Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Рыбаков Ф. Ф.
профессор кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, заслуженный работник высшей школы РФ


Структурные изменения в промышленности Санкт-Петербурга
В статье анализируются структурные изменения в промышленности Санкт-Петербурга, вызванные рыночной трансформацией. Особое внимание обращается на изменения в формах собственности и отраслевой структуре промышленности
УДК 330-016а; ББК У5-17   Стр: 318 - 320

Санкт-Петербург — один из крупнейших промышленных центров России. Начиная с XVIII века и вплоть до наших дней, промышленность города играла и играет решающую роль в его социально-экономическом развитии. Апогей промышленного развития пришелся на вторую половину XIX — первую половину XX веков. В 1913 году промышлен6ность Петербурга производила 12% от общего объема российской индустрии, а машиностроительная продукция составляла 25%. Однако масштабная индустриализация 20х-30х годов, развитие отдаленных районов привело к сокращению доли промышленности города в общероссийском (общесоюзном) производстве. В 1938 году она была равна 10,5%. Но уже к 80м годам доля промышленности города в общесоюзной составляла всего 2,4% [6, с. 27; 3, с. 101]. В наши дни макроэкономические показатели Санкт-Петербурга — валовой региональный продукт, инвестиции в основной капитал, иностранные инвестиции составляют 4,6%, 4,1% и 4,6% от общероссийских [7, с.16]. Что касается объемов производства промышленной продукции, то по данным за 2009 г. доля отгруженной продукции собственного производства в общероссийском объеме составляла 5,3%1. При этом необходимо сделать одну оговорку: несколько крупных компаний, работающих в Сибири, состоят на налоговом учете в Санкт-Петербурге и отчитываются как городские. Таким образом, в связи с бурным ростом промышленности на Урале и в Сибири, особенно добывающих отраслей, доля Санкт-Петербурга в общероссийском объеме промышленной продукции стала заметно скромнее, чем в начале ХХ века. Однако по отдельным видам продукции промышленность Санкт-Петербурга занимает ведущее место (турбины, генераторы, полиграфическое оборудование).
Рыночная трансформация существенно изменила структуру промышленности города, коснулось это как институциональной, так и отраслевой составляющих.
Следует иметь в виду очень важное обстоятельство. Суть его в том, что с 1959 г. вся промышленность стала государственной: 1750 предприятий промысловой и 25 потребительской кооперации были превращены в государственные. До этого на долю негосударственного сектора в промышленности приходилось 5% валового продукта. [1, с. 13]
Вплоть до середины 80-х годов в промышленности монопольно господствовала государственная форма собственности. В середине 80-х данное положение было нарушено: монополию государственной собственности размыли индивидуальная трудовая деятельность, кооперация, арендные предприятия.
Приватизация начала 90-х годов ускорила процесс трансформации собственности. Ее основные особенности — директивный характер, быстрые темпы, охват большинства отраслей (включая военно-промышленный комплекс и отраслевую науку). Внуки повторили опыт дедов с точки зрения методов трансформации собственности. Если в 20-е годы национализация в Петрограде опережала по масштабам общероссийскую, то в 90-е годы приватизация так же осуществлялась темпами кавалерийской атаки. Величайшая трагедия России в том, что и в начале, и в конце ХХ века трансформация собственности осуществлялась исключительно с позиций замены одного другим: монополия государственной собственности к началу XXI века семенилась монополией негосударственной собственности.
На начало 2011 г. по объему отгруженной продукции собственного производства, выполненных работ и услуг на долю государственной собственности в промышленности Санкт-Петербурга приходится:
● обрабатывающие производства — 4,0%;
● производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 29,1%.
Суммарно (по всем видам экономической деятельности) доля государственной собственности — 6,2%, частной — 53,7%, совместной (российской и иностранной) — 20,1% [4, с. 14–15].
Старейший в городе судостроительный завод «Адмиралтейские верфи», три века бывший казенным (государственным), несколько лет назад реорганизован в акционерное общество.
Наиболее высокая доля государственной собственности сохранилась в производстве транспортных средств и оборудования (24,3%), а так же в производстве электротехнического, электронного и оптического оборудования (10,5%). Иностранная собственность наиболее заметна в производстве пищевых продуктов, включая напитки и табак (60,8%) [4, с. 14–15]. На повестке дня — очередная приватизация. Таким образом, курс на уменьшение государственной собственности в промышленности продолжается. Научная общественность России неоднозначно принимает эти планы правительства. Причиной этого являются уроки приватизации начала 90-х годов, когда на залоговых аукционах государственные активы уходили за бесценок.
Промышленность за последние два десятилетия существенно сократилась по числу работающих. В середине 80-х годов в промышленности города работал 1,1 млн человек, а в настоящее время — 390 тысяч. И тенденция такова, что с каждым годом абсолютный размер работающих в промышленности Санкт-Петербурга сокращается. В 2000 г., например, там работали 514,4 тыс. чел., а в 2010 г. 391,5 тыс. чел. [7, с. 42].
В то же время рыночная трансформация заметно повлияла на увеличение числа занятых в торговле, операциях с недвижимостью, финансах. Для России, где практически заново создавалась рыночная инфраструктура, это объяснимо. И Санкт-Петербург — не исключение.
В последние годы несколько возросла численность занятых в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (в 2008 г. — 37,0 тыс. чел., 2010 г. — 41 тыс. чел.) [4, с.310].
Наиболее существенные изменения произошли в отраслевой структуре промышленности. Следует иметь ввиду и то, что в 80-е годы более 48% продукции приходилось на машиностроение и металлообработку. По опубликованным данным только с 1970 по 1980 гг. доля машиностроения и металлообработки в общем объеме промышленной продукции города увеличилось с 36,1 % до 48,3% [2, с. 41–42].
В 1980 г. доля пищевой промышленности составляла 14,0% , а легкой промышленности 17,7%. Следует помнить о том, что значительная часть машиностроения входила в оборонно-промышленный комплекс (ОПК). По экспертным оценкам доля ОПК составляла 30–35%. К 2004 г. она уменьшилась до 15%, а к 2010 г. до 10% [9].
Промышленность Санкт-Петербурга ассоциируется с радиоэлектроникой, энергомашиностроением, судостроением, приборостроением и другими отраслями, где производятся трудоемкие и наукоемкие изделия. Именно эти отрасли в 90-е годы, не получая необходимой государственной поддержки, в разы сократили объемы производства. В то же время солидные иностранные инвестиции в пищевую промышленность, особенно в пивоваренную и табачную отрасли, позволили увеличить долю пищевой промышленности до 30–35%. В 2004 г. она по удельному весу даже обогнала машиностроение и металлообработку (30% и 32%). К 2005 г. четыре отрасли промышленности (пищевая, машиностроение, металлургия и энергетика) давали 86% её общего объема. До кризиса 2009 г. эти четыре отрасли определяли профиль городской индустрии.
С 2007–2008 гг. существенно изменилась структура отгруженной продукции организаций, относящихся к обрабатывающим производствам. Дело в том, что в Санкт-Петербурге на налоговый учет были поставлены несколько крупнейших компаний ведущих деятельность в Сибири («Газпромнефть», «Роснефть», Сибурхолдинг» и др.). Это существенно исказило картину по статистической отчетности. Доля производства кокса и нефтепродуктов увеличилась с 1,2% в 2008 г. до 48% в 2011 г. [8, с. 14]. С 2012 г. подобная практика прекращается, и городской бюджет потеряет до 30 млрд руб. По данным администрации Санкт-Петербурга структура отгруженной промышленной продукции в 2011 г. имела следующий вид [8, с. 14]:
● производство пищевых продуктов, включающих напитки и табак — 13%;
● производство коксов и нефтепродуктов — 48%;
● металлургическое производство — 6%;
● машиностроение — 22%;
● прочее — 11%.
Машиностроение включается три вида экономической деятельности: производство машин и оборудования, производство электромеханического, электронного и оптического оборудования, производство транспортных средств и оборудования.
Однако подчеркнем ещё раз, реальную картину искажает производство кокса и нефтепродуктов, по которым Санкт-Петербург отчитывается, но их не производит. Для пополнения городского бюджета достигшего в 2011 г. 400 млрд руб., подобное начинание выгодно, но реальная картина существенно деформирована.
В последние годы высокие темпы развития набрал автосборочный кластер. В 2011 г. выпустили 259 тыс. автомобилей, что в 3,7 раза больше чем 2010 г. Совокупный объем инвестиций в автосборочные заводы составил около 1,3 млрд долл. [8, с. 37]. Известные мировые автогиганты — «Тойота», «Нисан», «Хюндай», «Дженерал Моторс», «Скания» имеют свои производства в Санкт-Петербурге. По прогнозам Администрации города в 2018 г. производство автомобилей достигнет 1 млн единиц.
Автосборочный кластер — новое направление промышленности города, хотя ещё в 1906–1908 гг. на заводе «Старый Лесснер» осуществляли производство автомобилей (модельный ряд включал автобусы, пожарные машины и даже автозаки). В 30-е годы на «Красном Путиловце» изготовляли партию легковых автомобилей («Л-1»), но по различным причинам дальнейшего производства автомобилей не было. И вот в начале XXI века Санкт-Петербург стал позиционировать себя как российский Детройт. В 2011 г. автомобилестроение составляло 30% от общего объема машиностроительной продукции. Работают на пяти заводах 8 тыс. человек.
Со времени основания отраслью специализацией является судостроение. В городе пять заводов строят корабли и суда («Адмиралтейские верфи», «Балтийский завод», «Северная верфь», «Средне-Невский судостроительный завод» и «Алмаз») и несколько предприятий производят различное оборудование для них. Одна из главных проблем — перемещение «Адмиралтейских верфей» на остров Котлин (Кронштадт). Этот проект требует больших инвестиций — около 35 млрд руб. В 90-е годы широко обсуждали проект создания суперверфи на территории «Северной верфи». Однако проект не был реализован. И вот возникла новая идея освобождения устья реки от промышленных сооружений: земля там очень дорогая, а элитное жильё и престижные офисы займут высвобождающиеся территории. Главное здесь не потерять старейший отечественный завод, основанный ещё в 1704 г. Танкеры и газовозы, ледоколы и морские стационарные платформы России необходимы. Однако подчеркнем ещё раз, традиции и коллектив необходимо сохранить.

Таблица 1
Структура промышленности России и Санкт-Петербурга по видам экономической деятельности в 2009 году (%)2
Российская
Федерация
Санкт-
Петербург
Добыча полезных ископаемых22,50,1
Обрабатывающие производства63,590,4
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды14,09,5

Сравнивая структуру промышленности России и Санкт-Петербурга (табл. 1) можно сделать вывод о доминирующем положении в городе обрабатывающих производств, доля которых в 2011 г. превысила 93%. В России почти четверть промышленности составляют предприятия по добыче полезных ископаемых (нефти, газа, руды и т.д.).
Промышленность Санкт-Петербурга как крупнейшего индустриального центра России переживает непростое время. Глубочайший спад 90-х годов, равного которому в XX веке нет, был вызван неэффективным менеджментом, стратегическими ошибками, допущенными при приватизации и акционировании. Однако ошибки необходимо исправлять и не допускать их в будущем. Администрация города разработала и претворяет в жизнь систему мероприятий способствующих эффективному развитию промышленности. В городе принят закон «Об основах промышленной политики Санкт-Петербурга», где определены направления поддержки промышленности, содействия развитию ряда кластеров. В их числе: автосборочный, судостроительный, радиоэлектронный, фармацевтический.
Отраслевая структура промышленности Санкт-Петербурга, таким образом, изменяется с учетом задач, определяемых программными документами. Примитивизация и деградация, характерные для 90-х годов, постепенно уходят в прошлое. Цена за разрушение административно-командной системы заплачена баснословная. Однако вектор социально-экономических преобразований нацелен на модернизацию как экономики в целом, так и ее важнейшей составляющей — промышленности. С учетом вступления России в ВТО произойдут определенные изменения в структуре промышленности города. В этих условиях повышение конкурентоспособности промышленной продукции, развитие инновационной сферы — залог сохранения и совершенствования прогрессивной структуры промышленности Санкт-Петербурга.
Рыночная трансформация — явление, за которое заплачена фантастическая цена. В Санкт-Петербурге, например, трансформационный спад промышленного производства в 90е годы превзошел связанный с войной 1941–1945 гг.
В 1946 г. (полный хозяйственный год после войны) объем промышленного производства составил 32% от уровня 1940 г. (полный хозяйственный год перед войной). В 1998 г., когда произошел дефолт, объем промышленного производства составлял 31% от уровня 1990 г. Многие отрасли промышленности сократили объемы производства в разы (радиоэлектроника, приборостроение, оптика). Особенно это коснулось предприятий ОПК, которые лишились государственной поддержки, а оборонный заказ не обеспечивал прежнего объема. Предприятия ОПК существенно отличались в лучшую сторону по уровню технической оснащенности, квалификации кадров, размеру заработной платы. ОПК концентрировал передовые технологии, робототехнические устройства, станки с ЧПУ. Без преувеличения можно сказать, что ОПК — жемчужина в короне петербургского машиностроения. И именно по нему в ходе рыночной трансформации был нанесен сокрушительный удар. Это определенно сказалось на общей динамике социально-экономического развития.
В настоящее время задача возрождения ОПК озвучена главой государства и поэтапно претворяется в жизнь. Государственная программа вооружения России до 2020 г. открывает новые перспективы для развития ОПК Санкт-Петербурга. Из 700 крупных и средних промышленных предприятий города более 100 представляют ОПК, а в выполнении государственного оборонного заказа занято от 200 до 300.
Будущее промышленности Санкт-Петербурга трудно представить без обновленного ОПК, способного производить самую современную продукцию. Однако диспропорции, имевшие место в недалеком прошлом, не должны повторяться.
Будущее промышленности в значительной степени определяется уровнем развития инновационной сферы. Научная подготовка производства — нулевой цикл информационного общества. Долгие годы ее осуществляли два сектора науки — отраслевой и заводской. В Петербурге отраслевая наука родилась в 20-е годы ХХ века, когда были созданы первые отраслевые НИИ (научно-прикладные институты) — Государственный оптический институт, Государственный институт прикладной химии, Механобр и другие. Заводская наука начиналась с первых заводских лабораторий на Путиловском, Ижорском, Обуховском и других заводах.
Отраслевая наука в советский период была организационно закреплена за соответствующими министерствами и ведомствами. Соответствующий Главк координировал деятельность подведомственных НИИ и ПКТО. В промышленности СССР, например, было 39 министерств, и в каждом из них были десятки НИИ и ПКТО. В наши дни отраслевая система управления претерпела большие изменения. Научно-технические организации в большинстве акционированы. Но дело даже не в этом. Промышленные предприятия не ведут активной инновационной деятельности. Результаты НИОКР не востребованы. Это означает то, что заинтересованность бизнеса во внедрении нововведений отсутствует. Главная причина, на наш взгляд, отсутствие легитимности собственности, результатов приватизации 90-х годов. Ожесточенные споры вокруг названной проблемы не утихают. Но, так или иначе, неуверенность в легитимности активов не стимулирует инновационную деятельность. И это надо признать.
Структурные изменения в промышленности Санкт-Петербурга — состоявшейся факт. К сожалению, примитивизация и деградация имели место. Об этом свидетельствует сами структурные изменения в промышленности города, сокращения доли экспорта машиностроительной продукции. Инновационная сфера Санкт-Петербурга способна формировать основы научно-технической политики не только для промышленных предприятий города, но и страны в целом. Особенно в таких отраслях как судостроение, энергомашиностроение, радиоэлектроника.
Таким образом, структурные преобразования в промышленности Санкт-Петербурга, произошедшие в период рыночной трансформации, существенны и глубоки. Современную структуру промышленности города нельзя считать прогрессивной. Задача — в ее совершенствовании, придании промышленности современного облика.


Литература
1. Народное хозяйство города Ленинграда. — М., 1957.
2. Народное хозяйство Ленинграда и Ленинградской области в десятой пятилетке. — Л.,1981.
3. Очерки развития ленинградской индустрии за 1917–1977 гг. — Л., 1968.
4. Промышленное производство Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 2010 г. — СПб., 2011.
5. Промышленность России. 2010. — М., 2010.
6. Рыбаков Ф.Ф. Генезис и эволюция промышленности Санкт-Петербурга. — СПб., 2008.
7. Санкт-Петербург в 2010 г. — СПб., 2011.
8. Социально-экономическое развитие Санкт-Петербурга. Годовой отчет 2011 г. — СПб., 2012.
9. Экономика и время. — 2004. — № 7.

Сноски 
1 Рассчитано по: [5, с. 17; 4, с. 18]
2 Рассчитано по: [5, с. 25]

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия