Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Змеев В. Н.
аспирант Саратовского государственного технического университета им. Ю.А. Гагарина
Лопухин В. Ю.
профессор кафедры экономической теории и экономики труда
Саратовского государственного технического университета им. Ю.А. Гагарина,
доктор социологических наук


Теория систем применительно к развитию человеческих ресурсов России при переходе к инновационному обществу
В статье рассматривается проблема системного развития человеческих ресурсов. Инновационное общество авторы рассматривают как самовоспроизводящуюся и самодостаточную систему, с встроенными мотиваторами к непрерывному самосовершенствованию, нуждающуюся скорее в направлении этого процесса, чем в постоянном управляющем воздействии
Ключевые слова: инновационное общество, человеческие ресурсы, теория систем, социальные системы, управление инновациями, экономическое развитие, экономическое взаимодействие
УДК 316.33; ББК 60.56   Стр: 94 - 98

Для проведения исследований свойств и необходимых трансформаций такого сложного объекта как система человеческих ресурсов, необходимо уточнить его изначальную суть и обозначить основные понятия, которые предстоит анализировать.
Существует значительное расхождение в определении понятия человеческие ресурсы. Так, во многих публикациях Всемирного банка термин «человеческие ресурсы» употребляется для обозначения суммарной ценности так называемого «сырого» труда (величина которого определяется в основном количеством людей, составляющих трудовые ресурсы страны) и человеческого капитала, которым обладают эти люди [1]. Данный подход распространен у многих исследователей человеческих ресурсов, приверженных так называемой технократической концепции управления. Но многие учёные, представители гуманистического направления в управлении считают, что человеческие ресурсы предстают как все население страны, и процесс их воспроизводства рассматривают как воспроизводство населения [2, c. 7].
В последнем случае, рассмотрение человеческих ресурсов и их развития поднимается на новый уровень, ведь речь уже идёт об обществе, поскольку всё население страны и есть её общество. С этих позиций мы будем рассматривать человеческое общество, в частности, российское, при перехожее к инновационной экономике. Основой для подобного рассмотерния служит системный подход.

1. Принципы системности в экономике применительно к человеческому обществу
Философская наука различает термины «общность» и «общество». Общность трактуется как форма совместного бытия или взаимодействия людей, связанных общим происхождением, языком, судьбой и взглядом. Таковы семья и народ. Общество понимается как «продукт целенаправленной и разумно организованной совместной деятельности больших групп людей, объединённых не на основе общности, а на базе совместных интересов и договоре» [3, c. 261]. При этом, следуя за А.В. Бачининым, мы понимаем общество как постоянно изменяющуюся динамическую систему, обособившуюся от природы, и тесно с ней связанную часть материального мира [4, с. 367].
Поскольку сам термин «общество» применим исключительно к человеческой множественности (как было предложено считать выше — человеческим ресурсам), следует принять за аксиому, что все дальнейшие наши рассуждения будут касаться человека, человеческого капитала, человеческих ресурсов, капитала человеческих ресурсов.
Мы рассматриваем инновационное общество как общественно-экономическую систему, самовоспроизводящуюся и самодостаточную, с встроенными мотиваторами к непрерывному самосовершенствованию, нуждающуюся скорее в направлении этого процесса, чем в постоянном управляющем воздействии.
Инновационное общество проявляется как тип социальной системы, обладающий наивысшей степенью самодостаточности относительно всей совокупности внешней среды. Декомпозируя данную системную совокупность на физическую среду как систему, и на другие социальные системы и т.д., мы можем видеть, что с каждой из них у инновационного общества складывается свой тип взаимодействий.
Полная самодостаточность, однако, была бы несовместима с игнорированием внешней среды, с самоизоляцией (полной или частичной). Для сохранения себя в качестве системы инновационное общество зависит от того, что оно получает в порядке взаимообмена с окружающими системами. Это означает, что самодостаточность в отношении физической среды (биосферы в частности) заключается в стабильности принципов отношений взаимообмена и способности избегать как перепотребления (пусть в краткосрочной перспективе и в первоочередных жизненных интересах своего функционирования), так и гарантированно обеспечивать отсутствие ущерба для функционирования иных соседствующих систем (человеческих сообществ, биосферы и т.д.). Инновационное общество должно отказаться от патерналистского толкования отношения к среде своего существования и перейти с ней в равноправные партнёрские отношения.
В рассуждениях отечественных и зарубежных учёных о теории инновационного общества при всём их разнообразии, присутствует неисключаемый элемент: инновационное общество подразумевает наличие в его характеристиках системных свойств.
Не углубляясь в детали, можно предполагать, что инновационное общество являет собой новый тип общественного устройства, в котором сплелись лучшие достижения человечества в науке, технике, технологии и конечно — в развитии человека (как индивида, так и совокупности индивидов — общества).
На ранних стадиях индустриального общества человека воспринимали лишь как источник рабочей силы. Способно­сти человека в процессе производства оценивали как рабочую силу, т.е. «совокупность физических и духовных способностей», которые «пускаются в ход всякий раз, когда он [человек] производит какие-либо потребительные стоимости» [5]. Подобная оценка носит исключительно количественный, и в силу этого — однобокий характер. Таким образом, утрачивается отличительная черта, разделяющая неодушевлённые механизмы и творческую натуру человеческой личности.
Ход экономического развития доказывает: физические и духовные способности человека имели и по мере совершенствования производительных сил имеют всё более значимое качественное измерение.
Но способности одной отдельно взятой личности при рассмотрении её вне общественного контекста мало что значат. Ещё Адам Смит в своей знаменитой работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» обращал внимание на то, что например собаки «бесполезны друг для друга и не получают решительно никакой выгоды от разнообразных способностей, которыми их наделила природа: сила дворовой собаки ни в малейшей степени не дополняется ни быстротой гончей, ни понятливостью болонки, ни послушанием овчарки. Каждое животное вынуждено заботиться о себе и защищать себя отдельно и независимо от других. Напротив того, среди людей самые несходные дарования полезны одно другому» т.к. благодаря разделению и кооперации труда «собираются как бы в одну общую массу» [6, с. 178].
Естественным продолжением цепочки рассуждений является вывод: чем выше уровень развития производительных сил, тем более высокая степень организации экономической жизни общества должна ему соответствовать.
Современная наука рассматривает человеческое общество в социально-экономическом аспекте как совокупность множества различных элементарных частностей, которые тесно между собой связаны, постоянно взаимодействуют, в силу чего общество и существует как единый целостный организм, как единая система.
Преимущество системного представления о развития экономики очевидно тем, что вне системы субъект экономических отношений развивается менее эффективно, чем в системе. Системные свойства всякой системы формируются путем накопления, усиления и проявления одних свойств подсистем одновременно с ослаблением и даже отторжением других. Например затраты на поддержание собственной функциональности субъекта вне системы часто неэффективны в сравнении с затратами при его функционировании уже как объекта объектно-субъектной внутренней среды системы.
Представление о системности в человеческом обществе возникло в виде обшей концепции об упорядоченности и целостности бытия в природе. Еще в античные времена многие философы пытались определить понятие, близкое к современной системе: по-гречески systema — целое. Не случайно, что в ходе развития всей совокупности знаний в разных науках повторяются единые представления о системах и системных свойствах. Эти представления описываются идентичными терминами и смысловыми понятиями, такими как «элемент», «система», «структура», «организация», «отношение» и т.д.
Наиболее лаконичное и емкое определение понятия системы дал классик менеджмента, один из основоположников теории систем Людвиг фон Берталанфи. По его определению под системой «следует понимать совокупность взаимодействующих компонентов» [7, с. 15].
У всякой системы обнаруживаются признаки, которые принято считать системообразующими [8, с. 30].
К ним относятся:
1) сложность объекта, то есть наличие в нем различимых составных частей;
2) целостность объекта, то есть наличие неких отношений, связей между этими частями, которые удерживают их в целостном состоянии;
3) способность делиться на части (компоненты, подсистемы);
4) объект должен быть элементом системы более высокого порядка
5) объект должен образовывать особое единство со средой.
Каждый вновь включённый в систему объект выигрывает от данного включения за счёт так называемого синергетического эффекта Известно, что синергия, синергетический эффект (от греч. synergos — вместе действующий) представляет собой возрастание эффективности деятельности в результате интеграции, слияния отдельных частей в единую систему за счет т.н. системного эффекта (эмерджентности) [9, с. 64].
Но и система как целостность с включением в её состав новых элементов добавляет себе новые свойства (как те, которыми вновь включенный в систему объект уже обладает до включения в систему, так и те, которые приобретает, в том числе и обретенный синергетический эффект). Таким образом, система приобретает новые свойства, качественные характеристики, не содержащиеся в отдельности в образующих ее элементах. Понятие системы, безусловно, описывает некоторый идеальный объект. С точки зрения его внешних свойств такой объект выступает как множество элементов. На природу названных элементов не накладывается никаких ограничений, кроме одного: для данной системы эти элементы являются неделимыми единицами.
У всех сложных объектов, устойчиво функционирующих в таком качестве некий период времени, обнаруживается единое общее свойство. Таковым свойством является наличие во внутренней среде объекта устойчивых взаимосвязей и взаимодействий между субъектами, составляющими субъектно-объектную среду. Порядок этих взаимодействий регулирует фактор целесообразности. Повторяющиеся целесообразные явления приобретают свойство системности.
Таким образом, системность проявляется объективным свойством, которым в природе обладает абсолютное множество объектов, т.к. редкий объект при ближайшем рассмотрении не состоит из субъектов (проявляющихся в качестве более мелких целостных объектов), обладающих системными свойствами в той же степени, что и надсистема.
Устойчивые связи элементов в социальной системе формируют её структуру. Основными элементами социальной структуры общества являются объединения индивидов на основе их статусных признаков и выполняемых конкретных социальных функций в общности по различным типам обобщающих признаков.

2. Роль исторической трансформации при переходе к инновационному обществу
Происхождение структуры общества связано самым тесным образом с исторической трансформацией и усложнением характера деятельности. Постепенный переход от присваивающего типа хозяйства к производящему и, тем самым, от пользы к выгоде в процессе удовлетворения всё возрастающих как количественно, так и качественно потребностей, потребовал отхода от единичных неповторяющихся форм экономического и социального взаимодействия к системным отношениям, на основе неких артикулированных принципов.
Так возникла система организации жизни общества, в которой выделились две основные подсистемы: техническая и социальная. Техническая подсистема ориентирована на управление ресурсами и технологией. Ее задача состоит в том, чтобы обеспечить условия наиболее эффективного использования всего, что относится к производительным силам общества. Социальная подсистема призвана обеспечивать эффективную работу технической системы. Она является своего рода отражением технической системы и включает весь комплекс отношений по распределению производимого продукта при воспроизводстве рабочей силы.
Новая стадия развития потребовала принципиально новой организации, сущностью которой было обеспечение технологии специализированного труда путем его организации, и, следовательно, управления людьми. Названная причина является истоком феномена власти и государственности.
Структура может быть определена как форма организации, обеспечивающая согласованность взаимодействия различных частей общества. Понятие «структура» отражает внутреннюю упорядоченность взаимоотношений, определенную форму устойчивых связей между институтами общества.
При этом человеческое общество не является абсолютно жёсткой системой, которая, как известно из физики, склонна к саморазрушению под воздействием не только внешних, но и внутренних напряжений. Эластичность устойчивых связей обеспечивает их неразрывность, что гарантирует сохранность основных (обобщающих) свойств системы при различных колебаниях как внутренней, так и внешней среды.
От других природных систем, в том числе физических и биологических, человеческое общество отличается чрезвычайной сложностью, ввиду неоднородности и неповторимости своих подсистем.
В силу разной скорости развития каждой из подсистем человеческого общества возникает асимметрия, которая, в свою очередь, является причиной по большей части неантагонистических противоречий.
Наличие неантагонистических противоречий и их конструктивное разрешение обеспечивает поступательное (эволюционное) развитие системы, именуемой человеческим обществом. В этом заключается одно из принципиальных отличий системы человеческого общества от большинства природных систем, например — сложных механических систем (машин).
В 1950–1960-х гг. ХХ века возникла теория конвергенции, согласно которой под влиянием научно-технического прогресса, обеспечивающего невиданный ранее рост производительности труда, экономические, политические и идеологические различия между различными общественно-экономическими системами постепенно сглаживаются, что приведет, как предполагалось в конечном счете, к их слиянию. Наиболее видные представители теории конвергенции Дж. Гэлбрейт, П. Сорокин (США), Я. Тинберген (Нидерланды), Р. Арон (Франция), Дж. Стрейчи (Великобритания), а позднее — и А. Сахаров считали, что грядёт общество, опирающееся с одной стороны, на экономический потенциал рыночной экономики, с другой — социальную справедливость в распределительных отношениях.
Джон Гэлбрейт обосновывает перспективу развития общества, главную отличительную черту которого определяет как господство техноструктуры: совокупность большого числа лиц — ученых, инженеров, техников, адвокатов, администраторов, владеющих в своих областях деятельности высокоспециализированными знаниями [10]. Благодаря техноструктуре главной движущей силой экономики, по мнению Гелбрэйта, становятся научные разработки, а главным производственным ресурсом — информация и знания.
В теории конвергенции и более известной теории постиндустриального общества проглядывают черты новой общественно-экономической системы, в основе которой лежит эффективный способ общественной организации, представляющий собой сложную, многосоставную и многоступенчатую систему, охватывающую все стороны жизни и деятельности человека в биосфере планеты Земля, а в перспективе — и за её пределами.
Такой общественно-экономической системой является по нашему мнению инновационное общество.

3. Системные свойства инновационного общества
Рассматривая развитие системы человеческих ресурсов как инновационного общества с точки зрения теории систем, следует применительно к её условиям проанализировать постулат о целостности (эмерджентности) системы и закономерности взаимодействия целого и части системы.
Инновационное общество при любом способе декомпозиции обнаружится как группы людей, объединяющихся для достижения одних целей и разъединяющихся для нового целенаправленного объединения.
Например, индивиду свойственно участие в общественно-полезном труде, для чего он в течение дня некую часть времени объединяется с другими индивидами в некий коллектив, в котором выполняет свою долю специализированного труда. В инновационном обществе подобное объединение может осуществляться дистанционно, поскольку одной из черт инновационного общества является доступность телекоммуникационных средств и их широкое применение в трудовой деятельности. После участия в общественном труде, индивид объединяется с другими индивидами, не являющимися его коллегами по общественному труду, для совместного с ними участия, предположим, в спортивной команде. После спортивных занятий, индивид может принять участие в охране правопорядка в составе добровольной дружины. И в этой группе людей вновь все участники будут вовсе не те, с которыми индивид уже занимался сегодня совместной деятельностью. А в завершении дня, индивид прибывает в семью.
То есть, индивид в течении одного своего дня будучи неделимой частью системы человеческих ресурсов, в рамках её как единого целого, участвовал в деятельности подсистем системы человеческих ресурсов иных, более низких порядков.
В системе человеческих ресурсов всего инновационного общества закономерность целостности проявляется в появлении у нее новых свойств, отсутствующих у элементов.
Но при всех описанных декомпозициях и композициях, процесс не выходит за рамки системы единого общества, а затрагивает лишь его переменные частности (общности) которые возникают и исчезают в строгом соответствии с системообразующими принципами инновационного общества. Подобные процессы приводят к появлению у элементарных составляющих инновационного общества (индивидуальных его членов или же их общностей) новых свойств, некоторые из которых могут стать повторяемыми ввиду своей полезности для общества.
Для того чтобы глубже понять закономерность целостности, необходимо, прежде всего, учитывать, что свойства системы (как целого) являются не простой суммой свойств составляющих ее элементов. Система усиливается за счёт возникающего в ней синергетического эффекта. Значение этого усиления зависит от свойств составляющих ее элементов (частей) и способа взаимодействия между ними.
Например: владелец усадьбы, вполне может, проживая в комфортной среде собственного поместья, занимаясь сельскохозяйственным производством (экологически чистых продуктов) где-то в средней полосе России, работать программистом в инновационном предприятии за тысячи километров от дома.
Очевидно, что участие высокообразованного и культурного индивида, каковым по определению является человек с подобными качествами, в обеих подсистемах (в сельскохозяйственном муниципальном районе и в инновационном предприятии, возможно — своем собственном) единой (целой) системы человеческих ресурсов инновационного общества привнесет новые полезные свойства. Усиление синергетического эффекта в двух частных случаях целого (а оба этих частных случая являются ещё элементами систем более высокого уровня, которые в свою очередь тоже являются элементами всё того же целого) усилит в свою очередь синергетический эффект целого. Последовательность подобных трансакций распространяется во всех возможных направлениях создавая «эффект бабочки» Р. Брэдбери [11, с. 88] методом от противного.
Исследуя эмерджентные свойства системы человеческих ресурсов инновационного общества, нельзя обойти стороной такое её свойство как интегративность. Зачастую это понятие употребляется как синоним целостности. Но мы склонны согласиться с исследователями, которые выделяют эту закономерность как самостоятельную, стремясь подчеркнуть интерес не к внешним проявлениям целостности, а к глубинным причинам, определяющим генерацию этого признака, к причинам, обеспечивающим сохранение целостности системы человеческих ресурсов, в рассматриваемом контексте инновационного общества.
Неоднородность и даже противоречивость элементов системы человеческих ресурсов с одной стороны, позволяют создавать композиции с новыми свойствами (получая частные случаи экономического взаимодействия), и получая частные случаи экономических противоречий, с другой, создают условия для конкуренции — главного движителя экономической системы инновационного общества.
При анализе системы человеческих ресурсов инновационного общества нельзя обойти стороной закономерность иерархической упорядоченности.
Необходимо учитывать не только внешнюю структурную сторону иерархии, но и функциональные взаимоотношения между уровнями. Например, в биологических организациях более высокий иерархический уровень оказывает направляющее воздействие на нижележащий уровень, подчиненный ему, и это воздействие проявляется в том, что подчиненные члены иерархии приобретают новые свойства, отсутствовавшие у них в изолированном состоянии (подтверждение положения о влиянии целого на элементы, приведенного выше), а в результате появления этих новых свойств формируется новый, другой «облик целого» (влияние свойств элементов на целое). Возникшее таким образом новое целое приобретает способность осуществлять новые функции, в чем и состоит цель образования иерархий.
Эта группа закономерностей характеризует взаимодействие элементарных составляющих системы человеческих ресурсов, как с внешней, так и с внутренней средой рассматриваемого элемента. Коммуникация подсистемы человеческих ресурсов с внешней средой представлена тремя типами взаимодействий: с вышестоящим порядком (надсистемой), с равными по статусу элементами о той же надсистемы, а так же с элементарными частями более низких уровней, но не относящихся к подсистемам анализируемого элемента. Коммуникация с собственной внутренней средой (с элементами, составляющими внутреннюю среду) представляет собой только один, вертикально интегрированный (субординированный) вид взаимодействий.
Соответственно, без артикуляции взаимодействий внутри системы человеческих ресурсов, или, по крайней мере — типологии этих взаимодействий высокая степень организации специализированного труда невозможна, а значит, инновационное общество не состоится.
Логичным выглядит продолжение размышлений о принципе целесообразности структурирования взаимосвязей в инновационном обществе по функциональному признаку. Общности в рамках единого инновационного общества должны быть функциональными, с одной стороны, но не представлять собой замкнутые системы (часто именуемые кастами) с другой. Все функциональные системы инновационного общества должны быть в разумной степени открытыми и доступны общественному контролю.
Естественным продолжением цепи рассуждений выглядит рассмотрение применительно к системе человеческих ресурсов инновационного общества такого свойства системы как коммуникативность.
Коммуникативность, как уже было отмечено выше, составляет основу взаимодействий всякой подсистемы системы человеческих ресурсов инновационного общества, где каждая подсистема не изолирована от других, а напротив — объединена множеством взаимосвязей со сложной неоднородной средой.
Все элементы должны иметь высокую степень мобильности и вариативности действий в условиях непрерывно изменяющегося рынка. Застывшие иерархические структуры, инертные именно в силу строгой вертикальной интеграции, встанут непреодолимым барьером на пути инноваций.
Коммуникативность в инновационном обществе должна быть активной. Функциональная целесообразность в деятельности подсистем человеческих ресурсов инновационного общества в сравнении с субординированной «благоразумностью», оправдывающей бездействие отсутствием формального разрешения вышестоящей надсистемы, должна быть высшей ценностью.
В числе основных особенностей системы человеческих ресурсов в инновационном обществе выявляется способность к самоорганизации. Самоорганизующееся системы с активными элементами способны противостоять непредсказуемости изменений эндогенных и экзогенных факторов. Негативным тенденциям самоорганизующееся системы готовы противопоставить способность адаптироваться к изменяющимся условиям, преобразуя при необходимости свою структуру и модифицируя характер взаимодействий между элементами внутренней среды.
Под воздействием конкуренции элементов внутренней среды, в самоорганизующейся системе человеческих ресурсов происходят процессы самообновления, самомодернизации и самоусовершенствования. За счет отмирания нежизнеспособных структур (подсистем) и формирования эффективных, система человеческих ресурсов накапливает положительные свойства. Это качество накопления позитивных свойств и качеств является присущим любой системе проявлением синергетического эффекта. Таким образом, происходит развитие человеческих ресурсов.
* * *
Завершая статью, отметим, что еще в 1988 году лауреат Нобелевской премии в области экономики знаменитый американский экономист русского происхождения В.В. Леонтьев был избран иностранным членом Академии наук, тогда еще союзной. На церемонии в его честь он сказал: «Я увлекаюсь парусным спортом, и когда объясняю студентам, как функционирует экономика, то сравниваю ее с яхтой в море. Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер — это заинтересованность, и руль — это государственное регулирование» [12].
Вероятно, более точное объяснение роли государства в управлении развитием России (а, следовательно — системы её человеческих ресурсов) в инновационное общество предложить трудно.
Но необходимо существенное уточнение роли управления (в том числе — развитием) человеческих ресурсов как единой социально-экономической системы.
По мнению академика Н.Н. Моисеева применительно к социальным системам необходимо новое понимание термина «управление». Он утверждал, что в таких системах управление в чистом виде невозможно, поскольку нельзя поставить ни четких целей, ни разработать надежных процедур реализации управленческого процесса, ни добиться точного достижения целей, даже если они поставлены. Вот почему следует говорить не об управляемом, а направляемом развитии социальных систем. Управляющие воздействия способны лишь поддержать желаемые тенденции или избежать разрушений (или даже катастроф). Н.Н. Моисеев рассматривал управление в контексте социального развития как часть непрерывного процесса, лишь в какой-то части подвластного субъективному воздействию [13].
Вряд ли вызывает сомнения, что у России нет другого пути сохранения государственности, иначе как через развитие в инновационное общество.
Представляется, что инновационное общество является сложной социально-экономической системой особого, нового типа. Это должна быть система, построенная на личных мотивах (выгоде каждого, отдельно взятого индивида), обретение которой возможно только через достижение благополучия всем обществом. Как показывает мировой опыт (например — Дания, наиболее благополучная в мире страна), цель эта достижима. Условием преобразования России в инновационное общество является опережающее развитие систем.


Литература
1. http://www.worldbank.org/depweb/beyond/mirross/glossary.html#57 дата обращения: 03.03.2014).
2. Современные проблемы воспроизводства человеческих ресурсов / С.Г. Землянухина, О.К. Минева, Е.В. Манаенкова и др.; под ред. С.Г. Землянухиной. — Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2005. — 412 с.
3. Краткий словарь по философии. — М.: Харвест, 2007. — 557 с. 4. Бачинин В.А. Социология. Энциклопедический словарь — М.: Изд-во Михайлова В.Д., 2005. — 701 с. 5. Маркс К. Критика политической экономии / Маркс К., Энгельс Ф., Соч. 2-е изд. — М.: Политиздат, 1984. — Т. 23. — 887 с.
6. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Экономика, 1993. — 301 с.
7. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем — обзор проблем и результатов // Системные исследования: Ежегодник. — М.: Наука, 1969. — 554 с.
8. Общая теория управления. Курс лекций. — М.: РАУ, 1994. — 404 с. С. 64.
9. Борисов А.Б. Большой экономический словарь. — М.: Книжный мир, 2003. — 542 с. С.456.
10. Гэлбрейт Джон Новое индустриальное общество. — М.: Транзиткнига, 2004. — 602 с.
11. Брэдбери Р. И грянул гром: Сб. науч.-фантаст. рассказов: пер. с англ. — Донецк: Сталкер, 2006. — 443 с.
12. Леонтьев В.В. Общеэкономические проблемы межотраслевого анализа — М.: Экономика, 2006. — 407 с. Из вступительной статьи к русскому изданию академика.
13. Моисеев Н.Н. Контуры рационального общества // Социально-политический журнал. — 1993. — № 11. — С. 71–79.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия