Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (46), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Михайлов А. С.
младший научный сотрудник Центра социально-гуманитарных исследований,
Балтийского федерального университета им. И. Канта (г. Калининград)


Система взаимодействий акторов международного кластера
Дано определение понятию международный кластер, перечислены ключевые тенденции развития его внутренней системы взаимодействий. Приведена классификация этапов развития системы взаимодействий международного кластера, с выделением основных этапов ее укрупнения. На основе кейсов выявлены пять ведущих направлений внутрисистемных взаимодействий международных кластерных сетей
Ключевые слова: международный кластер, кластерно-сетевая структура, кластерная сеть, интернационализация, кластеры в Европе
УДК 332.133 (339.944); ББК 65.012.1   Стр: 95 - 97

В условиях усиления глобализации стремление к использованию совокупного инновационного потенциала институциональных акторов разных стран, и генерации максимально возможного синергетического эффекта с целью регионального развития, подтолкнуло правительство Европейских стран к реализации политики интернационализации в отношении развития инновационных кластеров1. В связи с наличием большого количества международных кластерных инициатив2, в рамках кластерной политики было принято решение по осуществлению адресной поддержки успешных кластеров приоритетных направлений развития [14]. В контексте данных стратегических решений возник вопрос о возможных дальнейших этапах развития и трансформации системы взаимодействий акторов развитого международного кластера.
Целью данной статьи является теоретическое осмысление результатов эмпирических исследований по трансформации сложной системы международных кластерных взаимодействий. Достижение поставленной цели требует решения следующих задач: во-первых, анализа тенденций преобразования внутренней структуры международного кластера; во-вторых, классификацию разновидностей сложной системы взаимодействий международного кластера, с выделением ключевых этапов укрупнения кластера; в-третьих, изучение ключевых направлений внутрисистемных взаимодействий международных кластерных сетей.
По мере развития международного кластера (МК)3, в нем происходит формирование определенных внутренних норм и правил — когнитивной близости взаимодействующих агентов и акторов [13], основанной на коллективных свойствах кластера. При этом проявление тенденций, свойственных экономическому кластеру, обладает более выраженным характером: во-первых, усиление фактора интернационализации в кластерной стратегии [28] и микро-специализации отдельных участников кластера (например, шведские компании, в МК «Медиконовая долина», занимаются научными исследованиями и разработками в области медицинских и биотехнологий, тогда как датские компании — в области фармацевтики и медицинского оборудования); во-вторых, ослабление влияния локальных участников, входящих в систему коллаборации4 (например, «Кластер по изучению раковых заболеваний Осло» («Oslo Cancer Cluster») использует потенциал научно-исследовательских учреждений из Северной Каролины, США); в-третьих, выстраивание иерархической системы взаимодействий «по типу стратегической сети» [29] приобретает более ярко выраженную форму, с выделением ядра МК — сильного игрока (зачастую крупной ТНК), берущего на себя управленческие и координационные функции в кластере (например, при формировании и развитии МК алюминиевых технологий «АлюКластер» («AluCluster», Дания, Швеция и Норвегия), главенствующую роль играют такие крупные ТНК как Hydro, Sapa, Maersk, Danfoss и EUC Syd).
Процесс укрупнения структуры МК происходит с потерей значимости такого фактора как территориальная близость участников взаимодействий, в связи с фактической географической удаленностью его членов, и возрастающей значимостью организационной близости5, свойственной предпринимательским сетям. Формирование данной тенденции обусловлено динамизмом современной бизнес-среды, выраженном в ускорении обмена информацией и новыми знаниями в результате использования новейших информационно-коммуникационных технологий. При этом выбор расположения акторов сопряжен с наличием узлов информационных потоков и налаженных каналов связи6.
Преобладание организационной, социальной и институциональной близости участников сложной системы взаимодействий МК способствует коллективному обучению и формированию динамической инновационной синергии [2; 6]. Инновационный характер деятельности в МК предполагает возможность рассмотрения взаимодействий стейкхолдеров с позиции концепции инновационной среды («Innovative milieu»)7, в отношении трансграничного кластера, и концепции кластеров близости («Proximity Clusters»)8, в отношении транснационального кластера.
Отличительной особенностью концепции инновационной среды является ее ориентация на сам процесс создания и коммерциализации инноваций, вписанный в институциональную среду региона. Основными характеристиками сетевых взаимодействий агентов и акторов трансграничного кластера в рамках данной концепции являются: доверительные отношения, на основе прошлого опыта; взаимодействия с «фирмами с историей» в данной агломерации (преимущественно, городской); обмен компетенциями по средством использования общего трудового капитала; обоюдная вовлеченность в рискованные инновационные проекты; распределение инновационного процесса в рамках географической области кластера; активное использование социального (трудового капитала), физического (транспорт и коммуникации), и финансового (венчурный капитал, государственная поддержка) капитала. Формирование производственной цепочки, как правило, происходит в рамках трансграничного региона, что обусловлено необходимостью совместного использования различных видов ресурсов (трудовых, материально-технических, природных) и комплементарностью институциональных взаимосвязей.
Концепция кластеров близости основана на взаимодействии агентов и акторов, обладающих достаточно высокой степенью неоднородности организационной структуры и расположенных преимущественно на значительном удалении друг от друга. Географическая близость в данном контексте не рассматривается как источник конкурентных преимуществ. Незначительное использование регионального потенциала и стремление к формированию взаимодействий с институциональными акторами на основе общности технологических и организационных характеристик, и в меньшей степени территориальной принадлежности, позволяет сравнить данную сетевую систему взаимодействий с транснациональным кластером.
Основываясь на ключевых положениях концепций, описывающих локализованные инновационные сети, где инновационный процесс рассматривается как совместная, нежели индивидуальная деятельность, можно утверждать, что развитие сложной системы взаимодействий акторов в международном кластере происходит в рамках сетевого подхода [26; 29; 30]. Сетевая природа международного кластера выражается в открытости границ системы с возможностью изменения состава участников; сохранении динамизма внутренней структуры и высокой степени связности членов кластера; быстрой адаптации к постоянно меняющимся условиям среды; наличии эмерджентных свойств системы и способности к самоорганизации. Сетевая основа взаимодействий МК так же способствуют большей степени интернационализации системы, и характеризуется значительной долей влияния межстрановых коллабораций в отношении конкурентоспособности ее участников. Так, например, Моррисон и его коллеги [12] в своей работе доказали, что участие в глобальных цепочках добавленной стоимости повышает технологический потенциал компаний.
Стремление к формированию устойчивой системы взаимодействий, способной к непрерывной генерации инноваций, повлияло на формирование стратегий глобализации МК, где ключевым критерием отбора членов кластера является соответствие нематериальным свойствам системы (например, использование современных технологий контроля качества). Поэтапное расширение внутренней структуры МК за счет включения новых стейкхолдеров в единую цепочку добавленной стоимости позволяет выделить ключевые этапы укрупнения и трансформации системы взаимодействий международного кластера. В свою очередь это обуславливает возможность рассмотрения МК в качестве инструмента формирования международных систем взаимодействий, обладающих сетевой природой, а не конечной формой их организации.
Автором выделены два основных этапа укрупнения системы сетевых взаимодействий МК: международная кластерно-сетевая структура и международная кластерная сеть (рисунок 1). Переходным этапом от МК к кластерной сети, в международных сетевых взаимодействиях, может выступать кластерно-сетевая структура (рисунок 1Б), которая включает в себя ядро — международный кластер, в основу которого легла модель тройной спирали, и отдельных акторов, взаимодействующих с ним на постоянной основе, однако не являющихся его членами.
Рис. 1. Системы международных кластерных взаимодействий, где А — актор
Разграничение международного кластера и международной кластерно-сетевой структуры на практике значительно затруднено принципами, по которым можно установить принадлежность отдельных акторов к кластеру. Наиболее эффективным методом считается учет самопровозглашенного членства в кластере9, а также данные об участниках кластера в случае наличия кластерной организации10. Успешные примеры международных кластеров в Европе, например «Медиконовая долина» (MediconValley), «БиоДолина» (BioValley) или «Кластер 55» (Cluster 55; бывший «Эресунн ИТ») могут быть отнесены к международным кластерно-сетевым структурам, где классификация зависит от масштаба учёта системы взаимодействий. Таким образом, определенный кластер может быть отнесен одновременно ко всем трем типам систем международных кластерных взаимодействий, в зависимости от рамок исследования.
Дальнейшее укрупнение международной кластерно-сетевой структуры возможно за счет объединения с другими кластерами и образования кластерной сети (рисунок 1В). В качестве примеров подобного сотрудничества можно перечислить такие кластерные сети как «ИнноТекс» («INNOTEX»), «КАСТЛ» («CASTLE»), «ABC-Сеть» («ABC-Network») и др. Характерной чертой международных кластерных сетей является объединение кластеров и кластерно-сетевых структур на основе общих целей, технологий, стратегического планирования, рыночного позиционирования (с позиции стратегического управления маркетингом) и других характеристик, позволяющих повысить эффективность и инновационность общей системы, что зачастую означает возможность объединения кластеров изначально различных секторов экономики (например, энергетика и сельское хозяйство: кластеры возобновляемых источников энергии «FURGY — Biogas»).
На основе исследования кейсов11, можно выделить пять ключевых направлений взаимодействия кластерных сетей: во-первых, ведение совместной инновационной деятельности в рамках обмена знаниями, навыками и ноу-хау, достижение синергетического эффекта и диффузии инноваций. Например, Европейская кластерная сеть инновационных технологий в сфере текстильной промышленности «ИнноТекс» («INNOTEX») и энергетики «Соединяя Энергетические Кластеры по всей Европе» («CENCE»). Во-вторых, содействие в бытовой коммерциализации высокотехнологичных инноваций. Например, объединение региональных кластеров Германии, Нидерландов и Чехии в кластерную сеть «Кластеры в Аэрокосмической и Спутниковых навигационных Технологиях, Связанных с предпринимательскими Инновациями» («CASTLE»). В-третьих, усиление эффекта кластеризации между существующими и потенциальными кластерами с целью повышения уровня инновационного развития и конкурентоспособности на глобальном рынке. Например, сеть Европейских агро-биотехнологических кластеров «ABC-Сеть» («ABC-Network») в сфере животноводства и овощеводства. В-четвертых, стремление к инициации совместных НИР и НИОКР с целью изучения успешного передового опыта по внедрению инновационных решений. В качестве примера могут быть выделены ряд кластерных сетей Европы в области ИКТ: «Европейская Сеть Оптических Кластеров» («ENOC»), «мКластеры» («mClusters»), «Сеть ИКТ Кластеров в Европе» («NICE»), «Опто-Микро-Нано Инновационная Сеть Использующая Трансверсальность» («OMNI-Net») и биотехнологий «Сетевая деятельность для биотехнологических кластеров в Европе» («NetBioCluE»). В-пятых, усиление региональных инновационных систем и оптимизация ресурсов инфраструктуры и вспомогательных услуг. Примером может служить сфера автомобилестроения «Место Изучения Кластерного управления для Автомобильного сектора Европейских регионов» («BelCAR»), «Транснациональная Кластеризация в Автомобильном Секторе» («TCAS») и т.д.
Основные выводы. Стремление к расширению сетевой структуры взаимодействий МК посредством интернационализации и трансформации в более крупные формы находит свое отражение в кластерной политике стран Европы и стратегиях развития зрелых кластеров. Основную причину данной тенденции можно выразить в сиплифицированном представлении о сетевой структуре взаимодействий МК, как стремлении использовать чужой потенциал в целях собственного развития, что в конечном итоге оказывает положительное воздействие на открытую систему в целом.
Анализ эмпирических данных позволил выявить возможные пути преобразования развитой системы взаимодействий МК в международную кластерно-сетевую структуру, характеризуемую наличием внешних сетевых взаимодействий открытой системы, и международную кластерную сеть, представляющую собой наиболее обширный вид международных кластерных взаимодействий, где сотрудничество акторов выражено в международной коллаборации акторов, кластеров и кластерно-сетевых структур.
Рассмотрение подобных мульти-кластерных взаимодействий с позиции открытой системы, основанной на объединении участников в соответствии с обладанием определенными нематериальными свойствами (например, организационные технологии), позволяет говорить об усилении тенденций глобализации мирового хозяйства и все большей значимости организационной близости при развитии таких сетевых структур как международный кластер.
Таким образом, при формировании государственной кластерной политики, разработке стратегии развития МК, а также реализации международной кластерной инициативы необходимо принять во внимание ключевые тенденции и направления взаимодействий успешных примеров международных кластерных взаимодействий.


Литература
1. Asheim B.T., Moodysson J. The Цresund region: A dynamic region in Europe due to inter-regional collaboration? Barcelona: Universitat Autтnoma de Barcelona, 2008. - 17 p.
2. Aydalot, P. Milieux Innovateurs en Europe. Paris: GREMI, 1986.
3. Birkinshaw J., Solvell O. Leading-edge Multinationals and Leading-edge Clusters // International Studies of Management and Organization. 2000. Vol.30 (2). - P. 3-9.
4. Boschma, R. A. Proximity and Innovation: A Critical Assesment // Regional Studies. 2005. Vol.1. - P. 61-74.
5. Camagni, R. Innovation Networks: Spatial Perspectives. London, New York: Belhaven Press, 1991.
6. Capello, R. The Determinants of Innovation in Cities: Dynamic Urbanisation Economies vs. Milieu Economies in the Metropolitan Area of Milan, a paper presented at Regional Studies Conference, Bilbao, 1999. 18-21 September.
7. Hart D.A. Innovation clusters: key concepts. UK: The University of Reading, 2012. 15 P. URL: http://www.reading.ac.uk/LM/LM/fulltxt/0600.pdf (Дата обращения 02.02.2013)
8. Hart, D. and Simmie, J. Innovation, Competition and the Structure of Local Production Networks // Local Economy. 1997. November. - P. 235-246.
9. Karlsson, Ch. Handbook of research on cluster theory. Cheltenham. UK: Edward Elgar Publishing, 2008. - 316 p.
10. Maillat, D. Territorial Dynamic, Innovative Milieus, and Regional Policy // Entrepreneurship and Regional Development. 1995. Vol.7. - P.157-165.
11. Monte, D.J. and Paquet G. Local and regional systems of innovation as learning socioeconomies. Massachusetts: Kluwer Academic Publishers, 1998.
12. Morrison, A., Pietrobelli, C. and Rabellotti, R. Global value chains and technological capabilities: A framework to study learning and innovation in developing countries // Oxford Development Studies. 2008. 36(1). - P. 39-58.
13. Nooteboom, B. Innovation, learning and cluster dynamics //Cooke, P., Martin, R. (eds): Clusters and Regional Development. Critical reflections and explorations. New York: Routledge, Regional Studies Association, 2006. - P. 137-163.
14. Promoting cluster excellence: Measuring and Benchmarking the Quality of Cluster Organisations and Performance of Clusters. Eds: Kцcker G.M. and Rosted J. Berlin: VDI/VDE Innovation + Technik GmbH, FORA, 2010.
15. Rabellotti, R. and Schmitz, H. The Internal Heterogeneity of Industrial Districts in Italy, Brazil and Mexico // Regional Studies. 1999. Vo.33. - P. 97-108.
16. Rugman A.M., Verbeke A. Multinational Enterprises and Clusters: An Organizing Framework. Calgary: University of Calgary, 2002. - 25 p.
17. TerWal, A. Cluster emergence and network evolution: a longitudinal analysis of the inventor network in Sophia-Antipolis // Regional Studies. 2010. Vol.45. - P. 1-18.
18. Torre, A. and Gallaud, D. Geographical Proximity and Circulation of Knowledge through Inter-firm Cooperation // Wink R. (eds.) Academia-business links. London: Palgrave, Macmillan, 2004.
19. Walerud С., Viachka A. Transnational networks of cluster organizations. Stockholm: Stockholm School of Economics, 2007. - 22 p.
20. Zámborský P. Emergence of Transnational Clusters // Journal for East European Management Studies. 2012. Vol.16 (4). - P.464 -479.
21. Бакланов П.Я., Шинковский М.Ю. Трансграничный регион: понятие, сущность, формы. - Владивосток: Дальнаука, 2010. - 276 с.
22. Дриго М.Ф. Формирование территориально-промышленных комплексов в условиях экономической стабилизации региона // Менеджмент в России и за рубежом. - 2007. - № 3. - С. 76-86.
23. Ермоленко В.В. Интеллектуальные ресурсы и международное сотрудничество в экономике знания //Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. Краснодар: КубГАУ. - 2010. - № 6 (60). - С. 25-41. URL: http://ej.kubagro.ru/2010/06/pdf/03.pdf (Дата обращения: 15.11.2012)
24. М¡кула Н.А., Толкованов В.В. Транскордоннесп¡вроб¡тництво. Київ: видавництво Крамар, 2011. - 259 c.
25. Сегедин В.Н. Перспективы развития трансграничных систем предпринимательства в современной России: автореф. дис. канд. экон. наук. - Волгоград: ВГТУ, 2011. - 27 с.
26. Смородинская Н.В. Смена парадигмы мирового развития и становление сетевой экономики //Экономическая социология. - 2012. - № 4 (13). - С. 95-115.
27. Созиева З.И. Формирование и развитие туристско-рекреационных кластеров (зарубежный опыт) //Региональная экономика: теория и практика. - 2009. - № 25 (118). - С. 65-70.
28. Филиппов П.Н. Интернационализация межотраслевых комплексов (на примере энергетических кластеров Северо-запада России и Финляндии): автореф. дис. ... канд. экон. наук. - СПб.: СПбГУ, 2005. - 172 c.
29. Шерешева М.Ю. Формы сетевого взаимодействия компаний: курс лекций. - М.: Изд. дом Государственного университета Высшей школы экономики, 2010. - 344 c.
30. Яшева Г.А. Формирование международных кластеров как фактор повышения конкурентоспособности экономик России, Беларуси и Украины //Информационно-аналитический ресурс «Россия - Украина: тенденции развития и перспективы сотрудничества». URL: www.ukros.ru/wp-content/uploads/2012/11/яшева.doc (Дата обращения: 10.12.2013)/

Сноски
1 EU Strategy for the Baltic Sea Region. URL: http://www.balticsea-region-strategy.eu (Дата обращения: 28.01.2013).
2 По данным на 2012 год в регионе Балтийского моря насчитывается около 43 кластерных инициатив, направленных на развитие региональных кластеров, в том числе в отношении процессов интернационализации. TCI - The competitiveness institute. URL: http://www.tci-network.org/cluster/initiatives (Дата обращения: 15.09.2012).
3 В данной работе под МК понимается устойчивое взаимодействие широкого круга взаимосвязанных, взаимозависимых и взаимодополняющих стейкхолдеров, локализованных на территориях двух и/или более стран, функционирующих в смежных отраслях и обладающих сходным уровнем развития навыков и технологий, занимающихся совместным созданием товаров и/или услуг, что обеспечивает синергетический эффект в развитии соответствующих территорий и диффузии инноваций между ними. В рамках МК выделяются трансграничные и транснациональные кластеры [подробнее см. работы 1; 3; 9; 16; 17; 19 - 25; 27; 30].
4 Результаты исследований по взаимодействиям инновационных компаний в инновационном кластере демонстрируют низкую значимость фактора территориального расположения в межфирменном сотрудничестве [7].
5 Подробнее о понятии организационной близости см. [4].
6 В связи с тем, что фактор географической близости утратил свое решающее значение, это способствовало разграничению понятий постоянной и временной близости [18].
7 Подробнее о концепции инновационной среды («Innovative milieu») см.в работах [2; 5; 10; 11].
8 Подробнее о концепции кластеров близости («Proximity Clusters») см.в работах [8; 15; 6].
9 Flash Eurobarometer. Innobarometer on cluster’s role in facilitating innovation in Europe: analytical report. The Gallup Organization. 2009. №267. 166 p. URL: http://www.proinno-europe.eu/sites/default/files/Innobarometer_2009.pdf (Дата обращения: 05.01.2013)
10 Напр.: Кластер медицинских технологий «MedCoastScandinavia», информация о членах кластера. URL: http://www.medcoast.org/about/members.html (Дата обращения: 10.01.2013)
11 Europe INNOVA, 2008. Innovation and Clusters. The experience of 11 networks. URL: archive.europe-innova.eu/servlet/Doc?cid=11525&lg=EN (Дата обращения: 28.01.2013)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия