Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Якупов З. С.
доцент кафедры налогов и налогообложения
Института экономики, управления и права (г. Казань),
кандидат экономических наук


Развитие евразийской экономической интеграции и ее налоговые аспекты
В статье рассмотрены вопросы экономической интеграции как объективного процесса, приводящего к созданию международных экономических объединений (МЭО), включая Таможенный союз и Европейский союз. Особое внимание обращено на особенности гармонизации налоговых систем при создании МЭО. Автор приходит к выводу, что к унификации прямых и косвенных налогов должны быть применены разные подходы, исходя из разных функций, которые они выполняют в регулировании экономики
Ключевые слова: экономическая интеграция, Таможенный союз, налоги, налоговая система, налоговая гармонизация и унификация, налоговое администрирование, налоговый контроль
УДК 339.9+336.226; ББК 65.5+65.261.4   Стр: 60 - 63

После прекращения деятельности СССР необходимо было обеспечить сохранение и функционирование производственных связей между предприятиями и организациями, оказавшимися в разных странах. Для выполнения этой задачи было образовано Содружество Независимых Государств (СНГ), что стало первым шагом к экономической интеграции между странами — бывшими советскими республиками. Одной из практических проблем стало внедрение взаимоприемлемых принципов исчисления и уплаты косвенных налогов и таможенных пошлин при пересечении товаров через установленные таможенные границы. На этом пути принимались различные решения в зависимости от состояния отношений между Россией и бывшими советскими республиками, а также в зависимости от видов перемещаемых товаров. В разные периоды особый режим налогообложения применялся в отношении экспорта-импорта нефти и газа в бывшие республики СССР. Разработанные в тот период принципы косвенного налогообложения получили развитие при учреждении Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.
Создание Таможенного союза (ТС), а затем вступление России в ВТО стали одними из важнейших событий новейшей экономической истории для стран-участниц. Это в определенной степени обусловлено тем, что ТС имеет значительный потенциал для развития, так как со временем к нему могут присоединиться, или сотрудничать с ним, не только другие члены ЕврАзЭС, но и некоторые страны дальнего зарубежья, расположенные в данном регионе и экономики которых имеют традиционно тесные связи с Россией, Белоруссией и Казахстаном. На сегодняшний день намерение присоединиться к евразийскому интеграционному проекту официально высказали Кыргызстан и Армения. Кроме того, ряд государств, включая Индию (участница БРИКС), рассматривают возможность подписания соглашения о всестороннем экономическом сотрудничестве с ТС. Такие позитивные настроения усиливаются с вступлением в силу с 1 января 2015 г. договора о преобразовании ТС в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), что будет способствовать дальнейшему продвижению идеи формирования Единого экономического пространства (ЕЭП) на этой территории. Развитие и расширение ТС следует рассматривать в качестве одной из стратегических целей России, наряду с участием в БРИКС, достижение которой позволит выйти из складывающейся не простой политической и экономической ситуации страны и будет способствовать укреплению ее экономической мощи. Отсюда следует актуальность темы исследования.
Интеграция для многих бывших республик СССР является процессом объективным, хотя и не осознанным в полной мере. Как нам думается, А.И. Суздальцев выразил общее мнение исследователей, что «практически все новые независимые страны, появившиеся на политической карте мира после исчезновения СССР, избрали собственный путь к созданию рыночных экономик» [1, с. 176]. При этом он отмечает, что «далеко не все страны региона достигли уровня трансформации, позволяющего считать их экономики рыночными» [1, с.176]. Важнейшие институты рыночной экономики развивались в указанных странах также по-разному. Об этом свидетельствуют, например, данные об изменении доли частного сектора в создании ВВП в ряде постсоветских стран, приводимые В.В. Поповым.

Таблица 1
Доля частного сектора в ВВП в бывших советских республиках, % [2, c. 143]
 198920002010
Казахстан (страна-участница ТС)56065
Россия (страна-участница ТС)57065
Беларусь (страна-участница ТС)52030
Эстония (страна с наибольшей долей частного сектора в ВВП из бывших республик СССР)107580
Туркмения (страна с наименьшей долей частного сектора в ВВП)102525

Данные таблицы 1 свидетельствуют о том, что Казахстан, Россия и Беларусь начинали движение к рыночной экономике с доли частного сектора в 5%, затем Казахстан и Россия шли примерно по одному графику, а в Белоруссии приватизация и разгосударствление собственности затормозилась на уровне 30%. При этом очевидно, что сама по себе приватизация государственной собственности не может считаться непосред­ственным фактором экономического роста и либерализации экономики. Дело в том, что сохранив преобладание государственного сектора в экономике, Белоруссия тем самым не разрушила основы своей советской по сути экономики и смогла достаточно разумно использовать этот фактор в переходный период. Финансовая поддержка от России в различных формах также не оказалась излишней.
Многие бывшие республики долго не могли выйти из финансового кризиса в 90-е годы, связанного с падением уровня производства при разгосударствлении. В этом отношении России в начале 2000 годов помогло повышение мировых цен на энергоносители, включая нефть, способствовавшее стабилизации финансово-экономического положения страны. Казахстану отчасти также помогли запасы природных ресурсов, а Белоруссия должна была идти по другому пути. С созданием Союзного государства России и Белоруссии экономика Белоруссии оказалась самым тесным образом связанной с Россией и стала подвержена тем же рискам, что и экономика России. Наиболее отчетливо это проявилось при изменениях мировых цен на нефть. Как отмечает А.И. Суздальцев, «в экономике Белоруссии к 1994 г. сложилась критическая ситуация. Ввиду того, что в России — основном экономическом партнере республики — внутренние цены стали приближаться к мировым, экономика Белоруссии оказалась в тяжелом положении. В этих условиях возникло ежегодное негативное сальдо в торговле с Россией от 1,7–3 млрд долл. США» [1, с. 176].
Тот факт, что «изначально во всех странах постсоветского пространства имелись сходные ценовые пропорции, сопоставимые уровни энергоемкости и производительности труда», а к «настоящему моменту между странами сформировались значительные разрывы в уровне эффективности производства», отмечает также А.А. Широв [3, с. 162]. Чтобы удостовериться в этом, достаточно обратиться к данным Всемирного банка за 2013 г. по показателю ВВП на душу населения, в соответствии с которыми в числе самых отсталых стран, в которых данный показатель составил менее 1000 долл. США, оказались два государства из бывшего СССР [4].
Оценивая пройденный 20 летний путь, включая процесс формирования региональных интеграционных объединений, Е.Л. Хотулёв и Ю.Ю. Чалая вполне справедливо считают, что на постсоветском пространстве «накоплен значительный опыт интеграционного взаимодействия» [5, с. 190–191], который «полностью согласуется с мировыми тенденциями». Указанные авторы приводят также совокупность объективных экономических предпосылок для интеграции государств — членов ТС. По оценкам С.Ю. Глазьева, к 2015 году чистый эффект от Таможенного союза составит 15% прироста ВВП, в цифрах это — около 400 млрд долларов дополнительной экономической активности [6]. По расчетам Д. Заворотного в случае присоединения Украины к Таможенному союзу, экономический эффект мог увеличиться до 773 млрд долларов, т.е. участие Украины могло повысить величину интеграционного эффекта более, чем в полтора раза [7]. Однако не случилось, история стала развиваться по другому сценарию — Украина 27 июня 2014 г. подписала экономическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Такой шаг не устраивает Россию по той причине, что договор противоречит аналогичному соглашению Украины в рамках СНГ. Руководство РФ и экономисты, готовые защищать интересы России считают, что соглашение Украины с ЕС может привести к «эффекту домино, когда украинские товары будут вытесняться европейскими и идти в Россию, существует угроза и реэкспорта европейских товаров в Таможенный союз. А переход Украины на европейские техрегламенты может привести к переносу на торговлю с Россией проблем, характерных для российской торговли с ЕС» [8]. По оценке известных российских экономистов ежегодные потери Украины от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС и снижения уровня торгово-экономических отношений с Россией и ТС составят 33 млрд долл., или 19% ВВП страны, а в «полном объеме реализация шокового сценария для российско-украинских отношений... будет стоить Украине 100 млрд долл.» [8]. Исходя из этого, возможна ответная реакция стран ТС, которая может означать для Украины отмену режима зоны свободной торговли, что приведет к повышению таможенных пошлин до их общего уровня.
Противоположное мнение по обсуждаемому вопросу высказал В. Иноземцев, который не согласился с подсчетами советника президента РФ Сергея Глазьева, что суммарный урон для Украины может достичь $11 млрд в год, и тем более с оценкой Комитета гражданских инициатив — $33 млрд По его расчетам выход Москвы из договора о зоне свободной торговли с Украиной «означает лишь введение обычных для ВТО пошлин на уровне от 3 до 8,5%. То есть в худшем варианте украинские потери не превысят $0,8–1,1 млрд, что некритично» [9]. В. Иноземцев делает вывод, что Украина явно выиграет больше, чем потеряет. По условиям Соглашения об ассоциации, пошлины для украинских товаров, поставляемых в ЕС, будут снижены в среднем с 7,6% до 0,5%, причем всего за год (то есть чистая выгода составит $1,18 млрд в год). Кто окажется прав в данном споре, окончательно рассудит только история. Тем более, что проблема не исчерпывается приведенными аспектами. Однако очевидно, что Украина проявила односторонний подход к проблеме. Нам представляется, что она ограничивает свои геополитические возможности и может много потерять, если перекроет движение капиталов и инвестиций в восточном направлении и будет ориентироваться только на ЕС и другие страны. Это противоречит объективным процессам глобализации и интеграции и создает искусственные барьеры на этом пути. При этом не вызывает сомнения, что недосчитаются потенциального синергетического эффекта и страны ТС от ослабления экономических связей с Украиной. Надо учитывать, что события на Украине — это лишь следствие стратегии и политики США, которой потребуется противопоставить свою стратегию и налоговую политику. По всей видимости, надо ожидать серьезных изменений в налоговой системе РФ, включая налоговое администрирование.
С вступлением в силу Таможенного кодекса Таможенного союза (ТК ТС) с июля 2010 г., таможенное регулирование в ТС происходит в рамках единой таможенной территории, что означает устранение таможенного оформления товаров на внутренних границах между странами-участниками, т.е. товары, обращаемые между странами выводятся из сферы обложения таможенными сборами и пошлинами. Контролировать этот процесс было предписано специально созданной Комиссии ТС, а с 1 января 2012 г. эти функции были переданы Евразийской экономической комиссии.
В ТС все таможенные сборы внесены в единую систему расчетов, в которой доходы делятся по согласованному макроэкономическому критерию, т.е. сложившемуся балансу во внешнеторговой деятельности между государствами. В соответствии со специальным соглашением об установлении и применении в Таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных пошлин, с 1 сентября 2010 года в российский бюджет «перечисляется 87,97% от объема ввозных таможенных пошлин, в бюджет Белоруссии — 4,7%, Казахстана — 7,33%» [6; 10]. Указанные процентные доли распределения таможенных пошлин не являются достаточно обоснованными, с чем согласна и российская сторона и привели к возникновению задолженности ввозных таможенных пошлин перед Россией со стороны Белоруссии и Казахстана в сумме 22 млрд рублей (Белоруссия задолжала 6,3 млрд рублей, Казахстан — более 15,5 млрд рублей) [10].
Вполне очевидно, что нужны механизмы установления и пересмотра коэффициентов распределения ввозных таможенных пошлин между странами ТС. Белоруссия рассчитывает на получение 5,3% от всего объема ввозных пошлин, а Казахстан на — 8,5%. Решение проблемы вероятно будет найдено в рамках Евразийского экономического союза (ЕЭС), начинающего функционировать с 1 января 2015 г.
Важно подчеркнуть, что процессы глобализации и гармонизация — это веление времени и их не остановить. В мире нет ни одной серьезной страны, которая не участвовала бы в каких-либо международных экономических объединениях (МЭО). На рис. 1 представлена модель гармонизации налоговых систем в странах, участвующих в международных экономических объединениях.
Поскольку Россия, Белоруссия и Казахстан в постсоветский период развивались в обстановке достаточно тесного политического и экономического сотрудничества, системы налогов в них в значительной степени схожи и включают: налог на прибыль, налоги на доходы физических лиц, НДС, акцизы, налоги на имущество организаций и физических лиц и др. В то же время, нельзя утверждать, что элементы налогов (прежде всего ставки), жестко унифицированы, как в отношении прямых, так и косвенных налогов.
При исследовании данного вопроса следует иметь в виду следующее. По нашему мнению, к унификации прямых и косвенных налогов должны быть применены разные подходы. Прямые налоги без особой надобности не следует унифицировать, поскольку они являются инструментами внутренней экономической политики государства. Данные об их уровне свидетельствуют о налоговой нагрузке на экономику страны. Информация о составе прямых налогов, о ставках, льготах и их изменениях бывает весьма полезна для инвесторов, так как дает возможность судить о налоговой среде в той или иной стране. Если в рамках международных объединений ведется политика навязывания конфигурации прямых налогов (их элементов), это можно квалифицировать даже как вмешательство во внутреннюю экономическую политику суверенного государства. В настоящее время при принятии решений по изменению ставок прямых налогов и других элементов налогообложения страны ТС формально не согласовывают свои действия. Так, в Белоруссии при разработке проекта закона «О республиканском бюджете на 2014 год» прорабатывался вопрос об увеличении ставки НДС с 20% до 22% с одновременным снижением ставки налога на прибыль с 18% до 15%. Предполагается, что реализация данного предложения позволит обеспечить повышение инвестиционной привлекательности Белоруссии за счет установления наименьшей ставки налога на прибыль в ТС и в европейских странах» [11].
К косвенным налогам, включая акцизы, НДС и таможенные пошлины, подход должен быть иным. В случае больших различий по странам, несомненно, требуется их унифицировать и согласовывать, поскольку косвенные налоги, и таможенные пошлины затрагивают интересы не только страны, ведущей внешнеэкономическую деятельность, но и интересы деловых партнеров и контрагентов в других странах.
При исчислении косвенных налогов по внешнеторговым сделкам может применяться один из следующих принципов: 1) принцип места назначения товаров (работ и услуг); 2) принцип страны происхождения товаров, работ и услуг. Принцип места назначения можно назвать принципом страны потребления товаров, работ и услуг; он означает, например, что налог начисляется при ввозе товаров в данную страну для их конечного потребления. При этом не имеет значения, в какой стране товары произведены. Применение данного принципа означает, что облагается импорт товаров, а экспорт не облагается.
Принцип страны происхождения означает, что налог исчисляется в стране производства товаров, работ и услуг независимо от места их конечного потребления. При использовании данного принципа экспорт товаров приравнивается к реализации внутри страны и облагается по тем же правилам, импорт не облагается. При применении первого принципа происходит налогообложение конечного потребления, при втором принципе — налогообложение «производства» продукции. В основном страны применяют принцип места назначения.
В девяностые годы прошлого века страны СНГ заключили ряд многосторонних и двусторонних соглашений, направленных на создание зоны свободной торговли государств-участников СНГ и о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле. В развитие указанных принципов правительства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации подписали в 2008 г. Соглашение о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг в Таможенном союзе, которое вступило в силу с 1 июля 2010 г. (См. об этом подробнее статью Н.Т. Мамбеталиева и А.Н. Мамбеталиевой [12, с. 33]). В соответствии с указанным Соглашением взимание косвенных налогов осуществляется налоговым органом государств, на территорию которого импортированы товары, по месту постановки на учет налогоплательщиков-собственников товаров. Косвенные налоги исчисляются по принципу страны назначения:
— при экспорте товаров применяется нулевая ставка НДС и (или) освобождение от уплаты (возмещение уплаченной суммы) акцизов при условии документального подтверждения факта экспорта;
— при импорте товаров, на территорию одного государства-участника таможенного союза с территории другого государства-участника таможенного союза косвенные налоги взимаются налоговыми органами государства-импортера;
— косвенные налоги не взимаются при импорте на территорию государства-участника таможенного союза товаров, которые в соответствии с законодательством этого государства не подлежат налогообложению при ввозе на его территорию;
— ставки косвенных налогов на импортируемые товары во взаимной торговле не должны превышать ставки косвенных налогов, которыми облагаются аналогичные товары внутреннего производства.
Если товары импортируются с территории третьего государства-члена таможенного союза, косвенные налоги уплачиваются налогоплательщиком государства-члена таможенного союза, на территорию которого импортированы товары собственником товаров.
При отсутствии гармонизации косвенных налогов возникают негативные явления для бюджетов стран Таможенного союза при перемещении товаров между ними. Например, различные ставки акцизов в странах Таможенного союза приводят к тому, что цены на одну и ту же подакцизную продукцию в них оказываются разными. К моменту образования Таможенного союза в России ставки акцизов на алкогольную продукцию и сигареты были в разы выше, чем в Белоруссии и Казахстане. В результате в Россию стали завозить более дешевую алкогольную продукцию из Белоруссии и Казахстана и нелегально ее реализовать по пониженным ценам. Это ведет к снижению объемов реализации российской продукции и бюджетная система России (федеральный центр и регионы) недополучает акцизы. Одновременно условия налогообложения и администрирования влияют на объемы и пропорции привлечения инвестиций в страны-участницы союза. Следует отметить, что о существовании такой проблемы знают во всех странах ТС, однако она не решается быстро, поскольку затрагивает проблему покупательной способности, внутреннего ценообразования и доступности товаров для населения на внутренних рынках.
Тем не менее, в странах ТС стараются решить проблему. Как указывают информационные источники, в Белоруссии ставки акцизов на алкогольную продукцию, пиво и табачные изделия были увеличены с 01.01.2012 в соответствии с изменениями и дополнениями к Налоговому кодексу Республики Беларусь [13]. Предполагается, что политика повышения ставок акцизов продолжится и в дальнейшем. В частности, Минфин Белоруссии предлагает в 2014 году увеличить ставки акцизов на бензин в 2,4 раза, на дизельное топливо — в 3 раза. Также ожидается рост ставок акцизов на алкоголь и табачные изделия [11].
Однако надо учитывать, что одновременно и в России происходит повышение ставок акцизов на алкоголь и сигареты в русле борьбы с вредными для здоровья привычками. Поэтому нужен постоянно действующий механизм координации в отношении шагов в сторону гармонизации ставок и других элементов косвенного налогообложения. Предполагается, что в Казахстане закон по производству и обороту алкогольной продукции, предусматривающий повышение ставок акцизов, начнет действовать в 2014 году [14].
К унификации налогов следует подходить с особым вниманием и осторожностью, это очень сложный процесс. Требуется учет многих особенностей стран. При создании международных объединений, таких как ТС, требуется гармонизация и унификация, прежде всего косвенных налогов, акцизов и НДС, а также таможенных пошлин.
Границы унификации налоговых систем стран, входящих в одно и то же международное объединение зависят от глубины экономической и политической интеграции, а также целей, намеченных при его создании. Интеграция может быть на уровне а) зон свободной торговли, б) таможенных союзов, в) единого экономического пространства и в других формах. Наиболее развитой формой интеграции является создание единого экономического пространства (ЕЭП), означающее в том числе территорию, где проводится единообразная и согласованная сторонами налоговая, таможенная, валютная и т.п. политика. В качестве сформировавшегося ЕЭП обычно приводят Европейское сообщество (ЕС), в странах которого функционируют схожие налоговые системы, а также формируются собственные ресурсы сообщества. Н. Мамбеталиев и А. Леонов отмечают, что в «ЕС система собственных ресурсов состоит из таможенных и сельскохозяйственных сборов, отчислений от собранного в государствах-членах НДС (1,4% с 1 января 1986 г.), а также взносов государств (в % к ВВП)» [15].
Унификация налоговых систем стран участников МЭО происходит по различным направлениям. Возьмем еще один аспект: налоговый контроль в странах Таможенного союза осуществляется в аналогичных формах и видах (камеральные и выездные проверки). Здесь мы также находим некоторые особенности по странам. Так, в Белоруссии наряду с камеральными и выездными проводятся рейдовые проверки в местах деятельности налогоплательщиков, где совершаются операции в налично-денежной форме, а также по лицензируемым видам деятельности (наш аналог это проверки контрольно кассовых машин, используемых при розничных продажах). Другая особенность в том, что в Республике Беларусь графики выездных проверок доступны для ознакомления налогоплательщиков и не являются документами для служебного пользования. Налоговые органы должны информировать налогоплательщиков о включении их в план выездных проверок не позднее чем за месяц до ее начала. Такая практика имеется и в странах ЕС, может быть применима и в других странах ТС.
Рис.1. Принципы, условия и цели налоговой гармонизации


Литература
1. Суздальцев А.И. Республика Беларусь: двадцать лет перехода к рынку //Журнал Новой Экономической Ассоциации (НЭА). — 2014. — № 1(21). — С. 176–180.
2. Попов В.В. Экономическое чудо переходного периода: как Узбекистану удалось то, что не удалось ни одной постсоветской экономике //Журнал Новой Экономической Ассоциации (НЭА). — 2014. — № 1(21). — С. 136–159.
3. Широв А.А. Двадцать лет трансформации на постсоветском пространстве и развитие экономики Украины //Журнал Новой Экономической Ассоциации (НЭА). — 2014. — № 1(21). — С. 162–166.
4. Всемирный банк опубликовал данные о ВВП стран мира 2013 года. // Центр гуманитарных технологий. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://gtmarket.ru/news/2013/07/11/6104 (Дата обращения 23.07.2014).
5. Хотулёв Е.Л., Чалая Ю.Ю. Двадцать лет евразийской интеграции: ретроспективный взгляд в будущее //Журнал Новой Экономической Ассоциации (НЭА). — 2014. — № 1(21). — C. 190–195.
6. Сергей Глазьев: эффект от Таможенного союза составит 400 млрд долларов. Интервью. Беседовала Анна Шелепова. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rian.ru/interview/20100406/218623924.html. (Дата обращения 31.07.2014).
7. Заворотный Д. Таможенный союз: альтернативный путь интеграции. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://igpr.ru/articles/tamozhennyj_sojuz_alternativnyj_put_integracii. (Дата обращения 31.07.2014).
8. Малышева Е. (при участии Ратникова А.). Россия, Белоруссия и Казахстан договорятся о торговых барьерах для Украины [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://top.rbc.ru/politics/22/06/2014/931800.shtml. (Дата обращения 23.07.2014).
9. Иноземцев В. Мнение: Украина в Европе выиграет много больше, чем потеряет в России. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://top.rbc.ru/economics/30/06/2014/933465.shtml?utm_source=newsmail&utm_medium=news&utm_campaign=news_mail1. (Дата обращения 23.07.2014).
10. Белоруссия и Казахстан задолжали России 22 млрд рублей [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://news.mail.ru/politics/6177717/. (Дата обращения 23.07.2014).
11. Бурный рост акцизов и налогов ждет белорусов в 2014 году. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.interfax.by/article/103934. (Дата обращения 23.07.2014).
12. Мамбеталиев Н.Т., Мамбеталиева А.Н. Регламент налогового администрирования в Таможенном союзе // Налоговый вестник. — 2010 — июль. — с. 33–38.
13. Акцизы в Беларуси повышены с 1 января 2012 года [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://gorad.by/by/page/finance/2249. (Дата обращения 23.07.2014).
14. Акцизы на алкоголь в Казахстане увеличат в 2014 году // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://alau.kz/news/kz/18708/. (Дата обращения 23.07.2014).
15. Мамбеталиев Н., Леонов А. Общий бюджет Европейского Союза — важнейший инструмент проведения финансовой политики. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.taxfin.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=924&Itemid=50 (Дата обращения 23.07.2014).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия