Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (45), 2013
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Савлук С. М.
докторант кафедры банковского дела Киевского национального экономического университета им. Вадима Гетьмана,
кандидат экономических наук


Собственный капитал и ликвидность в системе управления банковскими рисками
В статье раскрыты механизмы связи между собственным капиталом банков, ликвидностью и рисками, рассматриваются возможности влияния на уровень рисков через управление собственным капиталом. Обоснованы предложения по усилению влияния собственного капитала на ликвидность банков. Проанализовано влияние кризиса 2008–2009 гг. на капитализацию банков Украины
Ключевые слова: собственный капитал банков, банковские риски, риск ликвидности, банкротство, пирамида рисков, антикризисные инвестиции
УДК 330.145; ББК 65.291.572   Стр: 98 - 101

В отечественной и зарубежной банковской практике ключевое место в защите банков от банкротства отводится их собственному капиталу. Теоретической основой этого положения служит тот факт, что в случае банкротства собственники банка полностью или почти полностью теряют инвестированный в него капитал, в силу чего они оказываются наиболее заинтересованными в высокоэффективном управлении деятельностью банков, чтобы не допустить их банкротства [1].
Чтобы реализовать эту заинтересованность на практике, законодательство предоставляет собственникам капитала широкие полномочия влиять на деятельность банков: создавать нужные структуры (наблюдательные советы, ревизионные комиссии, собрания акционеров и др.), формировать менеджмент и контролировать его работу, принимать участие в разработке, утверждении и контроле за выполнением стратегий развития банков и др. С другой стороны законодатель поставил собственников капитала на последнее место среди претендентов на ликвидационные средства обанкротившихся банков. Такой механизм стабилизации банков построен на принципе адекватности капитала и получил широкое международное признание, будучи закреплённым в первом Базельском соглашении (Базель 1, 1988).
Однако многим банкам, даже в благоприятных экономических условиях, не удавалось избежать финансовой дестабилизации и даже банкротства, т.е. механизм стабилизации банков, построенный на адекватности капитала, не всегда срабатывал успешно. Причинами таких сбоев могли быть просчеты собственников капитала в реализации своих полномочий в управлении банком и серьезные недостатки организации банковского риск-менеджмента, в силу чего он не мог адекватно реагировать на потребности оптимизации рисков и финансовой стабилизации банков. Чтобы исправить ситуацию, Базельский комитет в 2004 г. ввёл в стабилизационный механизм еще 2 элемента (опоры): создание риск–менеджмента и обеспечение эффективного надзора (Базель 2).
Поскольку создание эффективного риск–менеджмента оказалось весьма сложной задачей для молодой банковской системы Украины, большинство отечественных банков не смогло реализовать рекомендации Базеля — 2. Однако это не имело серьезных негативных последствий, поскольку экономика страны на протяжении 2004–2008 гг. развивалась динамично, что само по себе способствовало финансовой стабилизации банков. Этому способствовало также увеличение Национальным банком Украины в 2004 г. норматива адекватности регулятивного капитала с 8%, рекомендованных Базелем 1, до 10%, что дало возможность банкам создать дополнительный «запас прочности» на случай каких-либо просчетов в управлении рисками.
В период финансово-экономического кризиса (2008–2009 гг.) произошел обвал экономического роста в Украине (ВВП снизился на 15%) и банки потеряли естественную базу для стабилизации своей деятельности за принципом адекватности капитала, рекомендованным Базелем 1. В подобной ситуации оказались и банки многих других стран, в которых кризис начался раньше, чем в Украине, и даже те из них, которые успели реализовать рекомендации Базеля 2. Получается, что в условиях экономического кризиса даже скорректированный согласно Базеля 2 стабилизационный механизм не защитил банки от финансовой дестабилизации и угрозы банкротства.
Этот урок финансово-экономического кризиса определил необходимость дальнейшего совершенствования стабилизационного механизма, что и было сделано Базельским комитетом в принятых в 2009–2010 гг. документах, получивших название Базель 3. Предложенные изменения затрагивают обе опоры механизма стабилизации: увеличение норматива адекватности регулятивного капитала с 8% до 10,5%, улучшение его структуры и повышение качества, а также введение в банковскую практику нормативного коэффициента ликвидности и принципиальное изменение самой методики исчисления показателя ликвидности. Вместо традиционного способа определения его как отношения ликвидных средств к обязательствам на определенную дату рекомендован показатель стабильного фондирования как соотношения входных и выходных денежных потоков за определенный период. Стержнем стабильного фондирования является акционерный капитал как бессрочный ресурс банка.
Новации Базеля 3 имеют принципиальный характер. Они завершили переход от монистического (однофакторного) до дуалистического (двухфакторного) построения механизма стабилизации банков (факторов капитализации и ликвидности). При этом они расцениваются не только как взаимодополняемые, но и как взаимозаменяемые, когда высоколиквидные банки, способные быстро генерировать объёмы ликвидности, достаточные для платежей по всем безусловным обязательствам, могут иметь меньший объём капитала относительно своих активов, чем низколиквидные, которые такой возможности не имеют и вынуждены прибегать к увеличению капитала как ключевому источнику повышения ликвидности.
Однако такая взаимозаменяемость факторов стабилизации имеет определенные границы, в силу чего один из них не может полностью заменить другой. Поскольку между капитализацией и ликвидностью существует тесная взаимосвязь, в банковской практике они могут успешно использоваться как инструменты воздействия друг на друга, если стабилизационный механизм построен на принципе дуализма. Невозможность обеспечения эффективной стабилизации банка на одном факторе капитализации была подтверждена практикой и теми изменениями, которые были внесены в Базель 1 последующими решениями Базельского комитета (Базель 2 и Базель 3). Но и на одном факторе ликвидности этот механизм будет не эффективным, поскольку конечным источником средств для поддержания ликвидности может быть только собственный капитал.
Чтобы лучше уяснить взаимосвязь между капитализацией и ликвидностью, возможности использования капитала для обеспечения ликвидности, рассмотрим пирамиду рисков, отражающую их иерархию за критериями величины угроз для стабильности банка и уровня управляемости (рис.1)
На каждом секторе пирамиды расположены однотипные риски с одинаковым уровнем угроз и адекватным уровнем управляемости. Характеристики пирамиды за этими двумя критериями находятся в обратной зависимости: риски высшего сектора несут в себе большие угрозы и слабее поддаются урегулированию стандартными методами риск–менеджмента, и наоборот.
Обычные и малые риски — это операционно–технологические, валютный, рыночный при небольших колебаниях курсов валют и котировок ценных бумаг, закрытых валютных позициях банков и небольших портфелях ценных бумаг. Сюда можно отнести и кредитный риск в части кредитов получателям с высоким кредитным рейтингом или обеспеченных ликвидным залогом. Эти же риски, отягощенные значительными исками, рисками репутации, могут трансформироваться в средние, а потом и в большие в зависимости от убытков, которые они могут принести банку. Заканчивается этот процесс трансформации рисков на вершине пирамиды, когда риски становятся неуправляемыми, а банк — неликвидным.
Рис.1. Пирамида банковских рисков
Следовательно, первые, наиболее слабые сигналы об угрозах ликвидности банк получает в самом нижнем секторе пирамиды и может их без особого труда локализировать методами риск–менеджмента, опираясь на собственный капитал. Нормально капитализированному банку легко привлечь дополнительные средства для поддержания ликвидности и даже для наращивания капитала, если в этом возникнет потребность. Именно на этом уровне пирамиды собственный капитал наиболее полно проявляет свою стабилизационную функцию и служит надежной опорой банковскому риск–менеджменту.
С перемещением рисковых угроз на высшие уровни пирамиды, локализовать их становится труднее. Во-первых, увеличение объёма угроз провоцирует дополнительную потребность в ликвидных ресурсах. Во-вторых, повышение рисковости активов снижает уровень адекватности регулятивного капитала. В-третьих, ухудшение ситуации с рисковостью активов и адекватностью капитала снижает интерес к банку со стороны инвесторов и кредиторов, сужает возможности привлечения ликвидных средств, подрывает его конкурентные позиции на рынке.
На вершине пирамиды находится наиболее угрожающий риск — банкротство. Он может появиться по двум причинам:
— в результате трансформации обычных рисков и перемещения их в высшие уровни (если они не были остановлены в низших секторах методами риск–менеджмента);
— в результате внезапного ухудшения ликвидности банка под воздействием непредвиденных, чаще всего внешних факторов, как например обвал валютного курса, банковская паника, другие кризисные явления.
Несмотря на эти различия в причинах потери ликвидности, ее последствия в обоих случаях будут одинаковыми — банк окажется на грани банкротства. Имеющийся у него капитал в этих условиях перестает выполнять в полном объёме свою стабилизационную функцию, оказывается омертвлённым в неликвидных активах, перестаёт служить надёжным обеспечением для привлечения дополнительных средств, необходимых для восстановления ликвидности. Смягчить эту угрозу предназначен новый норматив ликвидности, предусмотренный Базелем 3 (30-дневный запас ликвидности). Но кардинально решить проблему, особенно в кризисной ситуации, он не сможет через недостаточные объёмы и возможное исчерпание нормативных резервов ликвидности на низших секторах пирамиды. Единственным способом избежать банкротства банка, находящегося на вершине пирамиды рисков, может быть дополнительное инвестирование действующими собственниками банка в его капитал на принципах субординованного долга.
Чтобы отличать эти влияния капитала от докризисных, назовём их антикризисными инвестициями. Специфическими чертами этих инвестиций могут быть:
— целесообразность привлечения на вершине и на высших секторах пирамиды рисков, когда никаких других источников средств банк использовать не может, а потому не должно быть сопротивления со стороны остальных акционеров;
— они направляются полностью на восстановление ликвидности банка, чтобы предотвратить его банкротство;
— средства привлекаются посредством привилегированных акций без заранее обусловленного срока, но с правом выкупа их банком не менее чем через 5 лет с уплатой стабильных дивидендов по ставке, не ниже ставки субординованного кредита, привлеченного в докризисный период;
— на объём антикризисных инвестиций увеличивается уставной капитал банка, участие в его капитале соответствующих акционеров, их права и ответственность;
— в случае банкротства и ликвидации банка антикризисные инвестиции возвращаются собственникам в очерёдности, установленной для субординованного долга;
Эти особенности антикризисных инвестиций могут обеспечивать эффект самосохранения для их собственников: чем больший объём дополнительных инвестиций, тем меньшая будет угроза риска банкротства банка и большая заинтересованность инвесторов их наращивать. Ведь у них появляется не только шанс сохранить банк, а вместе с ним и ранее вложенный капитал, но и возможность увеличить свою часть в капитале, укрепить позиции в управлении банком, в разработке стратегии его дальнейшего развития, дивидендной, эмиссионной, антикризисной политики.
После восстановления платежеспособности банка, когда он перейдёт на стабильный режим функционирования и минимизирует риск банкротства, может появиться избыток капитала, который будет ухудшать финансовое положение. Тогда антикризисные инвестиции должны быть возвращены их собственникам в установленные сроки (или досрочно с их согласия). Если же избытка капитала не окажется, антикризисные инвестиции по истечении срока можно перевести на общий режим уставного капитала банка.
Рассмотренные предложения по внедрению в банковскую практику антикризисных инвестиций соответствуют общим тенденциям по усилению ответственности банков за поддержание собственной ликвидности в условиях нестабильности, предусмотренным Базелем 3 [2,3]. Они также вытекают из тех уроков, которые получила банковская система Украины во время кризиса 2008–2009 гг. Рассмотрим эти уроки подробнее, поскольку они весьма актуальны для современных условий, когда банки, не успевая восстановиться после предыдущего кризиса, оказались в предкризисной ситуации, спровоцированной длительной рецессией и ожидаемым новым кризисом.
В самом начале кризиса 2008–2009 гг. все банки Украины столкнулись с острой проблемой потери ликвидности под влиянием следующих факторов:
— всплеск банковской паники и массового оттока вкладов;
— обвал рынка межбанковского кредита;
— неготовность НБУ, как кредитора последней инстанции, обеспечить банкам доступ к ресурсам рефинансирования;
— правовая, методическая и организационная нерешённость вопросов быстрого увеличения банками собственного капитала и ликвидности за счет внутренних источников;
— недооценка роли фактора ликвидности в практике управления стабильностью банков, которая наблюдалась в Украине и во многих других странах.
Обвал рынка МБК и недоступность кредитов рефинансирования НБУ поставили большинство банков Украины на грань банкротства независимо от величины капитала и уровня капитализации. Это был первый урок, показавший насколько важно иметь надёжный механизм поддержания стабильности банков в условиях дестабилизации их деятельности и насколько важную роль играет фактор ликвидности в этом механизме.
Не создав такого механизма, НБУ вынужден был срочно ввести мораторий на выдачу банковских вкладов, чтобы избежать массового банкротства банков, переложив тем самым риски ликвидности на их клиентов, что серьёзно и надолго подорвало доверие к банкам. Но мораторий на выдачу вкладов не решил проблему, а лишь отодвинул её, предоставив банкам время для поиска способов обеспечения ликвидности собственными силами. Это был второй урок банковского кризиса. Уяснив его, многие банки уже в процессе кризиса начали активно наращивать собственный капитал, поддерживая тем самым свою ликвидность. Но это удалось далеко не всем, о чём свидетельствуют данные табл.1.

Таблица 1
Объёмы и динамика уставного капитала отдельных групп банков, выделенных за видами инвесторов, в период кризиса 2008–2009 гг., млн грн.
ИнвесторыГруппы банков
(кол-во в группе)
На 1.07.2008 г.На 1.04.2010 г.Изменение ( +, –)
Сумма% к итогуСумма% к итогуСуммаРазы
1. Правительство
Украины
1.1. Государственные (2)2884,65,430285,523,6+27400,9+10,5
1.2. Акционерные
(рекапитализованные) (3)
1215,02,317676,813,8+16461,8+14,5
Итого по группе 1(5)4099,67,747962,337,4+43862,7+11,7
2. Иностранные банки2.1. Банки с иностранным
капиталом в Украине (18)
17105,232,135860,727,9+18755,5+2,1
3. Отечественные
акционеры банков
3.1. Банки с национальным
капиталом (150)
32035,160,244567,034,7+12531,9+1,4
4. Все инвесторы4.1. Все банки53239,9100,0128390,0100,0+75150,1+2,4
Источник: составлено автором по [4, с.37; 5, с.58; 6, с.67; 7, с.60]

Как видно из приведенных данных, наибольший обьём средств в банковский сектор инвестировало в период кризиса правительство Украины — 43,8 млрд грн. (у 5 банков), что составляет 58,4% всех инвестиций. Наименьший объём средств инвестировали частные инвесторы — резиденты — 12,5 млрд грн. (у 150 банков), что составляет 16,6% всех инвестиций. Иностранные инвесторы вложили в свои украинские банки меньше чем правительство, но больше чем частные инвесторы — резиденты — 18,7 млрд грн. (в 18 банков), что составляет 25,0% всех инвестиций.
Существенное различие в объёмах инвестиций этих видов инвесторов объясняется, по нашему мнению, прежде всего различиями в их ресурсных возможностях и в специфических задачах, которые они ставили перед своими банками в условиях кризиса. Правительство Украины и иностранные материнские банки не были ограничены в ресурсах и могли инвестировать в свои банки столько средств, сколько нужно было для поддержания их ликвидности, т.е. здесь успешно сработал чисто количественный фактор: ни один государственный банк и банк со 100%-м иностранным капиталом не обанкротился. Это был второй урок кризиса.
Подобной возможности поддержать ликвидность банков чисто количественным фактором не имели акционеры большинства банков с национальным капиталом в связи с ограниченностью инвестиционных ресурсов. Более того, реальная угроза дальнейшего ухудшения ситуации в экономике страны и на внешних рынках усиливала угрозы банкротства этих банков и потери всего капитала, что удерживало их акционеров от новых инвестиций. Из 150 банков этой группы акционеры лишь нескольких, наиболее крупных, адекватно увеличили инвестиции в свои банки, как, например, Приватбанк, поддержали их ликвидность и уберегли от серьёзных потрясений в период кризиса.
Большинство остальных банков этой группы не получило поддержки от своих собственников и оказалось на грани банкротства, что имело тяжелые последствия для экономики, банков и их клиентов. 16 из этих банков, из числа наименьших, НБУ действительно объявил банкротами и они выплатили вклады своим клиентам за счёт Фонда гарантирования вкладов, за исключением юридических лиц. Многие другие банки, из потерявших платежеспособность, НБУ не объявил банкротами из-за недостаточности средств в Фонде гарантирования вкладов для выплаты обязательств по депозитам населения, иначе пришлось бы банкротить сам Фонд. Он ограничивался лишением таких банков лицензий на совершение всех или отдельных операций, запрещением совершать отдельные операции (около 40 банков), т.е. официально они существовали, а своих обязательств могли не выполнять. Даже решения судов о выплате обязательств по депозитам населения многие банки безнаказанно не выполняли. Следовательно, клиенты банков по существу были брошены на «произвол судьбы». И творили этот произвол собственники и высшие менеджеры банков, подрывая веру клиентов в честность, справедливость и силу закона в банковской деятельности. Одновременно с этим был развеян стереотип о способности адекватности капитала, сформированный в нормальных экономических условиях, единолично уберечь банк от неплатежеспособности и угрозы банкротства в условиях кризиса. И это был третий урок кризиса 2008–2009 гг.
Этот урок определяет и направление выхода банков из кризиса. Поскольку в кризисных условиях на первое место выходит ликвидность банка, а адекватность капитала остаётся на втором, главное внимание в антикризисных мероприятиях должно уделяться способам обеспечения ликвидности собственными силами банков. Как показал опыт Украины, все стандартные инструменты поддержания ликвидности с появлением кризисных признаков перестают действовать (рынок МБК, рефинансирование НБУ), «кредиторами последней инстанции» для банков могут стать их владельцы (акционеры). Но им тоже нужны гарантии, чтобы не потерять не только ранее внесенный капитал, но и новый. Наиболее финансово мощные собственники создают такие гарантии сами с помощью т.н. количественного фактора, увеличивая дополнительные инвестиции до уровня, достаточного для поддержания ликвидности. Для остальных инвесторов, которые не имеют такой возможности, такие гарантии можно создать на правовой основе, для чего необходимо внедрить в практику антикризисного управления инструмент антикризисного инвестирования, рассмотренный выше.
Следовательно, наше предложение об антикризисных инвестициях имеет под собой не только научно-логическую, но и фактологическую основу. Его реализация позволит тесно увязать факторы капитализации и ликвидности как две основы единого механизма стабилизации банков в условиях кризиса и не потребует существенного изменения нормативно-правовой базы банковской деятельности.


Литература
1. Роуз С. Питер. Банковский менеджмент. — М.: Дело, 1997. — 768 с.
2. www.bis/org/publ/bcbs164.pdf
3. www.bis/org/publ/bcbs165.pdf
4. В¡сник Нац¡онального банку України // 2008. — №8. — С. 37.
5. В¡сник Нац¡онального банку України // 2008. — №9. — С. 58–63.
6. В¡сник Нац¡онального банку України // 2010. — №5. — С. 67.
7. В¡сник Нац¡онального банку України // 2010. — №6. — С. 60–65.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия