Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Рекорд С. И.
заведующий кафедрой международных экономических отношений
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Возможности использования советского наследия промышленных взаимодействий для развития трансграничных промышленно-инновационных кластеров на пространстве СНГ
В статье показаны возможности и ограничения использования механизмов и закономерностей развития территориально-производственных комплексов (сочетаний) СССР для планирования и формирования территориальных промышленно-инновационных кластеров в процессе развития экономической интеграции стран СНГ
Ключевые слова: международная экономическая интеграция, промышленно-инновационный кластер, территориально-производственный комплекс
УДК 339.924; ББК 65.5-4   Стр: 321 - 325

Экономическая интеграция на постсоветском пространстве в виде, в первую очередь, формирующегося Единого Экономического Пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, призвана способствовать расширению внутриотраслевой торговли, производственной кооперации, созданию благоприятных условий для взаимного инвестирования и развития трансграничных кластеров, выступающих одновременно в качестве механизма и критерия эффективности данной интеграционной системы. Анализируя возможности развития межфирменных взаимодействий на пространстве СНГ, необходимо обращаться не только к мировому опыту формирования систем организации производства в рамках региональных интеграционных объединений, но и к наследию советской науки. Это тем более важно в контексте обсуждения идей модернизации экономик интегрирующихся стран на основе процессов реиндустриализации.
С самого начала научной дискуссии о возможностях адаптации мирового опыта развития промышленно-инновационных кластеров на постсоветском пространстве одна из устойчивых позиций состоит в том, что с точки зрения структурного устройства и функционального назначения кластеры (в первую очередь — региональные) практически не отличаются от существовавших в СССР территориально-производственных комплексов (Г.К.Броншпак, С.И.Чернышов, Шалмина Г.Г. [1, с. 17–18], [2, с. 86–87] и др.). Однако, по нашему мнению, кластерная концепция имеет принципиальные отличия от советской системы территориального размещения производства, что также отмечается современными аналитиками.
В исследовании Пилипенко И.В. [3, с. 141–155] ставится вопрос о том, какие возможности научного и практического опыта по формированию производственных систем представляется целесообразным использовать при развитии кластеров на пространстве СНГ. В частности, можно выделить следующие принципиальные различия территориально-производственных комплексов и промышленно-инновационных кластеров (табл. 1).

Таблица 1
Различия между промышленно-инновационными кластерами и территориально-производственными комплексами
Различия территориально-производственных комплексов (ТПК) и промышленно-инновационных кластеров (ПИК)Пояснения к пунктам различий
1. Данные концепции были разработаны в абсолютно разных общественно-экономических системах.ТПК и ПИК представляют собой разные экономические системы: принципы ТПК — снижение издержек государственных предприятий и рациональное использование природных ресурсов, иерархия; принципы ПИК — конкурентоспособность, максимизация прибыли, гетерархия. ПИК — это самоорганизующаяся самоуправляемая система, которая координирует свою деятельность с другими элементами экономической системы, но не управляется извне. ТПК создается и управляется с помощью государственной политики.
2. Различные способы формирования ТПК и ПИК.ТПК — программный,
ПИК — эволюционный.
3. Региональные кластеры и ТПК различаются по своему генезису.ТПК — искусственное происхождение, государственное планирование;
ПИК — естественное происхождение, изначальное образование в результате действия рыночных сил, далее — может быть государственная поддержка.
4. Кластеры и ТПК имеют глубокие различия по территориальному признаку.Модели ТПК применялись для районов нового освоения с низкой плотностью населения и большей частью непростыми природными условиями. Региональные ПИК образуются чаще в староосвоенных густонаселенных районах, часто — в пределах агломераций.
5. Различна структура и специализация кластеров и ТПК.ТПК — это межотраслевой комплекс, в котором главную роль играют отрасли базисной группы, определяющие основную специализацию ТПК. Регулирование ТПК осуществлялось из центральных или региональных государственных органов. Кластеры — самоорганизующиеся отраслевые или межотраслевые системы, решения в которых принимаются самими участниками.
6. Несмотря на большое распространение концепции кластеров в мире, существует множество определений термина кластер.ТПК — это технико-экономическая модель, которая имеет четко очерченные пространственные границы. Кластеры имеют множество разновидностей и определений с точки зрения степени зрелости, формальности их организации, привязки к определенной территории и других критериев. Однако это не размывает общую кластерную концепцию, а доказывает ее адаптивные способности.
7. Кластеры и ТПК различаются по роли информации в формировании их пространственных структур.Простое скопление фирм, работающих в смежных отраслях в одном штандорте, не может называться кластером. Между компаниями развиваются информационные потоки, являющиеся частью возникающих сетевых структур.
В рамках ТПК между крупными вертикально-интегрированными заводами обмена информацией практически не происходило. Каждый завод имел свой план поставок изделий, который утверждался на общегосударственном уровне.
8. Люди в кластерной концепции играют несоизмеримо более значительную роль, чем в моделях ТПК.В ТПК человеческие ресурсы рассматриваются как один из факторов развития хозяйства наряду с природными ресурсами и инфраструктурой, т.е. как одна из переменных математической модели, описывающей возможное развитие ТПК.
Сетевые взаимодействия в кластерах — это, прежде всего, социальные сети: доверие развивается в успешных кластерах как основной нематериальный актив. Образуется пул высокоспециализированной рабочей силы, уровень которой постоянно повышается за счет информационной открытости участников кластера.
Составлено по: [3, с. 152–155], [4, с. 44]

Таким образом, каждая из концепций соответствует своей общественно-политической системе: модель ТПК — социалистической, а кластерная концепция — капиталистической.
В приведенной нами таблице различий отсутствует пункт, приведенный И.В. Пилипенко о том, что отрасли специализации кластеров и ТПК различны: на наш взгляд, кластеры могут эффективно развиваться не только в новых, высокотехнологичных отраслях промышленности и сферы услуг, ориентированных на потребителя, но и в добывающей, металлургической, химической промышленности и тяжелом машиностроении, ориентированных на производителя. Более того, постепенно теряет свою актуальность вопрос о «водоразделе» между т.н. «старыми» и «новыми» отраслями, т.е. отраслями тяжелой промышленности с фондоемкими крупными предприятиями советского типа и развивающимися инновационным отраслями со значительной долей сектора услуг. Большинство традиционных отраслей, включая ТЭК, развивает неценовую конкуренцию и становится все более инновационным.
Представляется целесообразным выделить еще несколько принципиальных отличий промышленно-инновационных кластеров от территориально-производственных комплексов:
1. Значение непроизводственной составляющей промышленно-инновационных кластеров: научно-исследовательские и образовательные структуры являются обязательными участниками промышленно-инновационных кластеров, которые не развиваются без формирования единого информационного пространства.
2. Постоянно снижающаяся привязка промышленно-инновационных кластеров к определенной территории по сравнению с территориально-производственными комплексами: становясь, в первую очередь, информационными сетями, кластеры не являются строго территориальными образованиями, и пространственная составляющая постепенно теряет свое значение.
3. При выявлении основных ТПК первостепенное значение имели отрасли тяжелой индустрии (добыча полезных ископаемых, гидроэнергетика, выплавка металлов, основная химия, машиностроение, лесная промышленность и др.), в то время как для развития кластеров важную, а, зачастую, ведущую роль приобретают обрабатывающие и сервисные предприятия.
4. Другой уровень взаимодействий участников кластеров: соконкуренция, сообучение, система взаимосвязей в рамках «тройной спирали»: рыночные конкурентные отношения, доступные синергии, система неформальных контрактов формируют сообщества компаний, научных институтов, образовательных, поддерживающих структур.
Необходимо отметить, что географическим районированием хозяйства России ученые занимались уже в XVIII в., начиная с отдельных идей М.В. Ломоносова (табл. 2).
Изучением производительных сил СССР Академия наук начала заниматься с 1918 г., когда была расширена Комиссия по изучению естественных производительных сил (КЕПС), преобразованная в 1930 г. в т.н. Совет по изучению производительных сил (СОПС). Уже в первом перспективном плане СССР — плане ГОЭЛРО1 — было сформулировано три основных принципа:
● электрификация,
● энергопроизводственное районирование страны,
● магистрализация транспорта.
Идея состояла в том, что «электрическая энергия является универсальным фактором, участвующим почти в любом современном производственном процессе. Вместе с тем распространение влияния современных электростанций экономически ограничено определенным радиусом передачи — районом. Следовательно, хорошо разработать план электрификации — значит разработать план производства по определенным районам» [10, c.62].
Понятно, что одной из целей районирования был переход на новую, советскую систему административно-территориального деления России взамен губернского и уездного деления Российской Империи — таким образом, экономические районы совпали с контурами административных районов и союзных республик. Однако были и другие цели, в частности, «переход на новую систему изучения, планирования и проектирования» [5, c. 66].
Экономическое районирование не было разработано в плане ГОЭЛРО с необходимой полнотой, и его необходимые научные основы были разработаны Госпланом в 1920-е гг. с учетом следующих положений:
1. Отбора наивыгоднейших сочетаний природных ресурсов;
2. Производственной специализации районов;
3. Законченности, но не замкнутости хозяйства районов, работающих на основе разделения труда в общегосударственном масштабе;
4. Электрификации транспорта, как средства экономического сближения отдельных частей страны и правильного межрайонного обмена;
5. Приближения сырьевых баз к заводам;
6. Районирования сырьевого и топливного снабжения и районирования сбыта продукции;
7. Учета задачи преодоления противоположностей города и деревни;
8. Всестороннего учета трудовых навыков населения и национальных особенностей [11, c. 50].
Обратим внимание на первое, третье и восьмое положения, которые актуальны при формировании промышленных кластеров. Кроме того, использовался универсальный принцип перспективного подхода к развитию хозяйства района, т.е. учет не только настоящего, но и будущего.

Таблица 2
Русская школа экономического районирования
Авторы и периоды разработки концепцийОсновные идеи
Арсеньев К.И., профессор Санкт-Петербургского государственного университета, 1818–1848 гг.Выделение десяти «пространств» (экономических районов России) с подробными характеристиками с учетом особенностей их экономико-географического положения, хозяйственной оценки природных условий, динамики прошлого развития, хозяйственных связей между районами. Введение в географические исследования динамических сопоставлений. «Статистические очерки России», 1848 г. — первая порайонная география России.
Рычков П.И., Радищев А.Н., Челищев П.И., Огарев Н.П.Рычков П.И.: изучение и проблемы промышленного освоения Оренбургского края. «Топография Оренбургской губернии» (1755 г.).
Радищев А.Н., Челищев П.И.: вопросы специализации отдельных районов на определенных ремеслах, недостаточность развития русской промышленности и эксплуатация российского сырья иностранными производителями [Челищев П.И. Путешествие по Северу России. — СПб., 1886].
Огарев Н.П. (1847 г.) — критика работ Арсеньева К.И.: в основу экономического районирования должно быть положено размещение производительных сил с учетом перспектив их будущего развития, географического положения, природных условий, национального состава населения.
Крюков П. (1850–60 — е гг.)Сформулировал основные конструктивные положения о географическом размещении промышленности, которые опирались на проведенное им районирование «промышленных местностей». Основной труд — «Очерк мануфактурно-промышленных сил Европейской России» (1853 г.). Главная идея размещения промышленности — приближение промышленности к сырью и топливу, снижение издержек на транспорт путем прекращения встречных перевозок сырья и готовой продукции, рассредоточение промышленности, чрезмерно сконцентрированной в центральных губерниях, особенно в городах Москве и Петербурге.
Семенов-Тян-Шанский П.П., 1871–1880 гг.Россия делится на 12 областей, отражающих новую географию производительных сил в России.
Менделеев Д.И.Оценка перспектив индустриального развития России на основе минерального сырья, особо выделяя будущее Сибири (работы: «Заветные мысли» (1903–1905 гг.) «К познанию России» (1906 г.)).
Составлено по: [5, c. 19], [6, c. 22–30], [7], [8], [9, c. 82–83].

В ранних работах одного из основоположников теории экономического районирования, профессора Н.Н. Колосовского, отмечается, что термин «производственный комплекс» употребляется в настоящее время для обозначения группировок производств, как связанных общностью территории, так и не связанных. Тем не менее, все же, в основном, территориально-производственный комплекс определялся как территориальное образование, организующее определенный район, а именно: «такое экономическое сочетание предприятий в одной промышленной точке или целом районе, при котором достигается определенный экономический эффект за счет удачного подбора предприятий в соответствии с природными и экономическими условиями района, его транспортным и экономико-географическим положением» [10, c. 69].
Возможно, образованиями, менее привязанными к определенным территориям и более приближенными к кластерам, можно считать не территориально-производственные комплексы, а территориально-производственные сочетания (ТПС) — т.е. «организованный в определенных технических формах общественный человеческий труд с энергетическим и машинным его вооружением, приложенный к определенному сочетанию природных ресурсов, являющийся основой географического районообразующего процесса» [12, c. 140]. Часто в литературе, посвященной развитию экономического районирования и ТПК, можно встретить выражение «производственно-территориальное сочетание (комплекс)» — т.е. они воспринимаются как синонимы. Сам Колосовский отмечал, что точное содержание данного термина не было установлено с самого начала, поэтому «под наименованием «производственно-территориальных комплексов» стали понимать, с одной стороны, группировки предприятий, органически связанные между собой, а с другой — также группировки, которые почти никаких видимых производственных связей между собой не имели, кроме общности территории, использования одинаковых природных условий и общности обслуживания» [12, c. 134].
Также четко соотносятся понятия ТПК и промышленного района: отмечается, что «комплекс образует «ядро», «очаг», «решетку» на территории района, исторический процесс формирования которого протекает под непосредственным и последовательным воздействием со стороны производственно-организованных общественных факторов комплексов (и внешних к району общесоюзных общественных факторов)» [5, c. 142].
Одним из основных мотивов обращения к советскому опыту развития территориально-производственных комплексов на пространстве СНГ является его почти полное территориальное соответствие СССР в довоенных границах и тот тезис Колосов­ского, что «комплекс ведущих отраслей экономического района есть звено союзного хозяйства, а не только хозяйства данного района. Кузбасс — это вторая союзная угольная база, Поволжье-Урал — вторая союзная нефтяная база, Средняя Азия — союзная хлопковая база и т.д. Словом, экономическое районирование проводится для решения не узко местных задач, а задач союзного значения» [10, c. 67].
Кроме того, важно, что одним из пяти факторов, влияющих на формирование экономических районов, является «национальный состав населения, единство территории, языка и культуры» [5, c. 48], что необходимо учитывать в процессе развития экономической интеграции стран СНГ. При этом отмечается, что дробление страны на экономические районы не принимает черты децентрализации, а сам район — проводник сотрудничества, а не сепаратизма, т.к. имеют значение экономические взаимосвязи не только внутри, но и между районами.
Основными факторами районного комбинирования (отсюда и понятие «комбинат») является природный комплекс ресурсов на определенной территории, электрификация, транспорт, химия (с целью развития экономий от более полного использования сырья) и труд (наиболее полное и равномерное использование трудовых ресурсов за счет, в т.ч., развития трудовых навыков (!)) [13, c. 43]. В целом, само определение комбината предприятий, данное в 1931 г., чрезвычайно близко понятию территориального кластера, насколько это было возможно в плановой системе хозяйства: «Сочетание предприятий, в котором реализуется дополнительный экономический эффект по сравнению с отдельными предприятиями за счет такой организации производственных процессов на каждом предприятии и во всем сочетании, при которой коэффициенты полезного использования сырья, материалов, энергии, транспортных перевозок, трудовой энергии и оборудования при общем валовом счете по всей совокупности предприятий повышаются против возможностей, достигаемых для отдельного предприятия» [5, c. 220–221].
Если рассматривать возможности развития промышленных кластеров в отраслях с сильной привязкой к определенной территории, то четыре основные технико-экономические предпосылки, выдвинутые Колосовским в 1929 г. для комбинирования районного промышленного хозяйства, могут быть взяты за основу, а именно:
1. Удельный вес нового промышленного строительства по отношению к старому (чем больше вес нового строительства, тем больше возможностей для районного комбинирования);
2. Степень разнообразия природных ресурсов района;
3. Степень подготовленности и культурности рабочих и технических кадров (здесь преимущество — на стороне старых промышленных районов);
4. Организационные факторы, в частности, своевременность создания соответствующих районных объединений, которые должны явиться организующими центрами [13, c. 44].
Также делается акцент на разнице с высшими монополистическими системами капитализма, которая «заключается в том, что в капиталистическом мире производственные комбинаты, выросшие под влиянием «свободной игры производительных сил», являются беспорядочным нагромождением образований как в смысле территориальном, так и по удельному весу» [14, c. 14]. В данном отрывке обратим внимание, в первую очередь, на «свободную игру производительных сил» — рынок, подвергающийся критике после современного глобального кризиса как основной регулятор.
Критически оценивая капиталистические методы размещения производств самими производительными силами, Колосовский, тем не менее, уже в конце 30-х гг. критикует советских экономистов, отмечая, что они «ограничиваются критикой буржуазных методов расчета и размещения предприятий (школы Вебера, Энглендера и др.) и не дают нашей социалистической промышленности научно обоснованной методики решения задач размещения и комбинирования» [11, c. 51].
С другой стороны, уже в то время (1947 г.) Колосовский отмечает, что естественное сцепление производственных сочетаний вокруг основного процесса по мере своего развития становится все более сложным и полным, образуя целые «гроздья» и «гирлянды» производств [12, c. 143]. Помня о природе понятия «кластер», данные ассоциации являются симптоматичными. Кроме того, Колосовский вводит термин «взаимосвязанные производства», к которым относит: 1) простую территориальную группу производств; 2) производственный комплекс, безотносительно к той или иной территории; 3) территориально-производственный комплекс. Данное деление близко введенной Портером категории «связанные и поддерживающие отрасли».
Также упоминается о том, что «задача более правильного размещения предприятий с точки зрения народного хозяйства в целом делает нередко более выгодным строительство средних и малых предприятий, работающих в кооперации с другими предприятиями-смежниками и создающих законченные районные комплексы» [11, c. 52]. Таким образом, вопреки сложившимся стереотипам, была идея развития предприятий различного масштаба для более равномерного обслуживания территорий.
Анализируя возможности кластерного образования «сверху» и «снизу», т.е. с помощью кластерных политик и кластерных инициатив, большинство современных экспертов выступают за встречное движение государства или надгосударственных структур и бизнеса. В статье Колосовского 1947 г. находим, что «при установлении перспектив развития хозяйства какого-либо районного комплекса можно вести исследование либо «сверху» — от общих заданий союзного хозяйства, либо «снизу» — от возможностей развития производительных сил данного района, стремясь к оптимуму его в смысле комплексности» [11, c. 151]. Понятно, что в условиях плановой экономики второй путь в крайнем его выражении (т.е., по Колосовскому, без контрольных заданий по СССР) был невозможен. Но обоснование использования первоначально метода «сверху» в решении типологической задачи представляется довольно убедительным, т.к. количество различных вариантов, отличающихся направлением и масштабами, предлагаемых «снизу», может быть очень велико. Важным является также замечание о том, что выделение отдельных комплексов (6 основных) не показывает взаимосвязанности и взаимообусловленности: это лишь «набор» производств (ошибка, которую зачастую совершают при планировании кластеров «сверху» как концентрации производств на определенной территории). У Колосовского читаем: «Не следует называть комплексом простое сосуществование предприятий, которое лучше именовать группировкой» [5, c. 142]. Заслуга Колосовского также состоит в том, что он предложил заложить в основу экономического районирования принцип энергопроизводственного цикла, т.е. «всей совокупности производственных процессов, развертывающихся в экономическом районе на основе сочетания данного вида энергии и сырья от первичных форм — добычи и облагораживания сырья, до получения всех видов готовой продукции, которые возможно получить на месте, исходя из требований приближения производства к источникам сырья и требований комплексного использования всех компонентов сырьевых и энергетических ресурсов данного типа» [5, c. 262].
Одним из основополагающих направлений советской научной экономической школы является разработка инструментов моделирования территориально-производственных комплексов (работы Бандмана М.К., Гранберга А.Г., Мелентьева Б.В., Михеевой В.С., и др.), которые можно назвать синтетическими с точки зрения объединения элементов открытой транспортной модели и модели межпродуктового баланса.
В 1970-е гг. сектором формирования ТПК Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН СССР была разработана целая группа моделей оптимизации формирования ТПК. Примечательно, что в это же время в социалистических странах Восточной Европы, в частности, Польше и ГДР, также велась активная научная дискуссия о возможностях развития ТПК, и в качестве одного из подходов обсуждалась теория полюсов роста как центров диффузии новшеств. В частности, были выделены такие барьеры («экраны, отражающие действия новшеств» [15, c. 205]), как:
● психологический барьер, определяемый неподготовленностью населения к присвоению новшеств, распространяемых из полюсов роста (неподготовленность общественной инфраструктуры);
● технический барьер, связанный с недостаточным уровнем технической инфраструктуры (старые пути сообщения и другие сети, технологический уровень существующих предприятий в старых промышленных районах);
● организационный барьер (организационные и управленческие системы с устаревшей структурой) [15, c. 205–206].
Данная проблема промышленных взаимодействий и адекватного развития территорий и в настоящее время является актуальной и до конца нерешенной.
Возможности избирательного применения концепции ТПК в процессе развития как национальных, так и трансграничных кластеров на пространстве СНГ заключаются также в учете как производственных, так и непроизводственных затрат при оценке региональной эффективности, ведь «при формировании ТПК одновременно решаются производственные и социальные задачи в их неразрывном единстве, поэтому при оценке эффективности формирования ТПК необходимо учитывать такие факторы, <...> как создание в ТПК научно-технического потенциала, охрана окружающей среды, агломерационный эффект» [16, c. 36–37]. Данные факторы не менее важны и требуют учета при формировании производственных кластеров со значительной территориальной составляющей.
Многие эксперты обосновывают возможности использования опыта ТПК для развития кластеров в современной России. Для нас важно мнение Е.Б. Ленчук и Г.А. Власкина, допускающих применение опыта ТПК для формирования внепространственных кластеров (курсив наш — С.Р.), создаваемых сознательно для получения общего конкурентного преимущества. В качестве примеров авторы приводят кластеры в электроэнергетике и производстве энергетического оборудования, минеральных удобрений и других отраслей, где уже сложились сравнительные конкурентные преимущества России на мировых рынках [17, c. 48].
Таким образом, на наш взгляд, существуют следующие возможности и ограничения использования механизмов и закономерностей развития территориально-производственных комплексов (сочетаний) для планирования и формирования территориальных промышленно-инновационных кластеров в процессе развития экономической интеграции стран СНГ (табл. 3).
Таким образом, имеется достаточно аргументов для того, чтобы учитывать научное и практическое наследие развития территориально-производственных комплексов и промышленных сочетаний в процессе формирования трансграничных кластеров с участием России на пространстве СНГ.

Таблица 3
Возможности и ограничения для использования опыта развития ТПК для формирования территориальных промышленно-инновационных кластеров в системе международной экономической интеграции на пространстве СНГ
Ограничения для использования принципов, механизмов и особенностей планирования ТПК при развитии промышленно-инновационных кластеровВозможности использования принципов, механизмов и особенностей планирования ТПК при развитии промышленно-инновационных кластеров
1. Методология развития ТПК как объектов программно-целевого планирования сформировалась в условиях централизованного планового хозяйства, в условиях абсолютизации планирования «сверху вниз», что невозможно в условиях рынка и равенства государств-партнеров экономической интеграции.1. В условиях долгосрочного планирования интеграционного процесса (движение от Единого экономического пространства России, Белоруссии, Казахстана к Евразийскому экономическому союзу) элементы укрупненного, индикативного планирования и выявления «отраслевого каркаса» региональной интеграции — необходимые условия ее эффективности.
2. Материальный и моральный износ оборудования составляет более 70 % во всех основных отраслях стран СНГ, наличие отдельных крупных предприятий, но не промышленных районов.2. Наличие крупных производств, а также градообразующих предприятий, организующих территории и способных стать ядрами (фокальными, «якорными» компаниями) производственных кластеров.
3. Целевой функцией планирования ТПК являлась «минимизация среднегодовых взвешенных затрат на создание и функционирование всех объектов, включая затраты, связанные с осуществлением внешних связей, освоением локальных ресурсов, привлечением и обустройством трудовых ресурсов с учетом создания намеченных условий жизни» [18, с. 107]. В то же время, в рыночных условиях минимизация затрат не является конечной целью, а максимизация прибыли предприятий возможна, например, при росте затрат на НИОКР.3. Понятия: «производственные сочетания», «методика картографирования», «энергопроизводственный цикл», находившиеся в основе методологии развития ТПК, актуальны для формирования кластеров на пространстве СНГ.
4. В условиях перехода от территории к пространству, т.е. к многомерным системам, вопросам территориального размещения производства уделяется меньше внимания, чем вопросам развития системы коммуникаций, адекватного обмена информацией — т.о., при формировании современных инновационных кластеров имеет место принцип экстерриториальности.4. Матрица ТПК, сформированная в СССР, может быть частично отражена в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, в частности, в процессе формирования трансграничных кластеров России с Белоруссией, Казахстаном, Украиной, в т.ч. через систему еврорегионов.


Литература
1. Броншпак Г.К., Чернышов С.И. Модель Леонтьева в микроэкономике: стратегия управления деятельностью кластера молочного профиля. — Харьков, 2009. URL: http://www.ttr.com.ua/images/m_k_3_.pdf (дата обращения: 21.11.2012).
2. Шалмина Г.Г. Территориальные кластеры России (история, проблемы, решения) // Вестн. Томского гос. ун-та — 2008. — № 1(2).
3. Пилипенко И.В. Конкурентоспособность стран и регионов в мировом хозяйстве: теория, опыт малых стран Западной и Северной Европы. — Смоленск: Ойкумена, 2005. — 496 с.
4. Никулина О.В., Тассо А.Ю. Кластеризация российской экономики в условиях инновационного развития // Финансы и кредит. — 2010. — № 26.
5. Колосовский Н.Н. Теория экономического районирования. — М., Изд-во «Мысль», 1969. — 335 с.
6. Менделеев Д.И. К познанию России. — М.: Айрис-пресс, 2002. — 576 с.
7. Перцик Е.Н. К.И. Арсеньев и его работы по районированию России. — М.: Гос. изд-во геогр. литературы, 1960. — 118 с.
8. Приказчикова Е.В. Экономические взгляды А.Н. Радищева. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1949. — 154 с.
9. Шалмина Г.Г. Территориальные кластеры России (история, проблемы, решения) // Вестн. Томского гос. ун-та — 2008. — № 1(2).
10. Колосовский Н.Н. К вопросу об экономическом районировании. (1941 г.). — В кн.: Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. — М., 1958.
11. Колосовский Н.Н. Размещение производительных сил СССР и задачи Академии наук (1938 г.) — В кн.: Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. — М., 1958.
12. Колосовский Н.Н. Производственно-территориальное сочетание (комплекс) в советской экономической географии (1947 г.). — В кн.: Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. — М., 1958.
13. Колосовский Н.Н. Проблема порайонной организации хозяйства СССР.(1929 г.) — В кн.: Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. — М., 1958.
14. Колосовский Н.Н., Никитин Л.Л. Итоги районирования. (1927) — В кн.: Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. — М., 1958.
15. Загожджон А. Индустриальный район и территориально-производственный комплекс (на примере Нижнесилезского меднорудного округа). — В кн.: Методы и модели регионального анализа: Матер. второго советско-польского симпозиума «Модели территориальных социально-экономических систем» / Под ред. В.С. Зверева. — Новосибирск, 1977.
16. Территориальные производственные комплексы / Под ред. Н.Н. Некрасова, А.А. Адамеску. — М., Изд-во «Экономика», 1981. — 166 с.
17. Ленчук Е.Б., Власкин Г.А. Кластерный подход в стратегии инновационного развития России // Проблемы прогнозирования. — 2010. — № 6.
18. Бандман М.К. Исходные позиции методических положений по использованию моделей ТПК в предплановых исследованиях. — В кн.: Методы и модели регионального анализа: Матер. второго советско-польского симпозиума «Модели территориальных социально-экономических систем» / Под ред. Зверева В.С. — Новосибирск, 1977.

Сноски 
1 План ГОЭЛРО — первый единый государственный перспективный план восстановления и развития народного хозяйства Советской республики. Разработан в 1920 г. по заданию и под руководством В.И. Ленина Государственной комиссией по электрификации (ГОЭЛРО). Был рассчитан на 10–15 лет. Предусматривал коренную реконструкцию народного хозяйства на базе электрификации (строительство крупных предприятий, сооружение 30 районных электростанций, в т.ч. 10 ГЭС). План был в основном выполнен к 1931 г. — Большой энциклопедический словарь / под ред. А.М. Прохорова. — М: «Советская энциклопедия», 1993. — с. 331.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия