Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Львова Н. А.
доцент кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Методология корпоративной финансовой диагностики
Статья посвящена особенностям корпоративной финансовой диагностики в контексте представлений о кризисах организации. Финансовые признаки кризисного предприятия рассматриваются во взаимосвязи с ключевыми признаками кризисной ситуации: угроза приоритетным целям, внезапность и дефицит времени для принятия антикризисных решений
Ключевые слова: финансовая диагностика, диагностика состояния организации, диагностика кризиса, диагностика несостоятельности
УДК 336.64; ББК 65.21   Стр: 187 - 192

Корпоративная финансовая диагностика является самостоятельным и относительно малоисследованным направлением финансового анализа предприятия. В англоязычной литературе термин «корпоративная финансовая диагностика» (corporate financial diagnostics) используется редко. Наиболее близким к нему по смыслу выступает «оценка финансового здоровья фирмы» (corporate financial health assessment), которая ассоциируется с прогнозированием финансовых затруднений [1]. Существенный вклад в развитие отечественной школы финансовой диагностики внес профессор Ярослав Вячеславович Соколов, рассматривавший диагностику финансовой деятельности предприятия как «науку управления финансовой деятельностью» [2]. Проблемы корпоративной финансовой диагностики исследовались и другими авторами [см., например: 3–7], но им не всегда удавалось провести чёткую грань между финансовой диагностикой и анализом финансового состояния предприятия. Интерпретируя точку зрения Бернара Коласса, Я.В. Соколов и Т.О. Терентьева определили содержание корпоративной финансовой диагностики как «установление стадии, на которой находится предприятие в данный момент, и анализ финансового состояния самого предприятия в данный момент» [8, с. 550].
Критерием оценки финансового состояния предприятия в целях финансовой диагностики является некоторое «должное» или «нормальное» финансовое состояние, которое в ходе проведения диагностики выступает целевым: «только в соотнесении с ним (и через заложенные в нём показатели) происходит идентификация и диагносцируемого объекта и оценка его реального состояния» [9, с. 53]1. Так, по мнению Е.Н. Выборовой, финансовая диагностика предполагает «изучение состояния объекта диагностирования ..., а также отклонений от нормального его состояния, причин и длительности таких отклонений» [5]. Признаки должного финансового состояния предприятия могут устанавливаться исходя из сравнения с требованиями нормативных документов, с условно наилучшими значениями, с данными других предприятий, а также со значениями аналогичных показателей анализируемого предприятия за разные периоды [10, с. 200]. Однако вышеперечисленные критерии не приближают нас к пониманию особенностей финансовой диагностики.
Более ценным, с нашей точки зрения, представляется исследование сущности целевого финансового состояния. Отметим, что речь может идти не только о «должном» финансовом состоянии — подобной логикой руководствуется, например, Б. Коласс, вводя понятие «финансового равновесия» [11, с. 43]. Финансовая диагностика может быть направлена на распознавание финансовых признаков кризиса предприятия2. В этом случае диагностика ассоциируется с выявлением признаков финансовых затруднений [13, с. 150] по аналогии с диагностикой заболеваний в медицине3. Второй подход существенно сближает корпоративную финансовую диагностику с оценкой финансового здоровья фирмы, обогащая её теоретическую и методологическую базу.
Однако понятие «кризис» не имеет однозначного определения. Более того, его нельзя назвать просто многозначным. Данный термин применяется в отношении такого широкого спектра явлений4, настолько часто и повсеместно, что научное обоснование соответствующего определения становится весьма трудновыполнимой задачей [15]. И вместе с тем исследование сущности кризиса совершенно необходимо для установления ключевых финансовых признаков кризисной ситуации. Таким образом, изучение научных представлений о кризисе во взаимосвязи с финансовыми особенностями деятельности предприятия представляется необходимым этапом формирования методологии корпоративной финансовой диагностики, что и определило цель нашего исследования.

Кризис как научная категория: сущность и признаки
Можно выделить два основных взаимодополняющих подхода к определению кризиса как научной категории: кризис может трактоваться как процесс (условно назовем эту трактовку динамической) и как состояние (соответственно, статическая трактовка кризиса).
Зачастую кризис определяется исключительно с негативной точки зрения, как особое состояние сложной системы, угрожающее её дальнейшему существованию. Причиной кризисного состояния системы, как правило, считается крайнее обострение существующих в ней противоречий5. Обратим внимание: понятие «кризис» применяется исключительно в отношении сложных систем, элементы которых можно рассматривать как «отдельные системы, объединенные в единое целое в соответствии с определенными принципами или связанные между собой заданными отношениями» [17, с. 1111]. Примером сложной системы является, в частности, социально-экономическая система — «совокупность ресурсов с обязательным и доминирующим участием человеческого фактора» [18, с. 90]. Одна из наиболее подробных характеристик кризисной ситуации принадлежит Энтони Винеру и Герману Кану (1962 г.), обосновавшим двенадцать её основополагающих признаков6, которые, на наш взгляд, целесообразно подразделить на две группы7: объективные признаки и признаки, связанные с субъективным восприятием кризиса со стороны лиц, вовлечённых в кризисную ситуацию.
Объективными характеристиками кризисной ситуации выступают следующие:
1) кризис является поворотным моментом в разворачивающейся последовательности событий или действий (данный признак напрямую связан с этимологией слова «кризис»8 — прим. автора);
2) природу кризиса составляет стечение обстоятельств, порождающее новую совокупность условий;
3) кризис несет угрозу целям и задачам вовлеченных лиц, и даже если эта угроза не реализуется (в скобках отметим, что угроза представляет собой достаточно маловероятное событие9),
4) последствия кризиса предопределяют будущее участников кризисной ситуации, поэтому
5) кризисная ситуация требует безотлагательных действий со стороны ее участников и, следовательно,
6) кризис усиливает дефицит времени вовлеченных лиц;
7) в условиях кризиса доступная участникам информация, как правило, носит неадекватный характер.
Особенности субъективного восприятия кризиса составляют пять признаков:
1) неопределенность в оценке кризисной ситуации и обосновании альтернативных вариантов ее преодоления;
2) стресс и беспокойство среди участников кризисной ситуации;
3) ослабление контроля за происходящими событиями их последствиями;
4) повышение напряженности среди участников кризисной ситуации;
5) изменение отношений вовлеченных лиц.
Другая характеристика признаков кризисной ситуации, получившая наиболее широкое признание в теории и практике антикризисного управления, восходит к исследованиям Чарльза Хермана (1963 г.), посвящённым особенностям кризиса в организациях [21]. Согласно данному подходу, характерными особенностями кризиса выступают внезапность, угроза и дефицит времени на реакцию. Примечательно, что такие признаки, как угроза и дефицит времени на принятие антикризисных решений, так или иначе, присутствуют во многих определениях кризиса, что, в частности, отмечает сам Ч. Херман [21, p. 64]. Так, один из основоположников стратегического менеджмента Игорь Ансофф в качестве определяющих признаков кризисных условий существования фирмы указывает угрозу для её существования и жесткий дефицит времени (для принятия антикризисных решений — прим. автора) [22, с. 292, 293].
Внезапность, напротив, далеко не всегда признаётся релевантной характеристикой кризиса. Например, А.Н. Ряховская, Е.В. Арсенова и О.Г. Крюкова, помимо так называемых «внезапных кризисов» организаций, рассматривают и «тлеющие кризисы», развивающиеся достаточно продолжительное время и, следовательно, не являющиеся неожиданными [23, с. 24, 25]. В то же время нельзя отрицать, что кризисы сложно поддаются диагностике. Исследуя особенности корпоративного управления в чрезвычайных ситуациях, Ансофф приходит к выводу о том, что «некоторые проблемы ускользают от наблюдателей, как бы они ни старались, и превращаются в стратегические неожиданности» [22, с. 30]. В этой связи весьма интересной представляется точка зрения о том, что причины кризиса связаны системно, то есть, взаимосвязаны и взаимозависимы [24]. Анализируя отдельные признаки и причины кризиса, как правило, невозможно получить полное представление об их системном влиянии. Именно поэтому кризисы так плохо поддаются прогнозной оценке. Таким образом, характеризуя признаки кризиса, можно говорить, как минимум, о нестандартности кризисной ситуации, а зачастую и о нестандартности, и о внезапности.
Более широкая трактовка кризиса учитывает его возможные позитивные последствия. В этом случае кризис рассматривается как процесс преобразования сложной системы. При этом обычно подчеркивается неотвратимость данного процесса: в результате накопленных противоречий система не может существовать в её прежнем виде, и преодоление кризиса — необходимое условие обновления. Применяя понятие «кризис» в широкой трактовке, Асват Дамодаран обращается к дословному значению этого слова в китайском языке, в котором кризис обозначается двумя иероглифами: первый символизирует угрозу, второй — возможность [20, с. 25]. В экономической науке приоритетное внимание уделяется именно широкой трактовке кризиса, которая обычно используется во взаимосвязи с концепцией жизненных циклов социально-экономических систем10. В частности, антикризисное управление социально-экономическими системами базируется на двух основных теоретических предпосылках. Во-первых, считается, что существование любой социально-экономической системы циклично. Во-вторых, что циклы существования социально-экономических систем взаимосвязаны с кризисами. Более того, кризис является неотъемлемым этапом развития любой социально-экономической системы. В этом смысле управление любой социально-экономической системой может быть антикризисным.

Особенности диагностики с учётом финансовых признаков кризиса предприятия
Основные финансовые признаки кризиса предприятия, как и любой кризисной системы, должны, как представляется, рассматриваться во взаимосвязи с ключевыми признаками кризисной ситуации. Речь, прежде всего, идет об угрозе приоритетным целям развития предприятия, внезапности наступления и (или) нестандартности кризисной ситуации, а также о дефиците времени для принятия антикризисных решений. Проанализируем содержание основных финансовых признаков кризисного предприятия исходя из этого предположения.
В литературе кризис предприятия (кризисная ситуация) нередко определяется именно с точки зрения угрозы приоритетным целям его развития11. Однако приоритетные цели развития предприятия трактуются весьма широко и неоднозначно, что позволит получить нам более объемное представление о кризисной ситуации. Как справедливо отмечают Я.В. Соколов и Т.О. Терентьева, любые цели должны соотноситься с целями заинтересованных лиц, поскольку «цели могут быть у людей, но не у организаций» [8, с. 547, 548]. Если говорить о целях развития предприятия с точки зрения заинтересованных лиц, можно выделить два основных подхода:
1) максимизация богатства собственников (с этой точкой зрения мы наиболее часто встречаемся в литературе12): в этом случае приоритетным показателем должного состояния придприятия выступает рыночная стоимость собственного капитала (рыночная капитализация публичных компаний), неуклонное снижение которой является одним из наиболее значимых финансовых признаков кризиса;
2) баланс интересов стейкхолдеров, к которым относятся не только акционеры, но и лендеры, контрагенты, персонал, регулирующие органы, общественные организации и пр.13 Очевидно, что кризис предприятия несет угрозу интересам не только собственников, но и других заинтересованных лиц. В результате, конфликт интересов стейкохолдеров лишь усугубляется, но именно в ходе кризиса происходит и разрешение конфликта интересов, «при этом возникают новый конфликт интересов и новые отношения» [30].
Особенности, причины и способы преодоления наиболее значимых конфликтов в жизни организации исследуются в рамках теории агентских отношений, предствляющей одну из фундаментальных финансовых концепций [см., например: 31, с. 20–28]. Приоритетное внимание, как правило, уделяется конфликтам интересов собственников и топ-менеджеров фирмы, а также собственников и кредиторов. Менеджеры предприятия, выступая агентами и собственников, и кредиторов, призваны поддерживать баланс их интересов, максимально учитывая интересы других стейкхолдеров. Однако неэффективный менеджмент — основная причина кризисов предприятий. По некоторым оценкам на ошибки руководства приходится более 50% причин всех корпоративных кризисов [23, с.26]. При этом неэффективность управленческих решений зачастую объясняется оппортунистическим поведением менеджеров. Главным драйвером агентского конфликта, наряду с препятствиями к коллективным действиям, считается информационная асимметрия [32, с.43] — неравномерное распределение информации о предприятии среди заинтересованных сторон. Особо пагубное влияние на развитие конфликта оказывает финансовая непрозрачность фирмы и, в частности, недостаточный уровень транспарентности финансовой отчетности, которая, как известно, выступает основным источником финнсовых сведений о хозяйствующем субъекте. Поэтому анализ и оценка достоверности и непредвзятости финансовой отчетности должны выступать одним из важнейших этапов корпоративной финансовой диагностики.
Впрочем, причины кризиса предприятия, даже если речь идёт о «неэффективном управлении», настолько сложны и многочисленны, что предсказать момент его наступления, характер и последствия — весьма сложная задача. Особое значение в этой связи приобретает диагностика кризиса как «важнейшая составная часть успешного противодействия его неблагоприятным последствиям» [16, с. 44]. По мнению С.Е. Кована, Л.П. Мокровой и А.Н. Ряховской, диагностика должна отвечать следующим основным требованиям: основываться на достоверной информации, быть объективной, обеспечивать возможность получать однозначные выводы и принимать правильные решения [16, с. 45]. Особые требования должны соблюдаться и в отношении системы диагностики: своевременность распознования кризисных явлений, достоверность результата распознавания, непрерывность диагностического процесса [12, с. 13].
Анализируя данные требования, необходимо подчеркнуть, что диагностика предприятия должна носить систематический характер. Неслучайно Я.В. Соколов и М.Л. Пятов определяют финансовую диагностику как «цикл последовательных работ, связанных с определением стадии развития предприятия» [10, с. 200, 201]. Кроме того, из вышеприведенного определения следует, что система корпоративной финансовой диагностики выстраиваться с учётом закономерностей развития предприятия. Однако, как обоснованно замечает Филонович С.Р., «определение стадии развития компании — дело непростое, прежде всего, потому, что число параметров, с помощью которых можно характеризовать эту стадию, весьма велико» [9 с. 54]. Системный подход к решению этого вопроса, как правило, предполагает обращение к моделям жизненного цикла организации, как «моделям, задающим ориентиры для определения требований к должному состоянию, логике функционирования или определению ориентиров развития организации» [9, с. 54]. В связи с этим исследование особенностей корпоративной финансовой диагностики в контексте жизненного цикла предприятия представляется весьма перспективным научным направлением, хотя не следует забывать, что существование жизненного цикла организаций нередко подвергается сомнениям. Как показывают отдельные эмпирические исследования, «большинство фирм не переходят непреклонно от одной стадии развития к другой в традиционном биологическом смысле», то есть «в жизни организации существует скорее неопределенность, а не детерминизм развития» [33, с. 86].
Методическую основу корпоративной финансовой диагностики составляют методы и модели прогнозирования корпоративного банкротства14, обращающие нас к широкому спектру финансовых признаков кризиса предприятия. Финансовые исследования, посвящённые диагностике несостоятельности организаций, проводятся не одно десятилетие15, но, к сожалению, вопрос о приоритетных признаках финансовых затруденений по-прежнему остается открытым. Как показывают эмпирические исследования, в основе разнообразных моделей прогнозирования финансовой несостоятельности лежит четыре базовых характеристики фирмы: прибыль, леверидж, ликвидность и размер [35, p. 15].
В отношении процедур корпоративной диагностики в целом и финансовой диагностики в частности, следует отметить, что они едва ли поддаются четкой формализации16. В условиях кризиса привычные механизмы не работают или работают не­эффективно, и, следовательно, диагностика требует применения нестандартных подходов. Приходится считаться и с неадекватностью доступной информации о кризисном предприятии, которую весьма драматично описывает И. Ансофф: «Прежние стратегии и планы не годятся, задачи новы, информация, которую нужно освоить и изучить, идёт потоком. Фирме угрожают информационные перегрузки. Внезапность и вероятность крупной потери осознаются в фирме настолько широко, что возникает угроза всеобщей паники» [22, с. 30].
В то же время кризис предприятия, как и любой кризис, характеризуется дефицитом времени для принятия антикризисных решений. В финансовом смысле это, прежде всего, означает, что цена времени для кризисного предприятия наиболее высока. Как отмечают Трененков Е.М. и Двенидова С.А., «одной из существенных особенностей кризиса и, соответственно, субъективной реакции является фактор времени», а «время, как известно, всегда имеет экономическую цену, особенно значимую в период кризиса» [38, с. 4]. Иными словами, временная ценность денежных средств для кризисного предприятия повышается, что, в свою очередь, отражается в оценке настоящей стоимости ожидаемых денежных потоков. Объяснить подобную ситуацию можно тем, что в условиях кризиса риски, ассоциируемые с фирмой, возрастают. Следовательно, увеличивается и ставка дисконтирования, величина которой, в частности, зависит от риска, связанного с финансовой операцией. В результате, как можно предположить, повышается требуемая инвесторами доходность и, следовательно, стоимость финансирования, что сокращает инвестиционные возможности предприятия и снижает его экономический потенциал.
Следует, однако, учесть, что в российских условиях требуемая доходность далеко не всегда соответствует риску вложений. Во-первых, в структуре финансирования предприятий преобладает собственный капитал, то есть «собственники предприятий по сравнению с кредиторами вынуждены мириться с большими рисками потери капитала при доходности меньшей, чем плата за кредит». Во-вторых, традиционным источником капитала выступает текущая кредиторская задолженность, преимущественно не связанная с постоянными финансовыми расходами [39, 2007, с. 96, 101]. Повышение доли кредиторской задолженности в пассивах, наряду с соразмерным увеличением доли дебиторской задолженности в активах, является одним из характерных финансовых признаков кризиса российских предприятий17.

Выводы
Кризисное предприятие характеризуется снижением рыночной стоимости, существуя в условиях острого конфликта интересов стейкхолдеров. Ключевую роль в этом конфликте, как правило, играют менеджеры, ошибки которых являются одной из наиболее значимых причин корпоративных кризисов. В условиях кризиса приходится считаться с такими вызовами как внезапность и (или) нестандартность создавшейся ситуации, а также дефицит времени для принятия управленческих решений, что, в частности, отражается в ухудшении финансовой конъюнктуры деятельности фирмы и в повышении вероятности банкротства. Наличие эффективной системы финансовой диагностики может предотвратить развитие кризисной ситуации и, во всяком случае, выступает необходимым условием её успешного преодоления. По словам Я.В. Соколова и Т.О. Терентьевой, «здоровый организм (предприятия — прим. автора) способен долго и эффективно работать, но чтобы это было так, ответственный финансист должен постоянно наблюдать этот организм, перманентно ставить диагноз и перманентно принимать решения о том, как поддерживать этот организм в рабочем состоянии» [8, с. 550].
Подытоживая вышесказанное, отметим, что сложность феномена кризиса объясняется его двойственностью: с одной стороны, кризис выступает как особое состояние сложной системы, с другой стороны, — как соответствующий процесс ее трансформации. Кризисное предприятие плохо функционирует и нуждается в срочных антикризисных мероприятиях, тогда как причины его текущего состояния многочисленны и (или) неизвестны. Статическая и динамическая трактовки кризиса не являются, на наш взгляд, взаимоисключающими. Логично предположить, что в процессе кризиса состояние сложной системы в любой момент времени можно охарактеризовать словом «кризис», что в данном случае будет означать кризисное состояние системы. Последовательно развивая эту точку зрения, приходим к существенному выводу, касающемуся методологии корпоративной финансовой диагностики: целесообразность дальнейшего исследования финансовых признаков кризиса предприятия (кризис как состояние), наряду с изучением финансовых особенностей кризисов предприятия в контексте его развития (кризис как процесс), не только интуитивно очевидна, но и заведомо обусловлена сущностью феномена кризиса.


Литература
1. Benito A., Vlieghe G. Stylised facts on UK corporate financial health: evidence from micro-data // Financial Stability Review. — June 2000. — P. 83–93.
2. Соколов Я.В. Диагностика финансовой деятельности предприятия и возможности управления ею. — URL: http://www.iteam.ru/publications/finances/section_29/article_2949 (дата обращения: 01.06.2014).
3. Бородкин К.В. Комплексные методы финансовой диагностики: монография / Под науч. ред. А.Н. Гавриловой. — Воронеж: Тип. ВГУ, 2002. — 183 с.
4. Выборова Е.Н. Вопросы эволюции, методологии финансовой диагностики: науч. изд. — Иркутск: Изд-во ИЕЭА, 2002. — 122 с.
5. Выборова Е.Н. Финансовая диагностика на уровне субъекта хозяйствования // Проблемы современной экономики. — 2004. № 3. — URL: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=488 (дата обращения: 01.06.2014).
6. Глазов М.М. Анализ и диагностика финансово-хозяйственной деятельности предприятия: учебник. — СПб.: Андреевский издательский дом, 2006. — 447 с.
7. Лавренова Г.А. Анализ и диагностика финансово-хозяйственной деятельности предприятия. — Воронеж: Тип. ВГУ, 2003. — 129 с.
8. Соколов Я.В., Терентьева Т.О. Послесловие: Эффективное управление финансами — ключ к успеху / Коласс Б. Управление финансовой деятельностью предприятия. Проблемы, концепции и методы: Учеб. пособие. / Пер. с франц. под ред. проф. Я.В. Соколова. — М.: Финансы, ЮНИТИ, 1997. — С. 546–564.
9. Филонович С.Р. Использование моделей жизненного цикла организации в процессе организационной диагностики // Социол. исследования. — 2005. — № 4. — С.53–64.
10. Соколов Я.В., Пятов М.Л. Бухгалтерский учет для руководителя: Учеб.-практ. пособие. — 3-е изд. перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. — 232 с.
11. Коласс Б. Управление финансовой деятельностью предприятия. Проблемы, концепции и методы: Учебе пособие / Пер. с франц. под ред. проф. Я.В. Соколова. — М.: Финансы, ЮНИТИ, 1997. — 576 с.
12. Фомин Я.А. Диагностика кризисного состояния предприятия: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. — 349 с.
13. Евсюкова М.А. Финансовая диагностика в условиях антикризисного управления // Учет и статистика. — 2005. — № 7. — С. 149–154.
14. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона онлайн. — URL: http://www.onlinedics.ru/slovar/brok/d/diagnoz.html (дата обращения: 01.06.2014).
15. Robinson J.A. Crisis. In: International Encyclopedia of the Social Sciences. — 1968. — URL: http://www.encyclopedia.com/topic/Crisis.aspx (дата обращения: 01.06.2014).
16. Теория антикризисного управления предприятием: учебное пособие / С.Е. Кован, Л.П. Мокрова, А.Н. Ряховская. — М.: КНОРУС, 2009. — 160 с.
17. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Большая Российская энциклопедия. — СПб: Норинт, 2004. — 1456 с.
18. Ковалев В.В. Финансовый менеджмент: теория и практика. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. — 1016 с.
19. Семенов А.В. Этимологический словарь русского языка. — М.: ЮНВЕС, 2003. — URL: http://evartist.narod.ru/text15/014.htm (дата обращения: 01.06.2014).
20. Дамодаран А. Стратегический риск-менеджмент: принципы и методики: Пер. с англ. — М.: ООО «Вильямс», 2010. — 496 с.
21. Hermann C.F. Some consequences of crisis which limit the viability of organization // Administrative science. — 1963. — № 8. — P. 61–82.
22. Ансофф И. Стратегическое управление: Сокр. пер. с англ. / Науч. ред. и авт. предисл. Л.И. Евенко. — М.: Экономика, 1989. — 519 с.
23. Ряховская А.Н., Арсенова Е.В., Крюкова О.Г. Зарубежная практика антикризисного управления: учебное пособие. — М.: Магистра, ИНФРА-М, 2010. — 271 с.
24. Ушанов П.В. Антикризисное управление как новая парадигма управления // Эффективное антикризисное управление. — 2010. — № 1. — URL: http://www.e-c-m.ru/magazine/60/eau_60_12.htm (дата обращения: 01.06.2014).
25. Ивашковская И.В., Константинов Г.Н., Филонович С.Р. Становление корпорации в контексте жизненного цикла организации // Российский журнал менеджмента. — 2004. — № 4. — С. 19–34.
26. Андреева Т.Е. Организационные изменения: сравнительный анализ основных концепций // Вестн. СПбГУ. Сер. 8. Менеджмент. — 2004. — № 2. — С. 33–49.
27. Управление изменениями и развитием организации: хрестоматия / Пер. с англ. под ред. Г.В. Широковой; Высшая школа менеджмента СПбГУ. — СПб.: Изд-во «Высшая школа менеджмента», 2009. — xxiv + 496 с.
28. Иванов В.В., Цытович Н.Н. Корпоративное финансовое планирование: монография / Библиотека Российской Академии Наук (СПб.). — СПб.: БАН: Нестор-История, 2010. — 331 с.
29. URL: http://www.valuebasedmanagement.net (дата обращения: 01.06.2014).
30. Ушанов П.В. Роль человеческого фактора в формировании рисков деструктивного развития жизненного цикла предприятия // Эффективное антикризисное управление. — 2011. № 3. — URL: http://www.e-c-m.ru/magazine/66/eau_66_89.htm (дата обращения: 01.06.2014).
31. Бригхем Ю., Гапенски Л. Финансовый менеджмент. Полный курс: В 2-х т. / Пер. с англ. под ред. В.В. Ковалева. — СПб.: Ин-т «Экономическая школа», 2004. — Т.1. — xxx + 497 с.
32. Ван Хорн Д., Вахович Дж. Основы финансового менеджмента. 12-е изд. Пер. с англ. — М.: Изд. дом «Вильямс», 2008. — 1232 с.
33. Широкова Г.В. Жизненный цикл организации: эмпирические исследования и теоретические подходы // Российский журнал менеджмента. — 2007. Т.5. — № 3. — С. 85–90.
34. Altman E. Financial Rations. Discriminant Analysis, and the Prediction of Corporate Bankruptcy // The Journal of Finance. — September 1968. — P. 589–609.
35. Falkenstein E. RiskCalcTM for Private Companies: Moody’s Default Model. — N-Y, 2000. — 87 p. — URL: http://www.creditrisk.ru/publications/files_attached/Moodys_Default_Model.pdf (дата обращения: 01.06.2014).
36. Кальварский Г.В. Львова Н.А. Финансовая диагностика кризисного предприятия // Эффективное антикризисное управление. — 2012. № 3. — С. 94–103.
37. Кальварский Г.В. Львова Н.А. Финансовая диагностика преднамеренного банкротства // Эффективное антикризисное управление. — 2013. — № 4. — С. 50–59.
38. Трененков Е.М., Двенидова С.А. Диагностика в антикризисном управлении // Менеджмент в России и за рубежом. — 2002. — № 1. — С. 3–25.
39. Иванов В.В., Бушуева Н.В. Внешние источники финансирования российских предприятий // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 5. Экономика. — 2007. — № 1. — С. 96–107.
40. Иванов В.В., Алексашина А.А. Теория и практика заемного финансирования предприятий // Финансовый мир. Вып. 5 / Под ред. В.В. Иванова и Е.А. Почиковской. — М.: Проспект, 2014. — С. 92–100.

Сноски 
1 В данной статье С. Р. Филонович характеризует диагностику системы управления организации, отмечая, что ее важнейшим элементом выступает определение целевого ориентира. Определение данного ориентира «обычно связывается блоком определения должного состояния объекта», через который «в явной или латентной форме, заложенный в структуре любого диагностического средства, задается ориентиры желательного (целевого) состояния системы».
2 Примечательно, что особое значение диагностика приобретает в условиях антикризисного управления, являясь его неотъемлемым и чрезвычайно важным этапом. Здесь, однако, чаще используется термин «диагностика кризиса» или «диагностика кризисного состояния», которая по отношению к предприятию определяется как «принятие двухальтернативного решения о наличии либо отсутствии кризисной ситуации на предприятии, исходя из количественных характеристик его деятельности» [12, с. 15].
3 В этой связи отметим, что диагностика в наиболее общем смысле традиционно понимается как «искусство распознавать болезнь» [14].
4 Так, по мнению Я.А. Фомина, «понятие кризиса является обобщенной характеристикой любых неблагоприятных явлений, с которыми сталкивается предприятие». В связи с этим кризис определяется данным автором как «экономическая категория, отражающая общий неблагоприятный результат деятельности фирмы (предприятия) на определенный период времени по многим экономическим признакам» [12, с. 9].
5 Достаточно подробно данная трактовка кризиса исследована Кованом С.Е., Мокровой Л.П., Ряховской А.Н. — см.: [16, с. 12–15].
6 Ссылка на оригинальную работу Э. Винера и Г. Кана содержится в статье Дж. Робинсона [15].
7 Мы также сочли возможным перегруппировать признаки, чтобы показать их логическую взаимосвязь.
8 Слово «кризис» было заимствовано русским языком из немецкого в первой трети XVI в. В латинском языке слово crisis означало «переломный момент». Первоисточником слова считается греческий язык, в котором оно имело значение «решение, исход» [19].
9 Как отмечает А. Дамодаран, «угроза — это событие с низкой вероятностью, даже при условии значительных негативных последствий» [20, с. 25].
10 Общий смысл концепции жизненного цикла предприятия состоит в том, что предприятие рассматривается как своеобразный организм, который рождается, развивается, стареет, умирает (или перерождается). Появление концепции жизненного цикла организации (ЖЦО) датируется обычно 1960-ми гг. [25, с. 19], но ее истоки прослеживаются в более ранних исследованиях процесса создания и развития организации. Первые обобщения подобных исследований относятся к концу 1950-х гг., тогда как пик научного интереса к жизненному циклу организаций пришелся на 1980-е гг. [9, с. 56, 58]. В настоящее время исследования проблем развития организаций на разных стадиях жизненного цикла выступают одним из основных разделов теории управления организационными изменениями. Подробная характеристика теории управления организационными изменениями, в том числе затрагивающая вопросы концепции жизненного цикла организации, приводится в работе Андреевой Т.Е. [26]. Классические работы по управлению организационными изменениями представлены в хрестоматии под редакцией Широковой Г.В. [27].
11 Например, Фомин Я.А. определяет кризисную ситуацию как «особую ситуацию, которая характеризуется повышенным риском банкротства, слабой конкурентной позицией, финансовой неустойчивостью; … в кризисной ситуации главная цель — выживание» [12, с. 15]. Похожее определение кризисной ситуации приводит Евсюкова М.А.: «кризисная ситуация — это особая ситуация, которая характеризуется слабой конкурентной позицией, финансовой неустойчивостью, неплатежеспособностью» [13, с. 149, 150].
12 Максимизация богатства собственников, как правило, ассоциируется с такой целью бизнеса как максимизация прибыли. Однако даже такая, вполне очевидная, на первый взагляд, цель весьма неоднозначна. Аргументы «за» и «против» максимизации прибыли предприятия представлены в монографии Иванова В.В. и Цытович Н.Н. [28, с. 149–154].
13 Ключевой вклад в теорию акционерной стоимости внес Альфред Раппопорт, в теорию стейкхолдеров — Эдвард Фриман [см. по­дробнее: 29].
14 В литературе по финансовому анализу термины «прогнозирование банкротства» (bankruptcy prediction) и «прогнозирование финансовых затрудений» (financial distress prediction) обычно используются как синонимы. Вместе с тем, корректнее было бы говорить о прогнозировании финансовых затруднений (или прогнозировании финансовой несостоятельности), поскольку в условиях современной системы несостоятельности, основанной на критерии неплатежеспособности, охарактеризовать состояние банкротства предприятия универсальными финансовыми показателями практически невозможно.
15 Первые фундаментальные работы в этой области относятся к 1930-м гг. [34, p. 590], а начиная с конца 1960-х гг. прогнозирование банкротства фирмы прочно вошло в предмет финансовой науки.
16 В частности, существенная специфика отмечается в отношении принципов и процедур финансовой диагностики предприятий в условиях конкурсного процесса [см. подробнее: 36, 37].
17 Примечательно, что тенденция аккумуляции кредиторской задолженности предприятий в условиях кризиса наблюдается и в развитых странах [40, с. 99].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия