Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»
Чекмарев В. В.
заведующий кафедрой экономики Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Чекмарев В. В.
докторант Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова,
кандидат экономических наук


Является ли экономический кризис угрозой национальной безопасности?
В статье изложены аргументы, позволяющие произвести оценку состояния российской экономики с позиций динамики экономического развития. Обоснованы положения, согласно которым кризис следует рассматривать в качестве угрозы национальной безопасности. Приведены факты, подтверждающие известный тезис о том, что идеи становятся (при определённых условиях) материальной силой
Ключевые слова: национальная безопасность, кризис, экономическая безопасность, развитие экономической науки
УДК 338.124; ББК 65.011   Стр: 47 - 49

Введение
Задачи по обеспечению национальной безопасности, сформулированные Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 3 июля 2015 года на расширенном Заседании Совета Безопасности, требуют усиления внимания учёных-экономистов к вопросам экономической безопасности. И, несмотря на то, что проблемы идентификации угроз, определения пороговых показателей состояния экономики в той или иной степени в научной литературе рассмотрены, видимо всё же требуется более четко и подробно конкретизировать меры и механизмы обеспечения экономической безопасности. Полагаем, что дискуссия на страницах журнала «Проблемы современной экономики» внесёт определённый вклад в решение задач, поставленных Президентом В.В. Путиным.
Хорошая научная публикация — это такая публикация, которая не оставляет читателя равнодушным, вызывает желание поспорить, вступить в дискуссию, с какими-то положениями согласиться, а с какими-то и нет. Статья М.И. Кротова и В.И. Мунтияна — хорошая статья*. И вначале о значимых положениях авторов. Во-первых, это выделение характерных черт экономического кризиса [5, C. 9]. Во-вторых, это конкретные предложения по изменению состояния экономики России [5, С. 10–13]. В-третьих, это идентификация внутренних источников антикризисной стратегии России [5, C. 12]. В-четвёртых, это вывод, согласно которого проблема России заключается не в отсутствии материальных, финансовых или трудовых ресурсов, а в качестве организации управления ими, в необходимости системно-комплексного и системно-целевого подхода, эффективного, рационального и бережного использования этих ресурсов [5, C. 13].
Теперь предложим свои аргументы дискуссионного характера, в той или иной мере оппонирующие позиции М.И. Кротова и В.И. Мунтияна, а в какой-то мере представляющие нашу позицию в нахождении путей решения задач по обеспечению экономической безопасности. Изложим их тезисно.
Тезис 1. Следует неоднозначно оценить позицию М.И. Кротова и В.И. Мунтияна, согласно которой Россия в стадии экономического кризиса не находится. И довод, что «макроэкономические показатели России намного лучше, чем в ЕС» [5, C. 9] малоубедителен. Более того, внося предложения по проведению антикризисных мероприятий, уважаемые профессора де-факто признают наличие кризисных явлений. Одновременно отметим, что при ответе на вопрос, можно ли оценивать состояние экономики России как кризисное, следует опираться не только на макроэкономические показатели, но и иметь ввиду, что существуют ещё и социально-политические проявления кризиса.
Тезис 2. Вообще говоря, кризис можно образно сравнить с женщиной непреклонного возраста. Ведь кризис — это одна из форм экономической динамики. Академик РАН Н.Я. Петраков в одной из своих работ отмечал следующее. «Для понимания общей теории устойчивого развития не требуется никаких специальных знаний. Чтобы чувствовать себя уверенно, отдельному человеку или обществу нужно примерно одно и то же. Необходимо так организовать свое поведение, чтобы минимизировать зоны повышенного риска, по возможности «расшить» узкие места, мешающие фронтальному продвижению к поставленным целям, локализовать сферы непредсказуемого поведения или попытаться сделать их предсказуемыми и, наконец, создать условия для обретения уверенности в завтрашнем дне (запасы на «черный день», наличие надежных партнеров, включение в систему взаимного страхования и т. п.)» [10, C. 8].
Далее он добавлял, что «понять общую философию (логику) формирования устойчивого состояния объекта в окружающей среде не сложно, сложнее другое — реализовать поведение объекта в соответствии с этой логикой. Трудности здесь носят объективный характер. Чрезвычайно важным, а иногда и решающим моментом в выборе стратегии поведения объекта является мера риска, на которую этот объект внутренне согласен.
Когда речь идет о развитии социально-экономической системы, то выбор меры риска — это одновременно и выбор темпов роста. Можно все ресурсы направить на стабилизацию, минимизировать все возможные и придуманные риски, но при этом самоизолироваться от внешней информации и в конечном счете потерять «вкус к развитию». Эта стратегия поведения напоминает беспроигрышную, но и безвыигрышную игру в рулетку. Альтернативой такой сверхосторожности считается ва-банковая стратегия поведения» [10, C. 9].
Н.Я Петраков указал на крайние, так сказать, «пороговые» для состояния экономической безопасности стратегии экономической политики. Истина же — чаще всего — посередине.
Тезис 3. Мир стремительно изменяется [15]. Меняется мировой порядок и геополитическая обстановка. Возникает и иная конфигурация международных экономических отношений и связей.
По мнению академика РАН О.Т. Богомолова, «к сожалению, научная и политическая мысль, а так же общественное сознание явно не успевают осмысливать суть и особенности происходящих перемен. Господствующие в мире идеология, политическая практика и мораль дискредитируют себя. Тем острее ощущается потребность в нахождении новых моделей государственного и экономического устройства, а также глобального миропорядка, которые были бы адекватны вызовам происходящего макросдвига. Неслучайно мировой экономический форум в Давосе в 2012 году проходил под девизом «Великая трансформация и формирование новых моделей», а в 2014 году — под девизом «Переустройство мира: последствия для общества, политики и бизнеса». Проведенные там обсуждения показали, насколько важно, чтобы в новых моделях надлежащее место находили не только принципиальные улучшения рыночных и управленческих механизмов, но и гуманитарные и демократические ценности, стремление людей к миру, согласию и социальной справедливости» [3, С. 118].
Несмотря на то, что Президент России В.В. Путин регулярно подчеркивает, что социальная ориентация политики государства не прихоть, а объективная необходимость, существующая реальность этого не подтверждает. Произвольная и несправедливая оплата труда работающего населения, запредельные доходы глав крупнейших государственных компаний и учреждений, как и олигархов частного бизнеса, регрессивное налогообложение, когда на дивиденды, получаемые на капитал, установлен налог в 9 процентов, а остальные работающие платят 13 процентов, приводят к запредельному социальному расслоению.
На наш взгляд, с позиций политэкономического подхода усиливающееся социальное расслоение является одной из основных характеристик экономического кризиса. Это гуманитарное измерение экономики [1]. И для обеспечения национальной безопасности требуются изменения в неэкономической сфере [7]. Именно там имеется нереализованный потенциал роста производства.
Тезис 4. Финансово-экономический кризис имеет место быть. Группой видных российских экономистов разработана научная методология проблемной идентификации российских реалий [13]. Авторами экономические процессы рассмотрены в системе классификации текущего управления по 73 значимым направлениям государственного управления. В результате проведённого анализа показано, насколько реальное управление оторвано и рассогласовано с вызовами к устойчивому развитию экономики, с национальными интересами и с задачами обеспечения национальной безопасности.
Можно полагать, что имеет место быть не обычный циклический кризис как форма экономической динамики. Это кризис, причиной которого является отсутствие экономического равновесия в мире. Роль иностранных инвестиций в интернационализации российской экономики сегодня уже столь очевидна, что её фиксация стала правилом в научном сообществе. А.В. Кузнецов даже сформулировал теорию территориального развития транспортной корпорации [6]. Другим известным ученым, А.А. Акаевым предложена модель устойчивого развития глобальной экономики в первой половине XXI века [2, С. 235].
Тезис 5. Перемены, происходящие в социально-экономической жизни России, носят комплексный, взаимодополняющий характер. К сожалению, перемены при этом не обеспечены глубокой и чётко ориентированной стратегией институциональных преобразований. В результате оптимистический сценарий России — 2015, изложенный в [12], не реализован. К сожалению, сбылись прогнозы по перспективам кризиса, изложенные в коллективной работе, выполненной в рамках проекта «Комплексный системный анализ и моделирование мировой динамики» (руководитель ректор МГУ В.А. Садовничий) [11]. Остались нерешёнными и проблемы взаимодействия власти и бизнеса [8]. Не осуществился и переход от мироэкономики к мирополитике [9]. Наши позиции подробно изложены в [14; 16], где можно обнаружить развёрнутую аргументацию. И всё же ещё раз подчеркнём, что человек, его культура, знания, умение, здоровье, нравственно-духовное состояние имеют ключевое значение для возрождения России. Поэтому важно сделать стратегическим приоритетом инвестиции не только и не столько в новую технику, сколько в человека, в наращивание человеческого капитала. Пока в предложениях по оздоровлению российской экономики и ускорению её роста преобладают задачи технических нововведений, улучшения инвестиционного климата, повышения доли накоплений в ВВП, преодоления инфляции. Возлагаются надежды на управленческие перестановки. Всё это имеет смысл, но, к сожалению, упускаются из виду стратегические задачи будущего социально-экономического жизнеустройства. Сегодня его возможная модель выглядит далёкой мечтой, но она способна стать движущей силой развития. К её воплощению надо идти шаг за шагом, уточняя цели и исправляя ошибки. Важно, чтобы каждый очередной шаг вперед улучшал жизнь людей и укреплял в них надежду.

Заключение
Наши тезисы являются утверждением, что экономический кризис в России есть. Одновременно, они являются ответом на вопрос, сформулированный в названии статьи. Мы утверждаем, что экономический кризис является угрозой национальной безопасности. Повторим, что нынешний кризис — особый кризис — кризис, не относящийся к формам экономической динамики.
И тем более значимым является привлечение Президентом России внимания учёных к вопросам экономической безопасности, которые, хотя и исследуются в контексте императива устойчивого развития [4], но, очевидно, должны стать более результативными и в теории, и в практике. Полагаем, что необходимо рассматривать вопросы экономической безопасности (и в целом — национальной безопасности) через призму обеспечения развития образования. Причём не только в координатах «знания, умения, навыки», но и в координатах формирования духовной культуры.
Влияние духовной культуры на экономическое развитие достаточно существенно, чтобы стать предметом специального рассмотрения. К сожалению, в стратегическом планировании оно редко учитывается. Понятие культуры охватывает многие стороны развития человеческого общества и близко по содержанию к понятию цивилизации. Мы солидаризируемся с академиком О. Богомоловым в том, что в широком смысле слова культура обозначает накопленный человечеством и каждым народом опыт создания материальных и духовных ценностей, а также сами сохраненные ценности и блага, облагораживающие и возвышающие человека, повышающие качество его жизни.
Подъем культуры во всех ее проявлениях не может не находиться в числе приоритетных задач государства. Это — важнейшая предпосылка модернизации экономики, гармоничного развития и процветания всего общества. Здесь нельзя ожидать быстрых и ощутимых улучшений. Одними пропагандистскими кампаниями в прессе и на телевидении дело не исправить. Требуется длительная и настойчивая культурно-воспитательная и просветительная работа, причем особое внимание следует уделять подрастающему поколению. Селекция высоконравственных и авторитетных воспитателей не стала пока заботой властей. Поборникам технических инноваций как фактора обновления страны не следует забывать, что инвестиции в наращивание культурного потенциала нации способны принести не меньшую, а даже большую отдачу для дела модернизации страны.
Возникает, разумеется, исконный вопрос: «Что делать?» На что в первую очередь следует направить усилия, чтобы справиться с серьезными вызовами новой эпохи? Для нас это еще и преодоление негативных последствий неолиберальных рыночных реформ. Напомним истину, ставшую трюизмом. Успешное развитие общества и экономики немыслимо без авторитетного и эффективного государственного управления и грамотной государственной политики. Только во власти государства противодействовать стихии необузданного обогащения участников рынка, гарантировать справедливый доступ людей к общественным благам и тем самым способствовать консолидации и стабильности общества. А кроме того, обеспечивать государственный суверенитет и безопасность.


Литература
1. Аганбегян А. Экономика России на распутье... Выбор посткризисного пространства. — М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2010. — 379 с.
2. Акаев А.А. От эпохи великой дивергенции к эпохе великой конвергенции: Математическое моделирование и прогнозирование долгосрочного технологического и экономического развития мировой динамики. — М.: ЛЕНАНД, 2015. — 352 с.
3. Богомолов О.Т. Перед вызовом кардинальных перемен // Развитие и экономика. — 2015. — № 1. — С.116–130.
4. Инновационные преобразования как императив устойчивого развития и экономической безопасности России / Под ред. В.К. Сенчагова. — М.: «Анкил», 2013. — 688 с.
5. Кротов М.И., Мунтиян В.И. Антикризисная модель экономического развития России // Проблемы современной экономики. — 2015. — № 2. — С.7–14.
6. Кузнецов А.В. Интернационализация российской экономики: Инвестиционный аспект. — М.: КомКнига, 2007. — 288 с.
7. Латур Б. Переборка социального: введение в акторно-сетевую теорию / Пер. с англ. И. Полонской; под ред. С. Гавриленко. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. — 384 с.
8. Максимов Д.А., Толпегин П.В. Проблемы взаимодействия власти и бизнеса в современной России. — М.: ЛЕНАНД, 2009. — 144 с.
9. Мартьянов В.С. Политический проект Модерна. От мироэкономики к мирополитике: стратегия России в глобализирующемся мире. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — 359 с.
10. Петраков Н.Я. Устойчивое развитие экономики России // Проблемы теории и практики управления. — 2012. — №  1. — С. 8–17.
11. Проекты и риски будущего: Концепции, модели, инструменты, прогноза / Отв. ред. А.А. Акаев, А.В. Коротаев, Г.Г. Малинецкий, С.Ю. Малков — М.: КРАСАНД, 2011. — 432 с.
12. Россия — 2015: оптимистический сценарий / Под ред. Л.И. Абалкина. — М.: ММВБ, 1999. — 416 с.
13. Проблемная повестка современной России / С.С. Сулакшин, Д.Б. Новиков, А.А. Гаганов, Н.А. Хвыля-Олинтер. — М.: Наука и политика, 2015. — 184 с.
14. Чекмарев Вл.В. Избыточно ли ощущение опасности неустойчивого развития экономики? // Философия хозяйства. — 2015. — № 1. — С.168–175.
15. Чекмарев Вл.В., Чекмарев В.В. Мир стремительно меняется и превращается в мир угроз: можно ли обеспечить экономическую безопасность страны // Экономическое возрождение России. — 2015. — №  2. — С. 80–89.
16. Чекмарев Вл.В. Смрад угроз // Экономика образования. — 2015. — № 2. — С.109–111.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия