Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (11), 2004
ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Загорский А. Л.
президент Группы компаний "ЭКОТЕК" (Россия, Санкт-Петербург),
председатель Правления Некоммерческой ассоциации
"Союз производителей и потребителей тарной и упаковочной продукции "СОЮЗУПАК",
член Совета директоров Всемирной упаковочной организации (WPO)


ИНТЕГРИРОВАННЫЕ БИЗНЕС-ГРУППЫ КАК ОСНОВНОЕ ЗВЕНО КОНКУРЕНТНОЙ ЭКОНОМИКИ

В централизованно планируемой экономике государство наделяло свои предприятия правосубъектностью как участников хозяйственного оборота, частично отвечающих по своим обязательствам.1
Гражданский же кодекс современной России определяет предприятие как объект прав и как имущественный комплекс, включающий основные, оборотные и нематериальные активы (товарные знаки, фирменное наименование и т.д.). Современное предприятие - это рыночный субъект, занимающийся деятельностью, предусматривающей извлечение прибыли и повышение рыночной капитализации (цены) бизнеса на основе вложения капитала и управления его использованием с помощью организационно-плановых методов.
Классическая экономическая теория рассматривала предпринимателя как инициатора рискованного поиска новых вариантов организации производства, максимизирующего прибыль при ограничении издержек производства, за счет экономии на масштабе.2 Согласно этой теории фирма (предприятие) автоматически должна реагировать на рыночную конъюнктуру, получая информацию об ожидаемом изменении цен, о точках рыночного равновесия.
Такая трактовка отражала условия совершенной конкуренции, когда на рынке действовали тысячи фирм, которые могли лишь пассивно следить за рыночной конъюнктурой.
В условиях несовершенной конкуренции, когда в результате концентрации капитала число фирм на многих сегментах рынка сокращается, они получают возможность влиять на цены, создавать группы, использовать многообразие вариантов рыночного равновесия.3
Й.Шумпетер, развивая положения К.Маркса об избыточной прибыли, получаемой при инновациях, доказывал, что предпринимательский доход выше среднего достигается на основе предвидения новых тенденций развития спроса и предложения, умения находить незанятые ниши рынка и при "неявном знании" своего сегмента рынка внедрять новые технологии, методы управления. "Предпринимательская фирма" (по Шумпетеру) по-новому комбинирует известные факторы производства, систематизирует и оптимизирует их, выступает как активный участник рынка, изменяющий его параметры.4
В настоящее время в условиях глобализации экономики наиболее успешно этого добиваются интегрированные бизнес-группы (ИБГ).
Институциональная теория рассматривает фирму как социальный институт, который не только реагирует на внешнюю рыночную среду, но и активно познает ее, уменьшает ее неопределенность, что позволяет заменить куплю-продажу факторов производства за счет многочисленных рыночных контрактов внутрифирменным административным регулированием. По мнению Р.Коуза, современная фирма представляет собой систему взаимоотношений, возникающую тогда, когда управление ресурсами зависит от предпринимателя5 и эффективный механизм снижения трансакционных издержек, связанный с рыночной организацией контрактов. В рамках фирмы такая организация заменяется сознательным поддержанием пропорциональности. Именно таковы и ИБГ.
ИБГ можно определить как группу компаний (юридических лиц) с общим центром стратегического управления. Эти группы многообразны по характеру специализации, формам связи между компаниями, статусу управляющего центра, масштабам и характеру деятельности.
По характеру специализации выделяют три вида ИБГ: 1) с продуктовой специализацией (горизонтально интегрированные, включающие компании, производящие однородные товары и услуги в различных регионах и странах); 2) с сегментной специализацией (вертикально интегрированные, производящие достаточно широкий ассортимент разнородных по технологии товаров и услуг для определенного сегмента рынка); 3) конгломераты (без четкой специализации, включающие технологически не связанные компании различных отраслей производства).
По формам связи компаний различают также три типа ИБГ, основанных: 1) на имущественном вещном праве (центр владеет контрольным пакетом акций или соответствующей долей в уставном капитале членов ИБГ либо является их крупным кредитором); 2) на имущественном невещном праве (центр предоставляет членам ИБГ торговую марку, лицензии на другие нематериальные активы, не являясь доминирующим собственником их материального имущества); 3) на договорном праве (центр оказывает членам группы логистические и другие управленческие услуги, не являясь собственником их активов, но имеет право на обязательные для исполнения распоряжения по стратегическим, в том числе финансовым, вопросам, которое закрепляется в уставах и соответствующих договорах).
Управляющий центр ИБГ по своему статусу может быть: управляющей компанией, не занятой самостоятельным производством продукции; логистическим центром, выполняющим функции планирования, координации и контроля товароматериальных, информационных и финансовых потоков без вмешательства в основную производственно-финансовую деятельность членов ИБГ; головной компанией, осуществляющей производственную, финансовую, научно-техническую или торговую деятельность.
По масштабам деятельности выделяются региональные, национальные и транснациональные ИБГ, члены которых зарегистрированы в различных странах. Все они ведут активную внешнеэкономическую деятельность, создавая за рубежом свои представительства. По содержанию же деятельности различают производственные и "оболочечные" (hollow) ИБГ. Первые производят товары и услуги на своих предприятиях. Все большее число ИБГ сами производят и товары и услуги для потребителей. Что касается "оболочечных" ИБГ, то они выступают в качестве генеральных подрядчиков, изучают спрос, заказывают товары и услуги на стороне и реализуют их потребителям от своего имени.
Эта классификация в определенной мере условна, поскольку ИБГ может одновременно быть и производственной, и оболочечной. Но во всех случаях она располагает возможностями контроля, имея контрольные пакеты акций дочерних и аффилированных фирм, предоставляя кредиты, нематериальные активы (торговые марки, промышленные права, лицензии и т.д.), не отражаемые в балансе, права, закрепленные в договорах и уставах дочерних фирм и обеспечивающие головной компании реальную возможность контролировать хозяйственную деятельность.
В зарубежной литературе встречаются и понятия "монокорпорация", как группа, представляющая собой единое юридическое лицо, "поликорпорация" - интегрированная корпорация, имеющая дочерние и зависимые фирмы со статусом юридического лица и соответствующие активы контроля.6
Это одна из критериальных оценок классификации. По другой разграничиваются производственные (производящие товары и услуги на собственных мощностях) и контрактные корпорации, не имеющие собственных мощностей, но организующие производство от собственного имени, заключая договоры со сторонними фирмами. Последние могут быть и учредителями контрактной корпорации. Она обычно имеет функциональную структуру и выступает как логистический центр.
Целесообразно при классификации групп выделять также публичные и некоммерческие корпорации. В США публичной признается корпорация, акционерами которой являются физические лица (не более 75 чел.), которые платят из дивидендов подоходный налог, но не платят налог на прибыль, как простые товарищества, являющиеся переходной формой в процессе развития от индивидуального предпринимательства к полноценной фирме. Акционерами публичной корпорации могут быть и институциональные инвесторы (паевые, пенсионные, инвестиционные фонды) и муниципалитеты, но при условии, что никто из них не имеет контрольного или блокирующего пакета акций. Публичные корпорации позволяют превратить в инвестиции сбережения миллионов людей. Некоммерческие же корпорации представляют собой партнерства частных, общественных и государственных организаций, создаваемые с целью регионального развития, финансирования социальных, экологических, инфраструктурных и научно-образовательных проектов, направленных на улучшение качества жизни, делового, инновационного и инвестиционного климата в регионе, но не финансируемых за счет бюджета из-за нехватки средств и не представляющих коммерческого интереса для частных компаний из-за длительных сроков окупаемости.
В данном случае представляется заслуживающим поддержки предложение О.Дерипаски7 об использовании в России капиталов владельцев частных ИБГ, полученных в результате присвоения (по заниженным ценам и без реального конкурса) государственного имущества в ходе приватизации и залоговых "аукционов" и при "оптимизации" налогов (через оффшорные зоны). Эти капиталы могут быть изъяты с помощью однократного дополнительного налогообложения с последующей налоговой амнистией или путем обязательных инвестиций на длительный срок (7-10 лет) в капиталоемкие проекты высокой социальной значимости с длительными сроками окупаемости: для коренной модернизации технической базы ЖКХ, развертывания дорожного строительства, создания современных научно-образовательных, здравоохранительных, культурно-воспитательных и логистических центров.
Представляют интерес и предложения Price Water house loppers о новой структуре годового отчета (Value reporting) крупных компаний, включающей не только текущие финансовые, но и стратегически ориентированные показатели инновационного, организационного и социального потенциала компании и эффективности их использования. В соответствии с ними отчеты ИБГ целесообразно дополнять анализом конкурентной среды (тенденций развития рынка, позиций конкурентов, прогнозов изменений внешней среды бизнеса), оценкой рыночных позиций ИБГ, их стратегических задач, факторов риска и неопределенности, экономического потенциала, перспективных изменений структуры собственного и привлеченного капитала, затрат на привлечение внешних инвестиций, ликвидности активов, ожидаемой прибыли, инновационной и организационной деятельности, социального капитала, бренда, состояния агентских отношений, эффективности инноваций, экологической, кадровой и социальной политики.
Собственность в ИБГ формально отделена от управления, менеджеры выполняют свои функции вне прямой связи с имущественными правами, поскольку вещные права на имущество корпорации, ее активы принадлежат компании как юридическому лицу, а не ее высшим менеджерам. Права акционеров также являются обязательственными, а не вещными, они выступают как инвесторы, имеющие право голоса на общем собрании (по вопросам, входящим в его компетенцию), на получение дивидендов, на участие в контроле за деятельностью корпорации, на продажу своих акций.
Это существенный фактор в конкуренции, так как разделение законодательной (общее собрание), исполнительной (совет директоров и правление) и контрольной власти (ревизионная комиссия) в ИБГ делает ее наиболее устойчивой и демократичной разновидностью организации крупного бизнеса. Не случайно большинство ИБГ представляет собой ОАО в его наиболее развитой форме, при которой существует разделение стратегического (в том числе маркетингового), инновационного, инвестиционного и финансового управления, являющегося обязанностью корпоративного центра, и оперативного производственно-финансового управления, передаваемого дочерним фирмам и другим бизнес-единицам - центрам финансовой ответственности (ЦФО).
Главное преимущество ИБГ состоит в том, что планомерно организованное управление в них охватывает не отдельный этап технологического цикла, а весь этот, во многих случаях межотраслевой, цикл - от разработки нового продукта до производства и реализации конечной продукции, обслуживания ее потребителей, обучения кадров, авторского надзора, утилизации отслуживших изделий и т.д. ИБГ, берущие на себя обслуживание целого сегмента рынка, становятся мезоэкономической структурой, средним звеном управления, способным не только оперативно учитывать, но и формировать спрос, уменьшать рыночную неопределенность, лучше приспосабливаться к "новому хаосу", создаваемому в глобальной экономике быстрыми сдвигами в потребительском спросе и технологиях.
Вместе с тем, при развитии ИБГ усиливается опасность превращения их в монополии, сросшиеся с местной и центральной властью (подобные южнокорейским чеболям, японским дзайбацу). Как показал опыт второй половины ХХ века, такие ИБГ, пользуясь государственной поддержкой и щедрым финансированием со стороны контролируемых государством банков, способны добиться больших успехов в период формирования рыночной экономики. Однако ограничение конкуренции, рост затрат на управление в этих громоздких структурах, замена реального финансового контроля бюджетными субвенциями может привести и к финансовому кризису и общей рецессии. В последние годы Япония, Ю.Корея и другие азиатские "тигры" были вынуждены списать многомиллиардные долги, обанкротить крупные банки и корпорации, пойти на слияния и альянсы с западными компаниями.
В ИБГ обостряется и "агентская проблема" - проблема согласования интересов акционеров, инвесторов, менеджеров, партнеров и работников компании. Высшие менеджеры - акционеры ИБГ, пользуясь инсайдерской внутренней информацией, могут фальсифицировать финансовую отчетность, добиваясь неоправданного роста курса акций ИБГ, а в случае неизбежной кризисной ситуацией выгодно сбывать свои ценные бумаги. Причем, как показали корпоративные скандалы последних лет в США и странах ЕС (Enron, World Com, Parmalat и др.), аудиторские компании, даже такие известные и крупные, как Arthur Andersen, неспособны контролировать крупные корпорации и зачастую не заинтересованы в разоблачении своих главных клиентов.
Тем не менее роль ИБГ в современной экономике возрастает, о чем свидетельствует увеличение доли ее корпоративного сектора. По данным статистики США, ее характеризуют 61% ВВП, 77% стоимости основных активов и 81% национального дохода. Фондовооруженность корпораций и рентабельность их активов, измеряемая по вновь созданной стоимости, существенно выше, чем в других бизнес-структурах. 57% ВВП производят только нефинансовые корпорации.
ИБГ получают экономию от масштаба в виде снижения средних издержек по мере увеличения объема производства. При этом уменьшается доля секторов, в которых средний размер компаний ниже минимально эффективного объема продаж, после чего его увеличение перестает влиять на снижение удельных затрат на единицу продукции, кривая издержек становится пологой. По данным статистики ЕС, в конце 90-х гг. на эти сектора приходилось 27% общего объема производства, что повышало издержки на 25% по сравнению с издержками в США, где роль ИБГ существенно выше.
Рост ИБГ происходит за счет слияний и поглощений. В 1999 г. их число превысило 38 тыс. В 2001-2002 гг. в связи с рецессией интенсивность слияний и поглощений снизилась, но в 2003-2004 гг. снова возросла. При этом процесс развивался в следующих основных формах:
- поглощения (присоединения) предприятий путем приобретения доли капитала (пакета акций), достаточного для получения большинства голосов на общем акционерном собрании;
- слияния (объединение капиталов) путем обмена ценными бумагами;
- включения предприятий в сеть, контролируемую ИБГ, на основе заключения долгосрочных контрактов и договоров, изменений уставов и т.д.;
- организации внешнего управления в связи с необходимостью финансового оздоровления, вывода наиболее ценных активов и т.д.
В мировой экономике в ряде отраслей (авиационная, автомобильная, алюминиевая, фармацевтическая, энергомашиностроение, судостроение и др.) господствует несколько крупных ТНК. В настоящее время они представляют собой единые ИБГ, международные, а не национальные по структуре капитала и руководящих кадров. Развиваются альянсы, объединяющие ресурсы, в том числе и конкурирующих компаний, для реализации общих маркетинговых, инвестиционных и инновационных проектов на основе долгосрочных соглашений без создания громоздких управленческих структур и интеграции производственных активов.
Характерно развитие конкуренции в сфере информатики, в которой господствуют несколько ИБГ. Развитие беспроводных и цифровых технологий, бытовых устройств, подключаемых к компьютеру, увеличение мощности процессоров и устройств хранения данных требует многомиллиардных вложений и использования мировых стандартов для обработки и передачи информации.
Компания Intel, например, в условиях острой конкуренции в этой связи была вынуждена отказаться от технологии производства процессоров Pentium-4, на которую в 2000-2004 гг. было затрачено 35 млрд. долл. Вместе с Hewlett-Packard, Oracle, Sun и 14 другими крупными компаниями она создала альянс по корпоративным grid-технологиям (распределенным вычислительным сетям, объединяющим множество компьютеров и баз данных высокоскоростными каналами связи).
Microsoft в 2003-2004 гг. заключила договоры о сотрудничестве с SAP, IBM и Oracle, чтобы не оказаться в технологической изоляции со своей операционной системой Windows.
"Русский алюминий" заключил в 2004 г. контракт до 2012 г. с американской Hydro Aluminum на получение технологии и инвестиций для модернизации производства и маркетинговых услуг в обмен на поставку 75% слитков, которые будут выпускаться в России по зарубежной спецификации.
Таким образом, ИБГ - это, действительно, мезоэкономический субъект и социальный институт нового типа, прогнозирующий (все чаще совместно с конкурентами) спрос и предложение на конкретном сегменте мирового рынка и реализующий свои прогнозные решения с помощью крупных нововведений. Если предприятия планомерно организуют отдельный этап производственного цикла, то ИБГ как межотраслевые мезоэкономические комплексы, поставляют конечную продукцию на определенный сегмент рынка. Они имеют возможность определять полные издержки и конечные результаты воспроизводственного цикла и эффективно управлять им. Их целью становится не столько максимизация текущей прибыли, сколько рост рыночной капитализации, предполагающий оценку рыночными субъектами и гражданским обществом конкурентных преимуществ и социальной ответственности ИБГ и их стратегии устойчивого развития. Как социальный институт они формируют социально-экономические параметры отношений с властью и обществом, которые позволяют расширить масштабы планомерно организуемого экономического пространства, создавая в нем кластеры как источники роста.
Становление и развитие ИБГ в постиндустриальную эпоху предопределено:
- глобализацией экономики, делающей необходимой совместную разработку и кооперирование производства и сбыта продукции, создаваемой предприятиями многих стран, действующими на одном сегменте рынка;
- информатизацией, позволяющей оперативно учитывать и прогнозировать спрос и предложение на мировом рынке, управлять множеством предприятий в разных регионах и странах как единым комплексом;
- быстрым расширением ассортимента продукции и альтернативных технологий, сокращением их жизненного цикла, переходом от массового к серийному и индивидуальному производству на насыщенном рынке с многообразными запросами, преобразующему продуктовую технологическую специализацию в обслуживание определенных сегментов рынка;
- сокращением среднего размера предприятий в результате аутсорсинга - специализации на ключевой компетенции с освобождением от вспомогательного, обслуживающего и непрофильного основного производства;
- увеличением среднего размера фирм, в том числе в результате увеличения доли институциональных инвесторов (инвестиционных, пенсионных, страховых фондов) и публичных компаний (в которых основная часть акционерного капитала распылена между большим числом вкладчиков).
В России этот процесс имеет существенные особенности. Во-первых, в ее экономике до 90-х гг. преобладали сверхкрупные предприятия, позволявшие упростить структуру затрат и выпуска. В 1985-2001 гг. доля работников, занятых на таких предприятиях (с числом занятых более 2,5 тыс. чел.) сократилась с 50 до 30%, но осталось более высокой, чем в США и ЕС, где она составляет менее 10%. Вместе с тем, в 2001-2004 гг. быстрее всего росли предприятия с числом занятых от 31 до 100 чел. Именно им и принадлежит будущее. Во-вторых, если в США в компаниях с числом занятых более 10 тыс. чел. работает более 40% всех работников, то в России - менее 20% работников. В-третьих, такие отрасли, как машиностроение, информатика, отрасли АПК, легкая, мукомольная, лесная, деревообрабатывающая промышленность, авиастроение и авиаперевозки, строительство оказались неконкурентоспособны на мировом рынке, в связи с чем вступление России в ВТО угрожает им разорением.
В экспортных отраслях РФ (нефтедобыча, металлургия, химия), в некоторых других отраслях (пивоваренная, табачная, автомобильная, банки), однако, образовались крупные ИБГ. По данным доклада Всемирного банка "От переходного периода к развитию", 23 ИБГ контролируют в промышленности 35% объема продаж (первые места занимают Лукойл - 384 млрд.руб., Сибнефть-Millhouse - 184 млрд., Сургутнефтегаз - 155 млрд. и Интеррос - 130 млрд.). Доля государства в них составляет 25% (Газпром, Татнефть и др.), иностранного капитала - 5%. В банковской сфере на долю ИБГ приходится 17% активов, государства - 25% (Сбербанк, Внешэкономбанк, Внешторгбанк), иностранных инвесторов - 10%. По оценке Всемирного банка, всего несколько крупных инвесторов контролируют большую часть денежных потоков и рабочей силы, имеют поддержку своих интересов в органах власти за счет подкупа государственных чиновников. В то же время предприятия ИБГ во многих случаях менее эффективны, чем средние компании8 .
Тем не менее исследования российских экономистов подтверждают преимущества слияний, поглощений, горизонтальной и вертикальной интеграции, особенно в нефтяной, алюминиевой, черной и цветной металлургии, целлюлозно-бумажной, пищевой промышленности, энергомашиностроении, информатике9 . Но в первую сотню крупнейших компаний мира, по данным Forbes, в 2004г. попал лишь Газпром (87 место, после китайских нефтяных компаний PetroChina и Sinopec), а в первые 2 тысячи - всего 12 компаний, из которых 7 относятся к топливно-энергетическому комплексу (Газпром, Лукойл, РАО ЕЭС, Юкос, Сургутнефтегаз, Сибнефть, Татнефть), 1 - к банковскому сектору (Сбербанк), 2 - к металлургическому производству (Норильский никель и Северсталь), 1 - к информатике (Вимпелком - 1820 место) и 1 - к машиностроению (АвтоВАЗ - 1942 место).
ИБГ должны стать основой для устойчивого роста в России. Поэтому государственная промышленная и антимонопольная политика обязана содействовать усилению их позиций в том числе международных, разумеется, при условии согласования корпоративных и национальных интересов.


1 Предпринимательское право. /Под ред. Н.М.Клейн. М., 1993, с.29.
2 Маршалл А. Принципы экономической науки. М., 1993; Хикс Дж. Стоимость и капитал. М., 1993.
3 Робинсон Дж. Экономическая теория несовершенной конкуренции. М., 1986; Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. М., 1996.
4 Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995.
5 Коуз Р. Природа фирмы. /Уроки организации бизнеса. Сост. А.А.Демин, В.С.Катькало. СПб., 1994, с.36.
6 Хэй Д., Моррис Д. Теория организации промышленности. Т.2. СПб., 1999, с.63-64.
7 См.: Финансовые известия. - 2004. -19 февр.
8 www.worldbank.org.ru
9 Дынкин А., Соколов А. Интегрированные бизнес-группы в российской экономике. //Вопр. экономики. - 2002. - N 4. - С.78-95.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия