Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (46), 2013
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Белоусов К. Ю.
ассистент кафедры экономической теории и социальной политики экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета


Ключевые направления интерпретации и взаимосвязь концепций устойчивого развития, корпоративной устойчивости и корпоративной социальной ответственности
В статье рассматриваются проблемы формирования парадигмы устойчивого развития, корпоративной устойчивости, ключевые интерпретации и взаимосвязь концепций стабильного развития, корпоративной устойчивости и корпоративной социальной ответственности
Ключевые слова: социально-экономическая парадигма, устойчивое развитие, корпоративная устойчивость, социальная ответственность, социо-эколого-экономическая стабильность
УДК 330.341; ББК 65.01   Стр: 51 - 54

Современный этап разработки концепции устойчивого развития существенно расширил рамки междисциплинарных взаимодействий в экономической теории. Экологизация и антропоцентризм, свойственные этапам зарождения (1968–1972) и формирования концептуальных основ (1972–1992), сменились социально-экономической трактовкой, тяготеющей к концепции корпоративной устойчивости, развивавшейся начиная с 90-х годов. Взаимосвязь теории устойчивого развития c иными направлениями экономической науки в настоящее время остается предметом многих исследований. Например, анализ научных работ, посвященных устойчивому развитию, проведенный Найджелом Финчем [1], выявил три основных направления концепции (см. табл. 1).

Таблица 1
Ключевые направления интерпретации концепции устойчивого развития
НаправленияДоминирующий TBL-капиталДрайвер
1Устойчивое развитие и ресурсный подходЭкологический
(Natural capital)
Конкурентное преимущество
2Устойчивое развитие и корпоративная устой-чивостьЭкономический
(Economic capital)
Долгосрочная устойчивость
3Устойчивое развитие и корпоративная социальная ответственностьСоциальный
(Social capital)
Стейкхолдерский запрос

В каждом из данных направлений преобладает один из TBL-капиталов концепции устойчивого развития, предложенных Т. Дилликом и К. Хокертсом: природный или «экологический» (Natural capital), экономический (Economic capital) или социальный (Social capital) капитал [2, с. 131]. К тому же направления характеризуются доминирующем драйвером устойчивости.
Устойчивое развитие и ресурсный подход (1) характеризуются доминирующей идеей целостности природных систем, жизнеспособности биосферы и экосистемного баланса. Экологический аспект устойчивого развития принято относить к макро-уровню, однако, в его рамках существуют целевые направления — например, лесоаграрная [3] или бассейновая [4] концепции устойчивого развития, нередко сосредотачивающие свое внимание на конкретном объекте. В то же время существуют такие научно-политические глобальные концепции, как аграрная концепция устойчивого развития и, утвержденная 30 ноября 2010 г. Правительством России и Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года [5].
Устойчивое развитие с экологической точки зрения традиционно рассматривается как процесс гармонизации взаимоотношений общества и окружающей среды, коэволюции человека и биосферы, «стратегии цивилизации, которая должна быть согласована со стратегией природы» [6]. Отличительной чертой экологического направления является устойчивость природного капитала — способность рассматриваемых систем адаптироваться к изменениям и самостоятельно восстанавливаться. При этом социальная составляющая воспринимается исключительно как угроза, а экономическая нередко и вовсе рассматривается как «причина всех бед планеты в части дегенерации экосистем, экоцида всего живого и следствие жажды наживы (экономики)» [7]. Также критике подвергается последний этап развития теории УР («десятилетие движения в тупик» [7]) — в частности, инструментальное обособление экономического направления.
Концептуальная проблема, рассматриваемая в рамках экологической составляющей устойчивого развития, заключается в сохранении функционирования окружающей человека среды (эко-, техно- и антропосферы) на уровне необходимом для реализации текущих его потребностей. Основное внимание исследователей в этой сфере уделено изучению предельно допустимых нагрузок на природные системы (поскольку при чрезмерных нагрузках они потеряют возможность к самовосстановлению и быстро придут в упадок). В частности, устойчивое развитие с позиции сохранения природного капитала предполагает развитие таких производств, и организацию такой жизнедеятельности, при которых выбросы загрязняющих веществ не будут превышать санационной способности окружающей среды, от которой зависит её качество, обеспечивающее существование человека. Экологический аспект триединой концепции рассматривает такие нестабильности глобальной социо-эколого-экономической системы (СЭЭС) [8], как: загрязнение окружающей среды, создание техногенных зон, нарушение биогеохимических циклов и целостности ландшафтов, уменьшение видового биоразнообразия, ухудшение качества пищи и воды, сокращение продолжительности жизни и др. Природная подсистема характеризует причину кризиса устойчивого развития как антропоцентристскую. Конфликт взаимосвязей в системе «человек–природа» имеет двойственную природу: с одной стороны, человек воспринимается как элемент биосферы (является ее частью), с другой — находится в конфликте с ней как социальное существо и экономический агент, использующий окружающую среду в качестве источника ресурсов для удовлетворения всё возрастающих потребностей.
Принцип экологической устойчивости заключается в ограниченной амортизации природного капитала [9, с. 146], который принимает формы экосистемных услуг (ecosystem services), возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов, которые используются во многих экономических процессах. Экосистемные услуги представляют собой естественные процессы окружающей среды, рассматриваемые с позиции «промышленного метаболизма» (industrial metabolism) [10]. Согласно этому подходу, компания, потребляющая больше энергии и ресурсов, чем может быть воспроизведено, или производит больше отходов, чем может быть переработано, приводит к экологической неустойчивости природных систем [11, с. 4].
У компании, рационально использующей экономические, социальные и экологические ресурсы, возникает возможность улучшить финансовые показатели и получить конкурентное преимущество. В работе «Стратегическая КСО как глобальное страхование бренда» Верзер и Чандлер [12] пришли к выводу, что интеграция в стратегию принципов устойчивого развития формирует конкурентное преимущество компании. Исследование Доминес Меле «Корпоративная социальная ответственность в Испании» [13], проведенное на основе анкетирования представителей бизнес-сообщества, также выявило влияние реализации принципов устойчивого развития на конкурентоспособность компании.
Устойчивое развитие и корпоративная устойчивость (2) или экономический подход к концепции УР. Данный подход основан на теории максимизации совокупного дохода Хикса-Линдаля, которая может быть реализована при условии сохранения совокупного капитала, с помощью которого он производится. Концепция подразумевает рациональное применение сберегающих технологий, оптимальное использование ограниченных экономических ресурсов и минимизацию внешних эффектов. В основе устойчивого развития лежит сбалансированная экономика, но его формирование на основе традиционной экономической модели невозможно, поскольку в её основе лежит концепция неограниченного роста. Если в основе традиционной экономики лежат интересы, вкусы и предпочтения потребителей, то в основе сбалансированной экономики лежит принцип рационального использования ресурсов и сберегающих технологий. С этой позицией согласуется позиция Дж. Хикса, который отметил, что определение уровня дохода преследует цель указать уровень текущего потребления, при котором не происходит уменьшения уровня собственного благосостояния [2, с. 132].
Устойчивое развитие компании затрагивает ряд противоречий агентской теории. Поскольку, менеджмент компании заинтересован в краткосрочной корпоративной устойчивости (по причине зависимости от нее собственных доходов), но ему совершенно безразлична долгосрочная перспектива, тем паче устойчивое развитие. Менеджмент также склонен рассматривать максимизацию прибыли акционеров как единственную цель корпорации (поскольку именно она является показателем их деятельности). По этой причине Церин и Карлсон в своей работе «Бизнес-стимулы устойчивого развития» [14] делают вывод, что устойчивое развитие бизнеса можно стимулировать только при условии пересмотра прав собственности (например, на экологические последствия производства товара, учтя их в его себестоимости). В результате такой переоценки негативные последствия корпоративной деятельности перейдут в разряд таких же затрат на производство продукции, как использование экономических ресурсов. Естественной реакцией компаний будет стремление к выживанию, корпоративной устойчивости, что приведет к положительным для внешней среды эффектам (внедрению инновационных технологий, экологически чистому производству, социально ответственному поведению).
Устойчивое развитие и корпоративная социальная ответственность (3). Социальная составляющая устойчивого развития направлена на содействие социальной интеграции. Как подчеркивал Йозеф Шумпетер: «социальная среда всегда оказывает противодействие новому» [15], она всегда уверенно и практически всегда конфронтационно реагирует на вызовы современности. Именно поэтому, для достижения устойчивого развития в рамках социального аспекта развития общество должно быть вовлечено во все процессы, формирующие среду его жизнедеятельности, а основной целью устойчивого социального развития должно являться повышение уровня и качества жизни человечества. Особая роль устойчивого социального развития заключается в создании равноправного общества, ликвидации нищеты, снижение безработицы, расширение продуктивной занятости, содействие социальной интеграции, свободному участию человека в общественной, политической и экономической жизни. Как гласит десятый принцип Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию, каждый человек должен иметь соответствующий доступ к информации и иметь возможность участвовать в процессах принятия решений.
Сегодня возникает все больше современных концепций устойчивого развития с позиции социальной составляющей: начиная от направленных на устойчивое развитие коренных народов (например, утвержденная распоряжением Правительства Сахалинской области от 01.04.2011 № 178 — Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера Сахалинской области на 2011–2016 годы [16]), и заканчивая религиозными [17]. Социальный капитал, чья устойчивость рассматривается в данном случае, можно разделить на человеческий (human capital) и социальный (в значении «общественный») капитал (societal capital), в который, согласно позиции Лайкерта [18] и Гойдера [19], компании должны вносить вклад.
Устойчивое развитие компании с позиции корпоративной социальной ответственности рассматривается состояние, при котором, одновременно удовлетворяются запросы заинтересованных сторон и максимизируется прибыль компании [20]. Исследования на основе теоретического моделирования [21] рассматривают эту ситуацию как баланс стейкхолдерской удовлетворенности и максимизации прибыли. Основополагающим моментом моделирования является определение точки эквилибриума как равновесие цен акций компаний, максимизирующих прибыль, и компаний, придерживающихся социально ответственного поведения. Смоделировав равновесную ситуацию, авторы изучили ряд неравновесных ситуаций, когда «спрос на КСО» выше или ниже его предложения, отслеживая, каким образом при этом меняется стоимость компании. В результате авторами были сделаны выводы, что в тех случаях, когда социально ответственная деятельность компании не максимизирует прибыль компании, она увеличивает ее рыночную стоимость. Браммер и коллеги [22] провели исследование, доказывающее влияние КСО на краткосрочную и долгосрочную доходность акций ста социально-ответственных компаний США и возникновению состояния финансовой устойчивости. Леонардо Бечетти [23], исследовав риски инвестиционной стратегии хранения акций, сделал вывод, что результатом внедрения принципов КСО становится фрагментарное смещение целей компании от классической максимизации благосостояния акционеров к максимизации благосостояния стейкхолдеров организации и значительное уменьшение волатильности доходности, рост корпоративной устойчивости (в особенности, по отношению к резким изменениям на рынке) и увеличение продаж при снижении доходности акций. КСО при этом рассматривается с позиции комплекса эффектов: положительных и отрицательных. К первым относится усиление включенности в процесс производства, мотивационный рост персонала компании и, как следствие, увеличение производительности и вышеуказанного уровня продаж. Ко вторым — увеличение издержек.
Попытка объединить концепции корпоративной социальной ответственности, корпоративной устойчивости и устойчивого развития была предпринята Рейхардом Штойером [24]. В основе исследования заложена концепция заинтересованных сторон, рассмотренная Т. Дональдсоном и Л. Престоном [25]. Согласно их подходу, вопросы устойчивого развития необходимо рассмотреть в рамках трех измерений: нормативном, инструментальном, и дескриптивном [26, С. 175]. Нормативное измерение определяет, какие вопросы устойчивого развития находятся в сфере корпоративного внимания и связаны с их заинтересованными сторонами. Инструментальное измерение определяет, в какой степени вопросы устойчивого развития могут быть реализованы посредством взаимодействия со стейкхолдерами. Дескриптивное измерение предписывает, какие вопросы устойчивого развития интересуют заинтересованные стороны компании и, следовательно, должны решаться компанией.
Следует уточнить, что Штойер разделил понятия «устойчивого развития» и «корпоративной устойчивости», ссылаясь на то, что для коммерческого предприятия устойчивое развитие означает принятие бизнес-стратегии и ведение деятельности, отвечающей потребностям предприятия и его заинтересованных сторон с целью сохранения и укрепления человеческих и природных ресурсов, которые будут необходимы в будущем [24]. В то время как устойчивое развитие обычно воспринимается как модель социального развития, в которой учитывается широкий спектр вопросов качества жизни в долгосрочной перспективе, корпоративная устойчивость, по мнению Штойера, является моделью корпоративного развития, в которой учитываются кратко- и долгосрочные экономические, социальные и экологические показатели корпорации. Иными словами, понимание устойчивого развития в микроэкономических рамках можно воспринимать в качестве основы для корпоративной устойчивости [24 c. 274].
КСО как теория достаточно динамична. По мнению ряда исследователей, определение её границ затруднено постоянным развитием концепции и изменением взаимных претензий заинтересованных сторон [27], помимо непосредственных вопросов интерпретации термина. Штойер рекомендует определение КСО Европейской комиссии [28], согласно которому корпоративная социальная ответственность выступает как концепция, согласно которой компании на добровольной основе интегрируют социальные и экологические проблемы в своей деятельности и взаимодействии с заинтересованными сторонами, что соответствует концепции триединого итога (triple bottom line), которая упоминалась нами ранее.
В чем же проявляются ключевые различия между устойчивым развитием, корпоративной устойчивостью и корпоративной социальной ответственностью? На наш взгляд, руководствуясь работами Ю.Е. Благова и Р. Штойера, уместно рассматривать три критерия соответствия: специфику, временные рамки и составляющие каждой из концепций. По специфике КСО является наиболее конкретизированной и её содержание напрямую зависит от конкретных требований заинтересованных сторон компании. В то время как устойчивое развитие (и, по мнению Штойера, корпоративная устойчивость) является нормативной моделью, зависящей от интерпретации общества, КСО представляет собой добровольный подход к управлению заинтересованными сторонами компании [29].
Во временных рамках спрос на атрибуты КСО является динамичным и зависимым от заинтересованных сторон так же, как спрос на обычные товары зависит от потребителей [30]. Несмотря на то, что временные рамки корпоративной социальной ответственности выходят далеко ежеквартального периода отчетности перед акционерами [31], они все равно не так широки как в контексте корпоративной устойчивости или тем паче устойчивого развития. В то время как концепция устойчивого развития охватывает временной промежуток в несколько поколений, некоторые исследователи определяют корпоративную устойчивость, расширяя её временные рамки на «потребности будущих заинтересованных сторон» [2, стр. 131]. На наш взгляд, учитывая относительно короткий жизненный цикл компаний [32], данная цель звучит излишне амбициозно. Уместнее говорить о том, что корпоративная социальная ответственность способствует удовлетворению требований ключевых заинтересованных сторон сегодня в целях обеспечения компании жизненно важными ресурсами завтра (в ближайшем будущем). Последнее определение поддерживают Джефф Фруман (Унивеситет Питсбурга) [33], Фтенк Фиге, Стефан Шалтигер [34], Альфред Рапапорт, Томас Копланд [35] и ряд других.
На сегодняшний момент составляющими каждой из трех концепций являются экономические, социальное и экологические аспекты. Однако, стоит заметить, что так было не всегда. Устойчивое развитие на протяжении длительного времени усматривало основной проблемой исключительно проблемы окружающей среды. Корпоративная устойчивость изначально опиралась на концепцию устойчивого развития, однако объединяла в себе три типа капитала: экономический, экологический и социальный. КСО изначально делало акцент на социальных вопросах, таких как права человека и условия труда, и всегда выступала «в качестве отправной точки или фундамента для других связанных с ней понятий и тем» [31, стр. 288].
По мнению Штойера [24], отношения между тремя концепциями (УР, КУ и КСО) в последние годы сходятся в очень похожие понятия. По мнению Чарльза Марревийка, многие исследователи считают корпоративную устойчивость и корпоративную социальную ответственность синонимами [36, с. 102]. Последнее, на наш взгляд, недопустимо (в том числе, по причине различных временных рамок и специфики). Устойчивое развитие может трактоваться в качестве нормативной концепции развития общества в целом, корпоративная устойчивость — в качестве корпоративной концепции выживания, а корпоративная социальная ответственность — как интегрированный в стратегию компании подход по взаимодействию с заинтересованными сторонами [26, с. 176]. Что касается корпоративной устойчивости, то, по мнению Александо Кляйне и Михаэля фон Хауфа, вполне логично рассматривать её по отношению к КСО как концепцию второго порядка, направляемую идеей устойчивости и элементарного выживания компании [26, с. 178].
Как видно из вышеизложенного, у современных исследователей возникает актуальная потребность в классификации концепций корпоративной устойчивости и устойчивого развития, допускающей термин «устойчивое развитие компании», в которое каждый автор вкладывает новый смысл. Актуальными проблемами формирования парадигмы устойчивого развития остаются теоретические противоречия как означенных концепций устойчивого развития, корпоративной устойчивости и КСО, так и внутриконцептуальные несогласованности, связанные с различным их восприятием.

Таблица 2
Различия концепций устойчивого развития, корпоративной устойчивости и корпоративной социальной ответственности
КритерийУстойчивое развитие
(sustainable development)
Корпоративная устойчивость
(corporate sustainability)
Корпоративная социальная
ответственность
(corporate social responsibility)
1СпецификаЗависит от общественной интерпретации.Зависит от общественной интерпретации и устойчивости экономического, социального и природного капитала.Зависит от конкретных требований заинтересованных сторон.
2Временные рамкиВременной промежуток в несколько поколений.Потребности нынешних и будущих заинтересованных сторон.Актуальные потребности заинтересо-ванных сторон.
3СоставляющиеИзначально включало в себя экологическую составляющую, позднее распространилась на социальную и экономическую.Изначально включала в себя экологическую, социальную и экономическую составляющую.Изначально включала в себя экологическую, социальную и экономическую составляющую.
Сост. на основе Таблицы 22 «Различия концепций устойчивости и КСО» — Благов, Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. — СПб.: СПбГУ, 2010. — С. 175., составленной по Steurer, R., Langer, M.E., Konrad, A., Martinuzzi, A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A Theoretical Exploration of Business-Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263–281 p. 274–275.


Литература
1. Finch Nigel The Motivations for Adopting Sustainability Disclosure (August 2005). MGSM Working Paper No. 2005-17. - SSRN: http://ssrn.com/abstract=798724
2. Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, ‘Beyond the Business Case for Corporate Sustainability’, Business Strategy and the Environment 11. - P. 130-141.
3.. Устойчивое развитие. Экологическая оптимизация агро- и урболандшафтов / Ю.П. Мухин и др. - Волгоград: Изд-во Вол-ГУ, 2002. - С. 69 - или [Электронный доступ] - http://window.edu.ru/resource/713/25713/files/volsu285.pdf
4. Азовский Центр - Владимир Лагутов - Бассейновая концепция устойчивого развития как основа сохранения биоразнообразия и глобального управления (2010) [Электронный доступ] - http://www.azovcenter.ru/articles/basseinovaya-kontseptsiya-ustoichivogo-razvitiya-kak-osnova-sokhraneniya-bioraznoobraziya-i
5. Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (официальный интернет-портал) Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года (30 ноября 2010, № 2136-р) - [Электронный доступ] http://www.mcx.ru/documents/document/show_print/14914.142.htm
6. Моисеев Н.Н. Данная позиция совпадает со взглядами В. Вернадского» [Электронный доступ] - http://www.rus-stat.ru/stat/4902002-6.pdf - http://ecoethics.mrsu.ru/forum/viewtopic.php?t=27&start=0
7. Бассейновая концепция устойчивого развития и АЭС (Проф. Лагутов В.В., Cанкт-Петербург 19-20.04.2011) Слайд №10. - [Электронный доступ] www.ant86.narod.ru/6ant/log.ppt
8. Розенберг Г.С., Черникова С.А., Краснощеков Г.П. Мифы и реальность устойчивого развития // Проблемы прогнозирования. - 2000. - № 2. - С. 132.
9. Lovins AB, Lovins LH, Hawken P. 1999. A road map for natural capitalism. Harvard Business Review 77(3): 145-158 p.
10. Ayres R. 1989. Industrial metabolism and global change. International Social Sciences Journal 121: - P. 23-42.
11. Ayres R. 1995. Statistical Measures of Unsustainability, R&D Working Paper No. 95/84/EPS. INSEAD: Fontainebleau.
12. Werther Jr. William B., Chandler David. Strategic corporate social responsibility as global brand insurance // Business Horizons. - 2005. - №48. - P. 317-324.
13. Melй Domиnec. Corporate Social Responsibility in Spain: an Overview // Working paper. 2004. или http://www.iese.edu/research/pdfs/DI-0543-E.pdf
14 Cerin, P. and L. Karlson (2002). Business incentives for sustainability: a property rights approach. Ecological Economics, 40. - P. 13-22.
15. Шумпетер Й. Теория экономического развития. - М., 1982.
16. Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации - На Сахалине утверждена Концепция устойчивого развития коренных народов - 18.04.2011 09:29 - [Электронный доступ] http://www.raipon.info/dokumenty/1-novosti/1872-na-sahaline-utverzhdena-koncepcija-ustojchivogo-razvitija-korennyh-narodov.html
17. Наумкин В.В. Исламская концепция устойчивого развития /Центр арабских и исламских исследований ISLAMICA - [Электронный доступ] http://islamica.ru/?uid=111
18. Likert R. 1967. The Human Organization: its Management and Value. McGraw-Hill: Tokyo.
19. Goyder G. 1961. The Responsible Company. Blackwell: Oxford.
20. McWilliams A. & Siegel, D. (2000). Corporate social responsibility and financial performance: correlation or misspecification? // Strategic Management Journal, 21(5), 603-609.
21. Mackey Alison, Mackey Tyson B., Barney Jay B. Corporate Social Responsibility and Firm Performance: Investor Preferences and Corporate Strategies //Working paper. 2005.
22. Brammer, Stephen & Brooks, Chris & Pavelin, Stephen, 2009. «The stock performance of America’s 100 Best Corporate Citizens,» The Quarterly Review of Economics and Finance, Elsevier, vol. 49(3), pages 1065-1080, August. или http://www.icmacentre.ac.uk/pdf/discussion/DP2006-06.pdf
23. Becchetti, Leonardo, Giacomo, Stefania Di and Pinnacchio, Damiano (2008) ‘Corporate social responsibility and corporate performance: evidence from a panel of US listed companies’, Applied Economics, 40:5, 1 - 27 или http://www.economia.uniroma2.it/dei/professori/becchetti/responsabilitasociale/CSRandperformanceAE.pdf
24 Steurer, R., Langer, M.E., Konrad, A., Martinuzzi, A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A Theoretical Exploration of Business-Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263-281 или см. http://www.environmentalmanager.org/wp-content/uploads/2008/01/business-society-relations.pdf
25. См.: Donaldson T. and L.E. Preston: 1995, ‘The Stakeholder Theory of the Corporation: Concepts, Evidence, and Implications’, Academy of Management Review 20, 65-91.
26. Благов Ю.Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. - СПб.: СПбГУ, 2010.
27. Holme R. and P. Watts: 2000, ‘Corporate Social Responsibility: Making Good Business Sense’ (WIBCS) p.5 http://wxvw.wbcsd.org/newscenter/reports/2000/csr2000.pdf.
28. European Commission: 2002, ‘Communication from the Commission concerning Corporate Social Responsibility: A Business Contribution to Sustainable Development’, http://europa.eu.int/comin/employmentsocial/soc-dial/csr/csr2002_en.pdf
29. Clarkson M. B. E.: 1998, ‘A Stakeholder Framework for Analysing and Evaluating Corporate Social Performance’, in M. B. E. Clarkson (ed.), The Corporation and its Stakeholders: Classic and Contemporary Readings. (University of Toronto Press, Toronto) 243-273. -.P. 244.
30. McWilliams, A. and D. Siegel: 2001, ‘Corporate Social Responsibility: A Theory of the Firm Perspective’, Academy of Management Review 26(1), 117-127.
31. Carroll A.B.: 1999, ‘Corporate Social Responsibility: Evolution of a Definitional Construct’, Business & Society 38(3), 268-295.p. 274
32. Visser W., Matten D., Pohl M., Tolhurst N. The A to Z of Corporate Social Responsibility. London : A John Wiley & Sons, Ltd., Publication, 2010. - 470 p. - P. 114.
33. Frooman J.: 1999, ‘Stakeholder Influence Strategies’, Academy of Management Review 24(2), 191-205. p. 195 и http://gul.gu.se/public/pp/public_courses/course48102/published/1306936969258/resourceId/17170854/content/Frooman%20(1999)%20-%20Stakeholder%20influence%20strategies.pdf
34. Figge F.; Schaltegger S. What is Stakeholder Value? Developing a Catchphrase into a Benchmarking Tool. Lьneburg/Geneva/Paris: University of Lьneburg/Pictet/ in association with United Nations Environment Program (UNEP), 2000. - 57 p., p.12. http://www2.leuphana.de/umanagement/csm/content/nama/downloads/download_publikationen/03-0downloadversion.pdf
35. Copeland T. & Koller T. & Murrin J. (1993). Unternehmenswert: Methoden und Strategien fьr eine wertorientierte Unternehmensfьhrung. Frankfurt/Main.
36. Marrewijk, M.van: 2003, ‘Concepts and Definitions of CSR and Corporate Sustainability: between Agency and Communion //Journal of Business Ethics 44(2), 95-105.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия