Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (45), 2013
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Ширкова Е. Э.
заместитель директора по научной работе
Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
(г. Петропавловск-Камчатский),
кандидат экономических наук

Ширков Э. И.
заведующий лабораторией
Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
(г. Петропавловск-Камчатский),
кандидат экономических наук


Прямая стоимостная оценка экономических услуг биоразнообразия
В статье отмечается недостаточная операциональность существующих косвенных стоимостных оценок биоразнообразия для практических экономических механизмов его сохранения. Предлагаются новые методические подходы и инструменты прямой стоимостной оценки эксплуатируемых объектов живой природы на примере одной из форм внутривидового разнообразия тихоокеанских лососей
Ключевые слова: природопользование, стоимостная оценка, биологическое разнообразие, экономические услуги биоразнообразия, тихоокеанские лососи
УДК 502:330.15; ББК 65.05   Стр: 234 - 236

Нет сомнения в том, что большинство экологических проблем, в том числе, проблем ускоряющегося сокращения биологического разнообразия, имеет экономическое происхождение и поэтому должно решаться преимущественно экономическими методами и инструментами. Нет сомнения также и в том, что эти методы и инструменты должны быть имманентными существующим рыночным законам и механизмам, в рамках которых функционирует современная экономика.
Можно сколько угодно сетовать на несовершенство рынка, как способа производства и распределения благ вообще, а в сфере природопользования, особенно. Но до более совершенной экономической парадигмы общество пока не доросло. И поэтому спасать биоразнообразие от его дальнейшей деградации нам придётся имеющимися рыночными инструментами и механизмами.
Эти механизмы базируются на таких отработанных длительной практикой понятиях как: товар и услуги, их стоимость и цена, обеспеченный спрос и, наконец — личный экономический интерес. Категории общих человеческих ценностей в реальных экономических расчетах рынком не принимаются.
Как показала практика последних десятилетий, рынок не приемлет и различные искусственные варианты стоимостных оценок, типа общей (или полной) экономической ценности (ОЭЦ) живой природы [1]. Такие оценки имеют косвенный характер и их весьма затруднительно использовать в реальных экономических механизмах сохранения и устойчивого использования биологической части природного капитала.
В рамках работы по программе «БИОРАЗНООБРАЗИЕ» Президиума РАН [2] авторам удалось найти некоторые методические и практические подходы к решению задачи прямой стоимостной оценки экономических услуг различных форм разнообразия эксплуатируемых объектов живой природы.
В чем суть этих подходов?
В методологической плоскости — мы считаем необходимым более чётко определить предмет и объект оценки.
По наиболее распространенным представлениям, которые отражены в упомянутых выше «Оценке экосистем на пороге тысячелетия» [1], в преамбуле программы «БИОРАЗНООБРАЗИЕ» [2], и в отечественных публикациях [3] биологическое разнообразие это «совокупность всех биологических видов и биологических сообществ». Такое представление, с одной стороны, очень широко (биоразнообразие здесь, по существу, отождествляется с биотой), а с другой стороны — не отражает собственных сущностных свойств и собственных экономических функций этого природного феномена. В Конвенции о биоразнообразии последнее определяется предельно узко — как «вариабельность живых организмов» [4].
И в широком, и в узком понимании биоразнообразие представляет собой естественнонаучную категорию и поэтому (в отличие от биоресурсов) не может подлежать непосредственной стоимостной оценке. Для такой оценки в рассматриваемом природном явлении сначала необходимо выделить какие-то его собственные, существенные для рынка полезности (собственную потребительную стоимость). Для этого биоразнообразие целесообразно рассматривать не как биоту в целом (широкое понимание) и не как ее изменчивость (узкая трактовка), а как главное системообразующее свойство живой природы. То есть так же, как разнообразие объектов любой природы вообще. Из какого угодно большого множества одинаковых элементов невозможно создать даже самую простую систему. А живые системы — это самые сложные из известных нам систем.
Именно обусловленная разнообразием системность живой природы на всех уровнях её организации обеспечивает относительную устойчивость и избыточную для простого воспроизводства продуктивность живых объектов при естественных колебаниях условий их жизни. И именно указанные характеристики биоразнообразия целесообразно принять в качестве его собственных экономических функций (услуг), во всяком случае, относительно эксплуатируемой части биоты.
Объектом оценки при этом выступает тот дополнительный доход, который может дать эксплуатация обладающих естественным разнообразием живых объектов, по сравнению с доходностью эксплуатации тех же объектов, но в какой-то мере утративших своё естественное разнообразие. Поскольку указанный дополнительный доход не зависит от количества и качества вложенного природопользователем труда, этот доход имеет характер природной ренты — «ренты по биоразнообразию» [5].
В методическом плане, наш подход в оценке экономических функций (услуг) биоразнообразия базируется на прямом измерении собственного влияния оцениваемых форм разнообразия на устойчивость и продуктивность живых систем — носителей этого разнообразия. При этом мы исходим из предположения, что полная величина собственного влияния какой-либо формы биологического разнообразия на устойчивость и продуктивность её носителя может быть определена лишь при полной утрате носителем оцениваемой формы разнообразия. Поскольку реализовать указанное условие в натурном эксперименте невозможно, постольку безальтернативным инструментом измерения этого влияния является компьютерное моделирование.
Модели для оценки экономических услуг основных форм разнообразия лососей разрабатывались авторами в технологии алгоритмических сетей [6].
На рисунке представлена модель для оценки влияния темпорального разнообразия нерки на величину и устойчивость её продуктивности.
Рис. 1. Алгоритмическая сеть имитационной модели для оценки влияния темпорального разнообразия нерки озера Азабачьего на её численность
Модель представляет собой ориентированный граф, дуги которого обозначают переменные, а вершины (операторы модели) — отношения между переменными. Дуги и вершины графа образуют потоковую алгоритмическую сеть, которая отражает жизненные циклы и изменение численности популяции во времени под влиянием изменения её темпорального разнообразия.
В своих именах большинство переменных модели имеют буквенную составляющую, которая отражает принадлежность этой переменной к одному из компонентов рассматриваемой формы разнообразия нерки или к её основному пищевому конкуренту в период нагула — горбуше (р — ранняя раса, п — поздняя раса и г — горбуша).
Всего в модели 44 переменных, их которых 22 являются входными. Входные переменные включают: 13 переменных состояния (Δt), которые в экспериментах задаются один раз на начало первого временного периода и образуют «память» модели; 5 постоянных коэффициентов, а также 4 временных ряда, которые задаются на каждый период и определяют основные условия экспериментов. Временной шаг модели — один год. Номера упоминаемых в тексте переменных модели обозначаются наклонным жирным шрифтом в круглых скобках.
Модель позволяет имитировать недостижимое на практике качество управления промыслом и воспроизводством состоящего из двух сезонных рас стада нерки озера Азабачьего (бассейн реки Камчатки): пропуск на нерест производителей обеих рас в строгом соответствии с естественной емкостью их нерестилищ, а также полное изъятие промыслом всех оставшихся особей зрелой части стада.
Модель позволяет также в широких пределах варьировать расовую структуру стада: от ее максимального (естественного) разнообразия, соответствующего структуре специфичных для каждой расы нерестовых угодий, до минимального разнообразия (полное исключение из стада одной из сезонных рас и вывод из эксплуатации ее нерестилищ).
Перечисленные характеристики этой простой модели обеспечивают возможность выявления и количественной оценки собственного влияния того или иного уровня сохранения рассматриваемой формы разнообразия стада нерки на экономическую эффективность его использования.
При сохранении в численных экспериментах постоянными всех других естественных и антропогенных условий эксплуатации и воспроизводства модельного стада стоимостное выражение указанного влияния, по мнению авторов, можно интерпретировать как прямую стоимостную оценку экономических функций рассматриваемой формы биологического разнообразия конкретного стада лососей.
В проведенных численных экспериментах нами имитировались следующие стратегии управления промыслом и расовой структурой нерки озера Азабачьего:
1. Пропуск на нерест производителей сезонных рас (4) в соответствии с общей ёмкостью (50 тысяч рыб) и естественной структурой их нерестилищ: ранней расы (р9) — 35 тыс. особей (70%), а поздней (п9) — 15 тыс. особей (30%) — стратегия максимального сохранения рассматриваемой формы разнообразия стада.
2. Пропуск на нерест 50 тыс. производителей только ранней нерки — (п9 = 0).
3. Пропуск на нерест 50 тыс. производителей только поздней нерки — (р9 = 0).
Две последние стратегии соответствуют минимальному расовому разнообразию стада. Результаты имитации указанных стратегий в рамках четырех декадных (приблизительно десятилетних) периодов с 1957 по 2000 гг., в сравнении с фактическими данными за этот же период, представлены в таблице 1.

Таблица 1
Фактическая и расчетная среднегодовая численность нерестовых подходов нерки озера Азабачьего при её различной расовой структуре в 1957–2000 гг. (тыс. особей)
Численность и структура подходов неркиНомера
переменных
Периоды
1957–19671968–19761977–19871988–2000
Фактическая:*
– всего 162187448739
в т.ч.: — ранняя 127138408549
— поздняя 354840190
Расчетная:
– стратегия 1 — всего12472404051004
в т. ч.: — ранняяр12222203358739
— поздняяп12253747265
– стратегия 2 — только ранняяр123172915111056
– стратегия 3 — только поздняяп1284124156330
*Примечание: Рассчитано нами по данным [7].

В таблице 1 обращает на себя внимание то обстоятельство, что по всем декадам представленного периода наивысшую расчётную численность зрелой части нерки озера Азабачьего обеспечивает вторая стратегия — когда модельное стадо состоит из одной ранней расы. Это объясняется тем, что в рамках расчётного периода кратность воспроизводства ранней расы значительно выше, чем у поздней расы. И хотя с формальной точки зрения именно вторую стратегию следует считать наиболее эффективной, тем не менее, необходимо учесть, что тот относительно небольшой выигрыш, который даёт вторая стратегия, достигается ценой полной утраты в общем стаде нерки его поздней расы, что совершенно неприемлемо в рамках обсуждаемой проблемы. Кроме того, из-за отсутствия достаточных рядов наблюдений наш расчётный период не охватывает всего климато-продукционного цикла (60–70 лет) тихоокеанских лососей [8], а в «неохваченных» информационной базой модели 20–30 годах кратность воспроизводства поздней расы могла быть значительно выше. Поэтому оптимальной долгосрочной стратегией эксплуатации стада нерки озера Азабачьего следует признать пропуск на нерест обеих сезонных рас в соответствии с имеющимися для них нерестовыми площадями — стратегию1.
Экономическая оценка реализации в управлении эксплуатацией и воспроизводством нашего модельного стада нерки стратегии 1 представлена в таблице 2.

Таблица 2
Упрощенный расчет абсолютной ренты от эксплуатации темпорального разнообразия нерки озера Азабачьего
Наименование исходных и расчетных показателейЕд. измеренияУровень разнообразия стадаРазность значений
minmax
Среднегодовой ОДУ стада (в модели — переменная 2)тонн88325731690
Цена одной тонны продукции минимальной обработкитыс. долл.66
Возможный валовой доходтыс. долл.52921543810146
Межотраслевая доля абсолютной ренты в валовом доходе*доли ед.0,1050,105
Абсолютная рента при различных вариантах разнообразия стадатыс. долл.55516211066
Прирост абсолютной ренты на тонну максимального ОДУдолл.414
*Примечание: По данным [9].

Полученный в таблице 2 прирост абсолютной ренты — 1066 тыс. долл. представляет собой приближенную стоимостную оценку максимального объёма экономических услуг рассмотренной формы разнообразия нерки озера Азабачье.
Вместе с традиционной ресурсной рентой, рента по биоразнообразию составляет полную рентную стоимость эксплуатируемых (пригодных к эксплуатации) объектов живой природы.
Для нужд учёта природного капитала и обслуживания рыночного оборота полная рентная стоимость объектов живой природы должна иметь, по меньшей мере, два уровня — потенциальный и текущий:
● потенциальная рентная стоимость живых объектов отражает всю совокупную природную ренту от возможного коммерческого использования этих объектов при полном сохранении (восстановлении) их естественного разнообразия. Капитализированная рентная стоимость живых объектов природопользования должна учитываться в природном капитале страны;
● текущая рентная стоимость объектов живой природы отражает фактически доступный объем совокупной природной ренты от возможного использования живых объектов — носителей этой ренты — при текущем уровне сохранения их биоразнообразия на момент оценки. Капитализированная текущая рентная стоимость объектов живой природы может использоваться в рыночном обороте этих объектов. В некапитализированном виде текущая рентная стоимость живых объектов может служить базой для определения размера арендной платы при сдаче этих объектов в аренду.
Стоимость экономических функций биоразнообразия является частью полной рентной стоимости соответствующих живых объектов. Однако в интересах сохранения, восстановления и устойчивого использования биологического разнообразия, текущую стоимость его экономических функций целесообразно учитывать в арендной плате «отдельной строкой».
Адекватная стоимостная оценка экономических функций биоразнообразия и отдельный учет в составе арендной платы за использованные объектов живой природы той её части, которая образуется за счёт ренты по биоразнообразию, могут обеспечить прямую и достаточную экономическую заинтересованность арендаторов живых объектов в сохранении, восстановлении и рациональном использовании их разнообразия. В этом состоит основная идея авторов в решении проблемы сохранения биоразнообразия при помощи рыночных экономических инструментов.
Так, если арендатор в ходе эксплуатации лососевого стада и воспроизводственных характеристик арендуемого лососевого бассейна допустит снижение текущего разнообразия, то весь этот природный комплекс «река — лососи» [10] соответственно снизит генерируемую им ренту по биоразнообразию.
Утраченную часть ренты арендатор до конца срока аренды должен будет компенсировать арендодателю (государству) из собственной прибыли. Если же арендатор в результате целенаправленных усилий сумеет увеличить зафиксированный в договоре аренды текущий уровень разнообразия эксплуатируемого лососевого комплекса, то он также до конца срока аренды сможет получать всю дополнительную ренту (дифференциальную ренту-2) в свое распоряжение. Как показали результаты модельных экспериментов выполненных авторами относительно рассмотренной в данном сообщении, а также других форм биологического разнообразия лососей [5, 11, 12] возможные при этом потери или приросты прибыли арендатора по своей величине сопоставимы с действующими в России сборами за пользование объектами животного мира и поэтому могут реально повысить их личную экономическую заинтересованность в сохранении биоразнообразия эксплуатируемых объектов живой природы.


Литература
1. Оценка экосистем на пороге тысячелетия. Экосистемы и благосостояние человека: биоразнообразие. — Вашингтон, округ Колумбия : Институт мировых ресурсов. — 2005. — 88 с.
2. Программа фундаментальных исследований Президиума РАН «Научные основы сохранения биоразнообразия России»: Постановление Президиума РАН от 22 марта 2005 года № 71. — 2005.
3. Павлов Д.С., Букварева Е.Н. Биоразнообразие и жизнеобеспечение человечества // Вестник Российской академии наук. Т. 77. — 2007. — № 11.
4. Конвенция о биологическом разнообразии. Printed in Switzerland, December 1995. UNEP/CB/94/1. — 1995. — 34 p.
5. Ширкова Е.Э., Ширков Э.И. Экономическая оценка биологического разнообразия эксплуатируемых объектов живой природы (на примере внутривидового разнообразия тихоокеанских лососей) / Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. науч. конф. — Петропавловск-Камчатский: Изд-во «Камчатпресс». — 2006. — 178 с.
6. Иванищев В. В., Михайлов В. В., Тубольцева В. В. Инженерная экология. Вопросы моделирования. — Л.: Наука. — 1988. — 115 с.
7. Бугаев В. Ф. Особенности динамики численности нерки oncorhynchus nerka оз. Азабачье и современная стратегия рационального использования нерки бассейна реки Камчатки // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. III науч. конф. Петропавловск-Камчатский: Изд-во Камчатниро. — 2003. — 140 с. — С. 11–23.
8. Кляшторин Л.Б., Тихоокеанские лососи: климат и динамика запасов // Рыб. хозяйство. — 2000. — № 4.
9. Ивановский С.И. Рента и государство (проблемы реализации рентных отношений в современной России) // Вопр. экономики. — 2000. — № 8.
10. Лихатович Дж. Лосось без рек. История кризиса тихоокеанского лосося. Владивосток: Изд.-во «Дальний Восток».– 2004. — 376 с.
11. Ширкова Е.Э. Экономическая оценка биологического разнообразия эксплуатируемых объектов живой природы // Экономические науки. — 2008. — № 8(45).
12. Ширкова Е.Э., Ширков Э.И. Измерение влияния популяционного разнообразия нерки на величину и устойчивость ее численности в бассейне реки Камчатки. // Экономика экосистем и биоразнообразия: потенциал и перспективы северной Евразии: Материалы совещания «Проект ТЕЕВ — Экономика экосистем и биоразнообразия: перспективы участия России и других стран ННГ». М.: Изд-во Центра охраны дикой природы. — 2010. — 136 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия