Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Потапов И. А.
заместитель начальника Управления стратегического планирования развития экономики
Министерства экономического развития и торговли Украины,
соискатель кафедры социальной и гуманитарной политики
Национальной академии государственного управления при Президенте Украины (Киев),


Механизмы современной государственной политики в системе социального благосостояния
Статья посвящена проблеме обеспечения социального благосостояния населения. На основе анализа теоретической концепции и политической практики показано, что пути достижения цели отличаются степенью вмешательства государства в перераспределение ресурсов в обществе. Доказывается актуальность для постсоциалистических государств, в т.ч. для Украины перехода от механизма защиты минимального благосостояния и перераспределения благ к механизмам максимизации чистого экономического благосостояния
Ключевые слова: Украина, социальное благосостояние, СНГ, социально-правовое государство
УДК 330; ББК 65.01   Стр: 325 - 329

В условиях глобального экономического кризиса во многих странах наблюдается ухудшение уровня материального положения граждан, а система социальных амортизаторов не срабатывает. Это свидетельствует о недостаточности традиционных подходов к государственному регулированию социально-экономической сферы и актуальности исследований путей и механизмов достижения социального благосостояния народа.
Свое видение проблемы представляют в своих трудах В. Беляева, В. Бобков, Э. Внук-Липинский, Т. Гансли, Д. Гэлбрейт, Д. Динитто, В. Новикова, В. Парето, А. Пигу, М. Рейнолдс, Д. Роулз, С. Смирнов, Ю. Смоленский Л. Эрхард, Г. Эспинг-Андерсен и др.
Путям выработки конструктивной социальной политики Украинского государства посвящены работы Ю. Бондаренко, И. Гнибиденко, М. Кравченко, Е. Крентовской, Э. Либановой, Е. Палий, Е. Скрипнюк, В. Скуратовского, В. Собченко, В. Трощинского, Т. Фертиковой, Д. Хохича, Ф. Шульженко и др. В них подчеркивается безусловность модернизации социально-экономической сферы.
Вместе с тем следует признать, что научная парадигма политики социального благосостояния населения не может считаться окончательно утвердившейся, поскольку меняются условия достижения социального благосостояния и общественные представления об обязанностях государства по отношению к определенным группам населения, социальной справедливости и социальной ответственности.
Цель данной статьи — обоснование обеспечения социального благосостояния населения в условиях современного социального правового государства на основе анализа теоретических концепций и политической практики, содержания и структуры механизмов государственного регулирования.
В таком контексте благосостояние можно рассматривать как условия, которые:
1) обеспечивают удовлетворение потребностей индивидов и домохозяйств, качество их жизни на уровне, приемлемом в данном обществе;
2) предотвращают социальную эксклюзию (отчуждение) уязвимых групп общества от пользования индивидуальными и социальными благами и противодействуют появлению выраженного социального дисбаланса [8].
На протяжении социогенеза человечество прибегало к различным способам распределения и перераспределения общественных благ, влияния на социальное благосостояние населения, создание условий для восходящей социальной мобильности, которая способствует продвижению по «социальной лестнице» вверх и ограждает от нисходящей социальной мобильности и маргинализации [6]. Способы эти были разные (на уровне взаимопомощи в древних племенах, церковно-монастырской помощи в средневековом обществе и т.п.). Только с утверждением индустриального общества сформировался государственных подход к перераспределению общественного благосостояния, предусматривающий участие уполномоченных государственных органов в стабилизации социальных отношений и в процессах определенного социального выравнивания.
Говоря о становлении идей социального правового государства, в котором формируются и реализуются цели социального выравнивания, необходимо отметить, что идея обусловленности социального государства правом впервые была выдвинута в российском ревизионистском марксизме (П. Струве, А. Изгоев, Б. Кистяковский), рассматривавшего социальное государство как социально справедливое государство. Именно Б. Кистяковский еще в 1909 году ввел в обиход понятие «социалистическое правовое государство». К идее социального правового государства приходили и другие российские ученые, отталкивающиеся от принципов естественного права (П. Новгородцев, С. Котляревский, В. Гессен, Л. Петражицкий) [12].
Анализ современной научной литературы позволяет выделить ряд теоретических взглядов на пути достижения социального благосостояния в постиндустриальном обществе, отличающихся по степени вмешательства государства в перераспределении ресурсов в обществе и ориентацией на достижение социального, группового или индивидуального благосостояния. Рассмотрим их подробнее.
1. Оптимизация перераспределения благосостояния. В рамках этого подхода государственная политика направлена на увеличение выгод, общественных и индивидуальных благ для избранных групп общества. Он опирается на идеи современного теоретика социальной справедливости Дж. Роулза, который доказывает необходимость приоритетного повышения благосостояния низких, уязвимых в социальном плане групп населения [15]. При этом государство должно обеспечить на практике внедрение такого уровня перераспределения доходов, которого пока нет даже в наиболее левоориентированных странах Западной Европы (например, Швеция и др.).
2. Максимизация чистого экономического благосостояния. Политика ориентируется на увеличение благосостояния за меньшие средства, но полученный прирост используется для компенсации тем, кто теряет. Этот подход основывается на принципе компенсации Н. Кальдера — Дж. Хикса: новое социальное положение лучше предыдущего при наличии чистого повышения результативности. И те, кто получает услуги, компенсирует потери тем, кто их не получает, то есть достаточным условием увеличения общего благосостояния является увеличение выгод для одной группы населения, превышающее потери других [3].
3. Защита минимального благосостояния. Социальная политика направлена на повышение уровня благосостояния определенных групп общества, а именно тех, кто находится на нижних ступенях «социальной лестницы» общества. Основой этого подхода является идея В. Парето о том, что новое социальное положение лучше предыдущего, если по крайней мере одному человеку стало лучше, и никому другому не стало хуже [1]. Политика в рамках этого подхода основывается на обеспечении определенных начальных условий, например, доступа в учреждения здравоохранения. А то, каким образом люди используют стартовые возможности, каково их видение «хорошей жизни» и какой выбор в своей жизни они делают — это личное дело каждого.
4. Максимизация индивидуального благосостояния. Главное внимание уделяется защите индивидуальных прав и свобод гражданина, государство минимально вмешивается в рыночные отношения и гарантирует минимальный уровень социального обеспечения. В основе этого подхода — утилитарная теория И. Бентама, согласно которой благосостояние определяют как выгоду наибольшего количества людей. Этот подход основывается на идее отсутствия различия в уровнях помощи для бедных и богатых, одинакового влияния помощи на общее состояние населения [7]. Государственная социальная помощь играет роль «последнего спасательного круга» и исходит из того, что неравенство в социальном благосостоянии вызвано индивидуальными проблемами людей, а не общественными отношениями.
Каждый из четырех рассмотренных подходов к перераспределению ресурсов в обществе не отрицает существование двух форм государственной социальной поддержки, активной и пассивной. Но первый (максимизация перераспределения благосостояния) и последний (максимизация индивидуального благосостояния) образуют полюса в континууме социальный — либеральный подход к обеспечению социального благосостояния и не вполне соответствуют современным представлениям о социальном правовом государстве, в котором применяются такие механизмы управления, место которых можно определить ближе к центру такого континуума.
Украинский ученый М. Касымова, формально отказываясь от рассмотрения политических ценностей как основы для определения направлений государственного регулирования, настаивает, что мировая практика доказывает действенность двух способов обеспечения социального благосостояния граждан:
1) государство само осуществляет перераспределение национального богатства путем финансирования социальных программ;
2) государство предоставляет гражданам возможность обеспечить себя пенсией, средствами на случай болезни и т.п., а также право выбора той или иной социальной услуги на рынке [5].
Первый подход можно считать патерналистским и этатистским, а второй –основанным на идеях социальной рыночной экономики, когда государство передает экономике определенные социальные функции и реализует с ее помощью ряд общественно значимых целей, то есть социально ориентированная экономика выступает формой проявления социального государства.
В XIX–ХХ веках в индустриальных обществах сформировался ряд моделей социального государства, в основу которых положены уровень участия государства в перераспределении общественного богатства для достижения социального благосостояния населения. В 1990 году на основе изучения ситуации в более чем в 80 странах ученый Г. Эспинг-Андерсен предложил классификацию государств всеобщего благосостояния [14]. На основании определения уровня государственных расходов на социальную сферу и так называемой «декомодификации» (степень, до которой государство освобождает лицо от рыночной зависимости путем гарантирования социального обеспечения). Автор выделил три модели: Бисмарка (англосаксонскую), Бевериджа (корпоративную) и шведскую (социал–демократическую). Они различаются не только степенью вмешательства государства, но и субъектами социальной ответственности. В корпоративной модели и государство, и негосударственные организации, и граждане несут свою долю ответственности за социальное благосостояние, при этом значительную роль играют предприятия, имеющие собственную разветвленную инфраструктуру, социальные страховые фонды. В либеральной модели роль государственных структур минимизирована, сведена преимущественно к поддержке надлежащего уровня доходов через развитие рыночной инфраструктуры. Основными субъектами выступают граждане, семья, социально-страховые фонды, организации третьего сектора. Социал-демократическая модель основывается на принципе государственной ответственности за социально-экономическое положение граждан, а все остальные субъекты действуют или от имени государства или под его контролем [11, с. 22-24].
Начиная с 1990-х годов происходит частичная смена моделей социальной политики, практики применения различных инструментов социальной и экономической политики. Такая модернизация была, по оценкам исследователей, вызвана демографическими и экономическими факторами, глобализационными процессами [9]. Потребность в модернизации моделей социальной политики стран Центральной и Восточной Европы была также обусловлена изменением векторов политики, направленной на вступление в Европейский Союз, развитием гражданского общества. Исследователи утверждают, что единственным системным механизмом борьбы с масштабной инфляцией, массовыми безработицей и уровнем бедности является именно активная социальная политика [13].
Кроме этого, в условиях глобализации происходит унификация основных принципов рыночных отношений и их государственного регулирования. Ученые [4] отмечают, что, несмотря на специфику сформировавшихся в каждой стране моделей социальной политики, законодательство развитых государств должно соответствовать определенным социальным стандартам, содержащимся в нормах международных документов, основываться на механизмах государственного регулирования социальным благосостоянием, предложенных мировым сообществом. Важную роль в установлении целей государственного управления по достижению социального благосостояния играют международные нормативно-правовые акты. Так, в статье 25 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) определено, что каждый человек имеет право на жизненный уровень (включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание), который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи. Европейская социальная хартия (1961 г.) провозгласила право человека на социальный прогресс.
В постиндустриальном обществе, которому присущ переход к экономике знаний, особый упор делается на возможности человека, развитие его творческого и интеллектуального потенциала. Стержнем современного общественного устройства становится человеческое измерение (антропоцентрический подход к политике), включающее образование, науку, культуру, информационные технологии, духовность, которые определяют качество жизни.
Итак, учитывая теоретические концепции можно сказать, что достижение социального благосостояния населения может приобретать активную и пассивную формы поддержки населения и отличаться степенью вмешательства государства в перераспределение ресурсов в обществе. При этом социально эффективное управление должно иметь ввиду уровень производительности труда, темпы и масштабы прироста национального богатства, уровень жизни населения согласно международным стандартам (установленным для развитых стран), стабильность общественных отношений. Современная социальная и экономическая политика в условиях социального правового государства призвана обеспечить высокий жизненный уровень, занятость населения, социальную защищенность, реальное осуществление прав и свобод граждан, создание современных и доступных для всех граждан системы образования, здравоохранения, культуры, социального обеспечения и обслуживания, поддержку необеспеченных и малообеспеченных слоев населения.
Государственное управление обеспечением социального благосостояния представляет собой механизм реализации целей экономической и социальной политики, основанных на законодательно установленных императивах, определяющих реальный уровень жизни, социального благосостояния, занятости населения, их социальной поддержки. При этом, по определению В. Скуратовского и А. Скуратовского, социальная политика должна строиться на трех основных принципах:
1) приоритетность проблем социальной защищенности населения;
2) повышение роли личного трудового дохода в удовлетворении социально-культурных и бытовых нужд населения и ликвидации на этой основе иждивенчества;
3) организация нового механизма финансирования социальной сферы, т.е. переход от государственного патернализма к социальному партнерству [10].
Управление вопросами обеспечения социального благосостояния населения является частью государственного управления, поэтому для систематизации его принципов можно взять за основание те закономерности, отношения и процессы, присущие всей системе государственного управления.
К ним следует отнести:
– законность;
– демократизм;
– публичность;
– баланс процессов централизации и децентрализация;
– плановость;
– научность;
– эффективность.
Особую роль в формировании политики отводится ценностям и этическим принципам, таким как:
– справедливость;
– равенство;
– солидарность;
– индивидуализм;
– коллективизм [2; 3].
По определению Д. Роулза, законодательное обеспечение деятельности государства, ориентированной на реализацию принципов социальной справедливости, следует понимать как «форму достижения наилучшего решения», что соответствует этим принципам справедливости и послужит достижению общественного блага и общественного согласия [14].
Ориентация государственного управления на принципы социальной справедливости предполагает определенные формы привлечения различных субъектов к формированию и реализации политики, понимания того, что эти субъекты имеют собственные цели и ценности. Ценности и интересы социальных групп и общества в целом воплощаются в конкретных социальных целях, программах и мероприятиях государства. Культурные традиции страны, ее ценности играют решающую роль при формировании социальной политики, определяют приоритеты в реализации социальных программ или отказе от определенных направлений социальной политики.
Таким образом, исследование механизмов государственного управления социальным благосостоянием населения должно принимать во внимание сложность государственного управления как сферы научного познания и практической деятельности, потребность в его модернизации в соответствии с идеями социального государства и приоритетов социального развития, опираясь на современные технологические возможности и принципы публичности, культурные ценности страны.
В Украине повышение благосостояния населения провозглашено важным политическим приоритетом. В Основном Законе Украина характеризуется как социальное государство. Для реализации этого положения сформирована обширная нормативно-правовая база, образующая нормативно-правовой механизм государственного регулирования социального благосостояния населения страны. Однако практика реализации нормативных актов свидетельствует об отсутствии последовательности государственной политики в обеспечении социальных прав граждан. На нынешнем этапе наблюдается несогласованность социальных обязательств государства и его финансовых возможностей. Анализ основных направлений правительственных программ дает основания для выводов об ориентированности государственной политики на обеспечение минимального материального благосостояния населения (концепцию защиты минимального благосостояния). Официальная статистика и данные социологических исследований свидетельствуют о наличии социальной стратификации, имущественного расслоения общества, недовольстве значительной части населения материальным положением своей семьи и социальным статусом. Доля среднего класса, достигающая в европейских странах 60%, в Украине не превышает 10% [2].
Кроме того, хочу акцентировать внимание на таких понятиях как «способ жизни», «уровень жизни» и «качество жизни».
Способ жизни каждый из нас строит сам, т.е. свою жизнь, своим очень определенным образом, где решающими направлениями оказываются:
– свой личностный стержень;
– свой личностный потенциал;
– свои жизненные позиции;
– свои жизненные ценности;
– свои жизненные стратегии;
– свой привычный личностный инструментарий.
Хотя в рамках уровня жизни, как первого компонента ее качества, доступность платного обучения вызывает озабоченность неравными стартовыми возможностями для молодежи из разных материальных и социальных слоев.
Уровень жизни более узкая категория по сравнению с качеством жизни, и определяется условиями существования человека в сфере потребления и измеряется через социально-экономические показатели общего благосостояния людей. Эти показатели включают:
– доходы;
– потребление;
– жилищные условия;
– услуги образования;
– услуги здравоохранения и т.д.
Качество жизни представляет собой более широкий комплекс условий жизнедеятельности человека и включает в себя уровень жизни, а также такие составляющие, которые относятся к:
– экологической среде обитания;
– социальному благосостоянию;
– политическому климату;
– психологическому комфорту.
Для измерения качества жизни недостаточно статистических показателей, даже очень подробных и достоверных, необходимы субъективные оценки соответствия этих параметров потребностям людей. По своей природе качество жизни — это объективно — субъективная характеристика условий существования человека, которая зависит от развития потребностей самого человека и его субъективных представлений и оценок своей жизни. Некоторые объективные составляющие качества жизни могут быть более актуализированы в сознании человека, другие менее, третьи совсем не актуальны в силу опыта, культурного капитала, ценностных предпочтений. Субъективные оценки важны уже в силу того, что они могут быть дифференцированы по регионам, социальным и демографическим группам и позволяют составить объемную картину настроений в обществе. Они проецируются на всю систему отношений:
– между индивидами;
– социальными группами;
– регионами;
– индивидов с социальными институтами и главным институтом — государством.
Измерение субъективных оценок качества жизни может давать информацию о существовании и возникновении в обществе социальных напряженностей.
Значит «качество жизни» — это комплексная характеристика условий жизнедеятельности населения, которая выражается в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения материальных, социальных и культурных потребностей и связана с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе. [16].
Выводы:
1) Взаимозависимость и взаимообусловленность факторов, определяющих состояние благосостояния, требуют применения системного подхода к реформированию социогуманитарной и социоэкономической сфер, содействия надлежащему функционированию рыночной среды и обеспечению условий для развития человеческого капитала, что в комплексе должно способствовать повышению социального благосостояния населения. Это в полной мере относится к Украине и ряду других постсоциалистических стран, переживающих изменения общественно — политического развития.
2) Одним из векторов усовершенствования государственной политики в новых условиях должен стать переход от механизма защиты минимального благосостояния и перераспределения благ к максимизация чистого благосостояния. Прежде всего в основу политики должна быть положена концепция стратегии формирования среднего класса, тесно связанная со стабилизационными процессами в экономике, привлечением инвестиций для экономического развития и преобразованиями в финансовой, налоговой, бюджетной и кредитно-денежной систем. Государству следует использовать налоговую систему как механизм привлечения граждан в сферу производства и услуг, а также привлечения общественных ресурсов к социальной сфере.
Успешное достижение целей политики повышения социального благосостояния населения возможно лишь при условии разграничения управленческой деятельности, как по объектам воздействия, так и по проблематике с четким законодательным распределением полномочий и ресурсов между общегосударственным, территориальным и местным уровням управления, при этом «центр тяжести управления» должен быть перенесен на уровень местного самоуправления. Должны быть разработаны методики оценки потребностей общин и стандарты оказания социальных услуг, без которых трудно обеспечить качество таких услуг и способствовать диверсификации социальной сферы.
В Украине, как и в других сопредельных странах, сформировалась неэффективная и разветвленная система социальных льгот, углубляющая неравномерное распределение доходов, что не способствует улучшению материальной ситуации социально незащищенных категорий населения и увеличивает объем расходов из Государственного бюджета Украины. При этом созданная система социальной помощи характеризуется недостатком необходимой информации для учета и мониторинга фактически потребленной социальной помощи, оценки доходов претендентов на ее получение, что обуславливает низкую эффективность использования выделенных на систему социальной помощи средств.
3) Пересмотр действующей системы льгот и социальной помощи должен сопровождаться созданием информационно-аналитической системы на основе внедрения электронных социальных карточек как персонального инструмента для автоматизированного подтверждения прав на получение льгот, социальной помощи и учета их фактического предоставления. Внедрение электронных социальных карточек целесообразно проводить поэтапно, с учетом пересмотра соответствующей нормативно-правовой базы, развития технологических возможностей процессинга социальных карт. Такая карточка должна стать инструментом не только системы социального обеспечения, но и как во многих странах, общеобязательного государственного социального страхования, и таким образом служить как одна из составляющих системы мер по детенизации занятости. Решение это задачи должно предусматривать создание информационно-аналитической системы, опирающейся на информационные базы данных Пенсионного фонда, фондов социального страхования, органов социальной защиты граждан и на другие информационные базы, содержащие необходимую персонифицированную информацию для контроля за ситуацией.
4) Перспективной для Украины, где получают развитие рыночные отношения и гражданское общество, видится такая модель повышения социального благосостояния населения, которая основана на привлечении общественных ресурсов к социальной сфере. Это может происходить через стимулирование государством развития корпоративной социальной ответственности предприятий, привлечение негосударственных субъектов к оказанию социальных услуг через государственную закупку таких услуг (социальный заказ), развитие волонтерства. На данном этапе развитию межсекторального сотрудничества «государство — бизнес — гражданское общество» в области обеспечения социального благосостояния препятствуют нормативно неурегулированные вопросы:
– создания пенсионных корпоративных фондов и фондов социальной защиты;
– ограничения бюджетирования социальных услуг, оказываемых негосударственными организациями;
– отсутствие стандартов качества социальных услуг и лицензирования социальных заведений;
– недостаток стимулов и стратегий развития волонтерства.
Поэтому межсекторальное сотрудничество должно стимулироваться государством через финансово — налоговую политику, информационную поддержку, административно-программные мероприятия.
5) Кроме того, государство, в виде всех политических институтов власти, постоянно должно уделять большое внимание такому важному фактору, влияющему в рамках механизмов современной государственной политики на качество жизни, как низкая политическая активность граждан, низкий уровень доверия к власти, неверие в ее желание и способность оказать позитивное влияние на жизнь «простого» человека. Для снятия проблемы необходима иная мера ответственности представителей власти перед населением.
Подводя итог изложенному, следует отметить, что современная государственная политика обеспечения социального благосостояния населения должна опираться на механизмы управления, находящиеся в динамичном развитии, обусловленном процессами политической модернизации, воплощением принципов социальной справедливости и субсидиарной ответственности, созданием основ «государства активного благосостояния», формирование инициативности и ответственности каждого за улучшение собственного и общественного благосостояния. Такая политика должна перестать быть патерналистской, ориентированной на максимальное перераспределение общественных благ и необоснованные льготы, но это не снимает с государства ответственности за поддержание высокого уровня социальных стандартов и качества жизни, контроль за распределением общественных благ, средств и ресурсов. Актуальными вопросами достижения социального благосостояния в постсоциалистических странах, в частности в Украине, остаются формирование среднего класса и детенизация занятости, привлечение общественных ресурсов к социальной сфере.


Литература
1. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе / Пер.с англ., 4-е изд. — М.: Дело, 1994. — 720 с.
2. Бондаренко Ю. М. Державне управління соціальним захистом населення в умовах європейської інтеграції України: дис... канд. наук з держ. упр.: 25.00.02. — Харків, 2008. — 197 с.
3. Гакаленко Т. М. Регулювання нерівності як засіб впливу на суспільний добробут // Наукові праці Чорноморського держ. ун-тету ім. П. Могили. — 2005 — Вип. 25. — Т. 38. — Режим доступа: http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/ Npchdu/Economy/2005_25/25-3.pdf.
4. Калашников С. В. Функциональная теория социального государства. — М.: Экономика, 2002. — 190 с.
5. Касимова М. С. Нові підходи до вивчення соціальної сфери // Вісн. МГУ. — Сер. 6. Економіка. — 1993. — № 4. — С. 51–57.
6. Макеев С. А. Социальная мобильность и идентичность в структурной перспективе // Методологія, теорія та практика соціологічного аналізу сучасного суспільства: Зб. наук. праць. — Харків: вид. центр ХНУ ім. В. Н. Каразіна, 1999. — C. 9­–14.
7. Надточій А. О. Концепція «держави загального добробуту» як основа формування системи пенсійного забезпечення в Україні // Державне будівництво. — 2008. — № 2. — Режим доступа: http://www.nbuv.gov.ua/e-journals/DeBu/2008-2/doc/2/15.pdf
8. Потапов І. А. Соціальний добробут: сутність поняття в контексті сучасних теоретичних підходів // Теоретичні та прикладні питання державотворення. — 2011. — № 8. — Режим доступа: http://www.nbuv.gov.ua/e-journals/tppd/2011_8/zmist/R_2/16Potapov.pdf
9. Семигіна Т. Соціальна політика: історія і сучасний розвиток. — К.: Агентство «Україна», 2008. — 196 с.
10. Скуратівський В. Правовий вимір діяльності соціальної держави / В. Скуратівський, А. Скуратівський //Вісник Національної академії державного управління при Президентові України. — 2007. –№ 4. — С. 184–192.
11. Собченко В. В. Трансформація системи державного управління соціальним захистом населення:. дис... канд. наук з держ. упр.: 25.00.02. — Харків, 2005. — 210 с.
12. Храмов В. О. Сучасна стратегія та головні проблеми становлення України як правової, соціальної держави в контексті європейських демократичних цінностей. — К.: ІПК ДСЗУ. — 2007. — 46 с.
13. Aspalter C. Analysing the Welfare State in Poland, the Czech Republic, Hungary and Slovenia: An Ideal-Typical Perspective / C. Aspalter, K.Jinsoo, P. Sojeung // Social Policy & Administration. — 2009. — Vol. 43. — № 2. — P. 170–185.
14. Esping-Andersen G. Three Worlds of Welfare Capitalism. — Cambridge: Polity Press, 1990. — 260 р.
15. Rawls J. A Theory of Justice. — Oxford: Oxford University Press, 1971. — 628 р.
16. Беляева Л.А. Социологические исследования. — 2009. — № 1. — С. 33–42.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия