Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Федорова Е. Н.
заведующий отделом Научно-исследовательского Института региональной экономики
Севера Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск),
доктор географических наук, профессор

Пауль А. В.
соискатель Научно-исследовательского Института региональной экономики Севера
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Амосова,
ведущий экономист Национального банка РС (Я) (г. Якутск)


К вопросу о пространственной организации хозяйственной деятельности в Республике Саха (Якутия)
Более половины жизненного пространства и значительная часть национальной экономики республики представлены районами с крайне неблагоприятными факторами хозяйствования и жизнедеятельности населения, для которых вдвойне актуальны и необходимы в пространственном устройстве экономики адекватные формы организации регионального общественного воспроизводства. В статье рассматриваются территориально-производственные комплексы, кластеры, свободные экономические зоны как формы пространственной организации хозяйственной деятельности в Республике Саха (Якутия)
Ключевые слова: Республика Саха, Якутия, пространственная организация, территориально-производственный комплекс, кластер, свободная экономическая зона
УДК 338.124 (571.56); ББК 65.9 (2 Рос. Яку)   Стр: 251 - 254

Конкуренция между субъектами хозяйствования в условиях глобализации мировой экономики заметно усиливается. Однако, по результатам аналитических исследований мировой практики, выясняется, что самостоятельное и изолированное использование отдельным предприятием отраслевых и региональных конкурентных преимуществ завоевания рынков товаров и капиталов, представляется невозможным. Поэтому стремление к кооперации участников рынка между собой и сотрудничеству с государством, наукой и общественностью, позволяет добиться высокой конкурентоспособности на основе совместного внедрения инноваций, повышения производительности труда и получения эффекта на основе синергизма.
Вплоть до конца прошлого века российские ученые-экономисты и экономико-географы разрабатывали плановую теорию развития и размещения производительных сил, в результате которой создавались территориально-производственные комплексы. На каждое десятилетие разрабатывалась Генеральная схема развития и размещения производительных сил страны, которая предусматривала наиболее рациональное сочетание различных производств в территориальных комплексах и оптимальные пропорции развития отдельных экономических районов. Генеральная схема разрабатывалась в двух-трех вариантах, из которых выбирался наиболее экономически эффективный, что означало «максимальное повышение производительности общественного труда при заданном общественном фонде накопления» [10, с. 11].
Но вот на смену плановой экономике пришла рыночная, где индустриальная и постиндустриальная модели развития экономики устаревая, уступают место инновационной модели с новыми технологиями управления экономикой, основанной на активном использовании конкурентных преимуществ, научных знаниях и последних достижениях экономической науки.
В последнее время альтернативной стратегией экономическому планированию становится политика экономического развития на основе промышленных кластеров. Кластерный подход отражает окончательный переход от традиционных программ развития экономики, сфокусированных на отдельном предприятии, к планированию прямых и косвенных связей предприятий и отраслей, рассматривающих их как неделимую систему. Путем выявления потенциальных кластеров с учетом специфики нужд отраслей внутри кластеров, в процессе планирования специалисты могут разработать стратегию развития региона на основе существующих преимуществ и с учетом специфичных условий [3, с. 17].
По мнению специалистов, после выявления промышленного кластера становятся очевидны разрывы в общем производственном процессе. При планировании кластеров необходимо использовать данное свойство с целью заполнения сегментов с низкой занятостью внутри отрасли для обеспечения непрерывности и бесперебойности производственного процесса. Как отмечает И.Е. Егорова — региональный исследователь в этой области, помимо роста занятости, кластеризация может стимулировать конкуренцию на региональном уровне, что в итоге повысит экономический рост. Другим положительным результатом создания кластеров является диверсификация отраслей путем развития сети поставщиков или смежных производств, обеспечивающих нужды крупных фирм и лидеров кластера. Последний аргумент в пользу кластерной политики пространственной организации связан с экономической устойчивостью такой структуры, что является результатом горизонтальной или вертикальной интеграции, повышающей восприимчивость к изменениям экономической среды [3, с. 18].
По мнению многих исследователей, проводивших сопоставление сущности принципов формирования территориально-производственных комплексов и экономических кластеров, установлен ряд отличий и схожих принципов. Во-первых, территориально-производственные комплексы создавались с целью наиболее эффективного использования природных и человеческих ресурсов, в то время как кластер призван объединить различные институты и фирмы для создания высоко конкурентной продукции. Во-вторых, территориально-производственные комплексы создавались по директивам правительственных органов, в основном, в непосредственной близости от источника сырья, в то время как для появления кластера необходимо наличие конкурентного преимущества данной территории (природных ресурсов, научного потенциала, рынка труда с квалифицированной либо дешевой рабочей силой и др.) [3, с. 48].
В работе И.В. Пилипенко находим, что основное отличие заключается в разных условиях функционирования территориально-производственных комплексов и кластеров: кластеры не могут развиваться без конкуренции как внутри самой системы, так и на внешних рынках [9].
Исследователи Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН [10] также отмечают, что основным характерным признаком кластера является производство им экспортоориентированной конкурентоспособной продукции.
В пользу продолжения реализации региональной экономической политики на основе территориально-производственных комплексов выступает В.Ю. Малов [7, с. 2–19], который соглашается с другими авторами в том, что новое для отечественной науки понятие кластера ни в коей мере не повторяет принципы формирования территориально-производственных комплексов. Более того, он считает, что дальнейшее развитие экономики регионов должно происходить в рамках ТПК-подхода с некоторыми изменениями, внесенными понятием кластеров.
С учетом специфики российской экономики и наличием отечественного опыта в создании территориально-производственных комплексов как «прообразов» кластеров на первоначальном этапе внедрения нового подхода целесообразно выделить кластеры в существующих межотраслевых комплексах. В качестве такового примера может быть использован, формирующийся на территории Республики Саха (Якутия) и в целом в России, алмазно-бриллиантовый кластер, отличающийся активной динамикой внутренних связей и высокой инновационностью экономики, а также бесспорной конкурентоспособностью конечной продукции на мировом рынке, и состоящий из предприятий четырех взаимосвязанных подсистем. Первая подсистема — это поисковые и геологоразведочные работы по подготовке надежной минерально-сырьевой базы горнодобывающей промышленности. Продукцией этой первой стадии производственной цепочки алмазно-бриллиантового кластера можно считать промышленные и прогнозные запасы алмазного сырья. Вторая подсистема — алмазодобывающая промышленность, представленная горно-обогатительными комбинатами с рядом небольших частных предприятий, получивших лицензии на геологическую разведку и добычу алмазов в некоторых регионах. В рамках второй стадии производственного цикла помимо добычи алмазов производится их обогащение и первичная сортировка. Поэтому горно-обогатительные комбинаты представляют собой мощные карьеры, рудники и крупные обогатительные фабрики. На данной стадии формируется конечная продукция второй стадии производственного цикла — сортированные оцененные необработанные алмазы. Третья подсистема — алмазообрабатывающая, включает предприятия по производству бриллиантов и алмазных инструментов. Сейчас их несколько десятков, подавляющее большинство — частные предприятия с участием иностранного капитала. В последние годы появились крупные предприятия холдингового типа, контрольный пакет акций которых находится в собственности субъектов Российской Федерации, а также частные структуры со значительными объемами производства и широкой географией сбыта. Продукция алмазообрабатывающей отрасли, к которым относят оцененные, сортированные алмазы (бриллианты), является частично сырьем для ювелирного производства. В составе алмазно-бриллиантового кластера республики важное место занимает гранильное производство. Перспективы рынка алмазно-бриллиантового кластера связываются с ростом потребности в технических алмазах и увеличением спроса на бриллианты в быстро развивающихся странах Юго-Восточной Азии и нефтедобывающих арабских странах, а также с перспективами синтеза алмазов на основе новых открытий в области физики плазмы. К четвертой подсистеме можно отнести и ювелирные предприятия в части производства изделий с бриллиантами. В перспективе при значительном развитии ювелирной отрасли с использованием ограненных алмазов ее можно рассматривать как самостоятельную подсистему. Продукция ювелирного производства поступает в оптовую торговую сеть для дальнейшей реализации конечному потребителю всего производственного цикла алмазно-бриллиантового кластера, а именно, населению через систему розничной торговли. Помимо алмазогранильных, на территории республики действуют предприятия, специализирующиеся на производстве алмазных инструментов и порошков. Все эти предприятия уже заняли свои ниши на рынке производителей алмазного инструмента. Их продукция ориентирована на российский рынок. Пятая подсистема — торговая, имеющая две специализированные структуры. Сеть оптовой и розничной ювелирной торговли представлена фирменными магазинами производственных предприятий, торгово-выставочными центрами, частными торговыми точками, региональными торговыми представительствами и оптовыми площадками по реализации ювелирных изделий [8]. Одной из наиболее эффективных форм торговли на свободном рынке являются биржи. По своему назначению и специализации их подразделяют на товарные, фондовые, валютные, универсальные и трудовых ресурсов. Специализированные биржи по торговле алмазами и бриллиантами можно условно отнести к разряду товарных бирж, они действуют на основе самоокупаемости и предназначены для оказания посреднических услуг по заключению торговых сделок. Все алмазные биржи — некоммерческие организации [6].
Таким образом, в структуре алмазно-бриллиантового кластера присутствуют предприятия всех звеньев производственной цепочки от геологоразведки до реализации продукции в розничной торговле. В результате интегрируются геологоразведочные организации, добывающая и обрабатывающая отрасли, а также сфера услуг. Алмазно-бриллиантовый кластер отличается от других межотраслевых комплексов высокой стоимостью конечного продукта, его тесной связью с производством драгоценных металлов (золото, платина, палладий) и быстрым ростом добавленной стоимости по мере углубления обработки сырья; разнородностью экономики первичных, вторичных, третичных и четвертичных отраслей алмазно-бриллиантового кластера [3, с. 69, 70, 74].
Формирование и использование кластерного подхода в пространственной организации экономики в сфере нефтегазовой промышленности также становится актуальной проблемой сегодняшнего дня. Созданная в республике производственная база нефтегазовой промышленности отвечает сегодняшним требованиям и способна решать программные мероприятия. Однако, для выполнения новой инновационной стратегии, нужно дальнейшее развитие и наращивание мощностей производств по эксплуатации газовых месторождений, совершенствование их организационной структуры на основе вертикальной и горизонтальной интеграции предприятий, т.е. создание нефтегазового кластера является уже насущной необходимостью. По мнению Э.И. Ефремова, регионального эксперта в этой области, ныне существующие мелкие и разрозненные, сугубо местного значения акционерные общества республики: ОАО «ЯТЭК», ОАО «Ленагаз», ООО «Таас-Юряхнефтегаз», ЗАО «Иреляхнефть», «АЛРОСА-Газ», ОАО «Ленанефтегаз», ОАО «Сахатранснефтегаз», каждое в отдельности не обладают необходимой потенциальной возможностью и компетенцией, чтобы принимать решения по более сложным организационным и производственным вопросам стратегического характера и направления. Многочисленные предприятия нефтегазовой отрасли республики, являясь юридически самостоятельными, не связанными между собой производственными субъектами, преследуют только свои интересы. В результате оказалась разорванной единая технологическая система общего производственного цикла — от разведочных и добычных скважин до распределительных сетей низкого давления, от магистрального нефтепровода до перерабатывающих производств и бензоколонок. Разрозненная производственная структура не создает условия свободной конкуренции между предприятиями, а наоборот, усложняет механизмы взаимоотношений и, тем самым, способствует возникновению дополнительных затрат [4, с. 270–283; 5].
Следовательно, для реализации стратегических задач, прежде всего, потребуется усиление разрозненных мелких нефтегазовых предприятий республики за счет их непосредственной интеграции. Только объединение усилий, причем достаточно опытных для эффективной организации работы в экстремальных условиях Крайнего Севера предприятий, могут развивать производственный потенциал, необходимый для обеспечения энергетической безопасности региона, в том числе для создания многоуровневой и комплексной технологической системы на основе применения новых технологий. Такой подход соответствует кластерному образованию, поскольку кластер представляет собой систему взаимосвязанных предприятий, общественных, научных организаций и государственных органов, планирующих и координирующих свою деятельность в соответствии с единой целью, выраженной в повышении конкурентоспособности продукции кластера на основе эффекта синергизма [5].
За последние годы в стране и республике сложились определенные положительные тенденции в развитии сельскохозяйственного производства. Существенно улучшаются показатели по производству сельскохозяйственной продукции, сократилось число убыточных предприятий, идут положительные процессы становления и развития агропромышленных формирований нового типа и агробизнеса, наиболее полно отвечающих требованиям рыночных отношений. Тем не менее, в целом в агропромышленном комплексе сохраняется пока неблагоприятная обстановка. Низкие инвестиционные возможности сельскохозяйственных товаропроизводителей существенно ограничивают условия для дальнейшего развития. В этой обстановке единственно правильным путем выхода из затянувшегося кризиса является формирование и развитие инновационно-экономического кластера агропромышленного комплекса с максимальным использованием возможностей научно-технического потенциала отрасли в восстановлении и развитии реального сектора экономики и придании ему инновационного характера. Это исключительно важное направление для поддержки предпринимательства, агрохолдингов, ферм и фирм, особенно пищевой и перерабатывающей промышленности. Инновации становятся ключевым фактором роста производства и занятости в сельском хозяйстве, что предопределяет конкурентоспособность предприятий и выпускаемой ими продукции на внутреннем и мировом рынках, и это особенно важно в свете предстоящего вступления России во Всемирную Торговую Организацию [1].
По наблюдениям региональных исследователей Дарбасова В.Р., Афанасьевой А.В., Торговкиной О.В., в настоящее время в сфере агропромышленного комплекса региона создана определенная система взаимодействия Министерства сельского хозяйства и продовольственной политики республики с научно-образовательными учреждениями, что позволяет подойти к новым перспективным элементам инновационной системы агропромышленного комплекса — технологическим кластерам. В этом плане для перевода продуктового комплекса агропромышленного комплекса на инновационный путь развития пространственной организации экономики представляет определенный интерес вопрос создания регионального инновационно-экономического кластера агропромышленного комплекса [1].
Таким образом, выявленные примеры формирующихся и прогнозируемых промышленных кластеров, сосредоточивающих на определенной территории взаимодействующие фирмы, компании, проектные, научные, образовательные и другие хозяйствующие субъекты рыночной экономики с целью достижения высокой эффективности своей деятельности и общей конкурентоспособности региона внутри страны и на мировом рынке, могут выступать в качестве вариантов пространственной организации экономики.
В мировой практике широко используются свободные экономические зоны самых различных типов и видов, с различными целями и задачами. В работе Е.Г. Егорова «Север России: экономика, политика, наука» находим, что в России эта форма предпринимательской, научно-технической и внешнеэкономической деятельности субъектов экономики начала применяться только в последние десятилетия в результате перехода к рыночным отношениям. Причем отечественный опыт создания свободных экономических зон во многом оказался неудачным, так как сегодня эффективно функционируют только свободная экономическая зоны «Находка» на Дальнем Востоке, свободная экономическая зона в Калининградской области и свободная экономическая зона «Алтай» [2, с. 143].
Среди вариантов пространственной организации хозяйственной деятельности региона следует отметить некоторый опыт создания экономических зон развития, в частности, в целях отработки механизма решения социально-экономических проблем села при переходе к рыночным отношениям. Правительством республики в целях оказания реальной экономической помощи коренному населению были разработаны и претворялись Программы социально-экономического развития зоны «Заречье», «Лена», Индигирской и Колымской групп улусов (районов), а также улусов (районов) алмазной провинции в Западной Якутии. Как отмечает Е.Г. Егоров, реализация этих программ не дала существенных результатов [2, с. 143]. Взять, к примеру, создание особой зоны развития «Заречье», основной задачей которой предписывалось решение приоритетных проблем жизнеобеспечения населения. Была создана администрация Программы зоны для осуществления единой экономической, социальной и инвестиционной политики, реализации мероприятий по развитию производства, консолидации финансово-кредитных ресурсов, объединения усилий в создании межрайонной производственной инфраструктуры, которые должны были радикально изменить уровень и качество жизни в заречных селах. Были утверждены Положения об экономической зоне развития «Заречья»«, об администрации экономической зоны, о регламенте Наблюдательного совета экономической зоны, о порядке налогообложения предприятий-резидентов экономической зоны, о порядке финансирования реализации Программы экономической зоны. В Программе экономической зоны развития «Заречье» намечено было семь приоритетных направлений. Самым актуальным признано решение проблемы обеспечения населения питьевой водой и обводнение сельхозугодий. Вторым важным направлением Программы являлся ускоренный переход теплоснабжения на жидкое топливо, газификация населенных мест. Следует отметить, что в настоящее время основной жилищный фонд «Заречья» — это деревянные одно- и двухэтажные постройки с отоплением от кирпичных печей, только 20% зданий отапливаются от котельных, при этом используется уголь — дорогостоящий, неэффективный и экологически опасный вид топлива. Третье направление Программы — строительство жилья в основном коттеджного типа. Четвертое направление — создание в зоне «Заречья» перерабатывающих предприятий сельскохозяйственной продукции. Пятый аспект Программы — создание в заречных улусах промышленных предприятий по выпуску товаров народного потребления. Начато внедрение мини-производств, цехов и мастерских, артелей по производству широкого ассортимента товаров повседневного спроса. Предусмотрено также создание сети альтернативной торговли: кооперативной, акционерной, частной. Особо важным является дорожное строительство и формирование зональной стройиндустрии; укрепление системы связи и транспорта, включая водный и воздушный [11, с. 51, 52].
Следует также отметить, что опыт создания экономических зон развития территорий, не получил должного внедрения в пространственной организации экономики региона. Однако, это не предполагает, по мнению Е.Г. Егорова, что зональный подход к определению и обеспечению комплексного социально-экономического развития локальных территорий является неприемлемым и неэффективным. Существенным фактором, оказавшим влияние на практику создания свободных экономических зон, реализацию зональных программ развития производства, оказали системный экономический кризис, неблагоприятный инвестиционный климат и отсутствие устойчивой законодательной базы в стране [2, с. 143].
Более половины жизненного пространства и значительная часть национальной экономики республики представлены районами с суровыми природно-климатическими условиями и крайне неблагоприятными факторами хозяйствования и жизнедеятельности населения. И для них вдвойне-втройне актуальны и необходимы в пространственной организации экономики адекватно высокие потенциалы науки, технологии и организации регионального общественного воспроизводства.


Литература
1. Дарбасов В.Р., Афанасьева А.В., Торговкина О.В. Экономические предпосылки развития инновационных процессов в агропромышленном производстве Якутии // Региональная экономика: теория и практика. - 2012. - № 5.
2. Егоров Е.Г. Север России: экономика, политика, наука. - Якутск: Сахаполиграфиздат, 2006. - 560 с.
3. Егорова И.Е. Кластерный подход к развитию экономики: аспекты теории и практики. - Якутск: изд-во ЯНЦ СО РАН, 2007. - 156 с.
4. Ефремов Э.И. ТЭК Якутии: состояние, проблемы и перспективы. - Якутск, 2007.
5. Ефремов Э.И., Ефремов А.Э. Инновационные приоритеты газификации населенных пунктов РС (Я) и их структуризация // Региональная экономика: теория и практика. - 2012. - № 5.
6. Лихтерман С.С., Николаев М.В., Егорова И.Е., Марактаев А.Н. Первая алмазная биржа России - Алмазная Палата России // Полярная звезда. - 2001. - № 7.
7. Малов В.Ю. ТПК и кластеры: общее, особенное, частное // ЭКО. - 2006. - № 11.
8. Николаев М.В. Современные направления научно-исследовательских работ в экономике алмазно-бриллиантового комплекса Республики Саха (Якутия) // Региональная экономика: теория и практика. - М., 2009, № 32 (125) октябрь.
9. Пилипенко И.В. Конкурентоспособность стран и регионов в мировом хозяйстве: теория, опыт малых стран Западной и Северной Европы. - Смоленск: Ойкумена, 2005. - 495 с.
10. Пространственный аспект социально-экономического развития региона / Под ред. А.С. Новоселова. - Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2006. - 408 с.
11. Экономическая зона развития «Заречье». Информационный бюллетень. Составитель: агентство «Тургут». - Якутск, 1994.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия