в географической и страновой составляющей потребителей избавили добывающие страны от односторонней зависимости, обеспечили им большую свободу маневра и принципиально изменили характер взаимосвязей между партнерами по рынку. Теперь новые потребители не только конкурируют, но и энергично вторгаются в область прямых и портфельных инвестиций в страны-продуценты, диктуя свои условия.
В результате новых рыночных отношений проектируются различные варианты газо- и нефтепроводных маршрутов, учитывающие интересы больших государств. Только в Каспийском регионе в настоящее время сошлись интересы Америки, Европы, России, Китая и других стран. Например, 29% всех запасов нефти в 7 ведущих действующих проектах Казахстана контролируют компании США, 25% — Индонезии, по 10–11% — Италии и Великобритании, 6% — Китая и всего 4% — России. Казахстан из этой конкуренции стремится приобрести для себя наибольшую выгоду. При этом действие Казахстана исходит из следующего стратегического принципа, высказанного Президентом страны Н. Назарбаевым: «Если мы почувствуем, что транспортировка нефти через Баку-Джейхан обойдется на $15 ниже, мы пойдем туда. А если и там станет тяжело, мы пойдем в Китай» [5, c. 36].
На международном рынке углеводородных ресурсов против экспортных проектов России создаются различные препятствия политического, экономического, размещенческого характера, реализовываются неприемлемые для страны нефтетранспортные проекты, формируются выдуманные США и Евросоюзом энергетические коридоры, нагнетается политизация энергетических проблем, оказывается давление на ряд стран азиатских и западных компаний со стороны США и т.д.
Под действием вышеприведенных усилий конкурентов был реализован крупный проект маршрута Баку-Тбилиси-Джейхан, минуя Россию; построен Южнокавказcкий газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум; на стадии разработки находятся несколько проектов нефтепроводов, связывающих нефтяные ресурсы Центральной Азии через Кавказ и зоны Черного моря с рынками Европы и т.д. В «мутной воде» международного рынка Китай успешно развивает свои отношения в поставке газа с Австралией, Казахстаном, Туркменией, странами Африканского континента, нефти — с географически удаленными регионами Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока, с целью выхода на углеводородные рынки Персидского залива, не безуспешно проводит переговоры с США и т.д.
В настоящее время существенными причинами, сдерживающими организацию крупных поставок трубопроводного газа из месторождений Восточной Сибири и Якутии в страны Северо-Восточной Азии, является отсутствие со стороны правительства Китая, Кореи, Японии и их крупнейших газовых компаний:
— официальных гарантий относительно тех объемов российского газа, которые они готовы закупать;
— четкой и однозначной позиции относительно формулы цены, по которой они готовы закупать российский газ на условиях долгосрочных контрактов;
— четкой и однозначной позиции относительно сроков, в которые они готовы начать закупки российского газа [2, c. 210–229] и т.д.
К сожалению, создается впечатление, что перед конкурентами стоит не забота об энергетической безопасности своих стран, а «исповедуется принцип, что хорошие газопроводы — это те, которые идут в обход России».
Нестандартная, обусловленная экономическими, геополитическими факторами, конкурентная ситуация на международном рынке углеводородных ресурсов, ставит перед нефтегазовым комплексом страны, в том числе и регионов, сложнейшие стратегические задачи, требующие полной отдачи сил, направленных на реализацию мегапроектов. Естественно, для этого необходим не только качественный труд со стороны рабочих, высококвалифицированных инженерно-технических работников, руководящих кадров, но и всенародная поддержка и проявление уважения и почета. Между тем, в реальной действительности начинает проявляться совершенно не совместимая с вышеприведенными требованиями ситуация. Возникновение такого положения имеет свои определенные причины:
— во-первых, последующие один за другим аварии на трассах нефте- и газопроводов, позволяют предполагать низкий уровень ответственности к выполняемой работе и засомневаться в качестве ее исполнения. Отсутствие действенных мер за нарушение технических и технологических требований, а также ложное обвинение населения в компрометирующих действиях, приводит к еще большей безответственности в работе;
— во-вторых, практически не проявляются в социально-экономической жизни региона позитивные сдвиги в условиях широкомасштабного освоения его нефтяных ресурсов и вовлечения в хозяйственный оборот новых мощностей ВС-ТО. По идее, как трактуется в энергетической стратегии, по мере реализации мегапроектов, республика должна была жить более комфортно, с опережающим экономическим ростом. Однако, большая часть жителей региона этого пока еще не ощутила.
Если исходить из фактических показателей консолидированного бюджета республики, то в 2010 г. при его доходной части, равной 97,5 млрд руб., собственные доходы республики составили всего 50,4 млрд руб. (51,7%). Из них 28% были составлены за счет подоходных налогов и всего 14,5% — налогов за пользование природными ресурсами. При такой деструктивной бюджетно-финансовой политике будет весьма сложно поднять дух энтузиазма и доверительного отношения населения к благотворительным обещаниям руководителей мегапроектов.
Для сравнения следует отметить, что в Ямало-Ненецком автономном округе существует более иная бюджетная политика, где 70–80% доходной части консолидированного бюджета округа формируются только из отчислений крупных нефтегазовых компаний (табл. 1).
В-третьих, доминирование позиций крупных компаний в освоении углеводородных ресурсов республики, а также отсутствие протекционистской политики со стороны соответствующих государственных структур региона, практически лишили возможности развития национальной нефтегазовой компании ОАО «Саханефтегаз», начавшей бурно развиваться даже в сложные в экономическом отношении годы перестройки. В настоящее время, вместо, когда-то крупной на территории восточнее оз. Байкал, региональной нефтегазовой компании, функционируют множество мелких и разрозненных акционерных обществ, таких, как ОАО «Якутгазпром», «Ленагазсервиз», ООО «Таас-Юряхнефтегаз», ЗАО «Иреляхнефтегаз», «АЛРОСАгаз», ОАО «Сахатранснефтегаз» и др., не обладающих той необходимой потенциальной возможностью и неоспоримой компетенцией, чтобы вести хозяйственный диалог наравне с такими компаниями, как ОАО «Сургутнефтегаз», «Газпром», «Транснефть» и принимать результативные решения по более сложным организационным и производственным вопросам стратегического характера.

Таблица 1
Структура доходов консолидированного бюджета Ямало-Ненецкого автономного округа в разрезе плательщиков*, %
Источники2001 г.2002 г.2003 г.2004 г.
ОАО Газпром60525141
ОАО Сибнефть14121314
ОАО Ростнефть9866
Прочие17283039
Всего100100100100
*[1, c. 18]

Следовательно, для реализации стратегических задач, на наш взгляд, требуется усиление мелких предприятий республики за счет их вертикальной и горизонтальной интеграции. Это и было бы первой и наиболее актуальной задачей, поставленной перед региональной нефтегазовой отраслью. Только объединение усилий на базе местных предприятий, причем достаточно опытных для эффективной и качественной организации работ в экстремальных условиях Крайнего Севера, может поддержать партнерские отношения с крупными российскими компаниями и создать производственно-экономический потенциал, необходимый для обеспечения энергетической безопасности региона, в том числе для получения прав освоения новых перспективных месторождений нефти и газа.
Другим, не менее важным стратегическим направлением развития нефтегазовой отрасли республики, является преодоление инерционного представления, что нефтегазовый комплекс имеет исключительно инфраструктурное, обслуживающее назначение для локализованных внутренних нужд развивающегося горнопромышленного комплекса. Выходом из этого архаичного представления, на наш взгляд, является не только решение технологического и ресурсно-подготовительного составляющего нефтеперерабатывающего производства, но и определение оптимального соотношения объемов мало- и крупнотоннажной переработки нефти при размещении на территории республики.
Такой модифицированный подход к переработке специфического сырья даст возможность, во-первых, создать высокоэффективное нефтеперерабатывающее производство с размещением его на территории республики; во-вторых, рациональному отбору светлых и перекачки тяжелых фракций в систему магистрального нефтепровода (в мировой практике известно, что такие прямогонные установки ставятся практически на «трубе» транспортной магистрали); в-третьих, полностью обеспечить потребность развивающейся экономики республики собственными нефтепродуктами и освободить от дорогостоящего северного завоза; в-четвертых, присоединить региональную нефтегазовую отрасль в единую трубопроводную систему межрегионального и экспортного направления, и, тем самым, участвовать в кластерной структуре национального нефтегазового комплекса.
Следует отметить, что сложившиеся объективные факторы более сдержанного темпа становления газовой отрасли с экспортной ориентацией обусловливают формирование и развитие газоперерабатывающих производств с тем расчетом, чтобы вовремя заложить основы комплексного использования данного ценнейшего углеводородного сырья. Игнорирование комплексного подхода при крупномасштабном освоении природного газа Якутии ради быстрого начала добычи, а также отправки на экспорт не переработанного газа, на наш взгляд, будет опрометчивым решением.
В качестве примера в развитии нефтяной отрасли в условиях Севера можно привести Норвегию, занимающую первое место по уровню жизни в мире. Доля ее нефтяного сектора в ВВП составляет более 20%, в экспорте же она превышает 45%, что определяет его ключевую роль в экономике страны. Основным постулатом норвежской политики в нефтяном комплексе является идея о том, что природные ресурсы принадлежат всему обществу и распоряжаться ими следует с максимальной выгодой для нынешнего и будущего поколений.
Итак, в условиях происходящих изменений в экономике республики, геополитическом пространстве, важным стратегическим направлением становится формирование и развитие регионального вертикально-интегрированного нефтегазового комплекса, способного функционировать в тесном взаимодополняющем экономическом, техническом и технологическом сотрудничестве с крупными компаниями, а также поддержать развитие региональной экономики даже после ухода крупных компаний на другие, более перспективные по ресурсному потенциалу и экономической привлекательности, месторождения. Для этого необходимо эффективное взаимодействие региональных органов управления с крупнейшими компаниями страны, которое предполагает заключения генеральных соглашений о сотрудничестве и согласованной социально-экономической политике, формирование более толерантной конкурентной среды, позволяющей развитию интегрированной и независимой региональной нефтегазовой компании.


Литература
1. Елагин В.В. Роль нефтегазового сектора в развитии региона Севера (на примере Ямало-Ненецкого автономного округа): Автореф. дисс. ... д.э.н. — Новосибирск, 2005. — С. 18.
2. Конторович А.Э., Коржубаев А.Г. Прогноз развития новых центров нефтяной и газовой промышленности на Востоке России и экспорта нефти, нефтепродуктов и газа в восточном направлении // Регион: Экономика и социология. — 2007. — № 1. — С. 210–229.
3. Коржубаев А.Г., Политина Е.А., Соколова Е.Г. Технологическое развитие нефтяной и газовой промышленности России // Современные процессы в российской экономике. — Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2011. — С. 3–19.
4. Топливно-энергетический комплекс России: 2000–2007 гг. (справочно-аналитический обзор) / Институт энергетической стратегии (ГУ ИЭС). — М.: ИАЦ «Энергия», 2008. — С. 19–40.
5. Энергетическая безопасность глобализирующегося мира и России. — М., ИМЭМО РАН, 2008. — С. 65.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия