Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1-2 (9-10), 2004
МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ
Рекорд С. И.
аспирантка кафедры международных экономических
отношений Санкт-Петербургского государственного
университета экономики и финансов


ОТРАСЛЕВАЯ ИНТЕГРАЦИЯ В СНГ И ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬОВАНИЯ МИРОВОГО ИНТЕГРАЦИОННОГО ОПЫТА

Говоря об особенностях интеграционного процесса в Содружестве, следует, прежде всего, отметить большое число существующих в его рамках локальных группировок со своими особыми целями. При этом одно государство может состоять сразу в нескольких интеграционных объединениях, что затрудняет выполнение обязательств, связанных с участием в каждом из них. По мнению экспертов программы ТАСИС М. Робертса (M. Roberts) и П. Верхайма (P. Wehrheim), архитектура многосторонних торговых соглашений стран СНГ имеет множество перекрывающих, а иногда даже противоречащих друг другу положений1 . Соответственно имеет место и "интеграционный сепаратизм".
Странам СНГ необходим эффективный механизм, который увязывал бы законодательные и административные решения с потребностями их производств. Таким механизмом, по нашему мнению, может стать механизм отраслевой интеграции, при которой во главу угла ставится сотрудничество в отдельных отраслях или между отраслями промышленности, сельского хозяйства, транспорта.
В российской и зарубежной экономической литературе под международной отраслевой интеграцией (industrial integration) обычно понимается сотрудничество двух и более стран в определенной отрасли на уровне государств или отдельных предприятий. Согласно определению Организации экономического сотрудничества и развития, отраслевая интеграция предполагает механизмы взаимодополняемости отраслей на основе соглашений о сотрудничестве,2 специализации и кооперации.
В СНГ интеграционные процессы начинаются преимущественно на уровне государственных инициатив и поэтому имеют преимущественно общеэкономический характер. Меры по сближению экономик сводятся к некоторой гармонизации национальных законодательств и снятию торговых барьеров между странами. Для развития же отраслевой интеграции требуется особый механизм сотрудничества между отраслями и управления этим процессом для объединения "нормативно-правовой" и "реальной" интеграции.
Отраслевая интеграция - та часть экономической интеграции, без которой (как показала практика взаимоотношений между государствами СНГ) государственные инициативы по сближению экономик оказываются невыполнимыми.
Она может быть внутриотраслевой и межотраслевой, т. е. объединять предприятия как одной отрасли (например, предприятия химической промышленности или транспорта), так и различных отраслей (например, сельского хозяйства и легкой промышленности, топливно-энергетического комплекса и машиностроения и т. д.). Эти отраслевые связи, основанные на специализации и кооперации производства, сложились в советское время, и соответствующая специализация экономики бывших республик СССР осталась в целом прежней. Однако в современных условиях решениями предприятий о сотрудничестве управляет рынок.
Говоря об использовании в Содружестве мирового интеграционного опыта, следует обратиться, в частности, к опыту НАФТА (Северо-Американского соглашения о свободной торговле), так как при экономическом объединении странам СНГ не избежать образования "зонтичной" структуры, в которой в качестве ядра будет выступать экономика России. Это отличает потенциальную интеграцию государств СНГ от модели Европейского союза, но роднит ее с НАФТА, где Соединенные Штаты - явный лидер и инициатор сотрудничества.
Правда, при этом приходится считаться и с такими факторами, как:
- неохотное присоединение к "ядру" других государств СНГ из-за боязни потерять возможность самостоятельного принятия экономических и политических решений;
- угроза для России стать универсальным "донором" для остальных государств интеграционной группировки;
- опасность формирования неблагоприятного (в первую очередь для привлечения иностранных инвестиций) имиджа Содружества как объединения, возрождающего признаки "советской империи".
В то же время использование опыта НАФТА целесообразно постольку, поскольку процесс интеграции в СНГ ближе к процессам в НАФТА, чем в ЕС. НАФТА имеет схожую с Содружеством структуру, на США приходится 85 % совокупного ВВП стран НАФТА3 и на Россию приходится 68 % совокупного валового продукта СНГ, 91 % добычи нефти, 72 % природного газа, 58 % выплавки стали и 70 % предприятий бывшего советского военно-промышленного комплекса.4 . Уровень экономического развития участников НАФТА различается гораздо больше, чем уровень развития участников ЕС. Модель отношений "США - Канада" может быть условно соотнесена с моделью "Россия - Беларусь" (в случае реализации оптимистического сценария отношений между этими странами).
Опыт Мексики в НАФТА, дает основания полагать, что отраслевая интеграция может быть взаимовыгодной и для менее экономически развитых стран СНГ. Благодаря либерализации торговли и мощному потоку прямых инвестиций Мексика смогла принципиально изменить структуру экспорта: 90 % в нем теперь составляет продукция ее обрабатывающей промышленности (против 77 % в 1993 г.).5
НАФТА и СНГ роднит еще одна общая черта: в обоих случаях реализуется трехуровневая модель интеграции, в которой первый уровень - "ядро" в виде экономически самого крупного государства (США, России), второй - страны, имеющие наиболее тесные связи с "ядром" и во многом зависимые от него, третий - остальные, с менее интенсивными торговыми связями с "ядром".
Успехи НАФТА определяются:
- масштабами экономики Соединенных Штатов, способных без ущерба для себя беспошлинно торговать с соседними государствами и инвестировать избыточный капитал в этих странах;
- правильно выбранной моделью интеграции, связывающей страны лишь общими соглашениями, что дает возможность Канаде и Мексике не считать себя "колониями сверхдержавы" и ускорять собственное экономическое развитие.
Опыт НАФТА доказывает, что асимметричность объединения - не свидетельство его незрелости, если основой интеграции служит экономическая целесообразность.
Вместе с тем, в НАФТА отсутствуют многие препятствия, характерные для интеграционных процессов в Содружестве, в котором нет ярко выраженных центробежных тенденций.
Но и при этом опыт НАФТА важен для СНГ, прежде всего с точки зрения создания условий для свободного движения капиталов. В договоре о НАФТА (1993 г.) глава 11 целиком посвящена инвестициям: ни одна страна не имеет права каким-либо образом ограничивать взаимные и товарные, и инвестиционные потоки, препятствовать вложениям капитала или задерживать связанные с инвестициями трансферты. Соглашение способствует развитию транснационального бизнеса, благодаря праву на репатриацию доходов и капитала, праву на справедливую компенсацию в случае экспроприации, праву обращаться в международный арбитражный суд в случае возникновения материального ущерба в результате взаимодействия инвесторов и правительств государств-членов.6 При изначальной взаимной заинтересованности в экономическом сотрудничестве, крупных инвесторов и грамотного нормативно-правового обеспечения процесса взаимопроникновения капиталов НАФТА, вероятно, может рассматриваться как пример наиболее эффективной "мягкой" интеграции, поскольку государства способствуют проявлению инициатив, ведущих к объединению капиталов на микроуровне, что позволяет осуществлять интеграцию в энергетической, металлургической, машиностроительной и др. отраслях.
Вообще основой успешного развития любого интеграционного объединения является осознание государствами конкретных задач, которые они ставят перед таким объединением, четкое определение издержек интеграции, создание эффективной правовой среды для сближения экономик. В СНГ сегодня это главная проблема. Только решив ее на экономическом микроуровне, создав транснациональные корпорации и финансово-промышленные группы можно преодолеть многочисленные административные и политические барьеры на пути интеграции.
На первых этапах осуществления интеграционных мероприятий в СНГ внимание сосредотачивалось, однако, на опыте прежде всего ЕС как наиболее развитого объединения. Это выразилось в самом "языке" нормативных актов, в последовательности этапов, которые были намечены в середине 90-х гг., в интеграционной программе перехода от зоны свободной торговли к Таможенному союзу, далее - к общему рынку и к Экономическому союзу. "Слепое" копирование модели Европейского союза привело лишь к созданию нормативных документов, спущенных "сверху", а также массы институтов, часто выполняющих дублирующие функции. При существенной разнице уровней развития стран СНГ и ЕС, принципов формирования и ближайших целей их развития использование такого опыта современного интеграционного процесса не только бессмысленно, но и опасно.
В то же время возникает проблема выбора между мягкими и более жесткими моделями интеграции с учетом готовности отдельных стран к углублению экономического взаимодействия. Содружеству необходимо "мягкое" объединение, но оно должно трансформироваться в "жесткое" (хотя бы в более узком составе участников). При этом, на наш взгляд, следует ориентироваться на начальный принцип объединения западноевропейских государств, выразившийся в создании Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Для СНГ ценна такая целевая направленность первоначальных европейских интеграционных мероприятий прежде всего потому, что декларативный характер объединения постсоветских государств показал свою неэффективность, и потому, что СНГ находится под угрозой уменьшения экономической безопасности бывших союзных республик в связи с экспансией западных компаний.
Защита экономического пространства Содружества требует, однако, использования опыта интеграции и в Европе. Необходимо совершенствование отраслевых координационно-консультативных органов СНГ и их дальнейшее развитие. В зависимости от глубины интеграции подобные органы могут быть национальными, межнациональными, наднациональными, межрегиональными, межотраслевыми.7
Отраслевые координационные органы в СНГ стали создаваться сразу после подписания документов об образовании Содружества. Основы их деятельности были закреплены в Уставе Содружества Независимых Государств, принятом Решением Совета глав государств СНГ 22 января 1993 г. В статье 34 Устава отмечается, что на базе соответствующих "соглашений государств-членов о сотрудничестве в экономической, социальной и других областях могут учреждаться органы отраслевого сотрудничества, которые осуществляют выработку согласованных принципов и правил такого сотрудничества и способствуют их практической реализации"8 .
Они были призваны обеспечивать рассмотрение и решение на многосторонней основе вопросов сотрудничества в соответствующих областях, принимать в пределах своей компетенции рекомендации и, при необходимости, вносить предложения на рассмотрение Совета глав правительств.
В конце 1993 г. было образовано Межгосударственное Евроазиатское объединение угля и металла (МЕАОУМ). Из стран СНГ в МЕАОУМ не вошел только Туркменистан, в котором металлургия практически отсутствовала. Основными целями деятельности объединения были названы сотрудничество в создании благоприятных условий для эффективного развития угольной и металлургической промышленности, рациональное использование сырьевой базы, координация научно-технической и инвестиционной политики, взаимовыгодные поставки продукции9 . Однако данная структура показала полную несостоятельность, в первую очередь потому, что МЕАОУМ, в отличие от ЕОУС, не был наделен наднациональными полномочиями, не мог принимать обязательные для стран-участниц и производителей металлопродукции решения об объемах производства, распределении ресурсов, выделении квот для экспорта, о таможенном режиме (величине пошлин) по отношению к третьим странам, о ценах, тарифах на перевозки. (В странах ЕОУС, например, устанавливались общие уровни базисных цен на уголь и металлопродукцию, действовала система доплат к ценам за качество - со специальными прейскурантами).
Финансирование в МЕАОУМ должно было осуществляться за счет равных взносов стран-участниц объединения. Но не были предусмотрены санкции за их неуплату. Нерегулярные взносы поступали только от России, Беларуси и Казахстана. Такой подход к формированию бюджета не позволил МЕАОУМ напрямую влиять на производителей металлопродукции.
Экономический спад в странах СНГ создание общего рынка угля и металлопродукции сделал вообще нереальным. В связи с этим 24 июня 2003 г. во исполнение Решений Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ состоялось первое заседание ликвидационной комиссии по прекращению деятельности Межгосударственного Евроазиатского объединения угля и металла.
Помимо МЕАОУМ на пространстве СНГ было образовано много органов межотраслевого сотрудничества: Консультативный совет по труду, миграции и социальной защите населения, Координационное транспортное совещание, Межгосударственный совет по авиации и использованию воздушного пространства, Межправительственный совет по вопросам агропромышленного комплекса, Межправительственный совет по сотрудничеству в области химии и нефтехимии, Межправительственный Совет по нефти и газу, Электроэнергетический совет и др. Однако ни одна из этих структур не пошла дальше рекомендаций органам власти СНГ или разработки до сих пор не работающих программ.
Такая административная модель отраслевой интеграции нецелесообразна для СНГ в связи с тем, что она не обеспечивает необходимого взаимодействия между решениями на межгосударственном уровне и уровне хозяйствующих субъектов, а также увеличивает масштабы бюрократизации при принятии решений. Необходимо иметь отраслевые организации, работающие на коммерческой основе.
Отраслевая интеграция в целом создает реальную возможность для углубления интеграции стран СНГ, но при условии единых приоритетов на всех уровнях объединительного процесса.


1 Roberts M., Wehrheim P. Regional trade agreements and WTO accession of CIS countries // Intereconomics - 2000. - N 6. - Р. 323.
2 OECD Macrothesaurus - http://info.uibk.ac.at/info/oecd-macroth/en/1057.html.
3 Central Intelligence Agency World Fact Book - http://www.cia.gov/cia/publications/factbook/geos/aj.html.
4 Шишков Ю.В. Интеграционные процессы на пороге XXI века. Почему не интегрируются страны СНГ. - М., 2001. - С. 405. См. также: Шумский Н. Экономическая интеграция государств Содружества: возможности и перспективы // Вопросы экономики. - 2003. - N 6. - С. 128-129. О необходимости интеграционного "ядра". - см. Лебедева Н.Н. Проблемы становления и функционирования единого институционального пространства СНГ // СНГ: иллюзии, разочарования, надежды. Материалы научной конференции. - М., 2002. - С. 27.
5 LASNET Archive 1999. Five Years after NAFTA. Mexico turning into an Industrial Power. - 1999. - Р.1.
6 NAFTA Text - http://www.mac.doc.gov/nafta/chapter11.html.
7 Концепция экономического интеграционного развития Содружества Независимых Государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". - 1997. - N 2. - П. 1.6.3.
8 Устав СНГ - http://www.cis.solo.by/docs/base/doc_base_003.shtml.
9 Россия - государства СНГ: взаимодействие в базовых отраслях промышленности. - М., 2001. - С. 67.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия