Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (45), 2013
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Лукин С. В.
заведующий кафедрой бизнес-администрирования Института бизнеса и менеджмента технологий
Белорусского государственного университета (г. Минск),
доктор экономических наук


Некоторые идеи ветхозаветных и христианских авторов об основе экономического обмена и ценности материальных благ
В статье исследуются и систематизируются библейские идеи о ценности экономических благ, обмене и ценообразовании. По мнению автора, некоторые фрагменты текстов Ветхого и Нового Завета корреспондируются с положениями современной экономической науки
УДК 33013; ББК 87.7   Стр: 265 - 267

Блага духовные и материальные
Идеи о том, что лежит в основе экономического обмена, о природе земной ценности материальных благ можно найти в книгах Ветхого и Нового Завета. Прежде всего, следует заметить, что в них четко разграничиваются блага духовные и блага материальные. Первые, имеющие несравнимо большую ценность, не могут ни при каких обстоятельствах быть предметом экономического обмена, являясь исключительно предметом дара.
Например, сравнивая материальное богатство и духовные ценности, автор Книги Притчей отмечает, что приобретение мудрости несравненно лучше приобретения серебра и золота: «Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум, — потому что приобретение ее лучше приобретения серебра, и прибыли от нее больше, нежели от золота: она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею. Приобретение мудрости гораздо лучше золота, и приобретение разума предпочтительнее отборного серебра (Притч 3:13–15; 16:16)». В другом месте он говорит: «Доброе имя лучше большого богатства, и добрая слава лучше серебра и золота (Притч 22:1)». Пророк Исайя отмечал, что самые ценные, духовные блага даются даром, для их «покупки» не нужно тратить трудом добытое серебро (Ис 55:1–2).
В Новом Завете мысль о несравненно большей ценности духовных благ многократно усиливается. Евангелисты приводят слова Иисуса о том, что душа одного человека ценнее всех материальных благ мира, вместе взятых: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф 16:26),(Мк 8:35–37)».»Что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить, или повредить себе? (Лк 9:25)». Блага духовные могут быть только предметом дара. «Даром получили, даром давайте» — говорит Иисус ученикам по поводу полученных ими способностей воскрешать мертвых, изгонять бесов, исцелять больных. Слова можно понимать и в более широком смысле как заповедь всем христианам вообще. В Книге Деяний есть эпизод, в котором описывается наивная попытка Симона волхва приобрести блага духовные за деньги: «Симон же, увидев, что через возложение рук Апостольских подается Дух Святой, принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святого. Но Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги (Деян 8:18–20)».
Новозаветные авторы отмечают и такое важное свойство духовных благ как их равноценность для всех. В этом переносный смысл притчи о работниках в винограднике, получивших по динарию, независимо от времени их работы (Мф 20:1–16). Во II Послании апостол Петр обращается к христианам, «принявшим с нами равно драгоценную веру по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа (2 Петр 1:1)».
Даром является и добровольное служение друг другу во славу Божью, трудом или его продуктами. Подобная экономика дара превращает блага материальные в блага духовные, однако она требует высокой степени духовного совершенства всех ее субъектов. К этому идеалу приблизились члены первохристианской общины Иерусалима, которым на некоторое время удалось упразднить экономический обмен внутри ее (Деян 2:44–45; 4:34–37). В последующие времена в христианском мире на экономике дара удавалось основывать лишь малые экономические системы, например в рамках монашеских общин и благочестивых семей. Господствующей формой обмена товарами и услугами, включая услуги труда, как в ветхозаветное, так и в новозаветное время являлась и является купля-продажа. Согласно повествованию книги Бытия (Быт 3:19), следствием грехопадения первых людей стал, помимо прочего, разрыв между желаемым и имеющимся количеством благ. Пищу, одежду и все необходимое для жизни люди были вынуждены добывать трудом, тратить на это время своей жизни, которое стало конечным. Тем самым возникла экономика ограниченных благ, что стало основой обмена путем купли-продажи, т.е. экономического обмена. Экономический обмен, основанный на разделении труда, стал вынужденным служением друг другу людей, находящихся в греховном состоянии. Такой вывод позволяет сделать история каинитов, основателей ремесленных профессий, изложенная в книге Бытия (Быт 4:11–22). Основой такого обмена стало сравнение ценностей обмениваемых благ. Материальные блага в обмене путем купли-продажи в отличие от благ духовных имеют различную ценность. Более того, изменяется ценность одного и того же блага, в зависимости от различных обстоятельств.

Библейские идеи о природе ценности земных благ
В Библии нет пространных рассуждений о природе ценности земных благ, но в некоторых ее фрагментах можно найти идеи по этому поводу. Первый фрагмент, на который хотелось бы обратить внимание — это сделка, заключенная между Иаковом и Исавом (Быт 25:29–34). Этот эпизод является хорошей иллюстрацией теории маржинальной полезности, появившейся более, чем на тридцать веков позже текстов книги Бытия. Домашний юноша Иаков занимался приготовлением пищи. Исав, его брат, вернулся с поля усталый и очень голодный. Он просит Иакова дать ему поесть. Слова Исава: «Дай мне поесть красного, красного этого» (Быт 25:30), повторение дважды одного слова выражают, по мнению некоторых толкователей, особенную настойчивость и силу желания1. Иаков, воспользовавшись этим, предложил старшему брату продать принадлежащее Исаву право своего первородства, за приготовленную чечевичную кашу и хлеб. Маржинальная ценность каши для голодного Исава оказалась выше маржинальной ценности права его первородства: «Вот, я умираю: что мне в том первородстве?» (Быт 25:32). Для сытого Иакова — наоборот. Апостол Павел называет Исава нечестивым (Евр 12:16), поскольку тот продал (а на самом деле просто лишился, ибо духовное благо не может быть предметом купли-продажи) свое первородство. Иаков тоже предстает в этой сделке не в качестве образца благородства. Важно здесь, однако, то, что обмен совершался, как будто эти два блага относились к роду материальных, экономических благ. Участники сделки оценили обмениваемые блага на основе маржинальной полезности.
Ряд ветхозаветных и новозаветных фрагментов содержат мысли об изменениях цен на недвижимость и другие материальные блага в результате сдвигов спроса или предложения. О взлете цен на продовольствие в результате резкого снижения предложения зерна из-за ряда неурожайных лет повествуется в 47 главе Книги Бытия. Создав запасы зерна в урожайные годы, Иосиф продал его в пользу фараона в годы неурожайные, в которые цена зерна стремительно взлетела вверх. В результате в собственность фараона перешли вначале скот, затем золото, серебро и земли египтян. Когда у египтян не осталось ничего, Иосиф обратил их самих в рабов фараона (Быт 47:13–23).
В осажденной Самарии резко сократилось предложение продовольствия, оно стало большой редкостью. Начался голод, и люди готовы были купить все, что в какой-то мере могло его утолить. По свидетельству автора 4 Книги Царств, ослиная голова продавалась за 80 сиклей (не менее 560 г. серебра или 160 дней труда поденщика, если речь идет о простом сикле), а каба (вероятно, около 1,5 литра) голубиного помета — за 5 сиклей (4 Цар 6:25).
Пророк Елисей предсказывает осажденным самаритянам скорое падение цен на пшеницу и ячмень. После внезапного снятия сирийцами осады, предложение хлеба резко увеличилось, и цены действительно упали до 1 сикля за меру (около 8 л) пшеницы или 2 меры ячменя (4 Цар 7:1,16).
Осада Иерусалима халдеями привела к резкому падению спроса на землю и, вероятно, к росту предложения ее в городе и его окрестностях. За низкую плату 7 сиклей и 10 сребренников, отвесив серебро на весах, купил Иеремия поле у Анамеила, сына своего дяди. Иеремия отдал обе купчие записи своему ученику Варуху, сказав ему хранить их в глиняном сосуде «многие дни», поскольку получил откровение, что спрос на землю в долгосрочной перспективе вырастет («домы и виноградники будут снова покупаемы в земле сей»), и цены вновь возрастут (Иер 32:7–16).
В книге Деяний повествуется о реакции на проповедь апостола Павла в Эфесе мастера-серебряника Димитрия, делавшего серебряные модели храма Артемиды Эфесской. Он призвал своих собратьев по ремеслу восстать против Павла, поскольку его проповедь может привести к падению спроса на изделия Димитрия и других мастеров-художников и, как следствие, к падению цен на них и убыткам производителей (Деян 19:23–27).
В Откровении Св. Иоанна Богослова, чтобы отметить степень дороговизны продовольствия в условиях его недостатка, приводятся цены хиникса пшеницы — 1 динарий и трех хиниксов ячменя — также 1 динарий. (Хиникс — точно неизвестное, но весьма небольшое количество зерна, едва хватающее для дневного пропитания человека. Согласно протоиерею С.Булгакову, хиникс = 1,079 л). Падение «Вавилона» приводит к резкому снижению спроса на товары — в начале на предметы роскоши (товары золотые и серебряные, драгоценные камни и жемчуг, дорогие ткани (порфира и виссон, шелк и багряница), изделия из слоновой кости, ценных пород дерева и мрамора, а затем и на самые необходимые товары (вино, масло, муку, скот, тела и души человеческие, т.е. на рабов) (Откр 18:11–19).

Редкость как основа ценности в долгосрочном периоде
В Ветхом Завете в VII Главе III Книги Ездры приводится мысль о том, что ценность материальных благ в долгосрочном периоде определяется их редкостью. Более редкими благами являются, в свою очередь, те, которые с большим трудом добываются. Автор Книги приводит яркий пример с полезными ископаемыми. Те из них, которые встречаются реже, требуют большего труда для добычи и ценятся выше. «Серебра больше, чем золота, меди больше, чем серебра, железа больше, чем меди, свинца больше, чем железа, и глины больше, чем свинца. Посуди теперь сам, что драгоценно и влечет к себе, то ли, чего много, или то, что является редкостью. И я сказал: «Владыка Господи! Что встречается в избытке, то хуже, а что попадается реже, то драгоценнее»... Кто владеет тем, что с трудом добывается, бывает рад больше того, кто обладает тем, что встречается в избытке» (3 Езд 7:56–59).
Интересное развитие идей III Книги Ездры можно найти у святителя Иоанна Златоуста в его Беседе XVII Толкования на Первое послание апостола Павла к Тимофею. Экономическая ценность благ, по мнению святителя, определяется их редкостью, которая, в свою очередь основывается на любостяжании и предвзятом мнении. Свою мысль он обосновывает следующим образом. Золото, серебро, жемчуг, шелковые ткани по природе не прекраснее, например цветов, но ценятся гораздо больше в силу предвзятого о них мнения людей. «Жемчужина — нечто прекрасное? Но подумай, что это — морская вода, первоначально попавшая в недро раковины. Золото и серебро — нечто прекрасное? Но подумай, что оно и было и есть земля и пепел. Прекрасны шелковые платья? Но это ткань, приготовленная червями. Прекрасными их делают человеческое предположение и предвзятое мнение, а от природы красоты они не имеют»2. Одинаковые по природе вещи ценятся, по мнению святителя, выше в тех местах, где их меньше, где они встречаются реже. «Есть плоды, которые у нас дешевы, а в стране кападдокийской дороги; из тех же, которые дороги у нас, иные дешевле в Китае, откуда привозятся»3. Проводя мысль о том, что земная ценность благ — это предвзятое мнение о них людей, святитель высказывает идеи, близкие к появившейся гораздо позже номиналистической концепции денег. Он задает вопрос воображаемому собеседнику: «Если бы царю угодно было определить законом, чтобы серебро ценилось выше золота, то разве не переменилось бы наше удивление и любовь?»4
Затрагиваются в Библии и вопросы оценки имущества, прежде всего недвижимости. Подход к оценке имущества в целом соответствует подходу, используемому в современной практике: ценность имущества определяется доходом, которое оно приносит. Так, по Закону Моисея, оценка выкупа за человека, посвященного Богу (предназначенного для работ в святилище) зависела от его реальной или потенциальной работоспособности, прежде всего, физической силы. Наивысшую ценность имели мужчины от 20 до 60 лет — 50 священных сиклей, меньшую оценку получали женщины, пожилые люди и дети мужского пола оценивались в 20 сиклей, женского — в 10 сиклей, младенцы, соответственно 5 и 3 сикля (Лев 27:1–8). Важно заметить, что оценку должен был проводить священник, который мог снизить ее для бедных.
Оценка земли по ветхозаветному законодательству зависела еще и от близости юбилейного года, поскольку продажа земли должна была представлять собой, практически, сдачу ее в долгосрочную аренду до юбилейного года, ибо в этот год проданные ранее земли возвращались безвозмездно первоначальным владельцам. «Если же после юбилея посвящает кто поле свое, то священник должен рассчитать серебро по мере лет, оставшихся до юбилейного года, и должно убавить из оценки твоей» (Лев 27:18).

Ценополучатели
В книгах Ветхого и Нового Заветов неоднократно упоминаются сделки купли-продажи недвижимости, товаров и услуг, в том числе и совершенные людьми, почитаемыми как праведные, выделяющимися в среде своих современников высокой нравственной жизнью. При этом отмечается, что эти праведники соглашались совершить сделку по сложившейся рыночной цене, т.е. являлись теми, кого современная экономическая наука называет ценополучателями. Рыночную цену они считали справедливой, но, главное для них было то, что эта цена устраивала противоположную сторону. Так Авраам купил землю для устройства родового кладбища у Ефрона за 400 сиклей серебра, за сумму, которую тот объявил: «и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов» (Быт 23:12–18).
Давид покупает у Орны Иевусеянина гумно с участком земли, на котором впоследствии Соломоном был возведен храм, а также покупает волов для жертвоприношения за пятьдесят сиклей серебра (2 Цар 24:21–24) Автор 1 Книги Паралипоменон сообщает о сумме в 600 сиклей (1 Пар 21:25). Орна предлагает Давиду взять бесплатно гумно и участок. Давид не согласился на это, а предпочел уплатить за участок рыночную цену, которую знал, конечно, и Орна: «Но царь сказал Орне: нет, я заплачу тебе, что стоит, и не вознесу Господу Богу моему жертвы, взятой даром. И купил Давид гумно и волов за пятьдесят сиклей серебра (2 Цар 24:21–24).
На идее о справедливости рыночной цены основан и обычай торговаться, особенно распространенный на Востоке, как в древности, так и в наши дни. Во время этого процесса покупатель и продавец обозначают для себя свой излишек (покупателя и продавца) и приходят к цене, устраивающей обе стороны. При этом часто как несправедливость и даже как оскорбление воспринимается отказ торговаться и готовность уплатить первую запрошенную продавцом цену. Об излишке покупателя говорится, кстати, в Книге Притчей: «Дурно, дурно», говорит покупатель; а когда отойдет — хвалится (Притч 20:14)».
Современная экономическая теория пришла к выводу, что наиболее эффективное распределение благ и ресурсов осуществляется на рынке совершенной конкуренции, на котором цена равна маржинальным издержкам. Поскольку на рынке совершенной конкуренции в долгосрочном периоде нет экономической прибыли, но все продавцы получают лишь нормальную (нулевую экономическую) прибыль, в нормативном плане цены рынка совершенной конкуренции можно считать более справедливыми, чем на рынках с той или иной степенью монополизма. На рынке совершенной конкуренции все субъекты его являются ценополучателями (т.е. они не могут сознательно повлиять на сложившуюся рыночную цену), хотя и вынужденными. Этот аспект также дает основания считать цену такого рынка максимально, насколько это возможно, справедливой. Монополизм в любой степени создает асимметрию возможностей продавца и покупателя. Продавцы (при монопсонии — покупатели), как правило, увеличивают цены и уменьшают объем выпуска.
В современной католической социально-экономической доктрине рыночная конкуренция и ее воздействие на цену оцениваются положительно. В энциклике Пия XI 1931 г. «Quadragesimo Anno» отмечается, что конкуренция «оправданна и, безусловно, полезна». При этом рыночная конкуренция видится результатом сложного взаимодействия государства, устанавливающего конституирующие принципы конкурентного экономического порядка и осуществляющего антимонопольное регулирование и хозяйствующих субъектов многочисленных рынков.

Заключение
В Библии и в трудах христианских авторов четко разграничиваются блага духовные и блага материальные. Первые, имеющие несравнимо большую и притом равную для всех ценность, не могут ни при каких обстоятельствах быть предметом экономического обмена, являясь исключительно предметом дара. Экономический обмен, основанный на разделении труда, стал вынужденным служением друг другу людей, находящихся в греховном состоянии. Основой такого обмена стало сравнение ценностей обмениваемых благ. Материальные блага в обмене путем купли-продажи в отличие от благ духовных, имеют различную ценность. Более того, изменяется ценность одного и того же блага, в зависимости от различных обстоятельств. Ряд ветхозаветных и новозаветных фрагментов содержит мысли об изменениях цен на недвижимость и другие материальные блага в результате сдвигов спроса или предложения. По мнению автора III Книги Ездры, ценность материальных благ в долгосрочном периоде определяется их редкостью. Более редкими благами являются, в свою очередь, те, которые с бóльшим трудом добываются. Разделяет это мнение и св. Иоанн Златоуст, который считает, что редкость основывается на любостяжании и предвзятом мнении. В книгах Ветхого и Нового Заветов неоднократно упоминаются сделки купли-продажи недвижимости, товаров и услуг, в том числе и сделки совершенные людьми, почитаемыми как праведные, выделяющимися в среде своих современников высокой нравственной жизнью. При этом отмечается, что эти праведники соглашались совершить сделку по сложившейся рыночной цене, т.е. являлись теми, кого современная экономическая наука называет ценополучателями. Рыночную цену они считали справедливой, но, главное для них было то, что эта цена устраивала противоположную сторону. Это в значительной степени согласуется с выводами нормативного подхода в современной экономической теории, считающей рынок совершенной конкуренции, при котором все его участники являются ценополучателями, наиболее справедливым рынком.


1 Толковая Библия, или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. - Т. I., - СПб., 1904-1907. Репринт-Стокгольм, 1987. - С. 151-152.
2 Св. Иоанн Златоуст. Толкование на Первое послание к Тимофею XVII. Полное собрание творений в XII томах. Т. XI, кн. 2. - М.: Радонеж, 2006.- С. 748-749.
3 Ibidem. С.749.
4 Ibidem.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия