Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Азгаев Р. С.
аспирант кафедры экономики
Балтийской академии туризма и предпринимательства (Санкт-Петербург)

Алиев Э. Г.
профессор кафедры экономики
Балтийской академии туризма и предпринимательства (Санкт-Петербург),
доктор экономических наук

Мамишев В. И.
председатель совета директоров ОАО» Лизинговая компания «Ликострой»

Национальные приоритеты для отраслевой экономической политики
В статье рассматриваются 12 слагаемых роста национальной экономики. Отмечается, что государству сложно поддерживать все отрасли. Основную идею предлагаемого материала можно представить в виде простой формулы «три + пять»: Россия могла бы существенно увеличить произво­дительность, сосредоточившись на «капитализации» и развитии трех преимуществ и устранении пяти системных «слабостей». Моделирование производительности труда с использованием такого рода слагаемых конкурентоспособности, вполне могло бы привести к существенному повышению уровня конкурентоспособности и росту благосостояния в России
Ключевые слова: экономика России, экономический рост, отраслевая политика, отраслевые кластеры, индекс глобальной конкурентоспособности
УДК 330.3; ББК 65.05   Стр: 80 - 84

Дискуссии о промышленной политике в России часто сводятся к двум крайним позициям: свободный, саморегулирующийся рынок или дирижистский подход в его самом сильном варианте. Но Россия нуждается в национально ориентированной структурной и промышленной политике, которая предполагает как ее позиционирование на мировом рынке, так волевые действия государства по формированию эффективной экономики. В российских условиях следует не противопоставлять «силы воздействия» рынка и государства на национальную экономику, а находить оптимальное сочетание «равновесия сил» в каждый конкретный период времени [1]. При этом можно, как мы полагаем, это равновесие нарушать в пользу долгосрочных национальных интересов в ущерб процессам конъюнктурным, сиюминутным. Поясним сказанное примерами из существующей отраслевой политики в интересах национальной экономики и непропорциональными усилиями, которые затрачивает Россия (как хозяйствующий субъект) на позиционирование себя на международных и глобальных рынках.
Российские компании (как правило, с участием иностранного капитала) в секторах производства программного обеспечения и телекоммуникаций, конкурирующие на глобальных рынках, обеспечивают менее 1% общей занятости и экономике [2]. Приоритеты государственной отраслевой политики здесь направлены, в частности, на поддержку НИОКР, стимулирование инвестиций в развитие человеческих ресурсов и снижение внешнеторговых барьеров.
Компании, конкурирующие на внутреннем рынке, формируют 45% занятости в национальной экономике. Этот сегмент составляют такие отрасли, как произ­водство потребительских товаров, розничная торговля и индустрия развлечений. Для стимулирования конкурентоспособности этих секторов приоритетными являются совершенствование системы стандартов и технического регулирования, облегчение доступа к инфраструктуре и активная антимонопольная политика.
Отрасли машиностроения, ориентированные на оборонно-промышленный комплекс, обеспечивают около 10% общей занятости [3]. На состояние конкурентоспособности сектора положительно влияет повышение объемов и наведение порядка с госзаказами. Меры по «реанимированию» отрасли путем объединения разрозненных активов под крылом зонтичных компаний (холдингов) дали определенные результаты. Следующим шагом по улучшению ситуации должно стать формирование корпоративных стратегий холдингов и реструктуризация бизнес-единиц с целью увеличить их конкурентоспособность и использовать синергию между ними. Необходимо также повышать эффективность госзакупок в оборонных отраслях, включая госзаказ на НИОКР.
В отраслях, связанных с созданием и обслуживанием физической инфра­структуры, государство играет роль не только регулятора, но и основного заказчика. На этот сегмент приходится около 20% занятости [4]. Меры по поддержанию его эффективности направлены на обеспечение адекватного финансирования необходимых долгосрочных инвестиций, создание современных механизмов госзакупок с учетом ценности и качества продукции, последовательную реализацию справедливого и эффективного территориального планирования, а также создание специального регулирования, ориентированного на результат и рост эффективности.
При этом в промышленно — ориентированных предприятиях данного секторах реализуются такие меры, как внедрение более строгих и современных международных стандартов, пересмотр национального отраслевого регулирования с целью отмены устаревших стандартов, обеспечение совместимости национальных стандартов со стандартами основных торговых партнеров. Тарифное регулирование направлено на вознаграждение участников рынка за повышение производительности и внедрение ресурсосберегающих технологий.
Олигархические ресурсные финансово-промышленные группы (ФПГ) в нефтегазовой отрасли и металлургии формируют преобладающую долю добавленной стоимости и прибыли, при этом их доля в занятости составляет не более 4%, даже с учетом всех связанных бизнесов [5]. Нельзя ни в коей мере недооценивать их значение для национальной экономики. Эти ФПГ обладают достаточными ресурсами, чтобы успешно конкурировать на мировых рынках, однако их конкурентоспособность в значительной мере стимулируется и поддерживается государством. Можно даже в определенной степени говорить, что они ни рыночные и не государственные, а госкапиталистические. При этом государство идет на значительные издержки, связанные с присвоением и вывозом за рубеж части прибыли, полученной от эксплуатации национальных ресурсов топ-менеджментом данных компаний, поскольку их функционирование на мировых рынках связано, в том числе, с элементами личной унии («приватными отношениями»). Меры по повышению эффективности данного сектора национальной экономики включают создание стимулов для диверсификации и глобализации бизнеса, антимонопольного регулирования на внутреннем рынке.
Следует, на наш взгляд, различать внутреннюю и внешнюю отраслевую конкурентоспособность. В докладе на Всемирном экономическом форуме (2011 г.), подготовленном при содействии Евразийского института конкурентоспособности, бывший министр экономики и торговли РФ, один из «архитекторов» экономической либерализации страны Г. Греф определил конкурентоспособность российской экономики как «набор институтов, политических мер и факторов, обусловливающих уровень производительности страны». При этом он в соответствии с традиционными либеральными установками связывал конкурентоспособность экономики с более высоким уровнем дохода граждан, который самым непосредственным образом влияет на рост производительности труда [6]. Это общее либеральное положение не раскрывает: что имеется ввиду под более «высоким уровнем дохода граждан»? Это, как обычно шутит у нас народ — это «средняя температура по больнице» или же при этом надо учитывать индекс Джини? Каковы в России масштабы разрыва в доходах между самыми богатыми и бедными гражданами? Каким образом влияет разрыв в доходах на рост производительности труда? Не является ли чудовищный разрыв, существующий в России, главным препятствием роста производительности труда трудящихся граждан?
На наш взгляд, производительность труда индивида и конкурентоспособность страны в целом зависят от ряда обстоятельств. На протяжении долгого времени экономисты изучали роль различных факторов, начиная с физического капитала и инфраструктуры и заканчивая образованием и дополнительным обучением, технологиями, макроэкономической стабильностью, эффективным государственным управлением, качеством корпоративного управления, эффективностью рынков и т. д. Каждый из этих факторов играет важную роль, их нельзя рассматривать как взаимоисключающие: ключевыми могут быть одновременно несколько. Такая «многогранность» отражена в Индексе глобальной конкурентоспособности (ИГК) ВЭФ, включающем множество различных компонентов, каждый из них измеряет отдельный аспект конкурентоспособности. Затем компоненты суммируются (группируются) в ряд слагаемых конкурентоспособности национальной экономики. Охарактеризуем наиболее важные из них.
Первое слагаемое: институты. Институциональная среда определяется правовой и административной системами, в рамках которых частные лица, фирмы и органы власти взаимодействуют с целью создания дохода и повышении экономического благосостояния [7]. Качество общественных институтов оказывает значительное воздействие на конкурентоспособность и рост. Оно влияет на решения об инвестициях и на организацию производств, а также играет важнейшую роль при распределении в обществе экономического эффекта и бремени затрат, связанных с проведением политики и формированием стратегий развития.
Роль общественных институтов не ограничивается правовыми рамками. Отношение правительства к предпринимательству и рынку и эффективность его деятельности также очень важны: бюрократизм и волокита, чрезмерное регулирование, коррупция, нечестность при работе с государственными заказами, отсутствие прозрачности и надежности, а также возможность давления на судебную систему налагают значительные экономические издержки на бизнес.
Хотя в экономической литературе акцент в основном делают на государственных институтах, важными составляющими любой рыночной экономики выступают частные институты. К ним в полной мере относится все вышеперечисленное. Последний мировой финансовый кризис наряду с многочисленными корпоративными скандалами подчеркнул значимость финансового аудита и стандартов бухгалтерской отчетности, а также прозрачности финансовой деятель­ности компаний для предотвращения мошенничества и служебных злоупотреблений, обеспечения качественного управления и поддержания уверенности инвесторов и потребителей.
Второе слагаемое: инфраструктура. Экономика не может эффективно функционировать без разветвленной и эффективной инфраструктуры. Это важный фактор при выборе места размещения экономической деятельности, а также ее отдельных видов или направлений. Высокоразвитая инфраструктура ослабляет эффект удаленности регионов [8]. Кроме того, разветвленность и качество инфраструктуры стимулируют экономический рост и снижают бедность и неравномерность в распределении доходов.
Третье слагаемое: макроэкономическая среда. Хотя сама по себе макроэкономическая стабильность не может увеличить производительность в экономике, очевидно, макроэкономический дисбаланс наносит ей вред. Правительство не может должным образом предоставлять услуги, если ему приходится выплачивать высокие проценты по старым долгам. Постоянный дефицит бюджета ограничивает способность правительства в будущем реагировать на экономические циклы. Фирмы не могут эффективно работать, когда инфляция выходит из-под контроля. Иными словами, экономика не будет развиваться устойчиво, пока не обеспечена стабильная макроэкономическая среда.
Четвертое слагаемое: здоровье и базовое образование. Здоровые трудовые ресурсы жизненно важны для национальной конкурентоспособности и производительности. Работники, страдающие заболеваниями, не могут реализовать свой потенциал, их произво­дительность низкая. Таким образом, инвестиции в здравоохранение важны как с точки зрения морали, так и с точки зрения экономики.
Помимо здоровья в рамках этого слагаемого рассматриваются также объем и качество базового образования населения. Такое образование увеличивает эффективность труда каждого отдельно взятого работника. Более того, люди с низким уровнем образования могут выполнять только несложную физическую работу, и они с большим трудом приспосабливаются к современным производственным процессам и технологиям. Нехватка базового образования может стать препятствием для развития бизнеса, и предприятиям будет сложно двигаться вверх по цепочке создания стоимости.
Пятое слагаемое: высшее образование и профессиональная подготовка. В условиях глобализации необходимо создавать ресурс высоко­квалифицированных работников, способных быстро адаптироваться к меняющимся условиям и растущим потребностям производственной системы. Пятое слагаемое измеряет охват населения средним и высшим образованием, а также качество образования в соответствии с его оценкой бизнес-сообществом. Учитывается и повышение квалифика­ции, поскольку программы профессиональной подготовки с отрывом и без отрыва от производства способствуют постоянному совершенствованию навыков персонала [9].
Шестое слагаемое: эффективность рынка товаров и услуг. Страны с эффективным рынком имеют возможность обеспечить производство необходимого набора товаров и услуг, соответствующих условиям спроса и предложения, и могут поддерживать эффективный оборот продукции. Здоровая конкуренция на внутреннем и внеш­нем рынках важна для стимулирования рыночной эффективности, а значит, повышения производительности. Создать наиболее благоприятные условия для товарооборота можно лишь при эффективном стимулировании со стороны государства предпринимательской деятельности. Обременительное налогообложение, ограничительное или дискриминационное регулирование прямых иностранных инвестиций негативно влияют на конкурентоспособность и международную торговлю.
Эффективность рынка зависит и от условий, связанных со спросом, это — ориентированность компаний на потребителя и искушенность покупателей. Последняя может создавать важное конкурентное преимущество: компании вынуждены стремиться к инновациям и максимально ориентироваться на потребителей, что в свою очередь, повышает эффективность бизнеса и производительность экономики.
Седьмое слагаемое: эффективность рынка труда. Эффективность и гибкость — необходимые качества рынка труда: они гарантируют, что работники задействованы максимально эффективно (с наибольшей пользой для экономики) и мотивированы прилагать максимальные усилия в работе. Следовательно, рынки труда должны быть достаточно гибкими, чтобы обеспечить быстрый переход работником из одной сферы экономики в другую с наименьшими затратами, а также гарантировать отсутствие значительных колебаний в размере заработной платы. Кроме того, на эффективных рынках труда существует зависимость между вознаграждением работников и их достижениями. В российских условиях очень важно для роста производительности труда всемерно поддерживать социальную справедливость. Неприемлемый разрыв в доходах, существующий в настоящее время, подрывает стимулы к высокопроизводительному и честному труду [10].
Восьмое слагаемое: развитость финансового рынка. Последний финансовый кризис показал, что для экономической деятельности особенно важен надежный и четко функционирующий финансовый сектор. Эффективный финансовый сектор распределяет ресурсы, накопленные гражданами страны, а также поступающие из-за рубежа, и направляет их на развитие предпринимательских или инвестиционных проектов, обеспечивающих максимальную рентабельность. Ключевой аспект здесь — тщательная и правильная оценка рисков. Экономика нуждается в развитом финансовом рынке, который делает капитал доступным для инвестиций в производственный сектор через кредиты, полученные в надежных банках, регулируемые должным образом фондовые биржи, венчурный капитал и другие финансовые инструменты [11].
Девятое слагаемое: технологический уровень. Технологии становятся все более важным, определяющим условием конкурентоспособности и процветания компаний. Это слагаемое измеряет, насколько быстро появляющиеся технологии адаптируются в экономике, повышая производительность отраслей. При этом особый упор сделан на ее способность максимально использовать информационные и коммуникационные технологии в повседневной деятельности и производственных процессах в целях повышения эффективности и конкурентоспособности. Сегодня информационные и коммуникационные технологии превратились в «технологии общего назначения»: они проникают в другие отрасли и играют важную роль в повышении производительности.
Десятое слагаемое: размер рынка. Он влияет на производительность, поскольку крупные рынки дают компаниям возможность экономии на масштабе. Традиционно рынки были сосредоточены внут­ри страны. В эпоху глобализации их в значительной мере заменили международные рынки. Однако в российских условиях роль международного рынка преувеличена, поскольку они играют преимущественное значение в небольших странах, к которым Россия не относится [12]. Существует множество доказательств того, что открытость экономики неоднозначно влияла на экономическое развитие дореволюционной и современной России, как, впрочем, и тех стран, которые добились вначале зрелости национальной экономики в условиях автаркии и лишь затем их экономики стали играть заметную роль на мировых рынках.
Одиннадцатое слагаемое: конкурентоспособность компаний. Передовые методы ведения бизнеса способствуют повышению эффективности производства товаров и услуг. Данное слагаемое включает качество взаимодействия компаний и развитость системы поставщиков в стране, а также качество стратегий и операций отдельных фирм. Эти условия особенно важны для передовых стран, когда базовые источники роста производительности почти полностью исчерпаны. Когда компании и поставщики из определенного сектора географически близки (представляют собой отраслевые кластеры), повышается эффективность, расширяются возможности создания инноваций, снижаются барьеры для входа новых компаний на рынок.
Двенадцатое слагаемое: инновационный потенциал. Последнее слагаемое связано с технологическими инновациями. Можно достичь больших успехов, улучшая общественные институты, наращивая инфраструктуру, снижая макроэкономическую нестабильность или развивая человеческий капитал, но всем этим факторам свойствен эффект убывающей отдачи [13]. В долгосрочной перспективе добиться стабильного экономического роста и неуклонного повышения качества жизни можно лишь за счет технологических инноваций. Опыт советской индустриализации это неопровержимо доказал. Современная Россия во многом еще эксплуатирует технологические заделы советского времени.
Хотя Россия может увеличить производительность труда, обновляя существующие технологии или проводя поэтапные усовершенствования, этих мер недостаточно. В странах, которые достигли инновационной стадии развития, чтобы сохранить свои конкурентные преимущества, их компании должны разрабатывать и внедрять передовые производственные процессы и продукцию. Для инновационной деятельности необходима благоприятная среда, поддерживаемая как государством, так и частным сектором: достаточное инвестирование в исследования и разработки, особенно со стороны частного сектора; наличие научно-исследовательских институтов высокого качества; ин­тенсивное сотрудничество в области исследований между университета­ми и промышленностью; защита интеллектуальной собственности и т.д. [14].
От производительности труда также зависит коэффициент окупаемости инвестиций (в физический и человеческий капитал, в технологии). Таким образом, концепция конкурентоспособности подразумевает статические и динамические компоненты: хотя производительность явно обусловливает способ­ность страны поддерживать высокий уровень дохода, она также во многом определяет окупаемость инвестиций, что, в свою очередь, становится одним из ключевых факторов, объясняющих потенциал роста экономики.
Хотя нами представлены результаты отдельно для каждого из 12 слагаемых, важно помнить, что все слагаемые усиливают друг друга, а слабое развитие одного из них зачастую негативно влияет на другие. Например, инновационный потенциал (12-е слагаемое) будет сложно реализовать без хорошо обученных и подготовленных кадров (4-е и 5-е), способных осваивать новые технологии (9-е). Основную идею представленного материала можно представить в виде простой формулы «три + пять»: Россия могла бы существенно увеличить производительность, сосредоточившись на «капитализации» и развитии трех преимуществ и устранении пяти системных «слабостей». Моделирование производительности труда с использованием такого рода слагаемых конкурентоспособности, вполне могли бы привести к существенному повышению уровня конкурентоспособности и росту благосостояния в России.
При этом исторический опыт Росси показывает, что переход к интенсификации экономики всегда затруднялся возможностями использования более дешевых, удобных и привычных к исполнению экстенсивных факторов экономического развития [15]. Возможно, наиболее характерная особенность российской экономики — ее обеспеченность природными ресурсами, в частности нефтью, газом, углем, драгоценными металлами, а также обширными сельскохозяйственными угодьями, лесами и водными ресурсами. Россия контролирует 5,6% мировых запасов нефти и 23,7% запасов газа (по данным на конец 2013 г.), что позволяет ей быть крупнейшим в мире экспортером минерального топлива и нефтепродуктов (в 2013 г.) и занимать 10,6% мирового рынка. Страна также располагает 8,4% мировых запасов воды, 8,1% пахотных земель и 23% мирового лесного покрова [16].
Как уже было сказано, с экономической точки зрения изобилие природных ресурсов имеет свою оборотную сторону. По мере увеличения экспорта ресурсов и роста возможностей для инвестиций возникает нежелательное побочное явление — так называемая «голландская болезнь», когда повышение обменного курса национальной валюты вследствие роста экспорта природных ресурсов ведет к снижению конкурентоспособности обрабатывающей промышленности. Изобилие природных ресурсов препятствует росту конкурентоспособности отдельных отраслей национальной экономики на мировых рынках. Однако нельзя абсолютизировать это явление и не считаться с ролью доминирующих отраслей в национальной экономике. Либеральные реформаторы предлагали «раздербанить» нефте- и газодобывающие российские гиганты в угоду каким-то абстрактным смыслам, диктуемым из-за океана [17]. Слава Богу, у высшего политического руководства хватает прозорливости, и оно не прислушивается к такого рода рекомендациям.
По уровню зрелости российский бизнес отстает от своих иностранных конкурентов. Это отчасти обусловлено ограниченным количеством и относительно слабой развитостью отраслевых кластеров. Кроме того, негативно влияет портфель производимой продукции, характеризующийся низкой добавленной стоимостью.
Однако следует иметь в виду, что уровень развития компаний и инновационные факторы более значимы в странах, производство которых находится ближе к конечным звеньям цепочки создания стоимости, поэтому для стран на «средних» стадиях развития, к ко­торым относится Россия, эти факторы имеют меньшее значение. И все же данным аспектом конкурентоспособности не следует пренебрегать как минимум по трем причинам. Во-первых, в стране есть инновационные отрасли промышленности, которым для дальнейшего развития необхо­дим более конкурентоспособный бизнес. Во-вторых, кластеры влияют на экономическое развитие, которое, в свою очередь, дает толчок дальнейшему формированию кластеров, что способствует самоподдерживающемуся росту. В-третьих, поскольку конкурентоспособность бизнеса является важным условием дальнейшего развития, принятые заранее меры помогут подготовиться к более прогрессивным этапам.
В современный период Россия занимает 101-е место по 11-му слагаемому («конкурентоспособность компаний») [18], отставая от государств ОЭСР, стран с развивающимися рынками, а также от других ресурсозависимых экономик. По сути, это слагаемое оценивает три аспекта развития бизнеса: наличие и развитие кластеров, добавленную стоимость в производимых продуктах и методы управления компаниями. Данные опроса руководителей компаний указывают на необходимость дальнейшего развития кластеров: по этому показателю Россия отстает от всех промышленно развитых стран, образовавшихся на постсоветском пространстве, кроме Казахстана. Формирование кластеров повышает эффективность и конкурентоспособность компаний, создает значительные возможности для инноваций и снимает барьеры для предпринимательства и появления новых фирм. С учетом недостатков российской инфраструктуры предпринимательской деятельности создание рамочных условий для возникновения кластеров в регионах окажет благоприятное воздействие на экономику и поможет ее диверсификации, увеличив количество поставщиков и повысив их качество. По соответствующим факторам Россия занимает 103-е и 114-е места [19].
Как уже было сказано, доминирование продуктов с относительно низкой добавленной стоимостью, не способствует росту конкурентоспособности российских товаров массового спроса. Российский «портфель продуктов» включает в основном продукцию низких переработок: сырую нефть, природный газ и другие сырьевые товары. Производство продукции высокотехнологичных отраслей обеспечивает всего 0,7% ВВП — в семь раз ниже, чем в Китае (5,2%), и в два раза ниже, чем в Бразилии (1,5%) [20]. В портфеле экспортной продукции доминируют нефть и газ: на этот сектор приходится 66% экс­порта. Отметим, что Россия улучшила свои позиции относительно других экспортеров в 2010–2013 гг. по товарам и услугам с низкой добавленной стоимостью: например, уголь, строительные услуги, лесоматериалы [21].
Не способствует переориентации российской экономики на высокотехнологичное производство и низкий уровень управленческих компетенций. Российские компании редко применяют передовые методы маркетинга и обычно не обеспечивают международную дистрибуцию. Одна из причин: в российских, так называемых бизнес-школах, и на факультетах менеджмента, осуществляющих подготовку якобы по программам МВА, эти навыки преподают недостаточно эффективно. По оценке руководителей компаний, Россия занимает 92-е место по индикатору, который отражает качество образования в сфере менеджмента. Другая причина имеет более сложную социальную структуру. Она заключается в «клановой» структуре российского бизнеса, в негласно существующем правиле полагаться в организационных и управленческих делах на родственников и друзей больше, чем на профессионализм кандидатов при назначении на руководящие должности. Советский, так называемый «блат», смотрится на фоне современного «кумовства» и «сватовства» довольно безобидным явлением. Эти факторы вместе с нежеланием делегировать полномочия профессионалам (по данному показателю Россия занимает 103-е место, наряду с африканскими странами, где господствует компрадорская буржуазия) могут означать только одно: в российских компаниях отсутствуют или не используются необходимые компетенции и современные методы управления. Именно поэтому уровень производственных и управленческих процессов и технологий весьма низкий [22].
На основе изложенного и в заключение мы предлагаем две основные рекомендации стратегического характера: необходимо придать высший приоритет реформам в институциональной области. Серьезные институциональные реформы (они должны стать приоритетом на высшем политическом уровне) окажут сильное позитивное влияние на другие сферы экономической политики и значительно ускорят развитие России. Руководствуясь «формулой конкурентоспособности» для России «три плюс пять», можно достаточно быстро повысить конкурентоспособность. Этот подход предполагает «капита­лизацию» и развитие трех ключевых преимуществ, а также решение проблем по пяти основным направлениям.
С учетом огромных конкурентных преимуществ России под влиянием возросшей эффективности государственной политики по рассмотренным направлениям возможен существенный рост производительности и, как следствие, уровня жизни населения за относительно короткое время. При этом следует учитывать изложенный выше анализ в области отраслевой политики, направленной на повышение конкурентоспособности различных секторов российской экономики.


Литература
1. Плущевская Ю.С. О состоятельности теоретического фундамента и неокейнсианских терий общего равновесия // Вопросы экономики. — 2012. — № 5. — С.22–36.
2. Russian Economic Report — № 15 / World Bank. 2013
3. Idid.
4.Beitman V. Markets and Growth in Early Modern Europe. — L. 2013.
5. Marsh P. The new industrial revolution: consumers, globalization and the end of mass production. — L, 2012. — 311 p.
6.От перераспределения благ к созданию процветания: выводы из индекса глобальной конкурентоспособности // Вопросы экономики. — 2011. — № 8.
7.Благих И.А. К 100-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева // Российская история. — 1993. — № 2. — С.112.
8. Богомазов Г.Г., Благих И.А. История экономики и экономической мысли России: учебник / Под общ. ред. Г.Г. Богомазова. — М., 2010.
9. Lin S. From flying gees to leading dragoons: new opportunites and strategies for structural transformation in developing с Wash. D.C., The World Bank, 2011. — 40 p.
8.Благих И.А., Громова Ж.В. Н.Х. Бунге как экономист и государственный деятель // Вестн. С.- Петерб. ун-та. Сер. 5. Экономика. — 2010. — № 2. — С.121–130.
9. Majunmar S. India’s late, late industrial revolution: democratizing entrepreneurship. — Cambridge, U.K., 2012. — 426 p.
10. Благих И.А. К 100-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева // Российская история. — 1993. — № 2. — С.112.
11.The new Chinese economy: dynamic transitions into the future. — NY., 2012 — 192 p.
12.Климов В.А. Актуальные проблемы экономической политики США // Вопр. экономики. — 2013. — № 5 — С. 129–135.
13.Лебедев Р. Мы ничего не производим // Эксперт. — 2012. — № 24.
14.Richter К., Pishchulov G., I.Dobos, В. Gobsch, N.Pachomova. Channel coordination in a HMUS-tyer supply chain with profit contract. Proceedings of the International conference on Operation Research. Zurich, Switzerland, 2011. Springer, 2012. — 445 p.
15.Благих И.А. Петербургско-ленинградская историко-экономическая школа // Экономист. — 2009. — № 6.
16.Path way to industrialization in the 21 century: new challenges and emerging paradigms / A. Szizmai, W. Nande, L. Alco — Oxford, 2013.
17.Ивантер И.К., Механик А.А, Рогожников M.П., Фадеев В.С.. Консенсус не достигнут // Эксперт. — 2013. — № 25. — С.76–81.
18.Хейфец Б.Н. Деофшоризация экономики. Мировой опыт и российская специфика // Вопросы экономики. — 2013. — С.29–48.
19.Schwartz Н. States versus markets: the emergence of a global economy. — N.Y., 2010. — 347 p.
20.Клейнер Г.А. Системная экономика как платформа развития современной экономической теории // Вопр. Экономики. — 2013. — №  6.
21.Эллман М.К. Что исследование переходных экономик дало мейнстриму экономической теории // Вопросы экономики. — № 3. — С.75–76.
22. Рязанов В.Т. Политическая экономия: из прошлого в будущее // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 2. — С. 55–61; № 3. — С. 27–32.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия