Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1-2 (9-10), 2004
ПРОБЛЕМЫ АГРОЭКОНОМИКИ
Пустуев А. Л.
заведующий кафедрой экономической теории и мировой экономики
Уральской государственной сельскохозяйственной академии,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист РФ

Чашин В. К.
преподаватель кафедры экономической теории и мировой экономики
Уральской государственной сельскохозяйственной академии,
кандидат экономических наук

Езерский Е. Н.
аспирант Уральской государственной сельскохозяйственной академии

ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО АПК ПРИ ВСТУПЛЕНИИ СТРАНЫ В ВТО: МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

На наш взгляд, в настоящее время вступление России в ВТО для ее АПК неприемлемо; от участия в ВТО выигрывают лишь высокотехнологичные предприятия машиностроительного комплекса, легкой, текстильной промышленности и энергоресурсопоставляющие отрасли, продукция которых конкурентоспособна и востребована при экспорте. По производственному потенциалу, состоянию социально-экономической и производственной инфраструктуры АПК России пока не конкурентоспособен, в том числе и потому, что его биоклиматический потенциал в 2,3-2,8 раза ниже, чем в США и Западной Европе. Земли сельскохозяйственного назначения не могут давать высоких урожаев при богарном земледелии, требуют значительных инвестиций. Соответственно в первую очередь нужно довести конкурентоспособность АПК до требуемого стартового уровня, при котором только и можно входить в ВТО. Только тогда можно рассчитывать на достаточно прочные позиции на мировых агропродовольственных рынках, минимально необходимый уровень государственной поддержки российских сельхозтоваропроизводителей, обеспечение продовольственной безопасности страны.
Пока же темпы увеличения импорта в три раза превышают темпы роста производства в России и при вступлении в ВТО сейчас она может оказаться в значительном проигрыше.
Поэтому в настоящее время, прежде всего, требуется откорректировать импортные тарифы, особенно на животноводческую продукцию, которые значительно ниже, чем в странах Европейского союза. Однако осуществить это будет сложно, поскольку повышение тарифов чревато осложнениями социально-экономического и политического характера. Не трудно представить, что произойдет в случае ограничения импорта, например, мяса птицы, при увеличении его производства в России на 20-25% (что и происходит). Это приведет к резкому повышению цен на данную продукцию внутри страны, ударит по семейным бюджетам, вызовет недовольство населения.
Вместе с тем, отсутствие экспортных субсидий не сулит выигрыша и от экспортных операций с агропродукцией.
Решение проблемы государственной поддержки по западному варианту (искусственное поддержание высоких цен на продовольствие и налог на конечного потребителя) нежелательно для нашего населения, у большинства которого расходы на питание уже достигают 80% расходов семейного бюджета. Государственная поддержка сельхозтоваропроизводителей должна быть иной. Прямая поддержка, которая сейчас преобладает, неприемлема, поскольку в этом случае поддерживаются и неэффективные агропроизводства. Целесообразнее оживить госзаказ, стимулирующий сельхозтоваропроизводителя, чтобы выпускать качественную и конкурентоспособную продукцию при достаточно надежном участии государства в развитии инфраструктуры продовольственного рынка.
Особенно важно такое участие в оптово-розничной сфере на уровне СНГ для создания конкурентной среды в его рамках и развития малого предпринимательства на селе с целью повышения занятости сельского населения.
Если государство не имеет такой возможности, то вовлечение аграрного сектора в сферу деятельности ВТО действительно нежелательно. Да и нежелательно в целом для экономики России, поскольку ведет главным образом к укреплению позиций промышленно развитых стран за счет развивающихся, к дальнейшей дифференциации между богатыми и бедными странами. Выгоды от участия, связанные с либерализацией мировой торговли и возможностью максимально использовать конкурентные преимущества отдельных стран, фактически утрачиваются в результате ущемления социально-экономических интересов более слабых из них.
Придется изменять и национальное законодательство для приведения его в соответствие с нормам ВТО. Это может нанести ощутимый ущерб интересам интеграции в СНГ, делает невозможным автономное повышение импортных таможенных тарифов выше уровня тарифов, согласованных членами ВТО. Реально может возникнуть ситуация, при которой в ВТО будут приняты решения о таможенных тарифах, ущемляющих интересы нашей страны. Россия будет не вправе дискриминировать импортные товары, применять количественные ограничения, экспортные субсидии, ограничивающие торговлю, предоставлять привилегии агропредприятиям, вводить ограничения в деятельность контрагентов. Меры по защите внутреннего рынка от давления импорта могут быть приняты только в случае доказательства его угрозы продовольственной, экономической и экологической безопасности страны. (Например, Уралу при сложной экологической обстановке в этом регионе, вряд ли удастся доказать пригодность к употреблению продукции, производимой на землях с высокой техногенной нагрузкой. Поэтому "излишки" импорта всегда будут оправданы.) Даже в случае принятия мер по защите внутреннего рынка, объем импортных квот, согласно основным условиям ВТО о селективной защите, не может быть ниже среднего за последние три года, предшествующие расследованию спорных вопросов, и т.д.
Приходится учитывать и то обстоятельство, что в соответствие с правилами ВТО, страна должна предоставлять национальный режим импортерам из стран-членов ВТО. Это означает, что правительства не должны создавать более благоприятные условия отечественным производителям по сравнению с иностранными или оказывать предпочтение какому-либо иностранному поставщику.
России, в случае вступления ее в ВТО, целесообразно не откладывать процесс адаптации к тарифным квотам, как и к механизму введения специальных охранных мер, необходимость в которых возникает тогда, когда появляется критическая ситуация с импортом какого-либо продукта, особенно при значительном увеличении его объема по сравнению с допустимым. Но специальная охранная мера может быть использована только в отношении продуктов, которые были тарифицированы, а не в отношении импорта в рамках тарифной квоты. Право применять эти меры правительство должно специально оговорить в обязательствах по сельскому хозяйству.
Когда региональному АПК России наносится серьезный ущерб, размер ущерба необходимо просчитывать в различных вариантах.
К сожалению, охранные меры в ВТО свертываются, и к тому же вновь присоединившимся странам это право фактически не дано. Новые соглашения могут быть приняты для развивающихся стран только после полной реализации всех принятых ими ранее обязательств по присоединению. Наши отечественные товаропроизводители вряд ли смогут высказать и удовлетворить свои требования о внесении изменений в ранее принятые соглашения. А ориентация членов ВТО на вступивших в нее Грузию и Кыргызстан окончательно утвердит решение Уругвайского раунда, по которому ряд тарифов будет доведен до уровня 3,5% и менее при среднем сокращении их с 36% до 15%. В этом случае отечественное аграрное производство, особенно в экономически слабых регионах, не имеющих в бюджете средств для дотирования своих сельских хозяйств на достаточном уровне, будет практически уничтожено. Затем очередь дойдет и до остальных сфер АПК. При низких тарифах затраты могут превысить тарифный доход.
Страны, вступающие в ВТО, будут вынуждены устанавливать таможенные тарифы на максимально допустимом высоком уровне, специально заниматься их обоснованием.
Для упрощенных расчетов целесообразно использовать формулу
При данном расчете следует учитывать соотношение фактического и нормативного значений объемов производства i-го вида сельхозпродукции в регионе (Кн), уровень платежеспособного спроса населения (Ксн) и платежеспособного спроса на сельскохозяйственную продукцию со стороны перерабатывающих предприятий (Ксп), изменения динамики производства (Кд) и степень экологической опасности (Кэ).
Тогда формула (1) приобретет следующий вид:
Нормативные значения объемов производства сельхозпродукции необходимо определять с учетом балансов их распределения (семена, внутрихозяйственное потребление, реализация и т.д.) и научно обоснованных норм питания половозрастных групп населения. В приближенном варианте можно воспользоваться данными о фактическом производстве в относительно стабильные периоды, например, в среднем за последнее пятилетие 80-х годов. Однако эти объемы нельзя считать нормативом, поскольку они не учитывают нормы питания и балансы распределения агропродукции, степень загрузки перерабатывающих предприятий, уровень экологической опасности территории (уровень техногенной нагрузки на ресурсный потенциал, особенно на сельскохозяйственные земли), динамику объемов производства в отдельных регионах страны (в частности в Уральском регионе России).
О региональном аспекте данной проблемы дают представление данные двух следующих таблиц.
Таблица 1
Динамика производства основных видов сельскохозяйственной продукции в Свердловской области в хозяйствах всех категорий, тыс.т.
Таблица 2
Изменения в использовании производственных мощностей перерабатывающих предприятий в Уральском федеральном округе в период 1997-1998 гг.
Потребуется обосновать объем "совокупных мер поддержки" (СМП) в определенные временные периоды. Согласно правилам ВТО, в качестве таких периодов выступают периоды, предшествующие началу переговоров, прежде всего 1992-1994 годы.
Однако эти годы были годами глубокого кризиса, особенно в аграрном секторе экономики. В связи с этим Правительство РФ пытается предлагать другие периоды, например, 1995-1997 гг. Примерно те же годы приняты за базовые и другими государствами СНГ, поскольку в данный период СМП были наибольшими.
Поясним ситуацию на примере Уральского региона РФ.
Таблица 3
СМП для Уральского региона в 1995-1997 гг., млн. руб.
Максимальная поддержка аграрного сектора в Уральском регионе при вступлении РФ в ВТО не должна превышать 3088,4 млн. руб. (это примерно соответствует нынешнему уровню поддержки). Но будет нужна поддержка в денежном выражении. Сейчас же примерно половина СМП - продуктовая.
Трудности с определением максимальной величины СМП связаны и с задолженностью сельских хозяйств, при которой невозможно ориентироваться только на СМП. Огромные долги сельхозпредприятий затрудняют и приобретение ими материально-технических ресурсов.
Соответственно необходимо использовать также режим СиД, при котором обеспечиваются дополнительные инвестиционные субсидии и дотации для приобретения таких ресурсов.
В отличие от поддержки, оказываемой на основе инвестиционной помощи (режим "зеленой корзины"), инвестиционные субсидии СиД могут использоваться на более конкретные производственные цели и в течение неограниченного времени.
Для приобретения материально-технических средств следует добиваться разрешений на дополнительную поддержку аграрного сектора со стороны государства. В частности, для Урала она прогнозируется в пределах 3569 млн. руб. С учетом же инфляции размер поддержки целесообразно увеличить до 10,5 - 12 млрд. руб. Естественно, поддержка должна быть скорректирована и с учетом эффективности хозяйствования (бесхозяйственности) конкретных агропредприятий. Это важно и для обоснования таможенных тарифов.
Важен и уровень платежеспособного спроса потребителей сельхозпродукции. Поскольку емкость рынка зерна, картофеля, овощей и другой продукции может изменяться, то вышеназванные показатели (Ксн, Ксп ) нужно корректировать. Это придаст и режиму регулирования импорта более гибкий характер.
Поддержка сельских хозяйств должна находиться на уровне, не ущемляющем интересы стран-членов ВТО, агропродукция которых ввозится в нашу страну, в том числе в конкретные ее регионы.
С этой целью необходимо использовать и внутрирегиональные и внутрихозяйственные резервы. Должны быть созданы условия для обновления фондов, износившихся до критического состояния, за счет развития региональных сельскохозяйственный финансово-кредитных систем (региональных, кооперативных крестьянских ипотечных банков и сельских кредитных кооперативов). Нужно расширить доступ к рынкам сбыта продукции АПК за счет создания кооперативной крестьянской оптово-розничной системы (сельскохозяйственных государственно-кооперативных оптовых продовольственных рынков, районных баз для хранения сельхозпродукции, сельскохозяйственных сбытовых кооперативов). Важнейшая задача - обеспечение эквивалентности обмена в АПК за счет развития кооперации и агропромышленной интеграции. Не менее важны повышение инвестиционной привлекательности сельских районов на основе развития рынка сельскохозяйственных земель (с учетом мер, оптимизирующих их рыночный оборот) и повышение производительности труда и качества продукции на основе использования принципов хозрасчета во взаимоотношениях трудовых коллективов, а также интенсивных методов повышения квалификации кадров сельскохозяйственных предприятий, в том числе управленческих кадров.
Вся продовольственная политика должна быть ориентирована прежде всего на развитие конкурентоспособного межгосударственного (в рамках СНГ) и внутреннего российского продовольственного рынка. При этом уровень продовольственной безопасности страны должен быть таким, чтобы не подрывалась и экономическая безопасность регионов России.


Литература
1. Пустуев А.Л. Стратегия преодоления кризиса в сельском хозяйстве проблемных регионов. - М.: Изд-во ГУП "Агропресс", 2002.
2. Чашин В.К. Мониторинг агропреобразований: региональный аспект. - М.: Изд-во ГУП "Агропресс", 2003.
3. Езерский Е.Н. Укрепление продовольственной безопасности региона (на примере Свердловской области). - Екатеринбург: УрГСХА, 2001.
4. Крылатых Э.Н., Строева О.Г. Аграрные аспекты вступления стран СНГ в ВТО. - М.: Изд-во НКПО, 2002.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия