Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Яковлева Е. Б.
профессор кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук


Зависимость экономического роста от структуры общественного производства (на примере российской экономики 1990-х годов)
В статье рассматриваются основные теории экономического роста, характеризуются проблемы российской экономики и на основе обобщения большого статистического материала показывается, что в 1990-е гг., на фоне трансформационного кризиса, произошло серьёзное изменение структуры общественного производства и не были созданы предпосылки для дальнейшего роста экономики. Произошло значительное падение в ВНП доли промышленных, сельскохозяйственных и других отраслей с высокой долей вновь созданной стоимости. Одновременно возросла доля услуг, которые не создают предпосылки для экономического роста, что подтверждается экономическими показателями развития экономики первого десятилетия ХХ1 века
Ключевые слова: экономический рост, структура общественного производства, коэффициенты структурных сдвигов, доля производства отрасли в ВВП
УДК 338.1; ББК 65.012.2   Стр: 495 - 497

Во второй половине двадцатого века внимание многих экономистов было привлечено к исследованию моделей экономического роста. Направление данных исследований объяснялось тем, что не существовало теорий, объясняющих причины быстрого и динамичного развития ведущих индустриальных держав и стагнирования других стран и целых регионов мира. В основе неокейнсианской модели роста лежали принципы, разработанные Р. Харродом и Е. Домаром на базе однопродуктовой модели, относительно которой рассматривается только один фактор роста — капиталовложения или инвестиции, в условиях «нейтрального технического прогресса». Неоклассическая теория выдвинула свои концепции экономического роста, которые были представлены моделями Р. Солоу, Э. Денисона и Дж. Мида [1]. В основе данных теорий лежал уже многофакторный подход, учитывались цены на ресурсы, а также способности рыночной экономики к автоматическому саморегулированию.
Все перечисленные теории опирались на исследование инвестиций и сбережений в экономике различных стран. Конечным итогом такого анализа являются показатели темпов роста ВНП или динамики НД, приходящегося на душу населения. В настоящий момент ясно, что ни одна из стандартных теорий экономического роста не дает реалистичного прогноза относительно темпов экономического роста отдельных стран, и более того, не дает объяснения относительно общего их замедления в мировом масштабе.
В определенном смысле исключение из традиционно рассматриваемых теорий экономического роста представляет собой теория развития Льюиса, в центре внимания которой находится структурная трансформация экономики. Правда, надо отметить, что данная теория рассматривалась относительно слабо развитых стран с трудоизбыточной экономикой. В основу своего анализа Льюис положил трансформацию в экономической, индустриальной и институциональной структурах. Автор считал, что рост сбережений и инвестиций является необходимым, но недостаточным условием динамичного развития экономики. Для того, чтобы сбережения и инвестиции оказывали эффективное воздействие на темпы экономического роста, необходимы структурные преобразования. Причем эти преобразования он рассматривал в широком аспекте. Они касались структуры производства, потребительского спроса, процесса урбанизации, структуры занятости и ряда других направлений.
Относительно России можно сказать, что это, безусловно, не страна третьего мира, но и отнести ее к странам с постиндустриальной экономикой также нельзя. Кризис, связанный с переходом от плановой экономики к рыночной, значительное падение объемов национального производства, необходимость выхода из этого состояния, ставят вопрос об ускорении темпов экономического роста. Решение данной проблемы лежит, прежде всего, в плоскости изменения структуры общественного производства.
Модель Льюиса строится на исследовании экономики стран с традиционно развитым натурально-аграрным сектором, и избытком в нем рабочей силы. С другой стороны — имеется современный сектор экономики, который базируется в городах, где складывается недостаток квалифицированных работников. Проблемой в данном случае является процесс урбанизации населения, его образования и подготовки высококвалифицированной рабочей силы.
Для экономики России проблема урбанизации не является актуальной, так как уровень доли населения, проживающей в городах, очень высока — в 2002 г. она составляла 73,2% [2], в то время как в высокодоходных странах она составляет от 63,4% до 65,8% [3]. Перед нашей страной стоит другой вопрос: как из промышленно-сырьевой страны превратиться в индустриальную высокотехнологичную державу? Или, используя терминологию известного классика, как перестать быть «сырьевым придатком Европы»?
О сырьевой ориентации нашей экономики говорят следующие данные: если в 1992 г. доходы Федерального бюджета на 16,6% формировались за счет доходов от внешнеэкономической деятельности (читай — вывоза сырьевых ресурсов), то к 2002 г., то есть за 10 лет рыночных преобразований, доходы бюджета данного уровня по данной статье составили 15,8%, но к ним прибавилось 10,5% в виде платежей за пользование природными ресурсами [4]. Таким образом, в 2002 г. Российский Федеральный бюджет на 26,3% формировался за счет использования имеющихся сырьевых ресурсов. В то же время приоритеты в товарной структуре мирового экспорта определялись в последние 30–40 лет предыдущего столетия следующим образом: если в 1960 г. доля сырья, топлива и сельскохозяйственной продукции составляла 49% среди всех экспортируемых товаров, то в 1980 г. — 44%, а в 1992 г. — только 24,3% [5]. Данная тенденция объясняется внедрением достижений НТП в производство и массовым снижением в развитых странах энерго- и металлоемкости производства, внедрением ресурсосберегающих технологий, синтетических материалов. Отсюда вывод: те, кто бежит по старой, проторенной дорожке своего развития за счет имеющейся сырьевой базы проиграют тем, кто включил потенциал современного НТП и ресурсосберегающих технологий.
О необходимости структурной перестройки экономики России много говорится на правительственном уровне, но конкретная политика, направленная на решение данной проблемы так и не принята. Не выбраны приоритетные направления развития, не определены формы и методы воздействия государства на структуру общественного производства.
Для проведения грамотной структурной политики необходимо иметь инструментарий измерения тех сдвигов, которые происходят в экономике. За первые 10 лет рыночных реформ, даже в условиях полного бездействия центральных органов власти в этом направлении, бизнес сам начал выбирать для себя приоритетные направления развития и занимать пустующие ниши на рынке. В результате произошло стихийное развитие структуры общественного производства.
Обратимся к выявлению и обоснованию количественных показателей, которые характеризовали бы степень изменения структуры общественного производства в ходе трансформационного кризиса, наблюдающегося в России с начала 1990-х годов.
Для сравнения количественных показателей структурных сдвигов необходимо рассчитать и сравнить динамику коэффициентов структурных сдвигов по отраслям экономики. Нами предлагается модель расчета коэффициента структурных сдвигов как 1/2 разности долей аналогичных отраслей в структуре общественного производства на начало и конец анализируемого периода. Динамика коэффициентов по годам дает картину изменений данного показателя за несколько лет.
В формализованном виде данный коэффициент можно записать следующим образом:
Кtотр = (Dtотр – Dt–1отр)
где Кtотр — коэффициент структурных сдвигов отрасли за определенный период времени t по объемам производимой продукции в структуре ВВП;
Dtотр, Dt–1отр — доля данной отрасли (в процентах) в общем объеме производимой продукции в структуре ВВП в периодах t и t–1.
Данные расчеты коэффициентов структурных сдвигов между отраслями можно производить как на основе текущих, так и на основе сопоставимых цен, то есть пересчитанных с учетом инфляции. Приведем расчеты, сделанные как по текущим, так и по сопоставимым ценам. Для упрощения анализа возьмем основные сферы общественного производства: промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт, связь и торговля за период с 1991 по 1998 гг. Нами выбраны перечисленные отрасли, являющиеся основными как в сферах материального, так и нематериального производства. Их общая доля в структуре ВВП составляет 79,5% (по данным 1991 г.).
Выбранный нами период (1991–1998 гг.) характеризуется наиболее значительным спадом общественного производства, болезненным процессом приватизации, изменением ценовых пропорций в экономике, необходимостью переориентации отраслей на выпуск востребованной рынком продукции. В результате именно за эти 7 лет произошли наиболее существенные структурные изменения в общественном производстве.
Данные табл.1 показывают, что наиболее значимые сдвиги произошли в промышленном производстве: его доля в структуре ВВП за 5 лет упала на 10,8%. Доля сельского хозяйства снизилась на 8,5%, одновременно возросла доля торговли и общественного питания на 5,8%.
По приведенным в таблице данным и предложенной нами формуле расчета коэффициентов структурных сдвигов, можно определить данные показатели по анализируемым годам (табл. 2).

Таблица 1
Динамика изменения структуры производства по основным отраслям по доле в ВВП в % (по текущим ценам)
Отрасли1991 г.1992 г.1993 г.1994 г.1995 г.1996 г.1997 г.1998 г.
Всего100100100100100100100100
Промышленность37,634,532,431,527,027,125,926,8
Сельское хозяйство13,67,37,56,06,56,55,95,1
Строительство9,36,47,58,77,97,77,36,6
Транспорт6,66,97,48,49,79,89,48,5
Связь0,70,60,71,01,41,51,81,8
Торговля и общественное питание11,729,417,617,418,516,515,917,5
Таблица рассчитана автором на основе данных (6)

Таблица 2
Коэффициенты структурных сдвигов (Кномотр) между основными отраслями экономики по их доле в ВВП (рассчитанные на основе текущих цен)
Отрасли1991–
1992 г.
1992–
1993 г.
1993–
1994 г.
1994–
1995 г.
1995–
1996 г.
1996–
1997 г.
1997–
1998 г.
Промышленность-1,55-1,05-0,45-2,25+0,05-0,6+0,45
Сельское хозяйство-3,15+0,1-0,75+0,250-0,3-0,4
Строительство-1,45+0,55+0, 6-0,4-0,1-0,2-0,35
Транспорт+0,15+0,25+0,5+0,65+0,05-0,02-0,45
Связь-0,05+0,05+0,15+0,2+0,05+0,150
Торговля и общественное питание+8,85-5,9-0,1+0,55-1,0-0,3+0,8
Таблица рассчитана автором на основе данных табл. 1

Таблица 3
Коэффициенты структурных сдвигов между основными отраслями экономики по их доле в ВВП (рассчитанные на основе сопоставимых цен 1995 г.)
Отрасли1991–
1992 г.
1992–
1993 г.
1993–
1994 г.
1994–
1995 г.
1995–
1996 г.
1996–
1997 г.
1997–
1998 г.
Промышленность-0,3-1,05-1,25-1,55-0,15-0,2-0,25
Сельское хозяйство-0,05+0,15+0,15-0,05-0,05+0,05-0,3
Строительство-0,55-1,350-0,4-0,55-0,25-0,15
Транспорт-0,1-0,2-0,95-0,25-0,1-0,25-0,05
Связь0-0,05-0,0500+0,05+0,05
Торговля и общественное питание+0,05+0,75+0,4+1,15+0,45+0,5+0,1

Для того, чтобы оценить степень влияния инфляционных процессов на структурные сдвиги между отраслями, необходимо по такой же методике рассчитать коэффициенты структурных сдвигов между отраслями, рассчитанные на основе сопоставимых цен.
Анализ динамики коэффициентов структурных сдвигов в торговле по доле в ВВП дает чрезмерное значение этой отрасли в период 1991–1992 гг., то есть еще в плановой экономике, затем резкое падение доли данной отрасли в последующий период — 1992–1993 гг. Данные колебания касаются коэффициента структурных сдвигов, рассчитанного на основе текущих цен — Кномотр. Что касается реальной доли торговли в структуре ВВП, если исключить инфляционную и конъюнктурную составляющие, то она достаточно стабильна, и Кcопотр колеблется от 0,4 до 1,1.
Анализ изменения структуры общественного производства на основе коэффициентов структурных сдвигов показывает, что в России, несмотря на существенные перемены в национальном производстве, в 1990-е годы не были созданы предпосылки для дальнейшего экономического роста. Положительная динамика такой сферы услуг, как торговля и общественное питание не создаёт серьёзного базиса для экономического роста экономики. К 2010 г. возросла сырьевая направленность товарной структуры экспорта РФ — по сравнению с 1995 г. на 26,3%. Все остальные направления данной позиции в минусе: по металлам, драгоценным камням и изделиям из них — на 13,7%, по машинам, оборудованию и транспортным средствам, т.е. отраслям с наибольшей добавленной стоимостью — на 4,5%, по древесине и целлюлозно — бумажной промышленности на 3,1%. В результате мирового финансового кризиса к 2011 г. в 3 раза вырос внешний долг России, а государственный бюджет из профицитного превратился в дефицитный.
Одновременно растёт численность органов государственного управления. В 2010 г. численность государственных служащих (включая федеральный и региональный уровень) составила 8 млн. 688тыс человек. По данному показателю мы занимаем 1 место в мире — 9,9 работников федеральных органов власти на 1000 жителей (в США данный показатель составляет 8,1 [7]. Очевидно, что изменение структуры общественного производства и создание предпосылок для экономического роста необходимо решать иными методами. Страна, которая на протяжении 70 лет развивалась на основе директивного управления, нуждается в государственной корректировке экономических пропорций. В 2010 г. из расходов федерального бюджета только 12,1% направлено на национальную экономику, в т.ч. 47,7% на транспорт и дорожное строительство, и только 9,8% на научные исследования [8]. При таком использовании бюджетных средств невозможно ожидать экономических пропорций, способствующих дальнейшему экономическому росту.


Литература
1. Тодаро М. П. Экономическое развитие. - М., ЮНИТИ, 1997. - С. 82 - 88.
2. Российский статистический ежегодник. - М., 2003. - С. 75.
3. Гайдар Е. Аномалии экономического роста. - М., Евразия, 1997. - С. 26.
4. Рассчитано автором на основе данных: РСЕ. - М., 2003. - С. 549.
5. Международные экономические отношения / Под ред. С.Ф. Сутырина, В.Н. Харламовой. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996. - С. 42.
6. Табл.1 рассчитана автором на основе данных: Российский статистический ежегодник. - М., 2000. - С. 252-257.
7. Российский статистический ежегодник. - М., 2011. - С. 50, 52.
8. Рассчитано автором на основе данных: Российский статистический ежегодник. - М., 2011. - С. 581.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия