Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (54), 2015
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Молчанов К. В.
старший научный сотрудник лаборатории философии хозяйства
Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова,
доктор философских наук, кандидат экономических наук, кандидат социологических наук


О некоторых базовых диалектических положениях теории иного капиталистического развития
В статье рассматриваются актуальные вопросы современного капиталистического развития. Основным результатом исследования является выявление принципа альтернативного капиталистического развития, являющегося важным моментом для современного понимания капитала. Результаты исследования могут быть использованы для определения путей социально-экономического развития
Ключевые слова: капитализм, диалектика, политическая экономия, производительные силы, консервативная модернизация
УДК 330.88; ББК 65.01   Стр: 45 - 49

В течение последнего десятилетия факты развития капитализма свидетельствуют о том, что известные и широко дискутируемые меры (как инфляционное таргетирование, политика количественного смягчения, изменение налогового бремени и др.) не дают существенных положительных результатов во многих странах. Более того, усугубляются известные и обнаруживаются новые негативные явления общественного развития.
Все это говорит о том, что нужно искать новые (альтернативные) пути развития, которые должны характеризоваться не косметическими мерами и многочисленными безрезультатными дискуссиями, а принципиально новыми фундаментальными теоретическими положениями.
Ряд из них является предметом наших исследований в области формируемой современной политической экономии и оказывается связанным с изменением представлений о развитии современного капитализма.
Для раскрытия обозначенных положений рассмотрим ряд базовых теоретических представлений о новом (альтернативном) варианте (пути) развития капитализма и некоторые следующие из них аспекты практически целесообразных действий.

Основой теоретического подхода к обозначенному вопросу является следующий посыл.
Диалектическое развитие экономического учения К. Маркса действительно и само и в смысле одного из основополагающих моментов диалектики, заключающегося в том, что «А = А» есть пустое, абстрактное тождество, т.е. любое учение, как не переосмысливаемое учение, является мертвой догмой. Иными словами, следует говорить не только о пролонгирующем развитии экономического учения К.Маркса (в смысле научного коммунизма), но и о его «не-А»-развитии — о его диалектическом развитии как о его диалектическом отрицании в капиталистической плоскости. То есть речь в этом случае должна идти не об исследованиях посылок социализма и перехода к нему, т.е. не о прекращении капитализма, а, наоборот, о неком развитии последнего, точнее — о некотором новом (альтернативном) понимании развития капитализма.
Тогда, в диалектическом отрицании марксовой критики политической экономии, во-первых, восстанавливается... сама политическая экономия. Это, кстати, и есть основа становления (используется один из основных диалектических терминов философии Гегеля) современной политической экономии [1] и соответствующей её современной теории некоторых базовых диалектических положений, которые рассматриваются в настоящей статье.
Во-вторых, так как всё же говорится о диалектическом развитии экономического учения К.Маркса, то в рамках таких рассуждений необходимо говорить, по крайней мере, не о вечности капитализма как такового, а о его трансформации, о его развитии.
Таким образом, существенно противоречие: говорится о развитии капитализма на основе учения К.Маркса, отрицающего сам капитализм.
Но на фоне обозначенного диалектического отрицания экономического учения К.Маркса указанное противоречие решается следующим образом.
Диалектическое отрицание действительно, т.е. действительно и для экономического учения К.Маркса, что определяет его развитие не только в социалистической, но и в капитали­стической плоскости.
Иными словами, для диалектического развития экономического учения К. Маркса существенны также и исследования планомерного развития общества по капиталистическому пути, что не было отражено в его работах и в советской политиче­ской экономии, но является одним из предметов современной политической экономии.
Таким образом, объективно и диалектично исследование капиталистического (пути) развития на основе экономического учения К. Маркса, и это является основой теории иного вида (отличного от классического, реального, имеющего место) капиталистического (пути) развития. Ибо и в этом случае необходимо говорить о капиталистическом пути развития.
Понятно, что задача исследований иного (альтернативного) капиталистического пути развития на основе экономического учения К. Маркса «возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления» [2. Т. 13. С. 7]. При этом требуется учитывать и то, что «ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора» [Там же]. Иными словами, обязательно нужно отдельно рассмотреть, по меньшей мере, вопрос о производительных силах (что будет сделано ниже).

Концептуальной основой решения обозначенного вопроса является диалектическое противоречие, обнаруживаемое при новом рассмотрении положений, лежавших в основе рассуждений К.Маркса. Рассмотрим сказанное на примере одного из фундаментальных марксовых рассуждений, раскрывающего смысл нового подхода к изучению современной капиталистической действительности и к выработке актуальных решений.
К.Маркс в своей работе «Экономическо-философские рукописи 1844 г.» указал, что исходил «из экономического факта — отчуждения рабочего и его продукции» и сформулировал «понятие этого факта: отчужденный труд» (курсив К.Маркса. — К.М.) [2. Т. 42. С. 95]. При этом становится существенным то, что «в качестве полагаемой и подлежащей снятию сущности отчуждения здесь (в труде Гегеля «Феноменология духа» — К.М.) выступает не то, что человеческая сущность опредмечивается бесчеловечным образом, в противоположность самой себе, а то, что она опредмечивается в отличие от абстрактного мышления и в противоположность к нему» (курсив К. Маркса. — К.М.) [Там же. С. 157].
Решение соответствующей проблемы, по Марксу, таково: «материальная, непосредственно чувственная частная собственность является материальным, чувственным выражением отчужденной человеческой жизни... Поэтому положительное упразднение частной собственности, как утверждение человеческой жизни, есть положительное упразднение всякого отчуждения, т.е. возвращение человека из религии, семьи, государства и т.д. к своему человеческому, т.е. общественному бытию» (курсив К.Маркса. — К.М.) [Там же. С. 117].
Следует акцентировать внимание на том, что центральное место в рассуждениях К.Маркса занимает положение о материальных, чувственных, предметных основах различных отчужденных форм человеческого существования, что, однако, не отражает всех аспектов проблемы. Поэтому решение проблемы в сугубо материальной плоскости, на самом деле, привело а) к неявному обозначению всесторонней существенности духовного как начала (основы) человеческой деятельности (в т.ч. абстрактного труда при производстве продукции и, следовательно, при создании частной собственности) и б) к результирующим рассуждениям о духовном (о человеческом), без которого, к тому же, не мыслим и утверждаемый К.Марксом социализм. И в этом смысле явно обозначился вопрос о самой духовности (о духе), который у Маркса был воплощен, по существу, лишь в рассуждениях о праве, атеизме и роде, в отличие от рассуждений Гегеля в его труде «Феноменология духа». Именно поэтому этот гегелевский труд К.Маркс не мог не раскритиковать. В частности, К.Маркс писал, что отчуждение «представляет собой у Гегеля противоположность между в-себе и для-себя, между сознанием и самосознанием, между объектом и субъектом, т.е. противоположность между абстрактным мышлением и чувственной действительностью, или действительной чувственностью, в пределах самой мысли» (курсив К. Маркса. — К.М.) [Там же. С. 157].
Все приведенные высказывания К. Маркса и ряд других являются его проблематичными мнениями, ибо, во-первых, снятие отчуждения духа в процессе его образования не имеет никакой логической связи с ликвидацией частной собственности. Во-вторых, ликвидация частной собственности — это не единственный путь и преодоления негативов при капитализме, и его развития. В-третьих, К. Маркс в своих рассуждениях искусственно сочленил аспекты темы развития индивидуальности, в которой обнаруживается противоречие, и последующей темы отчуждения духа. Важны и другие положения, но для настоящей статьи акцентируем внимание на втором.
Гегель в своем грандиозном труде «Феноменология духа» при рассмотрении отчуждения указал на возможность решения возникшего (еще неразвитого) противоречия в духе посредством совершения моральных поступков, в которых есть «наличная гармония между моральностью и чувственностью» [3. Т. 4. С. 334]. И по Гегелю проблему снятия отчуждения духа можно осуществить в моральном духе; другое дело, что «сознание не относится серьезно к моральному завершению» [Там же], и «сознание не придает серьезного значения моральному завершению, а, напротив, придает значение среднему состоянию», не-моральности [Там же. С. 335] (поэтому далее речь у Гегеля идет уже об отчуждении духа и о всеобщем самосознании).
Итак, Гегель не предполагал снятие капитализма как такового, которое неминуемо вело бы к социальным и экономическим потрясениям, но не к развитию Германии. Великий мыслитель рассуждал о развитии и совершенствовании общественных отношений в рамках капитализма, ибо его стране требовалось и духовное развитие, и политическое развитие, и экономическое развитие. И они были осуществлены. Даже ярый оппонент Гегеля материалист Ф.Энгельс писал, что философия Гегеля «...имела огромное влияние на духовное развитие нации» [2. Т. 21. С. 281]. А английский историк Дж.Х.Стирлинг так написал: «Разве не Гегелю и, в особенности, его философии этики и политики обязана Пруссия своим могуществом и организацией...? ...в то время как в конституционной Англии обладатели преимущественных прав и правительственных облигаций разоряются господствующей коммерческой безнравственностью, то простые собственники акций прусских железных дорог могут рассчитывать на гарантированный средний доход 8,33%. Вот уж, воистину, аргумент в пользу Гегеля!» (цит. по [4]).
При этом рассуждения Гегеля не сводятся к снятию противоречия даже в логической плоскости (тем более к его искоренению в объективности), ибо такие рассуждения соответствуют тому, что для преодоления хотя бы текущих негативов капитализма необходимо практическое преодоление его самого, один из путей которого как раз и определил К.Маркс. И одна из величайших заслуг К.Маркса как раз и состоит в том, что он провел рассуждения в плоскости, отличной от проистекшей в труде Гегеля «Феноменология духа», т.е. дал еще одно рассмотрение снятия отчуждения: вместо преодоления (не решения!) противоречия при капитализме, ведущего к становлению новых форм общественных отношений в рамках капитализма и хотя бы к частичному снятию его негативов, К.Маркс специфическим образом исследовал отчуждение и его снятие, что и было сформулировано в его «Экономическо-философских рукописях 1844 г.».
При этом для настоящей статьи важно то, что Гегель в своих рассуждениях о развитии в рамках капитализма использовал снятие в смысле сохранения и негации, а К.Маркс использовал снятие в другом (также указанном Гегелем в его работах) смысле — в смысле сохранения и прекращения (что как раз и дает основание прекращению капитализма).
При этом выступают известные, указанные выше рассуждения:
а) о становлении по Гегелю новых форм общественных отношений в рамках капитализма (сохранение и негация капитализма без его отрицания),
б) о снятии по Марксу частной собственности (сохранение и прекращение капитализма при его отрицании): социализм.
Но... имеются еще два диалектических варианта рассуждений:
1) на основе сохранения и негации капитализма при его отрицании, но когда имеет место его сохранение1,
2) на основе сохранения и прекращения капитализма без отрицания его самого, т.е. в рамках вообще капитализма: сохранение капитализма и прекращение его начальной стадии.
Сохранение и прекращение капитализма без его самого отрицания — это развитие, являющее в себе объективную эволюционную трансформацию капитализма: развитой капитализм, или империализм.
А вот другим вариантом теоретических рассуждений («1») является истинно диалектическое рассмотрение развития капитализма при его сохранении (на самом деле, капитали­стических производственных отношений) как сохранение и негация. Иными словами, в смысле сохранения капиталистиче­ских производственных отношений имеют место рассуждения о становлении новых общественных форм в развивающемся капитализме, т.е. в данном случае речь идет о варианте развития капитализма (очевидно, что другой вариант — ликвидация капиталистических производственных отношений — есть прекращение капитализма).
При этом еще раз отметим то, что развивающийся капитализм в этом случае понимается как стадия, более низкая, чем империализм, и проявляется в виде а) сохранения капитализма, капиталистических производственных отношений и частной собственности на средства производства, что в этом случае не дает основания для рассуждений о его прекращении, и б) негации (здесь: развитие новых общественных форм при развивающемся капитализме). Поэтому развитие капитализма в смысле указанного варианта есть иное капиталистическое развитие2.
Необходимо отметить, что диалектическое позиционирование указанного развития капитализма полагается и на основе других вариантов диалектических рассуждений. Наиболее важным из них является рассмотрение, базирующееся непосредственно на отрицании, и которое, как таковое, по ряду причин было опущено и Гегелем, и Марксом. Это рассмотрение в данном случае имеет преимущество в силу своей простоты и очевидности, которые, правда, основаны на мощной категории «отрицание» (которую следует понимать диалектически):
а) капитализм: отрицание в себе (внутреннее) — империализм, а отрицание для себя (себя, внешнее) — социализм;
б) социализм: отрицание в себе (внутреннее) — высшая стадия социализма — коммунизм, а отрицание для себя (внешнее) — рассматриваемый, «предположенный» вариант развития капитализма (так как капитализм есть отрицаемое для появления социализма, а не отрицание самого социализма).
Следует отметить, что с учетом обозначенных выше положений уже можно определить ряд базовых диалектических положений теории иного капиталистического развития, например, а) ряд формационных положений (характеристик) и б) отрицание ряда экономических форм капитализма, что важно при переосмыслении фактора «капитал». Другие положения определяются, исходя из политэкономических теоретических представлений по поводу сущности и отдельных вопросов иного капиталистического развития.
Таким образом, определено (положено) диалектическое обоснование иного пути капиталистического развития — еще одного вида капиталистического развития. Это теоретическое положение инициирует ряд важных исследований, например, противоречия послекапиталистического развития вообще (которое, как отдельное теоретическое положение, не было исследовано в советских общественных науках) или одного из оснований модернизационного развития при капитализме, в т.ч. диалектико-исторической основы осмысления консервативной модернизации3 и ее аспектов в современной России (см., напр., [5, с.28,35]).
Но не следует думать, что мыслей о возможности иного развития капитализма, отличного от классического (реального, имеющего место), у буржуазных теоретиков не было. Например, даже при кратком анализе исследований Дж.М. Кейнса бросается в глаза один из принципиально важных выводов его «Общей теории...» — рассуждения о необходимости некоторой трансформации капитализма. Относительно этого сам Дж.М. Кейнс отметил, в частности, следующее. «Представляется маловероятным, чтобы влияние банковской политики на норму процента было само по себе достаточно для обеспечения оптимального размера инвестиций. Я представляю себе поэтому, что достаточно широкая социализация инвестиций окажется единственным средством, чтобы обеспечить приближение к полной занятости, хотя это не должно исключать всякого рода компромиссы и способы сотрудничества государства с частной инициативой. Но, помимо этого, нет очевидных оснований для системы государственного социализма, которая охватила бы большую часть экономической жизни общества. Не собственность на орудия производства существенна для государства. Если бы государство могло определять общий объем ресурсов, предназначенных для увеличения орудий производства и основных ставок вознаграждения владельцев этих ресурсов, этим было бы достигнуто все, что необходимо. Кроме того, необходимые меры социализации можно вводить постепенно, не ломая установившихся традиций общества» [6. С. 346]. Как видно, Дж.М. Кейнс говорил именно о неком отличном от классического (реального, имеющего место) варианте развития капитализма.
Однако рассуждения Дж.М. Кейнса ценны не только в практическом смысле. Дело в том, что Дж.М. Кейнс говорил о мерах, которые следует предпринимать в условиях развитого капитализма (соответствующего вышеуказанной позиции «2»). А вот можно ли предпринимать такие же меры, или меры, предусматривающие решение задач развитого капитализма, к развивающемуся капитализму (к развивающейся экономике или к сырьевой экономике)? Очевидно, что нет, и это ставит задачу определения не того, как применять меры по совершенствованию развитого капитализма в условиях развивающегося капитализма, а того, что нужно делать в конкретном случае развивающегося капитализма. Иными словами, вряд ли всегда и по любому поводу меры, предназначенные для высокоразвитой экономики, можно применять в условиях развивающейся экономики. При этом необходимо определить специфику имеющего место способа производства, соответствующего имеющей место стадии развития капитализма, для чего следует отдельно рассмотреть вопрос о производительных силах (без обсуждения которых бессмысленно проводить политэкономические рассуждения и которое, в рамках настоящей статьи, мы осуществим в одном актуальном ракурсе, требующемся для пояснения излагаемых материалов). Иными словами, необходимо отказаться от применения мер, не соответствующих ситуации — уровню развития производительных сил и состоянию производственных отношений. В частности, для развивающихся экономик вряд ли целесообразно применять меры, необходимые для развитых экономик, и нужно исходить, в первую очередь, из анализа производственных отношений, а не только количественных экономических показателей4. Это положение является одной из основ теории иного капитали­стического развития.
А в целом теоретико-диалектическое основание теории иного капиталистического развития на основе экономиче­ского учения К. Маркса обусловлено а) собственным диалектическим развитием (отрицанием) этого учения и б) критикой современной экономической науки (критику экономической науки в данной статье обсуждать не будем, ибо отрицательные моменты экономикса, неоклассического направления экономической науки и т.п. известны в целом и рассмотрены в ряде наших работ, но все же отметим, что еще Дж.М. Кейнс писал о классическом направлении экономической науки, что ее «...проповедование сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить теорию в практической жизни» [6., С. 11].
С учетом обозначенных выше моментов можно определить еще ряд основных положений теории иного капиталистического развития, например, а) отрицание рыночного фундаментализма и б) отход от неоклассических экономических воззрений, в т.ч. пересмотр ряда устоявшихся положений и ориентиров экономического развития. Другие положения определяются исходя из политэкономических теоретических представлений по поводу сущности, содержания и отдельных вопросов иного капиталистического развития, ряд из которых обозначен в настоящей статье. Однако центральным положением является способ производства, точнее — его специфика в конкретном случае.
При развитии капитализма, согласно труду К. Маркса «Капитал», «монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности» [2. (Т. 23. С. 772–773)], что соответствует тому, что производительные силы возрастают настолько, что вступают в противоречие с формой производ­ственных отношений.
Но в диалектическом смысле актуальны и случаи слабого роста производительных сил, их торможения или даже падения. Это подтверждается реальной ситуацией, например, падением экономик в начале XXI в. в ряде стран Восточной Европы. Такого рода случаи не были рассмотрены К. Марксом (вопросы кризисов и конкуренции — это другие темы) и, по понятным причинам, в советской политической экономии. Однако эти случаи и реальны, и принципиально важны, причем они важны не только в отношении капитализма.
Кроме того, слабый рост производительных сил и даже их падение может привести к негативным последствиям и для производственных отношений. (Например, в СССР реализовались «производственные отношения, служившие источником отчуждения трудящихся от собственности и результатов их труда...» [8]).
Более того, преодоление негативов капитализма и обеспечение роста экономики могут затрудняться процессами глобализации, интересами капиталистических экономических монстров и т.п., т.е. в силу различных внешних причин.
При этом понятно, что в указанных случаях существенными являются утверждения не о смене капитализма, так как производительные силы здесь относительно слабы, и поэтому их уровень развития не может быть несовместимым с формой реальных, капиталистических производственных отношений.
Существенными являются утверждения именно о преобразовании капитализма, причем, очевидно, не в смысле империализма.
В обозначенной ситуации — слабый рост производительных сил или даже их падение (тем более, при наличии качественно значимых средств производства) — существенной становится как раз основа развития капитализма, отличного от классиче­ского (реального, имеющего место), описанного и К.Марксом5 и буржуазными теоретиками, т.е. основа иного капиталистического развития, точнее — развития капитализма в ином виде (причем имеется в виду преимущественно антикризисное управляемое развитие). При этом неизбежно становление новых форм общественных отношений, в частности, форм антикризисного регулирования капиталистического развития.
Несмотря на сложности обсуждаемого варианта, он имеет и положительный момент: фактически, имеет место противоречие производственных отношений в себе, которое само отрицается их собственной природой и поэтому существует в условиях отрицания отрицания, которое, в свою очередь, отрицает регресс производственных отношений, и поэтому возникают объективные посылы преодоления регресса производительных сил путем использования качества имеющейся кризисной капиталистической ситуации (отсюда — и формы общественного регулирования капиталистического развития, и формы антикризисного регулирования капиталистического развития, и уже упомянутая консервативная модернизация).
Более того, сковывание производственных отношений, в частности, определяемое противоестественными для них условиями и имеющимся в них противоречием, определяет их возрастающий потенциал (другое дело — как он будет реализован). Наилучшим нам представляется управляемый процесс реализации накапливаемого потенциала производственных отношений, вариант управляемой реализации их потенциала — управляемого (государством) развития капитализма (возможного именно на ином пути развития капитализма), в частности, консервативная модернизация.
И в этом случае отметим, что с учетом обозначенных аспектов можно определить еще ряд положений теории иного капиталистического развития, касающихся производительных сил и экономики в целом: например, а) определение параметров экономического строя и б) определение вопросов стратегии управления развитием экономики (эти вопросы были рассмотрены нами в ряде наших работ, см., напр., [9, с.89,92,98–102] и [10, с.139–141]). Другие положения вопросов иного капиталистического развития определяются, исходя из насущных социальных задач и экономического анализа производственных мощностей, но с учетом диалектических аспектов (см. выше) обсуждаемого пути капиталистического развития.
При этом отметим, что некоторые теоретические положения, которые необходимо рассматривать при исследовании вариантов развития на пути иного вида капиталистического развития, указаны в экономическом учении К. Маркса, хотя они и не нашли своего понимания в буржуазных экономических теориях, что неудивительно, ибо они тем или иным образом отрицают его реальные моменты: например, К. Маркс писал о необходимости отмены при капитализме частной собственности на землю. (Но отрицание реальных моментов капитализма как раз и является положением моментов его развития, в т.ч. обсужденного иного капиталистического развития!)
Таким образом, отставание и даже регресс производительных сил, как противоречие, может проявляться и в негативе, и в позитиве, а в положительном своем значении является фактором иного капиталистического развития.
При этом в начале XXI в. в стране, не имеющей развитые капиталистические производственные отношения, идти империалистическим путем еще рано (точнее — не нужно), социалистическим — исторически рано (точнее — невозможно), капиталистическим (традиционным, стремящимся к империализму) — неактуально (так как это — бесконечная гонка за «убегающим вперед» империализмом, которая грозит, к тому же, полной «обоймой» известных и новых негативов, но преимуществ не даст). И такой, отдельно взятой стране целесообразно найти себя и свое развитие и, не оглядываясь на других, выходить на свой путь, отличный от классического (реального, имеющего место) капиталистического.
Как уже было сказано, ситуация, характеризующаяся недостаточным или даже очевидно слабым развитием производительных сил, характерна для многих современных стран, например, для стран СНГ и Восточной Европы. Для них, более чем для стран Западной Европы и других развитых стран, движение по пути иного капиталистического развития важно как актуальный формационный вариант, который может обеспечить экономическое развитие за счет принципиально новых политэкономических решений. При этом, что очень важно, на такое, новое по форме и содержанию социально-экономическое развитие могут мало влиять традиционные неоклассические экономические и финансовые стратегии наиболее развитых капиталистических стран. Да и для многих развитых капиталистических стран, хотя бы в смысле уменьшения социальных и экономических негативов, целесообразно движение по пути иного капиталистического развития.
Иными словами, фактически, прогресс на пути иного капиталистического развития обеспечивает выбравшей его стране и суверенитет, и социально-экономическое развитие, и актуальные формы социального устройства. Основным инструментом такого развития является модернизация (см., напр., [5, с.28, 33–39]).


Литература
1. Молчанов К.В. Выявление современных парадигмально-гносеологических основ политической экономии: Автореф. дисс.. канд. экон. наук. — М., МГУ им. М.В. Ломоносова, 2003.
2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. — М.: Изд-во политической литературы.
3. Гегель Г.В.Ф. Соч. — М.–Л.: Государственное издательство.
4. Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2-х т. Т. 2. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992 — С. 43–44.
5. Молчанов К.В. Современные философско-экономические основы осмысления модернизации и ее аспектов в современной России // Философия хозяйства. — 2008 — № 3. — С. 28–39.
6. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. — М.: Гелиос АРВ, 1999.
7. Кудрин А., Гурвич Е. Новая модель роста для российской экономики // Вопросы философии. — 2014 — № 12. — С.21–33.
8. Материалы XXVIII Съезда КПСС. — М.: Политиздат, 1990 — С. 4.
9. Молчанов К.В. О понятии экономического строя // Философия хозяйства. — 2011 — № 6. — С.89, 92, 98–102.
10. Молчанов К.В. О негативизации экономического познания и двух посылках осмысления будущего развития мировой экономики // Философия хозяйства. — 2010 — № 5. — С.139–141.

Сноски 
1 Это — диалектическое положение, которое в рамках общепризнанной обыкновенной логики, удостоенной Гегелем презрения [3. Т. 5. С. 30], кажется противоречивым; однако оно именно таким и является, и это в диалектике дает основание для последующего развития рассуждений, ибо противоречие, по Гегелю, есть корень всякого движения и жизненности [3 Т. 5. С. 520], и противоречие должно быть разрешено. Кстати, тут имеется в виду присущее, внутреннее отрицание. Другой вариант этого положения (когда имеет место внешнее отрицание и, следовательно, прекращение) отрицает негацию и капитализм, т.е. имеет место рассмотренное второе положение («б»).
2 В целом в смысле обозначенного выше противоречивого диалектического положения можно говорить о том, что указана форма капитализма, ибо в настоящей статье рассматривается вариант такого капиталистического развития, который связан с трансформацией производительных сил. Однако в общем случае имеет место, по сути, новая общественно-экономическая формация (она была названа нами индустриальное социальное общество), основывающаяся на трансформации капиталистических производственных отношений и представляющая собою качественно новый вариант капиталистического развития, который целесообразно осуществлять на базе субъективной модернизации [5].
3 «Консервативная модернизация» — термин диалектической теории модернизации.
4 Именно с этих позиций мы подходим к анализу предлагаемых российскими экономистами мер, даже к «новой модели роста для российской экономики», предложенной А.Кудриным и Е. Гурвичем [7, с.21–33], в основе которой хотя и лежит тезис о «слабости рыночной среды», но он провозглашен без привязки к стадии развития самой экономики в России, точнее — капитализма.
5 К. Марксу необходимо было показать неизбежность и прогрессивность социализма, что предопределило рассмотрение именно развития производительных сил. Такое рассмотрение в определенной мере было обусловлено и выбором варианта преодоления отчуждения, основанного на снятии частной собственности.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия