Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Ахмедалиев С. М.
заместитель генерального директора ООО «СИК «Эльтек» (Санкт-Петербург)

Повышение эффективности кредитования малого и среднего бизнеса как основа экономического роста
Статья посвящена проблеме кредитования малого и среднего бизнеса. Рассматриваются факторы, которые препятствуют более активному и диверсифицированному развитию кредитования малого бизнеса. Автор считает, что банковская маржа свыше 3% является сверхвысокой, неприемлемой, несовместимой с понятием сбалансированности спроса и предложения денег как важнейшей предпосылки устойчивого, долгосрочного, сбалансированного экономического роста и высоких инвестиционных и социальных показателей. Говорится о целесообразности коренным образом пересмотреть цели, механизмы и характер денежно-кредитной и финансовой политики государства и Центробанка России
Ключевые слова: малый и средний бизнес, эффективность кредитования, банки, банковское кредитование, финансовая политика
УДК 334.021; ББК 65.05   Стр: 155 - 158

Банковское кредитование выступает основным каналом предложения денег предпринимательским структурам в национальной экономике. К сожалению, в современной России банковский кредит все еще практически недоступен для большинства предприятий малого и среднего бизнеса, работающих на внутренний рынок, в силу его высокой стоимости, а кредитный канал эмиссии денег — функционирует недостаточно. Доля кредитов выдаваемых малому бизнесу в ВВП составляет: в России (1%), США (20%), в странах Евросоюза (30%), в Японии (35%). По уровню поддержки малого и среднего бизнеса Россия находится где-то на 140-м месте [1].
Позитивная динамика по корпоративным кредитам успокаивает мало, поскольку здесь более 60% — это доля крупного бизнеса. Радует, что положительную динамику имеет рост потребкредитования. Но происходит он на фоне мер регулятора и надзорных органов, обеспокоенных прогрессированием задолженности и чрезмерной «закредитованностью» населения, т.е. налицо сдерживание данного направления. Между тем известно, что малый и средний бизнес зачастую вынужден прибегать к потребкредитованию, с помощью которого в современной России развивают бизнес немало предпринимателей.
Отсутствие заметного роста в сегменте кредитования малого и среднего бизнеса является причиной стагнации российской экономики. Если не будет обеспечен рост кредитования среднего бизнеса и не изменится бизнес-климат в стране, роста экономики не получится. Анализ динамики кредитов выданных малым предприятиям, показывает, что более их трети приходится на Москву и Санкт-Петербург, и по 20% — на Южный и Уральский федеральные округа. Распределение кредитов, по регионам примерно совпадает с территориальным размещением предприятий малого бизнеса по стране. Более активному и диверсифицированному развитию кредитования малого бизнеса препятствует целый ряд факторов:
Во-первых, на данном этапе своего развития российские банки все еще не обладают достаточной ресурсной базой для выдачи долгосрочных кредитов. Большинство финансовых посредников, особенно в регионах, существуют за счет краткосрочных вкладов. Учитывая краткосрочность и неустойчивость такой ресурсной базы, эти банки не могут предоставлять долгосрочные займы предпринимателям для обновления основных фондов. Таким образом, банки ограничиваются краткосрочным кредитованием на пополнение оборотных средств (на срок до 1 года, а чаще — на 3–6 месяцев). Такая осторожность повышает надежность банковского сектора, но краткосрочные займы не дают возможности малому бизнесу модернизировать свое производство. В ситуации неразвитости в нашей стране системы рефинансирования кредитов ЦБ большое значение приобретает система финансирования по германской схеме — через государственные банки, например, РосБР, или зарубежные банки, в частности, ЕБРР.
Во-вторых, при сравнимых операционных издержках на обслуживание крупного и мелкого заемщика крупному банку невыгодно работать с малым бизнесом. Нужны такие процедуры кредитования малого бизнеса, которые бы позволили оперативно и с малыми затратами готовить и проводить большую массу мелких сделок, обеспечивая в то же время приемлемое качество кредитного портфеля.
В-третьих, серьезным препятствием для увеличения объемов кредитования малого бизнеса являются высокие риски, отчасти обусловленные непрозрачностью малого бизнеса, и проблемы залогового обеспечения сделки.
Банки находят способы работы с мелкими заемщиками даже в отсутствие надежного обеспечения. За последний год банки стали активнее предлагать беззалоговые кредиты. Они, безусловно, носят краткосрочный характер, но позволяют предпринимателям решить временные трудности. Но для работы с беззалоговыми кредитами банк должен хорошо уметь оценивать бизнес клиента, его возможности вернуть кредит за счет своей текущей выручки, эффективности работы. Это новые технологии оценки рисков, и за этими технологиями — будущее массового кредитования малого бизнеса.
Одним из факторов, определяющих дороговизну банков­ских кредитов в России, выступает высокий уровень банковской маржи [1]. Согласно данным Годового отчета Банка России, в 2012 г. маржа российских банков по основным операциям в зависимости от их срочности составляла 5–6%, в 2013 г. — 6–7%. Для сравнения: в США маржа составляет в среднем за последнее десятилетие 2,7–3,1%, в Еврозоне — 2,5–4,6%, в Японии — 1,7–2,6% [2].
Мы полагаем, что банковская маржа свыше 3% является сверхвысокой, неприемлемой, несовместимой с понятием сбалансированности спроса и предложения денег как важнейшей предпосылки устойчивого, долгосрочного, сбалансированного экономического роста и высоких инвестиционных и социальных показателей. Так, И. Благих считает, что фундаментально здоровая экономика России (с огромными золотовалютными резервами и резервными внебюджетными фондами, с позитивным платежным балансом) не должна иметь столь дорогие деньги [3]. А. Дубянский полагает, что «банковская маржа выше 4-5% не только экономически не обоснована, но и замедляет процессы модернизации, прежде всего инвестиционную активность в относительно низкорентабельных отраслях экономики» [4].
Между тем все же существует целый ряд объективных причин, закрепляющих высокий уровень банковской маржи в России.
Во-первых, кредитный рынок, впрочем, как и весь рынок банковских услуг в России, является практически монополизированным. На пять крупнейших банков (включая Сбербанк РФ) приходится более 47,9% совокупных активов и свыше 52,2% собственного капитала банковского сектора страны [4]. При этом активы Сбербанка РФ составляют 24% (практически четверть) активов банковской системы РФ, его кредитный портфель — 30% общего размера кредитного портфеля российских банков, а объем депозитов предприятий, организаций и населения — 75% всех депозитов банковской системы России [5]. На первые 10 крупнейших по размеру активов банков в России приходится больше половины банковского рынка, что свидетельствует о высокой степени его концентрации.
Основная доля рынка депозитов и прочих привлеченных средств юридических лиц принадлежит банкам финансово-промышленных групп (44,3%), а также банкам с участием государства (32,9%). На рынке вкладов населения доминируют банки, конт­ролируемые государством (в первую очередь, Сбербанк РФ): на них приходится 56,7% общего объема депозитов (на банки ФПГ и монополий — еще 25,2% этого рынка). На рынке кредитования нефинансовых предприятий, организаций и населения лидерами также являются банки с государственным участием: на них приходится около половины (49,5%) кредитов предприятиям (на банки ФПГ и монополий — 31%) и 44% кредитов населению (банки ФПГ и монополий контролируют еще 26,1% этого рынка) [6].
Как считает Г. Тосунян, «российская банковская система фактически состоит из двух сотен кредитных организаций, абсолютно доминирующих над остальными банками, которые теряют позиции практически во всех сферах бизнеса и постепенно покидают рынок (около 50 за год)» [7]. В немалой степени такое исключительное положение узкой группы коммерческих банков в банковском секторе России (речь идет о государственных банках) определила государственная антикризисная поддержка системно значимых банков в 2008–2009 гг. Из общего объема средств, выделенных российским государством на рекапитализацию банковского сектора, основная часть была направлена на поддержку Сбербанка РФ, «ОАО Банк ВТБ» и ОАО «Россельхозбанк». Во время кризиса 90% кредитов рефинансирования Банка России, а также субординированных кредитов Банка развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанка) было распределено между Сбербанком РФ, Россельхозбанком, ВТБ и Газпромбанком. В результате этой по­литики вклад указанных банков в общий прирост кредитов российской экономики в последующие годы был максимальным. Так, в 2013 г. суммарный вклад Сбербанка и ВТБ-24 в структуру кредитов, предоставленных физическим лицам, превысил 40%. Доля Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка и Россельхозбанка в приросте ссудной задолженности предприятий нефинансового сектора выросла за указанный год с 49% до 56% [7].
Укрепление рыночных позиций нескольких государственных банков, занятие ими весьма значимых долей российского банковского рынка восходит к привилегированному доступу к государственным ресурсам с низкой стоимостью, а не к рациональной депозитной-кредитной политике и высокому качеству риск-менеджмента в этих банках, как могло бы показаться на первый взгляд. Таким образом, поле конкуренции в российском банковском секторе к настоящему времени деформировано, что вызвано, в том числе политикой распределения денежных ресурсов Банка России и Правительства РФ в период мирового финансового кризиса.
Необходимо также отметить, что устойчиво рестрикционная денежно-кредитная политика Банка России, являющаяся причиной хронической нехватки денежной массы для развития отечественной экономики, а также создающая ситуацию непрекращающегося дефицита ликвидности в банковской системе России, привела к тому, что большинство коммерческих банков так или иначе превратились в монополистов денежного капитала и приобрели особую экономическую власть над предприятиями и населением — заемщиками. Эта власть заключается в том, что, назначая высокие процентные ставки по кредитам, банки тем самым перераспределяют в свою пользу значительную часть добавленной стоимости, созданной в экономике зависимыми от них секторами. В кризисном 2012 г. финансовый сектор единственный в экономике показал рост добавленной стоимости при общем падении российского ВВП. Происходит изъятие валовой маржи из реального сектора России в пользу ее банковского сектора. При этом возможности роста цен в большинстве отраслей реального сектора (а значит, и возможности нейтрализации негативных результатов такого изъятия) ограничены ввиду жесткого курса монетарной политики Центробанка, направленной на подавление инфляции [8].
Таким образом, довольно высокие цены на банковские кредитные продукты при довольно низкой их себестоимости является следствием роста монополизма в банковской системе при определенном «попустительстве» его регулятора — Банка России.
Во-вторых, в деятельности российских банков присутствуют риски, которые заставляют последние повышать ставки по кредитам и понижать по депозитам, что расширяет «коридор» банковской маржи. Из материалов Годового отчета Банка России следует, что в 2012 г. в банковском секторе РФ наблюдалась стагнация кредитования нефинансовых организаций и физических лиц ввиду ухудшения общеэкономической ситуации и финансового положения заемщиков. На фоне стагнации кредитования заметно вырос интерес банков к вложениям в ценные бумаги, что было связано с положительной динамикой российских фондовых индексов, а также большей ликвидностью этих инструментов по сравнению с кредитами, возможностью оперативного использования ценных бумаг в качестве обеспечения по кредитам Банка России. Такая же тенденция наблюдалась и в 2011 г. [6]
Помимо риска невозврата кредитов, обусловливающего высокую процентную ставку банковского кредитования, в деятельности банков существует также и риск несоответствия банковских активов и пассивов по срокам, что побуждает банки снижать ставки по вкладам и повышать — по кредитам. Согласно отчетности Группы Сбербанка России, доля краткосрочных депозитов в общей сумме его пассивов составила 47%. На долю же краткосрочных кредитов, предоставленных за счет этих ресурсов, приходилось всего 23% от активов банка [4].
Ставки по банковским вкладам могут снижаться также вследствие уменьшения уровня инфляции. Если официальные прогнозы по инфляции содержат данные о снижении ее уровня в течение года, эта тенденция учитывается банками при установлении ставок по долгосрочным депозитам, поэтому зачастую они (ставки) оказываются ниже текущего уровня потребительских цен. Так, анализ процентной политики Сбербанка РФ, показывает, что в период 1996–2012 гг. номинальная процентная ставка Сбербанка РФ по рублевым вкладам компенсировала потери вкладчика от инфляции только в 1996 и 2009 гг., по валютным вкладам в долларах — в 1996, 1997 и 2008 гг., по вкладам, номинированным в евро, — только в 2002, 2003 и 2008 гг. [3]. Причиной такой стратегии, как показывает вышеназванное исследование, выступает не объективное краткосрочное отклонение номинальных ставок по депозитам от ставок, компенсирующих вкладчикам текущий уровень инфляции, а деятельность банков — монополистов, заключающийся в стремлении без какого-либо ущерба для себя компенсировать скрытые убытки (отрицательную реальную доходность) операций кредитования за счет средств (доходов) экономических агентов. «Косвенно кредитные организации переносят свои потери от кредитования на вкладчиков и других заемщиков, занижая депозитные ставки и завышая ставки кредитования. Вкладчики вынуждены нести наряду со скрытыми потерями непосредственно от неверной оценки банками инфляционных рисков, еще и косвенные потери ввиду уровня просроченной задолженности в государственной банковской системе» [2].
Другими словами, у банков есть возможность несколько снизить величину спрэда процентных ставок с целью стимулировать спрос платежеспособных заемщиков на кредит, но они этого не делают.
В-третьих, относительно высокая ставка рефинансирования закрепляет высокие значения чистого процентного дохода банков по кредитам. Поскольку ставка рефинан­сирования «существует в умах банковского сообщества и к ней привязаны налоговые льготы, — пишет С. Глазьев, — то эта ставка в спокойные времена является одним из оправданий гораздо более высоких процентов по банковским кредитам. В этом плане ставка рефинансирования препятствует созданию в России рынка кредитов с меньшей маржой между стоимостью финансирования банков и стоимостью размещения ресурсов» [5]. Г. Тосунян считает, что «повышение ставки рефинансирования независимо от факторов его определяющих (рост цен) однозначно провоцирует повышение процентов по кредитованию российскими банками» [7].
Вопрос о снижении ставки рефинансирования до оптимального уровня не раз поднимался представителями банковского сообщества и российскими учеными-экономистами на страницах печати и на научных конференциях. Ассоциация российских банков неоднократно обращалась к Центробанку с предложением о снижении учетной ставки до 3-4% годовых. Ряд российских ученых-экономистов и политиков считают, что для превращения ставки рефинансирования в реальный рычаг монетарной политики она должна быть снижена до уровня 2–4% годовых [3]. Но, хотя Банк России и наметил в своих планах дальнейшее снижение этой ставки, а также процентных ставок по операциям предоставления и абсорбирования ликвидности [7], все же одновременно с этим (в лице своего руководства) он заявил, что будет придерживаться в своей процентной политике ориентира на сохранение более высокого уровня процентных ставок в России по сравнению со ставками в зарубежных странах в целях привлечения иностранного капитала [7]. Это означает, что ЦБ РФ на практике не будет препятствовать повышению ставок по кредитам коммерческих банков.
Банк России ставит величину назначаемой им учетной ставки в зависимость от складывающегося (и ожидаемого) уровня инфляции в российской экономике, что подтверждается «Основными направлениями единой государственной денежно-кредитной политики» на предстоящий период. Российское научное и бизнес сообщество активно возражают против такой однозначной интерпретации взаимосвязи между этими переменными, с чем мы полностью согласны. Сохранение относительно высокой ставки рефинансирования нельзя аргументировать тем или иным уровнем инфляции, так как рост потребительских цен в России вызван немонетарными факторами, и в первую очередь опережающим ростом цен и тарифов, регулируемых государством. Кроме того, противоречивая и непоследовательная денежно-кредитная политика Банка России (в том числе процентная политика ЦБ РФ) вот уже на протяжении 20 лет сама индуцирует высокие инфляционные ожидания, так как создает условия для роста дисбалансов и уровня финансовых рисков в финансовом и реальном секторах экономики.
Вопрос о том, должна ли ставка рефинансирования иметь непременно положительные реальные значения, остается дискуссионным. По мнению И. Благих, «положительность реальной ставки рефинансирования (положительные реальные значе­ния) не является правилом рациональной процентной политики для Центрального банка» [9]. Это мнение он основывает на анализе ставки рефинансирования в 20 зарубежных странах за период 1992–2004 гг., из которого следует, что для большинства исследуемых стран в анализируемом периоде были характерны отрицательные значения реальной ставки рефинансирования [9]. О тесной связи между ставкой рефинансирования и ставкой по краткосрочным банковским кредитам свидетельствует анализ взаимосвязи ставки рефинансирования и ставки по краткосрочным банковским кредитам за период 2008-2012 гг., проведенный по методу последовательных разностей. Он показал, что вследствие более высокой относительной вариативности значения коэффициентов корреляции составили также 0,35 (без лага) и 0,46 — с лагом 1 месяц. Указанные значения свидетельствуют о наличии заметной связи между вышеуказанными ставками [5].
В-четвертых, на практике для кредитной политики банков является важным не только размер ставки рефинансирования Банка России, но и отсутствие риска ее повышения, волатильности, непредсказуемости. «Пока банки функционируют в условиях неоп­ределенности, асимметрии информации, не будут опускаться и ставки по кредитам» [9]. Волатильность базовой ставки в России внушает банкам высокий уровень кредитного риска, а он, в свою очередь, определяет высокий уровень банковской маржи.
В-пятых, по мнению известных ученых-экономистов, требования Банка России об увеличении минимального размера капитала банков подталкивают последние «искать внутренние источники средств в дополнительных комиссиях, сборах и повышенных процентах» [10], что приводит к росту уровня банковской маржи.
В-шестых, нельзя исключать и того обстоятельства, влияющего на рост кредитных ставок и уровень банковской маржи, как динамика финансовых показателей заемщиков-предприятий, а не только (не столько) значение учетной ставки. Причем, положительная и отрицательная динамика этих показателей одинаково влияет на ставку по кредитам — она растет. При ухудшении финансового положения предприятий складывается ситуация порочного круга: уровень кредитного риска возрастает, что влечет повышение цены кредита и соответственно снижение спроса на него из-за недоступности. Недоступность же банковских кредитов усугубляет финансовое состояние предприятий, что, в свою очередь, ведет к дальнейшему росту стоимости заемных средств для них.
«Предприятиям, — считает С. Губанов, — для оживления бизнеса нужен дешевый кредит, но в сложившихся условиях таковым он быть просто не может, несмотря даже на низкую ставку рефинансирования Банка России. Пока ожидания банковского сектора и настроения в реальном секторе экономике таковы, что консенсус между ними достигается слабо» [11], а процесс взаимного приспособления спроса и предложения на кредитном и денежном рынках в целом, а также формирование равновесных процентных ставок в российской экономике идет недопустимо медленными темпами.
Проблемы этого порочного круга на кредитном рынке, а также дороговизна банковских кредитов в России могла бы решить активная государственная финансово-кредитная политика, стратегия, тактика и механизм которой должны быть органически связаны с производящим сектором экономики. Но, к сожалению, в настоящее время реальная политика правительства не направлена на усиление связующей роли, не стимулирует структурную перестройку экономики и ее рост. Правительство и Банк России выбрало в настоящее время наихудший из возможных вариантов сочетания денежной и финансовой политики, а именно жесткую финансовую политику, дополняемую столь же жесткой и при этом пассивной денежной политикой.
Представляется целесообразным коренным образом пересмотреть цели, механизмы и характер денежно-кредитной и финансовой политики государства и Центробанка в целях достижения эффективного кредита и экономического роста. Законом «О Центральном банке РФ (Банке России)» предусмотрено введение предельных размеров ставок процента по предоставляемым банками кредитам, установление фиксированного соотношения процентных ставок банков и официальных ставок, прямое ограничение размера банковской маржи. Банк России не совсем удачно применял эти методы в период 1991–1994 гг. Но этот опыт свидетельствует о непрофессионализме лиц, руководивших экономикой того времени, но не о порочности самого метода. На наш взгляд, еще рано говорить об отказе от использования прямых, административных методов регулирования российской экономики и банковского сектора, в частности, особенно в сложившейся ситуации международных экономических санкций. Как замечает Г. Тосунян, «применение многими центральными банками в чрезвычайных условиях так называемых нетрадиционных мер денежно-кредитной политики, использование которых в рамках преобладавших до кризиса теоретических подходов считалось недопустимым, стало исходным пунктом переосмысления многих аспектов теории и практики денежно-кредитной политики» [12]. Поэтому, на наш взгляд, прямые количественные ограничения, как инструмент денежно-кредитной политики Центрального банка в части лимитирования верхнего уровня банковских кредитных ставок и ограничения банковской маржи, необходимо вновь «включить в работу» с целью преодоления возможного финансового и экономического кризиса.
В целях переориентации кредитного рынка из рынка продавца, монополизированного крупными банками, установившими свой диктат цен на кредитные ресурсы, в рынок покупателя, необходимо усилить конкурентную борьбу банков за клиентов — заемщиков из реального сектора экономики, что приведет к снижению процентных ставок за кредит и уровня банковской маржи. Для этого, на наш взгляд, Банку России необходимо и дальше совершенствовать работу над инструментами рефинансирования, так чтобы те все больше носили преференциальный характер — подразумевали бы в качестве конечной цели кредитование банками за счет средств рефинансирования конкретных категорий заемщиков — представителей приоритетных отраслей экономики. Было бы целесообразно Банку России предоставить коммерческим банкам гарантии рефинансирования под определенные важные для национальной экономики проекты, что могло бы оказать стимулирующее воздействие на банки в направлении активизации реального сектора России.
Возвращаясь к теме малого и среднего бизнеса, следует сказать несколько слов о психологии и стереотипах. Малый бизнес в основной своей массе не воспринимает банк как институт, готовый к тесному сотрудничеству. Банки также с недоверием относятся к малому бизнесу, поскольку постоянно вынуждены работать с недостоверной отчетностью, предоставляемой предпринимателями. Малый бизнес заранее уверен, что он не понравится банку, поэтому старается приукрасить собственное положение. Банки, ориентированные на работу с малым бизнесом, стараются учитывать особенности данной категории клиентов. Это, прежде всего, относится к небольшим банкам, поведение которых обычно характеризуется большей гибкостью по сравнению с крупными банками. Банки готовы сокращать сроки рассмотрения заявок на получение кредита в случае их небольших размеров, но при этом либо у банка должна быть отлажена система оценки заемщиков по типу скоринг-модели или экспресс-анализа, либо он кредитует заемщиков с хорошей кредитной историей. Однако на сегодняшний день банки практически не готовы сотрудничать с малыми предприятиями на самом критичном для них этапе — стартовом. Потребность в стартовом банковском кредитовании удовлетворена, по экспертным оценкам, на 4–7%, а по расчетам Ресурсного центра малого предпринимательства, потенциальная емкость этого рынка — более 5 млрд долл. А между тем, как показывает зарубежная практика, это сотрудничество не просто реально, но и взаимовыгодно.
Тем не менее, основной проблемой, которую надо безотлагательно решать — это проблема доступа малых предприятий и индивидуальных предпринимателей к финансовым ресурсам банка. Если ее иерархизировать, то она будет выглядеть следующим образом: проблема предоставления залога и гарантий (43%); высокие процентные ставки за пользование кредитом (32%); сложность и длительность оформления соответствующих документов (26%); отсутствие доверия банка (5%). Если сравнить данные проблемы с проблемами бизнеса в России вообще, то на их фоне банковские проблемы выглядят вполне решаемыми: высокая налоговая нагрузка (47%); низкая капитализация бизнеса(46%); коррупция в органах власти (32%); высокая арендная плата (31%); сложности с обеспечением и возвратом кредита (25%); низкая квалификация персонала (12%); проблемы, связанные непосредственно с регистрацией самого бизнеса (11%) [12].
По всей видимости, в ближайшие несколько лет наиболее популярными останутся кредиты на срок до одного года. Сегодня 42% от общего объема кредитов выдается сроком до 1 года, 27% на срок от 1–2 года, 23% на срок 2–3 года и свыше трех лет было выдано только 8% кредитов. Основной преградой, которая стоит на пути расширения операций банков с предприятиями малого бизнеса, является высокий риск их кредитования [6].
Риски кредитования малого и среднего бизнеса обусловлены, как спецификой этого вида бизнес-деятельности, так и особенностями его развития в России: оторванность российского малого бизнеса от формирования всей предпринимательской среды, деформация хозяйственной среды малого бизнеса, проявляющаяся в разрыве между реальными и формально учтенными объемами хозяйственного оборота, что вызывает малую информационную прозрачность данного сектора экономики, недостаточный профессионализм менеджмента, обусловленный особенностями становления рыночной экономики в России. В дополнение к вышеизложенному нельзя не сказать и о том, что стремясь обезопасить себя, коммерческие банки подчас закладывают повышенный процент, дабы компенсировать возможные потери от невозврата кредита. Так что одним из главных условий расширения кредитной деятельности банков в сфере малого и среднего бизнеса по-прежнему остается снижение рисков. Решение данной проблемы зависит от общего состояния российской экономики.


Литература
1. Гаркавенко И.С. Финансы некоммерческих организаций: особенности функционирования // Петербургский экономический журнал. — 2013. — № 2. — С.88.
2. Глазьев С. О практичности количественной теории денег, или сколько стоит догматизм денежных властей // Вопр. экономики. — 2008. — № 7.
3. Благих И.А., Кобицкий Д.А. Роль предпринимательства в процессе модернизации российской экономики //Проблемы современной экономики. — 2009. — № 4. — С.412–413.
4. Дубянскуий А.Н. Проблемы диверсификации на финансовых рынках в результате сделок слияний и поглощений // Экономика и управление. — 2012. — № 8. — С.25–26.
5. Тосунян Г.А. Потенциал роста кредитования есть потенциал экономического развития России // bankir.ru. 13/06/2013/
6. Годовой отчет Банка России за 2009 г. // официальный сайт ЦБ РФ — www.cbr.ru.
7. Тосунян Г.А. Актуальные проблемы банковского и смежного законодательства: Вып.1. М., 2013. — C.214.
8. Гаркавенко И.С. Механизм превращения интеллектуального ресурса в наукоемкую и высокотехнологичную услугу // Научно-технические ведомости СПбГТУ. Сер.: Экономика. — 2013. — № 3. — С.143.
9. Благих И.А., Кобицкий Д.А. Роль предпринимательства в процессе модернизации российской экономики // Проблемы современной экономики. — 2009. — № 4. — С.412–413.
10. Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2012 год и период 2012 и 2013 годов // Официальный сайт ЦБ РФ — www.cbr.ru).
11. Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2013 году // Официальный сайт Банка России — www.cbr.ru.
12. Гаркавенко И.С. О последствиях неточной оценки уровня инфляции в ставке процента коммерческого банка // Бизнес и банки. — 2013. — № 31. С.49.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия