Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (46), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Бабенко С. В.
аспирант кафедры менеджмента таможенного и страхового сервиса
Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики


Содержательная модель «Функция городского развития» новых городских поселений, реализующих концепцию комплексного освоения территории (КОТ)
В статье рассматривается содержательная модель «Функция городского развития», применительно к новым городам–спутникам, выступающим в качестве прирастающих элементов городских агломераций. Дается обоснование сложной природы таких городов, использующих концепцию комплексного освоения территории, характеризуемую четырьмя моделируемыми компонентами: производственной (экономической), социальной, урбанистической и экологической функциями
Ключевые слова: город, городские агломерации, миссия города, модель города, комплексное освоение территории
УДК 332; ББК 65.9   Стр: 238 - 241

Города и другие городские поселения обычно рассматриваются в качестве особых социально-экономических систем, локализованных на территориях и характеризуемых рядом особенностей, к числу которых следует отнести:
— высокую концентрацию и плотность проживающего населения;
— административно-территориальную обособленность;
— наличие миссии города, являющейся полифункциональным по своей сути назначением города (как для более широкого административно-территориального образования, в составе которого находится город, так и для его населения) [1, c. 32]1;
— высокий сервисный потенциал, позволяющий сервисным структурам городского поселения обслуживать не только население города, но и население поселков, лежащих в зоне примерно до 80 км [2];
– наличие развитой инженерно-коммунальной инфраструктуры, обеспечивающей нужды поселения и др.
Традиционно города рассматриваются как территориальные социально-экономические образования, имеющие двойственную природу, заключающуюся в том, что город имеет совокупность локальных характеристик, обеспечивающих стабильность составляющих его внутреннюю природу структур, а, с другой стороны, внешняя сетевая, по сути, экспансия города и его составляющих обеспечивает его значимость во внешней среде и стимулирует развитие [3].
В то же время, данная двойственность природы городских поселений создает массу проблем и противоречий, отражающихся на всех сферах их жизнедеятельности и развития.
Так, в ряде северных городов с преимущественно монопрофильной экономикой (например, Тюменская область, Республика Коми и др.) реализация программ и проектов переселения столкнулась с рядом проблем. Во-первых, имеются многочисленные случаи, когда люди, переселившиеся в более южные территории, осваивают подъемные средства и возвращаются обратно на Север, но уже с проблемами в сфере получения жилья и работы. Во-вторых, в этих моногородах сформировалось новое молодое поколение людей, которые проявляют патриотизм к малой родине и, соответственно, остро нуждаются в диверсификации местной экономики и других стимулах сохранения и развития города.
Развитие городских агломераций за счет их прирастания новыми урбанизированными территориями может осуществляться как стихийно, так и обоснованно. Естественно, что обоснованность, помимо прочего, предусматривает и использование моделирования в данной сфере.
Обычно при рассмотрении тех или иных административно-территориальных единиц (страна, федеральный округ, субъект РФ, муниципальное образование того или иного типа) принимаются во внимание две характеристики, достижение которых выступает в качестве объекта моделирования.
Первой из них выступают экономические достижения, выражаемые в виде достигнутого за определенный период времени объема или роста валового территориального продукта (ВТП). Более дифференцированный подход может быть ориентирован на оценку качественных характеристик вклада в достижение совокупного продукта, а также наличия и надлежащего использования предпосылок его достижения. В этом случае может определяться доля экспортной продукции в общей совокупности валового продукта, объем инновационной конкурентоспособной продукции или объем инвестиций (как важнейшей предпосылки роста ВТП) и их направленность на потенциально значимые и перспективные объекты инвестирования.
Вместе с тем, прямая оценка подобных параметров для небольших городов-спутников крупных городов и мегаполисов представляется проблематичной, поскольку в таких городах, к тому же реализующих концепцию комплексного освоения территории (ориентированной на создание комфортной среды проживания социума), может полностью отсутствовать промышленная зона или деловой квартал, в котором локализуется и развивается офисный бизнес.
В этом случае основной вклад в валовой продукт таких городских поселений будет давать сфера сервиса и торговли. Здесь можно принимать также во внимание и то, что Российская Федерация в настоящее время фактически стала мировым лидером по доле розничной торговли в ВВП (около 27%, в то время, как в США — 17%, а в КНР только 9%) [4].
Социальная составляющая города обычно представляется в виде оценки человеческого потенциала крупной административно-территориальной единицы или отражается в некотором комплексе характеристик, свидетельствующих об уровне жизни населения рассматриваемой территории. Например, для оценки человеческого потенциала может быть использован индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), определяемый по трем, считающимся равнозначными, компонентам: доходу, определяемому показателем валового внутреннего продукта по паритету покупательной способности (ППС) в долларах США; образованию, определяемому показателями грамотности (с весом в 2/3) и доли учащихся среди детей и молодежи в возрасте от 7 до 24 лет (с весом в 1/3); долголетию, определяемому через ожидаемую продолжительность жизни [5]. Для новых городов, в которых только формируется социум, расчет данного индекса представляется проблематичным.
Вместе с тем, при рассмотрении и анализе двойственной природы города (в дихотомии экономической и социальной составляющих), целесообразно учитывать еще ряд компонентов.
Город выступает в качестве сложного территориального организма. Можно говорить, что сам человек выбирает город как место жительства и работы, но и, одновременно, можно утверждать, что город выбирает человека. Речь идет о городе, который, абстрагируясь от социально-экономических процессов, имеет ряд особенностей, также представляющих ценность (вне зависимости от данных процессов). В частности, можно говорить о наличии и ценности (культурной, архитектурной, исторической и т.п.) исторического центра города, его вписанности в природный каркас, гармоничном зонировании территории и т.д. Такую третью составляющую города целесообразно определить как урбанистическую составляющую функционирования и развития города.
И, наконец, четвертая составляющая рассмотрения города заключается в его экологической характеристике. В качестве обобщающей модели экологического состояния урбанизированных комплексов и их внутренней и окружающей территории можно использовать концепцию Блинова В.А., заключающуюся в построении иерархической пирамиды, характеризующей семь ступеней состояния: «гармоничное состояние — оптимальное состояние — норма — допустимое состояние — кризис — катастрофа — крах» [6].
В идеале, каждый город, несмотря на многообразие его сторон и проявлений, должен быть неповторим и узнаваем и, соответственно, такой же должна быть миссия города. Следует отметить, что третий и четвертый компоненты обычно не учитываются при анализе социально-экономического состояния административно-территориальных единиц или включаются в их рассмотрение в виде отдельных парциальных компонент, поэтому их введение в контекст рассматриваемой нами модели имеет гипотетический характер.
Поскольку две первых составляющих имеют очевидную субъектную сторону (экономические субъекты, то есть юридические лица, социум, состоящий из физических лиц), то третью и четвертую составляющие города, в своей совокупности, можно, соответственно, представить в качестве квазисубъекта.
Соответственно все четыре составляющих элемента дают более целостное полноценное представление о городе, его особенностях и общественном предназначении. Только с их учетом можно достаточно адекватно представить основные тренды развития конкретного города.
В настоящее время городские агломерации, базирующиеся на крупных городах и мегаполисах (чаще всего данные процессы происходят вокруг центральных городов субъектов РФ), развиваются за счет образования сети новых городов-спутников (вне зависимости от их административно-территориальной принадлежности базовому городу — центру агломерации).
В качестве возможной модели отдельных составляющих и, соответственно города в целом можно рассматривать подход, базирующийся на расчете производственной функции. В классической модели Кобба-Дугласа (Cobb-Douglas production function) агрегированной производственной функции валовой продукт крупного социально-экономического объекта (Y) получается путем максимального использования таких факторов, как: производительность труда (в классической модели это фиксированная величина, но оно изменяется в обозримое время за счет научно-технического прогресса), обозначаемая, как «А» и две переменных величины: труд («L») и капитал («К») [7].2 Производственная функция представлена формулой 1, в которой «а» и «b», соответственно, являются взаимозависимыми коэффициентами эластичности, характеризующими долю труда и долю капитала в валовом продукте:
Y = A Ka Lb (1)
Вместе с тем, расчет данной производственной функции для рассматриваемых объектов городов-спутников с развитой инфраструктурой представляется затруднительным, поскольку сфера приложения труда здесь выходит далеко за границы территории данных объектов. Капиталоемкость экономических институтов формирующегося урбанизированного комплекса также рассматривается в динамике и, как и многие другие характеристики экономического комплекса на данном этапе не характеризуется устойчивостью, что требуется для условий используемой модели. Вторым ограничением применения подобных моделей, требующих анализа ситуации на некотором временном отрезке, является «нулевой цикл» истории данных поселений, которые фактически только появляются на карте.
Более полную картину производственной составляющей здесь может дать применение модели экономического роста Р. Солоу, представляющей собой в общем виде расширенный агрегированный вариант производственной функции, многофакторно детерминированной. Данную функцию, опять же ориентированную на достижение конечного эффекта в виде валового продукта (Y), представим следующей формулой [8, 9]3:
Y = f (P, R, T, I, E), (2)
где: P — трудовые ресурсы; R — капитальные ресурсы; T — технологические факторы; I — институциональный потенциал; E — экологический потенциал.
В интерпретации Р. Солоу рассматривается валовой продукт территории как добавленная стоимость продукции, идущая на потребление на данной территории или отправленной потребителям, находящимся за пределами территории, которая далее дифференцируется на объем потребления на единицу труда и на инвестиции, приходящиеся на единицу труда.
Поскольку для города-спутника расчет данных параметров в полном объеме опять же представляется проблематичным, ввиду динамичности процессов труда, потребления и других аспектов жизнедеятельности, а также уже упомянутого выше фактора «нулевой истории» урбанизированного комплекса, примем формулу Р. Солоу лишь в качестве ориентира для выбора и расчета влияния факторов, детерминирующих развитие каждой из четырех составляющих данного городского поселения.
Соответственно, по аналогии с производственной функцией можно представить последовательно социальную, урбанистическую и экологическую функции. При этом следует учитывать, что рассмотрение по отдельности каждой из функций не позволяет сформировать целостное представление о городе (рис. 1.).
Рис. 1 — Схема основных компонентов города как целостной системы
Поэтому целесообразно на следующем шаге моделирования провести синтез, определяя вклад каждого из компонентов в итоговый результат функционирования города, который в таком случае будет ближе не к понятию валовой территориальный продукт, а выполнению миссии города (естественно при условии, что эта миссия обоснована).
Отразим эту интегральную характеристику формулой 3:
Y = f (P, R, T, I, E)
М S = f (Fs1 ... Fsn) (3)
U = f (Fu1 ... Fun)
E = f (Fe1 ... Fen)
где: М — выполнение миссии города; Y –производственная функция (соответствующая формуле 2); S –социальная функция; U –урбанистическая функция; Е — экологическая функция; F — наиболее значимые для каждой из функций факторы.

В матрице (табл. 1) приведены всевозможные варианты взаимодействия факторов, как по каждой из функций, так и при их взаимодействии.

Таблица 1
Матрица взаимодействия основных составляющих города
Производственная (экономическая) функция (Y)Социальная функция (S)Урбанистическая функция (U)Экологическая функция (Е)
YВзаимодействие внутри группы факторов (Y): P*R; P*T; P*I; P*E; R*; R*I; R*E; T*I; T*E; I*EВзаимодействие каждого из факторов функции Y (целевого) с каждым из факторов функции S (детерми-нирующего)Взаимодействие каждого из факторов функции Y (целевого) с каждым из факторов функции U (детерминирующего)Взаимодействие каждого из факторов функции Y (целевого) с каждым из факторов функции E (детерминирующего)
SВзаимодействие каждого из факторов функции
S (целевого) с каждым из факторов функции Y (детерминирующего)
Взаимодействие внутри группы факторов (S)Взаимодействие каждого из факторов функции S (целевого) с каждым из факторов функции U (детерминирующего)Взаимодействие каждого из факторов функции S (целевого) с каждым из факторов функции E (детерминирующего)
UВзаимодействие каждого из факторов функции
U (целевого) с каждым из факторов функции Y (детерминирующего)
Взаимодействие каждого из факторов функции U (целевого) с каждым из факторов функции S (детерми-нирующего)Взаимодействие внутри группы факторов (U)Взаимодействие ка-ждого из факторов функции U (целе-вого) с каждым из факторов функции E (детерминирующего)
ЕВзаимодействие каждого из факторов функции
E (целевого) с каждым из факторов функции Y (детерминирующего)
Взаимодействие каж-дого из факторов функции E (целевого) с каждым из факторов функции S (детерминирующего)Взаимодействие каждого из факторов функции E (целевого) с каждым из факторов функции U (детерминирующего)Взаимодействие внутри группы факторов (Е)
Примечание: Значком ∗ обозначаются все возможные варианты взаимодействия факторов каждой из составляющих системный каркас урбанизированного комплекса.

Именно миссия нового города выступает системообразующим фактором, выполнение которой (связанное с преодолением проблем и трудностей, препятствующим ее достижению) будет одновременно выступать целевым ориентиром воздействия отдельных факторов на ситуацию.
Далее по аналогии с первой матрицей (табл. 1) строится вторая агрегированная матрица, в которую входят лишь те взаимодействия между факторами, которые действительно оказывают существенное значение на выполнение предназначения городского поселения.
Для примера, существуют факторы, которые имеют сквозной характер проявления, например экологический фактор, может рассматриваться по отдельности и, соответственно, влиять (причем с разной значимостью) на производственную (экономическую), социальную и урбанистическую функции. Вместе с тем, экологический фактор для новых городов, в которых реализуются современные градостроительные концепции (как комплексное освоение территории (КОТ), так и Эко-Сити) имеет и системообразующее значение, представляя один из четырех выделенных нами каркасов городского поселения.
Поскольку речь идет об объектах, практически находящихся на начальном этапе существования, дальнейшее развертывание модели осуществляется не в виде анализа временных рядов изменения целевых функций, с учетом их детерминации отдельными взаимодействующими факторами, а в виде построения прогноза. Задача переходит в разряд задач прогнозирования и, соответственно, требует выбора адекватного метода прогностики.
В качестве промежуточного метода определения значимости отдельных детерминаций и их взаимообусловленности можно воспользоваться экспертным методом. В частности, экспертный метод (например, «Форсайт») позволит не только установить значимость факторов, но определить их место в цепочке причинно-следственных связей, поскольку для выстраивания первоочередности действий в рамках социально-экономического развития нового урбанизированного комплекса, в первую очередь, важно привести в действие факторы, имеющие наибольшее детерминирующее влияние на другие факторы.
Во вторую очередь принимаются решения по тем факторам, которые имеют сбалансированный потенциал детерминирующих и целевых характеристик. И лишь на заключительном этапе (который может и не понадобиться, если успешно выполнены действия по отношению к двум предыдущим группам факторов) принимаются действия к целевым факторам. На практике нередки случаи, когда территориальные органы власти действуют вопреки логике причинно-следственных связей, что не приводит к желаемым результатам.
Например, к таким детерминирующим факторам, особо важным для развития социальной, урбанистической и экологической функций может быть конструктивное влияние территориальной власти. В меньшей степени, по определению, фактор власти должен влиять на производственную функцию, поскольку подразумевается действе условий рыночной экономики.
Далее, возвращаясь к модели, необходим перевод ее в математическую плоскость. В связи с тем, что применительно к нашим объектам (новым городам-спутникам, использующих КОТ), речь идет о прогнозировании и, соответственно о значительной доле фактора неопределенности в проектировании трендов, можно в этой связи использовать такие подходы, как теория нечетких множеств [10], методы теории игр (в частности, коалиционных игр) [11].
Выводы:
1. Таким образом, урбанизированные комплексы (рассматриваемые как города и другие городские поселения), находящиеся на начальных этапах становления, имеют сложную природу, в общих чертах характеризуемую четырьмя моделируемыми компонентами: производственной (экономической), социальной, урбанистической и экологической функциями. В своей совокупности они дают целостное представление о городе, его особенностях и общественном предназначении (миссии города).
2. В связи с тем, что рассматриваются объекты, находящиеся на начальном этапе существования, построение модели функционирования и развития таких городов (реализующих современные градостроительные концепции: КОТ, Эко-Сити и т.п.) осуществляется не в виде анализа временных рядов изменения целевых функций, с учетом их детерминации отдельными взаимодействующими факторами, а в виде построения средне- и долгосрочного прогноза.


Литература
1. Миссия Санкт-Петербурга: цели, проблемы, стратегии, управление городом / В.М. Нестеров, С.Н. Пимкин, И.Б. Королева, М.В. Лукин. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004.
2. Лаппо Г.М., Полян П.М. Новые тенденции в изменении геоурбанистической ситуации в России // Известия Российской академии наук. Сер. географическая. - М.: Наука. - 1996. - № 6.
3. Пивоваров Ю.Л. Современный урбанизм. Курс лекций. - М.: Российский открытый университет, 1994.
4. Гурова Т., Ивантер А. Мы ничего не производим // Эксперт. - 2012. - № 47 (829). - 26 ноября.
5. Индекс развития человеческого потенциала. / Независимый институт социальной политики. http://www.socpol.ru/atlas/indexes/
6. Блинов В.А. Архитектурная климатология в курсовом и дипломном проектировании. - М.: Архитектон, 2002.
7. Доугерти К. Введение в эконометрику / Пер. с англ. - М.: Инфра-М, 2001.
8. Региональные проблемы переходной экономики / Под ред. В.Г. Алиева. - М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2002.
9. Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений / Пер. с англ. - М.: Дело, 2002. - С. 281-295.
10. Заде Л. Понятие лингвистической переменной и ее применение к принятию приближенных решений. - М.: Мир, 1976.
11. Shapley L.S., Shubik M. The assignment game I: the core // International Journal of Game Theory - 1 (1972), р.111-130.

Ссылки
1 В нашей статье мы придерживаемся определения миссии как обобщенных перспективных направлений стратегического развития административно-территориальной единицы, выступающих в качестве системообразующих приоритетов. Такое определение обосновано в книге: [1, с. 32].
2 Излагается по: [6].
3 Излагается по: [7, 8].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия