Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Пунцукова С. Д.
ведущий научный сотрудник лаборатории экономики природопользования
Байкальского института природопользования СО РАН (г. Улан-Удэ),
доктор географических наук


Методы экономической оценки лесной экосистемы региона
Статья посвящена проблемам стоимостной оценки лесной экосистемы региона. С этой целью рассмотрен экосистемный подход к классификации элементов природной экосистемы как капитала, проведен анализ основных методов оценки экологических и ассимиляционных функций природной экосистемы. Классифицированы структурные компоненты лесной экосистемы как капитала. Представлены разработанные методики определения ассимиляционной ценно­сти лесной экосистемы — дополнительных экологических издержек, величины предотвращенного ущерба в результате проведения мер, снижающих негативное воздействие лесозаготовок на лесную среду, а также методические подходы к оценке прямых потерь лесной продукции и упущенных выгод в условиях экологических ограничений в Республике Бурятии. Показана сфера применения экономических оценок ассимиляционной функции лесного капитала региона
Ключевые слова: лесная экосистема, лесной капитал, экологические затраты, предотвращенный ущерб, потери продукции, упущенные выгоды, ассимиляционный потенциал
УДК 504.062: 330.1; ББК 65.05   Стр: 314 - 319

Существует много определений экосистем. Одно из этих определений приведено в Millennium Ecosystem Assessment — MA [17], согласно которому экосистемы представляют собой динамические комплексы сообществ растений, животных и микроорганизмов, а также неживой окружающей среды, взаимодействующих как функциональное единство. По классификации МА, услуги, предоставляемые экосистемой, разделены на следующие категории: обеспечивающие, регулирующие, культурные и вспомогательные, которые показывают, какими способами экосистемы способствуют увеличению благосостояния человека. Из этой системы функций только обеспечивающие имеют цену, поскольку сырье и продукты, поступающие из экосистемы, участвуют в производственном процессе, для которой существуют конкурентные рынки. Другие экосистемные функции не находят своего адекватного отражения в рыночной системе. Это свидетельствуют о так называемых «провалах рынка», связанных со сложностью учета деградации и загрязнения окружающей среды. Во многом это связано с недоучетом в цене экстернальных издержек, что искажает цену и делает ее заниженной с точки зрения действительных общественных издержек [11]. Отсюда такие негативные процессы, как истощение природных ресурсов, негативное воздействие на природную среду, деградация природных экосистем.
Для того, чтобы изменить ситуацию в последние годы предлагают рассматривать экосистемы как природный капитал наряду с двумя другими видами капитала (экономическим и человеческим) [18]. Согласно этому подходу структура и разнообразие экосистем является качественными характеристиками природного капитала. Формирующийся экосистемный подход к классификации элементов природного капитала имеет важную методологическую ценность для анализа ценности природных экосистем, поскольку в ее основе лежит стратегия комплексного управления природным капиталом, содействующая охране, воспроизводству и его устойчивому использованию. И оно получает все большее признание, в частности, нашло практическое внедрение в проектах и разработках Экологического департамента Всемирного Банка.
Основное отличие природного капитала от других видов капиталов в том, что он имеет множественный характер:
– ресурс для производства продукции как сырье;
– ресурс для общества в виде экологических услуг, которые можно разделить на средообразующие и средоформирующие функции (регулирование водного стока, предотвращение эрозии почв и т.д.) и «духовные» услуги, связанные с эстетическими, этическими, культурными, историческими аспектами;
– ресурс способный ассимилировать вредные продукты и отходы производства и потребления.
Экосистемный подход позволяет со всех сторон рассмотреть взаимосвязи и взаимодействия между составными элементами природного капитала и повысить обоснованность принимаемых решений. В связи с этим важнейшей задачей становится экономическая интерпретация и монетизация экосистемных услуг.
Вопросы оценки экологических функций природного капитала уже получили определенное развитие в работах С. Паджиолы [19], Д. Пирса [20], А. Фримана [15], В. Ханеманна [16] и др. В основе разработанных методов оценки лежат теоретические аксиомы и принципы экономики благосостояния через определение затрат и выгод от использования ресурсов. Выгодой от использования ресурса становится все то, что увеличивает благосостояние общества, а затратами — все то, что уменьшает это благосостояние. Эти методы принято разделять на подходы с использованием кривых спроса (методы выявленных и выраженных предпочтений) и без них (производственная функция, доза-ответ и др.). Первые методы построены на анализе поведения людей, вторые — на определении воздействия на окружающую среду. Методы, основанные на изучении поведения людей, с точки зрения теории общественного благосостояния, агрегируются в функцию спроса на ресурс. Эту кривую спроса предлагают интерпретировать как кривую, обозначающую желание платить или получать компенсацию за то или иное количество ресурса или его утрату. Методы, основанные на принципе функциональной зависимости воздействия и ответной реакции на него, состоит из двух этапов. Сначала определяются количественные показатели воздействия, возникшие из-за изменения состояния окружающей среды, затем производится оценка этих изменений путем умножения показателя воздействия на его цену.
Ценность ассимиляционного потенциала природной среды определяется той ролью, которую он играет в процессе формирования затрат и результатов производства продукции. С одной стороны, его наличие позволяет частично выбрасывать отходы производства в окружающую среду и тем самым экономить на природоохранных затратах. С другой стороны, устойчивость природной среды к загрязнению, способность перерабатывать и обезвреживать отходы предотвращает потери (ущерб), которые могут быть вызваны загрязнением окружающей среды. Сбереженные затраты и предотвращенный ущерб, т.е. экстернальные издержки производства, являются основой экономической оценки ассимиляционного потенциала природной среды.
Проведенный анализ методологических и методических подходов к оценке природных ресурсов и экосистемных услуг позволяет сделать вывод о том, что наиболее теоретически обоснованным является подход, ориентированный на рентную оценку, который позволяет учитывать всю совокупность факторов и условий, определяющих эффективность использования ресурсов. Рентная концепция исходит из того, что в современных условиях существуют следующие виды рентных доходов — природная рента, экологическая рента, экологическая антирента, квазирента [7]. В теории рентные доходы рассматриваются как сверхдоходы, которые образуются от использования сравнительно устойчивых ограниченных факторов производства — природных, экологических, технологических, интеллектуальных, финансовых и т.д. Самой известной рентой является природная рента, которую получают в виде дополнительного продукта в результате использования лучших по качеству и месторасположению ресурсов. Экологическая рента — это экологические услуги и блага, которые предоставляет экосистема. Экологическая антирента — относительно новая экономическая категория, хотя она возникла с появлением самой ренты. Имеются два источника получения этого сверхдохода: истощительная, выборочная разработка лучших продуктивных ресурсов и сверхнормативное использование ассимиляционного потенциала природной среды без их восстановления и обезвреживания вредных выбросов/сбросов.
Обобщение исследований, посвященных проблемам возникновения ренты в результате использования ассимиляционного потенциала [2;14] показывает, что экстернальные издержки трансформируются в дифференциальные затраты в случае установления и определения прав и обязанностей всех заинтересованных сторон по поводу владения и использования ассимиляционного потенциала природной среды. Право владения ассимиляционным потенциалом данной территории и наличие институционального механизма его использования приносит доход. Это означает, что другие, которые хотят воспользоваться этим ресурсом, т.е. производить выбросы или сбросы, должны вкладывать денежные средства в природоохранные мероприятия и платить собственнику ассимиляционного потенциала. В этом случае внешние издержки превращаются во внутренние. Экстернальные издержки существуют, пока нет регулирования. Как только регулирование появляется, возникает дифференциальная рента. Эта дифференциальная рента и есть трансформированные экстернальные издержки.
Признание того факта, что рента возникает не только при потреблении ресурса, но и при его загрязнении требует изменения метода оценки ренты. Однако методология исчисления природной ренты для многих природных ресурсов не разработана, что затрудняет внедрение в практику рентных оценок и платежей. Что касается ассимиляционной ренты, то методы его учета в виде платежей за загрязнение, ставки которых должны определяться исходя из величины предельного ущерба природной среде, также имеют много проблем. Это связано не только с трудностями выявления этих загрязнений, но и с трудностями денежной оценки ущерба. К тому же экстернальные издержки в виде ущерба распределяются по многим реципиентам.
Рассмотрим, как вышеизложенные положения преломляются в лесной экосистеме. Структурными компонентами лесной экосистемы как капитала являются (табл.1):
— экономические блага — древесина, ресурсы побочного пользования, недревесные ресурсы и др.;
— экологические услуги — водоохранно-водорегулирующие, почвозащитные, санитарно-гигиенические, рекреационные, эстетические и т.д.;
— ассимиляционный потенциал лесной среды — лесовосстановительная способность лесов после рубок, пожаров и других негативных воздействий, способность лесов поглощать углекислый газ из атмосферы и др.
Лесная экосистема в наиболее полном виде обладает экономической, экологической, социальной и природоохранной ценностью. Использование только древесных ресурсов наносит огромный ущерб другим ценностям. Системный подход к комплексной оценке лесного капитала позволяет обосновать совокупную лесную ренту, как результирующий эффект всех форм ее проявления при использовании лесных ресурсов (табл. 1). Данная таблица показывает разделение и обособление разных видов лесных рент: лесоресурсной, экологической и ассимиляционной.

Статья в pdf-формате.


Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ, проект № 13–06–00742.

Литература
1. Бобылев С.Н., Медведева О.Е., Сидоренко В.Н., Соловьева С.В., Стеценко А.В., Жушев А.В. Экономическая оценка биоразнообразия. — М.: ЦПРП, Проект ГЭФ «Сохранение биоразнообразия», 1999. — 112 с.
2. Голуб А.А., Струкова Е.Б. Экономика природных ресурсов. — М.: Аспект Пресс, 1998. — 319 с.
3. Гордиенко В.А. Экономическое стимулирование применения средосберегающих технологий рубок в горных лесах // Лесное хозяйство Северного Кавказа. Сб. науч. тр. Вып. 22. — 1996. — C. 55–63.
4. Замолодчиков Д.Г., Уткин А.И., Честных О.В. Коэффициенты конверсии запасов насаждений в фитомассу основных лесообразующих пород России // Лесная таксация и лесоустройство. — 2003. Вып. 1 (32). — С. 119–127.
5. Исаев А.С., Коровин Г.Н., Уткин А.И., Пряжников А.А., Замолодчиков Д.Г. Оценка запасов и годичного депонирования углерода в фитомассе лесных экосистем России // Лесоведение. — 1993. — № 6. — С. 3–10.
6. Количественная оценка влияния рубок леса на среду. Методические рекомендации. — М.: ВНИИЛМ, 1983. — 33 с.
7. Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия — 2050: стратегия инновационного прорыва. — М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2005. — 624 с.
8. Лесоводственная оценка техники и технологии лесосечных работ (Методические рекомендации). — М., 1977. — 15 с.
9. Пунцукова С.Д. Формирование лесной ренты региона в условиях экологических ограничений // Проблемы современной экономики. 2013. — № 3. — С. 437–441.
10. Пунцукова С.Д. Экономическое стимулирование эколого-безопасного лесопользования Байкальской природной территории. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. — 132 с.
11. Рыночные методы управления окружающей средой / под ред. А.А. Голуба. — М.: ГУ ВШЭ, 2002. — 287 с.
12. Серый В.С., Засухин Д.П., Вялых Н.И. Влияние почвенного покрова при сплошных рубках на последующее возобновление и рост молодняков // Лесное хозяйство. — 1997. — № 4. — С.27–29.
13. Ягодников Ю.А., Михайлов Г.М. Лесозаготовительное производство: опыт организации и совершенствования структуры. — М.: Лесная промышленность, 1991. — 230 с.
14. Bovenberg, de Mooij Environmental Levies and Distortionary Taxation. American Economic Review, 1994. — pp. 1085–1089.
15. Freeman A.M. The Measurement of Environment economic and Resource Values: Theory and Methods. Second edition. — Washington: Resources for the Future. 2003.
16. Hanneman W. M. “Willingness to pay and willingness to accept: How much can they differ?” American Economic Review, — 1991. 81 (3), — pp. 635–647.
17. Millennium Ecosystem Assessment. Ecosystems and Human Well-being // Synthesis Report. — Island Press, Washington DC, 2005, 160 p.
18. Pagiola S., von Ritter K., Bishop J. Assessing the Economic Value of Ecosystem Conservation // Environmental Economics Series — World Bank, 2004.
19. Pagiola S., von Ritter K., Bishop J. How much is an Ecosystem Worth? Assessing the Economic Value of Conservation — World Bank, Washington D.C., 2004.
20. Pearce D. Economic Values and the Natural World. Earthscan, London, 1993.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия