Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (49), 2014
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Колмаков В. В.
доцент кафедры финансов, кредита и банковского дела
Московского государственного университета экономики, статистики и информатики,
кандидат экономических наук


Взаимоотношения малого бизнеса и субъектов государственной власти при реализации механизма государственно-частного партнерства
В работе обоснована необходимость привлечения малого и среднего бизнеса к решению значимых социально-экономических задач через механизм государственно-частного партнерства. Выявлены барьеры на пути эффективного развития и функционирования государственно-частного партнерства и доказано утверждение о том, что развитие государственно-частного партнерства в отношении малого бизнеса возможно исключительно при поддержке со стороны органов государственной власти. Систематизированы и предложены институциональные, административные, ресурсные и финансовые инструменты развития механизма государственно-частного партнерства с малым бизнесом
УДК 332.025.2+334.012.3; ББК 65.292+65.011   Стр: 117 - 120

Реализация государственных функций предполагает расходование существенного объёма ресурсов, что в условиях ограниченности бюджетных средств обуславливает необходимость привлечения бизнеса к решению задач развития инфраструктуры в регионах. Реализация задачи социально-экономического развития региона предусматривает, как правило, выполнение крупных проектов, что невозможно без совместного приложения усилий органов власти, населения и бизнеса. В последние несколько лет посткризисного восстановления в научных работах и эмпрических исследованиях всё отчётливее прослеживается актуализация роли государства в регулировании экономических процессов. Так, например, необходимость активного вмешательства органов государственной власти в рыночные процессы отмечается в исследовании А.Г. Поляковой [1, C. 128].
Малый бизнес относится к числу феноменов рыночной экономики: он выступает в качестве основного элемента генезиса хозяйственной системы данного типа. Усложнение и сжатие рыночного пространства, проявляющееся в конвергенции форм собственности, обуславливает появление новых тенденций и закономерностей развития. Отличительной чертой современности является возникновение и распространение такой формы взаимодействия бизнеса и власти как государственно-частное партнёрство. Новая форма сталкивается с нетипичными барьерами развития, препятствующими расширению гармоничного сотрудничества и достижения социально-экономического эффекта.
Практическое воплощение проектной деятельности, особенно в сфере развития инфраструктуры, требует разработки интеграционного механизма с включением инструмента государственно-частного партнёрства. Как отмечает Р.С. Нурмухаметов, при реализации механизма государственно-частного партнёрства «обеспечивается не только совместное финансирование объектов, но и максимально полное использование уникальных возможностей каждого из двух участников проекта (государства и бизнеса) и совокупное сокращение рисков... Государство, вступая в союз с бизнесом, как правило, получает не только снижение нагрузки на бюджет, но и более гибкую и действенную модель реализации проектов, а бизнес — определённый набор гарантий и преференций» [2, С. 64]. Государственно-частное партнёрство, таким образом, интегрируя ресурсы различных секторов, содействует преодолению технических, финансовых, административно-экономических, кадровых ограничений, существующих в государственном секторе. Зачастую, отмеченные ограничения приводят к отсрочке в реализации проектов на длительные сроки и оказывают негативное влияние на динамику параметров социально-экономического развития.
Частный сектор является основой расширения рыночных отношений. Он играет ключевую роль в обеспечении социально-экономического развития территорий, выступая в качестве среды создания рабочих мест и сокращения бедности. Для реализации потенциала частного сектора необходимо обеспечить эффективное сотрудничество, предполагающее не только задействование современных методов управления, но и расширение системы взаимодействия, в которой он играл бы роль активного участника. В исследовании Л.Н. Рудневой и И.С. Симаровой обоснована роль регулирования рыночной среды и показано, как управление трансформирует уровень связанности социально-экономического пространства [3, С. 71]. Таким образом, применение инструмента государственно-частного партнёрства как регулятора рыночной среды способно оказать позитивное воздействие на уровень территориального развития.
Влияние бизнеса на экономическое развитие достаточно велико. Данный тезис был оценён и доказан во многих исследованиях. В частности, исследование зависимости между темпами экономического роста и лёгкостью ведения бизнеса было выполнено Всемирным Банком на основе данных по 145 странам мира. Было обосновано, что потенциальное улучшение бизнес-среды до уровня 20% стран с самой благоприятной средой может повлечь за собой повышение темпов роста экономики в диапазоне 1,4–2,2 п.п. Вместе с тем, утверждать, что развитие малого бизнеса является способом решения всех проблем в достижении экономического роста, было бы совершенно не оправдано. Более того, экономические кризисы всё убедительнее показывают необходимость государственного регулирования экономических процессов и вмешательства в них с целью коррекции провалов в работе рыночного механизма. В этом контексте следует отметить, что государственно-частное партнёрство может принимать на себя и регулятивную функцию.
Бизнес через инструмент государственно-частного партнёрства способствует улучшению общественной инфраструктуры и услуг, которые находятся в ведении государственных учреждений. Принимая на себя совместно с государством риски, частный сектор получает преимущества и поддержку партнёра на конкурсной основе или на базе других механизмов. Именно поэтому государственно-частное партнёрство зачастую рассматривается как возможное решение проблем недостатка финансирования объектов инфраструктуры.
Тем не менее, несмотря на то, что государственно-частные партнёрства играют важную роль в развитии крупных инфраструктурных проектов и выступают в качестве средства привлечения прямых инвестиций от институциональных инвесторов, на их долю в мировом масштабе приходится лишь незначительный процент совокупных инвестиций в инфраструктуру: от нуля до 12% по странам Европейского Союза (по данным за 2006–2009 гг.). Оставшаяся доля распределена между чисто государственными (публичными) или исключительно частными капиталовложениями. Причём данное распределение крайне неравномерно: например, в Польше 76% инвестиций в инфраструктуру приходится на долю государства, тогда как в Австрии 84% составляют частные инвестиции [4].
Для сравнения целесообразно представить данные о структуре инвестиций в инфраструктурные проекты, обобщённые McKinsey & Co. по статистике Великобритании и Индии, в разбивке по основным элементам инфраструктуры (см. рис. 1 и рис. 2).
Рис. 1. Распределение инвестиций в инфраструктурные проекты в Великобритании по источникам финансирования
Рис. 2. Распределение инвестиций в инфраструктурные проекты в Индии по источникам финансирования
Очевидно, что в Великобритании ГЧП имеет наибольший удельный вес в проектах развития транспортной инфраструктуры (58%), что в среднем соответствует совокупности аналогичных элементов, выделяемых в экономике Индии (аэропорты, порты, автомобильные и железные дороги).
Можно констатировать, что в двух странах государственно-частное партнёрство распространено в наибольшей степени в транспортной инфраструктуре, причём если рассматривать опыт Индии, то это аэропорты (64%) и морские порты (28%). Водоснабжение является сферой, в которой государственно-частное партнёрство не применяется, причём в каждой из стран в ней доминирует либо государственный сектор (Индия) либо частный сектор (Великобритания). В Соединённом Королевстве, вообще, наиболее «огосударствлённым» видом инфраструктуры является утилизация отходов (75% государственного сектора), тогда как в транспорте его доля составляет 35%, а в других элементах инфраструктуры — отсутствует.
Специалисты выделяют большое количество различных барьеров на пути эффективного развития и функционирования государственно-частного партнёрства. Они включают в себя жёсткие правила управления активами, высокие транзакционные издержки и т.п. По данным McKinsey & Co. даже на развитых рынках, таких как США, доля фактически действующих государственно-частных партнёрств остаётся достаточно низкой, о чём свидетельствует тот факт, что по состоянию на конец 2010 года не более 40% инициированных с 1985 года проектов в сфере транспорта были профинансированы.
Рассматривая проблемы и препятствия на пути развития государственно-частного партнёрства, Р.Г. Леонтьев и А.В. Барчуков приходят к констатации отсутствия единого подхода к реализации партнёрства в Российской Федерации, что, по их мнению, обусловлено следующими обстоятельствами:
– неспособностью регионов подготовить и экономически обосновать инфраструктурные проекты для инвестора, несмотря на наличие привлекательных сфер и объектов для инвестирования,
– отсутствием квалифицированных частных компаний, владеющих соответствующими инструментами и способных инвестировать средства в инфраструктурные объекты;
– ограничениями в долгосрочных кредитах на финансовых рынках, несовершенством законодательной базы, невозможностью предоставления бюджетных гарантий, конфликтом полномочий и интересов федеральных, региональных и муниципальных органов власти;
– недоверием бизнеса к власти и наоборот, а также отсутствием чёткой политики по отношению к государственно-частному партнёрству [5, С. 31–32].
Представленный перечень проблем можно было бы продолжить, указав на существующий разрыв в рентабельности отдельных видов экономической деятельности: инфраструктурные и иные проекты, реализуемые в рамках государственно-частных партнёрств, проигрывают альтернативным вариантам капиталовложений по срокам окупаемости и норме доходности. Очевидно, что большинство представителей частного сектора не будет в состоянии оценить потенциальные риски и выгоды, в связи с чем откажется от возможности участия в партнёрстве. С другой стороны, существование спрэда показателей рентабельности, оцениваемого в разных источниках от 10% до 50%, следует рассматривать как ещё одно проявление национальной специфики рынка государственно-частных партнёрств, обусловленное продолжающимся ростом экономики, не достигшей своего предела в отличие от стран ОЭСР и некоторых других. Необходимо заметить, что данный фактор в настоящее время следует рассматривать как имманентный и во многом неустранимый, в связи с чем инструменты стимулирования развития государственно-частного партнерства однозначно должны предусматривать использование компенсаторных механизмов, льгот и преференций.
Тенденция включения в систему управления государственной собственностью новых игроков, представленных частным сектором, усиливается, набирая всё новые обороты. Современные условия общественного развития требуют поиска консенсуса между всеми участниками, в числе которых представители различных ветвей власти, граждане, занимающие активную гражданскую позицию, и частный сектор. Подобного рода проекты предполагают согласование множественных интересов, что способствует получению выгоды от этого партнёрства и частично решает проблему привлечения дополнительных объёмов инвестиционных ресурсов. Таким образом, государст­венно-частное партнёрство выступает инструментом не только достижения экономического эффекта, но и укрепления институтов для формирования консенсуса между властью, бизнесом и гражданами.
Малым предпринимательством выполняется большое количество функций. При всём их многообразии нельзя не отметить одну из основополагающих, проистекающую из способности субъектов малого предпринимательства выступать в качестве проводников инновационной деятельности. Они занимают сегменты экономической деятельности, непривлекательные для крупного бизнеса, что не только ускоряет темпы инновационной деятельности, но и содействует диверсификации ресурсов. Таким образом, повышение темпов экономического роста невозможно без активного включения в хозяйственную инновационную деятельность частного капитала и развития рынка инноваций. Последнее, соответственно, требует создания привлекательных условий для малого бизнеса с целью его устойчивого развития.
Качественно новый раунд научной и практической дискуссии в отношении вопросов развития малого предпринимательства был открыт с вынесением на повестку дня вопроса об имущественной, экономической и социальной заинтересованности государства в лице органов государственной власти и местного самоуправления в малом бизнесе. Новое звучание проблематики развития малого бизнеса было переформатировано в контексте неспособности государства эффективно выполнять свои функции и осуществлять делегированные полномочия, особенно на местах, в связи с чем малый бизнес из категории объекта поддержки трансформировался в субъект поддержки инициатив публично-правовых образований. На практике сложилась ситуация, что в ряде сфер государство при совершенно оправданном желании сохранить контроль над определёнными активами (объектами инфраструктуры, например) не имеет возможности их приватизировать, либо эти активы не представляют приватизационной ценности и оттягивают на своё содержание часть бюджетных расходов, иногда существенную.
На первый взгляд проблема может быть эффективно решена инструментами доверительного управления или арендными отношениями, передачей имущества в хозяйственное ведение или оперативное управление, однако долгосрочный характер реализации некоторых инфраструктурных проектов с точки зрения их окупаемости исключает возможность долгосрочных отношений в причисленных сделках с точки зрения гарантии прав субъекта частного сектора.
Следовательно, государственно-частное партнёрство необходимо рассматривать как сбалансированный инструмент реализации интересов государства и общества силами и средствами малого бизнеса, который в таком случае вправе рассчитывать на определённое содействие и поддержку, выраженную в системном применении инструментов развития государственно-частного партнёрства с малым бизнесом.
Таким образом, справедливым представляется утверждение о том, что развитие государственно-частного партнёрства в отношении малого бизнеса возможно исключительно при поддержке со стороны органов государственной власти. При этом существенный экономический эффект может обеспечить продвижение от инструментов исключительно финансовой поддержки малого бизнеса к стимулированию финансирования партнёрских отношений при реализации значимых для региона проектов. Развивая тезис о необходимости поддержки государственно-частного партнёрства, следует отметить, что большие перспективы принадлежат не столько финансовой поддержке, сколько административному регулированию для создания комфортных и прозрачных условий участия субъектов малого предпринимательства в партнёрских проектах.
Систематизация инструментов развития механизма государственно-частного партнёрства с малым бизнесом позволяет констатировать возможность их представления в четырёх видах: институциональном, административном, ресурсном и финансовом.
Институциональные инструменты развития государственно-частного партнёрства с малым бизнесом предполагают принятие мер по совершенствованию среды и делового климата, а также по развитию целого ряда институтов, опосредующих соответствующие формы отношений публичного и частного сектора.
В частности, следует выделить совершенствование института права, поскольку многие инструменты и методы взаимодействия в рамках государственно-частного партнёрства оперируют на основе действенного копирования работающих образцов других стран, не вступающих в противоречие с российским законодательством. То есть принцип диспозитивности хозяйственного права до определённого момента является драйвером развития определённых сфер деятельности, однако в дальнейшем отсутствие регулирующих норм сказывается негативно на динамике развития соответствующей отрасли хозяйствования. Так, в государственно-частном партнёрстве на протяжении определённого периода наблюдалась тенденция «свободного плавания», результатом которого обычно выступает формирование позитивных практик, на основе которых в дальнейшем вырабатываются нормотворческие инициативы.
Помимо правовой компоненты следует выделить такой институциональный инструмент как создание институтов развития. Опыт зарубежных стран показывает, что такие институты могут взять на себя бремя обобщения и анализа деловой среды, формирования портфелей проектов, в которых желательно участие частного сектора и особенно малого бизнеса. Таким институтам отводится ключевая роль в разработке стандартов и проектов нормативно-правовых актов, они транслируют передовой опыт и осуществляют инжиниринг проектов государственно-частного партнёрства. Последнее является важным, поскольку в рассматриваемой системе отношений публичный сектор, особенно на уровне местного самоуправления, не более компетентен в вопросах организационного, правового и экономического конструирования партнёрских отношений, нежели частный сектор, в связи с чем поддержка требуется каждой из сторон партнёрства.
Ещё одним элементом институциональной поддержки государственно-частного партнёрства с малым бизнесом является создание институтов, опосредующих процессы горизонтальной интеграции субъектов малого предпринимательства. Известно, что масштаб решаемых государственно-частным партнёрством задач зачастую предполагает определённый уровень обеспеченности представителя частного сектора ресурсами, причём не столько финансовыми, сколько человеческими (формирование должного уровня человеческого капитала), организационными, интеллектуальными. Требуемый уровень обеспеченности ресурсами может быть достигнут посредством консорциации, синдикации или иного рода объединений нескольких предприятий малого бизнеса. Следовательно, функция оператора интеграции должна быть возложена на единый институт, который в масштабе региона сможет эффективно осуществлять функцию подбора «команды» предприятий, способных принять участие в определённом проекте государственно-частного партнёрства.
Малое предпринимательство в значительно большей степени восприимчиво к разного рода воздействиям извне, поскольку оно в целом обладает меньшим административным ресурсом, ограниченными возможностями лоббирования собственных интересов, недостаточными финансовыми ресурсами для финансирования и недостаточными неформальными связями во властных кругах, если сравнивать его с крупным бизнесом. С этой точки зрения следует указать, что административные инструменты развития государственно-частного партнёрства с малым бизнесом имманентно заключены в рассматриваемую форму взаимодействия государственного и частного сектора, поскольку инициатор — публично-правовое образование — заинтересован, в том числе и финансово, в эффективном старте и продолжающемся функционировании соответствующего партнёрского проекта, в связи с чем предполагается, что административные барьеры и регламенты, возводимые на пути рассматриваемых объединений, должны быть соответственно минимизированы и упрощены, что в дальнейшем окажет благотворное влияние на всю деловую среду.
Инструменты ресурсной поддержки являются ещё одним имманентно присущим элементом государственно-частного партнёрства, поскольку лежащая в основе таких соглашений ресурсная составляющая связана с передачей малому бизнесу активов производственного назначения, что однозначно способствует расширению ресурсной базы и наращиванию капитализации. Более того, на стыке с административными инструментами орган государственной власти или местного самоуправления может организовать закупки в рамках действующего порядка на наиболее привлекательных условиях, выступая первичным покупателем в сделке. Тем не менее, данная мера, широко применяемая за рубежом, может вступить в противоречие с антимонопольным законодательством, в связи с чем потребуется более детальное исследование вопроса.
Принимая во внимание политику государства, направленную на исключение возможности избирательного применения налоговых льгот, на уровне субъектов федерации и муниципальных образований оправданным будет эффективное манипулирование ставками и порядком определения налогооблагаемой базы региональных и местных налогов соответственно. Кроме того, налоговые льготы и исключения из действующего режима налогообложения, применяемые сегодня в отношении объектов государственной собственности, должны быть доступны и субъектам малого предпринимательства в случае реализации ими соглашений о государственно-частном партнёрстве, предполагающих передачу во владение, пользование и ограниченное распоряжение объектов государственной или муниципальной собственности, не облагаемых налогом на имущество в силу особого статуса их балансодержателя. Такую норму необходимо применять в течение долгосрочного периода, если не на всём протяжении действия соглашения о государственно-частном партнёрстве. Также финансовые инструменты развития государственно-частного партнёрства должны предполагать возможность использования ускоренной амортизации в отношении всех видов объектов амортизируемого имущества, что позволит частному сектору значительно уменьшить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций.
В части финансовых инструментов развития государственно-частного партнёрства с малым бизнесом также следует выделить возможность предоставления государственных гарантий и поручительств органов местного самоуправления своим контрагентам по соглашению с целью увеличения их кредитоспособности и инвестиционной привлекательности.
Будет справедливым заметить, что иные финансовые инструменты развития государственно-частного партнёрства с малым бизнесом (субсидирование процентных ставок, льготное кредитование, гранты и т.д.) с недавних пор доступны лишь предприятиям, реализующим инновационные проекты, что в целом не является препятствием для распространения таких мер на инфраструктурные проекты, обладающие стратегической значимостью в масштабе региона или страны в целом. В этой связи их использование в отношении государственно-частного партнёрства может рассматриваться сугубо в теоретической плоскости.
Важно отметить, что в случае с государственно-частным партнёрством поддержка со стороны государства нацелена скорее на обеспечение равных возможностей с крупным бизнесом с точки зрения доступа к капиталу и рынкам, то есть на увеличение их конкурентоспособности. В перспективе это способно обеспечить дополнительные импульсы экономического роста, соблюдение принципов социальной справедливости, демонополизацию рынков и отдельных сфер бизнеса, общественный консенсус и долгосрочную поддержку власти населением.
Обращает на себя внимание тот факт, что с точки зрения современной парадигмы развития государственно-частного партнёрства такое взаимодействие является не столько способом поддержки малого бизнеса, сколько способом его вовлечения в решение задач развития инфраструктуры при нежелании крупного бизнеса участвовать в соответствующих проектах. С этих позиций принципиально важным будет преодоление философии «государство для малого бизнеса» и насаждение новой философии «государство в партнёрстве с малым бизнесом» или даже «малый бизнес для государства».


Литература
1. Полякова А.Г. Государственное управление в контексте проблемы модернизации экономики региона // Гуманитарные и социально-экономические науки. — 2011. — № 1. — С. 128–131.
2. Нурмухаметов Р.С. Финансирование инвестиционных проектов, реализуемых на основе государственно-частного партнёрства // Вестник Финансового университета. — 2009. — № 3. — С.63–65.
3. Руднева Л.Н., Симарова И.С. Влияние связанности социально-экономической системы на устойчивое развитие региона (на примере ХМАО-Югры) // Академический журнал Западной Сибири. — 2011. — № 4–5. — С.71.
4. Dobbs, R. et al. Infrastructure Productivity: How to Save $1 trillion a year. / McKinsey Global Institute, 2013. — 100 p.
5. Леонтьев Р.Г., Барчуков А.В. Финансирование инфраструктурных объектов в рамках государственно-частного партнёрства на железнодорожном транспорте // Власть и управление на Востоке России. — 2010. — № 3. — С. 29–36.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия