Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Матвеев В. В.
профессор кафедры экономики Удмуртского государственного университета (г. Ижевск),
доктор экономических наук

Овчинникова А. В.
доцент кафедры экономики Удмуртского государственного университета (г. Ижевск),
кандидат экономических наук


Влияние малых и крупных предприятий на изменение структуры промышленных отраслей
В статье рассмотрена модель развития промышленных отраслей. Авторами определены функции предприятий различных масштабов деятельности на каждом из этапов изменения отраслевой структуры, предложена концепция государственной политики, конечная цель которой заключается в обеспечении роста эффективности корпоративного взаимодействия
Ключевые слова: отраслевая структура, малое предприятие, взаимодействие субъектов рынка, корпоративная интеграция
УДК 338.45:334.012.64(045); ББК 65.301-131   Стр: 193 - 198

В современных условиях высокий уровень эффективности национальной экономики предполагает развитие всех форм организации бизнеса: от очень крупного до мелкого. Каждый вариант организации бизнеса обладает собственными преимуществами. Развитие отраслей зависит от их структуры с точки зрения соотношения крупного и малого бизнеса. Промышленность России характеризуется сильной позицией крупных предприятий и низкой производительностью малых. В современных условиях два этих сектора развиваются некомплементарно. Поэтому необходимо переломить негативный тренд развития национальной экономики, так как малый бизнес является обязательным элементом развития промышленности. Особая роль малых предприятий в инновационных процессах, их классификация и функции представлены в исследованиях Е.М. Коростышевской, А.К. Казанцева, С.Н. Леора и др. [1, 2]. Возможность участия малых предприятий в процессах интернационализации и необходимые для этого институциональные изменения также рассмотрены в статье Широковой Г.В., Цукановой Т. [3].
В данной статье представлена модель развития промышленных отраслей на основе взаимодействия крупных и малых предприятий, определяющих ее структуру. Модель разработана на основе анализа шести промышленных отраслей России: строительных материалов, пищевой, химической, лесной, топливной, машиностроения в период с 1999 г. по 2011 г. Методология моделирования базируется на общей теории жизненного цикла в бизнесе и промышленности [4, 5], ее применении к исследованию устойчивых интеграционных групп — кластеров [6, 7], поведению фирм в отраслевой динамике [8, 9], разнообразном теоретическом и эмпирическом анализе жизненного цикла российских предприятий [10].
Говоря о структуре отраслей, мы используем определение, приведенное в работе [11, с.59]: «Структура промышленности отражает, как деятельность разделена между фирмами, ее дифференцированность, масштаб, степень вертикальной интеграции». В статье структура промышленных отраслей анализируется с точки зрения соотношения крупнейших и малых предприятий в промышленности, а также с учетом того, каким образом данное соотношение влияет на уровень эффективности производственных систем. Данный подход так же использованы в трудах Пахомовой Н.В., Казьмина А.А. для обоснования конкурентной политики [12, 13]. Особенности корпоративного взаимодействия на развитие отраслей и регионов рассматривали [14, 15], отмечая более длительный жизненный цикл предприятий и динамичный инновационный процесс в результате применения различных форм кооперирования предприятий.
Малые предприятия в индустриальной организации выполняют особые функции, так как вертикально интегрированные крупные фирмы в современных условиях стали деструктурироваться в сети производственных и коммерческих небольших предприятий, которые более легко приспосабливаются к непрогнозируемым и изменяющимся требованиям внешней среды [16]. Особенности развития автомобильной промышленности с учетом распределения цепочки создания ценности между странами и предприятиями с различными масштабами деятельности рассмотрены в работе [17].
Отраслевая структура оценивалась с помощью коэффициента концентрации (CR), индекса Херфиндаля-Хиршмана (HHI), индекса Линда (IL), числа и оборота малых предприятий, их доли участия в общем обороте отрасли (табл.1). Эмпирическую базу исследования сформировали данные Федеральной службы государственной статистики [18], а также информация о крупнейших предприятиях России рейтингового агентства «Эксперт» [19].
Для оценки влияния структуры отраслей на их результативность использовался корреляционный анализ, алгоритмы ранжирования, сравнения. Для выявления этапов формирования структуры использовался регрессионный анализ.
Основные этапы исследования:
● исследована цикличность изменения структуры промышленных отраслей на основе динамики коэффициента концентрации крупнейших предприятий и активности малых предприятий в отрасли;
● определены параметры (показатели) функционирования отраслей, на которые оказывает влияние их структура;
● проведен анализ влияния уровня концентрации крупнейших предприятий и активности малых предприятий на ключевые показатели отраслей;

Таблица 1
Показатели структуры промышленных отраслей, 2011 г.
ПоказательОтрасли промышленности
ТопливнаяХимическаяМашино-
строение
ЛеснаяСтроительных
материалов*
Пищевая
Оборот, млрд руб.115862384490698310183602
Оборот МП, млрд руб.41,7286,2502,7210,3159,6362,3
Доля продукции МП, %0,3612,0110,2521,3915,6810,06
CR3, %34,3021,2212,269,5812,5711,14
CR8, %59,6036,6324,9419,74
HHI8564,3222083,0658,31
IL (количество предприятий)23638 <
* Для оценки конкуренции в промышленности строительных материалов недостаточно данных для расчета индекса Линда, Херфиндаля-Хиршмана.
Источник: [20]

● определены основные стадии развития отраслей в зависимости от их структуры;
● разработана концепция взаимодействия крупных и малых предприятий в зависимости от этапа развития отрасли и предложены необходимые меры его государственной поддержки.
Методология исследования, эмпирические данные, результаты исследования представлены в [21]. В данной же статье сформулированы основные выводы по результатам проведенного анализа и приведена концептуальная модель изменения структуры отрасли.
Все рассматриваемые отрасли в анализируемом периоде характеризовались низкоконцентрированным типом рынка. Согласно индексу Линда, в топливной, лесной и химической промышленности существовала жесткая олигополия, возникающая при согласовании своих действий 2–3 предприятий, в машиностроение — размытая в границах шести предприятий, в пищевой промышленности возможности олигополистического сговора отсутствовали. Так как для расчета индекса Херфендаля–Хиршмана необходимо учитывать рыночные доли всех предприятий отрасли, поэтому его расчет на основе данных восьми крупнейших предприятий дает рамочное представление об уровне конкуренции. Значимое ограничение конкуренции со стороны крупнейших предприятий не наблюдалось ни в одной отрасли (табл.1).
Анализ динамики коэффициентов концентрации для трех и восьми крупнейших предприятий отрасли на основе полиномиальной линии тренда 6-й степени позволяет выявить тенденции изменения в структуре отраслей (рис.1). Изменение уровня концентрации крупнейших предприятий в отраслях промышленности происходит циклически. Наиболее частые и глубокие колебания в уровне концентрации происходят в топливной и химической промышленности. Средний уровень колебаний и средняя продолжительность циклов характерная для лесной промышленности и машиностроения. Наиболее продолжительный цикл, с тенденцией постоянного увеличения уровня концентрации происходит пищевой промышленности, и промышленности строительных материалов.
Рис. 1. Коэффициент концентрации по восьми предприятиям в отрасли
Источник: [20]
Изменения, которые происходят в отрасли с колебанием уровня концентрации, и параметров малых предприятий промышленности были оценены с помощью корреляционного анализа. Так, было выявлено, что в большинстве промышленных отраслей существует положительная взаимосвязь между концентрацией крупных предприятий, числа малых предприятий, их оборота с объемом произведенной продукции, отгруженной инновационной продукцией, затратами на технологические и процессные инновации. Таким образом, крупные и малые предприятия являются комплементарными субъектами развития промышленности России.
Влияние же структуры рынка на рентабельность, сальдированный финансовый результат различается как по периодам рассмотрения, так и отраслям. Полученный результат, на наш взгляд, подтверждает гипотезу, что динамику изменения структуры отрасли можно рассматривать как индикатор ее развития, этапа становления.
Сопоставление коэффициентов концентрации восьми крупнейших предприятий с показателями функционирования отраслей выявило ряд закономерностей в распределении эффективности отраслей в зависимости от их структуры.
За рассматриваемый период прослеживается тенденция сокращения доли участия в общем обороте отрасли малых предприятий по мере увеличения концентрации на рынке крупнейших предприятий. Таким образом, чем большая доля рынка принадлежит крупнейшим предприятиям отрасли, тем меньше активность на этих рынка малых предприятий.
Производительность труда, как во всей отрасли, так и в сегменте малых предприятий увеличивается по степени усиления крупнейших предприятий в отрасли. Для современной России, наиболее эффективными отраслями являются те, где превалирует крупный бизнес. Отрасли, где малый бизнес имеет значимый удельный вес, характеризуются низкой производительностью труда.
В 1999–2004 гг. наиболее высокая рентабельность наблюдается в отраслях со средним уровнем концентрации крупного и малого бизнеса, наименее рентабельны отрасли, где превалирует крупный капитал, либо высока активность малого предпринимательства. В 2005–2011 гг. наблюдается иная тенденция: более высокий уровень рентабельности характерен для отраслей с наибольшим уровнем концентрации, более низкий, где малые предприятия составляют наибольшую долю в обороте отрасли.
Доля инновационной продукции в общем объеме произведенной продукции имеет параболическую зависимость от уровня концентрации крупнейших предприятий на рынке. Наиболее высокая инновационная активность наблюдается в отраслях со средней долей участия крупного капитала и средней активностью малых предприятий. Наиболее низкий уровень инноваций наблюдается в отраслях, где не существует опорных предприятий и превалирует малый и средний бизнес или где крупный бизнес занимает доминирующую позицию по отношению к предприятиям других масштабов деятельности.
Наибольший удельный весь затрат на инновации наблюдается в тех отраслях, где данный вид продукции занимает наибольшую долю в общем объеме производства отрасли. Таким образом, данный показатель так же имеет параболическую зависимость от уровня концентрации в отрасли и участия в обороте малых предприятий. Однако отдача от затрат на инновации в отраслях весьма различна. В этой связи единая тенденция зависимости данного показателя от уровня концентрации не была обнаружена.
Анализ полиномиальных линий трендов показателей функционирования отраслей показал, что все они имеют определенную амплитуду колебаний и взаимосвязаны с уровнем концентрации в отрасли. Учитывая общие тенденции в развитии отраслей за рассматриваемый период, можно сделать вывод, что существует общая модель развития промышленных отраслей в зависимости от уровня концентрации в них крупнейших предприятий и активности малых предприятий.
На основе данных шести промышленных отраслей России были определены основные этапы формирования отраслей: предконцентрация, концентрация, синергетическая интеграция, продуктивная дезинтеграция (рис.2).
Рис.2. Модель развития отрасли в зависимости от уровня концентрации в ней крупных предприятий
Источник: Составлено автором
Этап «Предконцентрации» характерен для неразвитых или новых рынков. Размер фирмы на таких рынках не определят ее конкурентоспособность, так как предприятия рассеяны в рамках товарных и географических границ, которые формируются случайным образом. Между фирмами устанавливаются дискретные связи. Не существует базовых основ интеграции: ассоциаций, союзов.На данном этапе инициатором инноваций, в основном продуктовых, являются малые предприятия. Целью данных инноваций является создание собственной рыночной ниши. Инновационная деятельность характеризуется низкой патентной активностью. Университеты и исследовательские институты не интегрируются в технологические, производственные процессы предприятий.
На этом этапе начинают формироваться отраслевые лидеры, базирующихся на одном или нескольких факторах конкурентоспособности. Малые предприятия практические не задействованы в производственной сфере, они активизируются в сфере торговли и услуг. Малое производство неэффективно и малопроизводительно.
Устойчивое взаимодействие на всех уровнях экономики практически отсутствует, при этом начинают формироваться социальные деловые сети, сотрудничество в которых носит функциональный характер (купля-продажа).
На этом этапе ни национальный, ни региональный уровень власти не может обеспечить базу формирования устойчивого взаимодействия предприятий. Основные усилия государства, как на региональном, так и национальном уровне направлены на увеличение и повышение качества рабочей силы, создание и развитие инфраструктуры, а так же на привлечение новых и сохранение старых фирм, что в последующем станет основой формирования устойчивого взаимодействия.
На этапе «Концентрации», начинают появляться доминирующие фирмы, появляются товарные рынки, где растет концентрация и товарные границы становятся более отчетливыми, но плотность фирм все еще остается низкой. В формировании ВВП начинает значительно превалировать одна из отраслей. На этой стадии начинают идентифицироваться ключевые потоки между фирмами, что в дальнейшем приводит либо к формированию устойчивых взаимосвязей, либо к горизонтальным и вертикальным поглощениям.
Для этого этапа развития отраслей характерно увеличение количества патентов, начинают развиваться наукоемкие отрасли. Горизонтальное и вертикальное интегрирование, сопровождающее концентрирование, приводит к развитию процессных инноваций. Инициатором данных нововведений в основном являются крупные и средние предприятия.
Доминирование и масштаб деятельности является для ведущих фирм основным фактором конкурентоспособности. На фоне увеличения конкуренции начинается снижение количества start-up и увеличение оттока старых фирм. Малые предприятия характеризуются низкой эффективностью, в основном занимая производственные ниши с малым объемом спроса. Так как не наблюдается отчетливой консолидации ресурсных потоков, то формирования интегрированных групп не происходит (кластеров, сетей), но начинает развиваться сорсинг, кросс-сотрудничество.
На этом этапе в регионах важно организовать информационную поддержку о возможностях устойчивого взаимодействия в форме кластеров, сетей и т.д. На этом этапе необходимо начать создавать площадки для экономического сотрудничества. Данные инициативы регионов должны найти поддержку на национальном уровне, через программы адресной поддержки регионов с формирующимися кластерами, сетями. Задачами государственного регулирования на этой стадии является определение регионов с возможной кластеризацией доминирующих отраслей, поддержка предпринимательской активности.
На этапе «Синергетической интеграции» происходит рост концентрации, как в отраслях, так и в географических границах рынка. Фактором конкурентоспособности выступает концентрация бизнеса: горизонтальная, вертикальная интеграция, в результате которой на первый план выходят процессные инновации, направленные на повышение эффективности управления горизонтально-интегрированными формами бизнеса. Конкурирование крупных игроков, обладающих достаточным количеством финансовых, человеческих ресурсов, заставляет их в целях удержания своей доли рынка постоянно совершенствовать свои продукты и процессы. На этой стадии заканчивается формирование отраслевого, регионального промышленного ядра, вокруг которого начинает формироваться экономическая группа: кластер, промышленные союзы, сети, интегрированные в основном на уровне маркетинга, а не стандартизации, производственных процессов.
Увеличивается количество патентов, исследований проводимых университетами в области естественных наук, вузы начинают интегрироваться с промышленностью. Но наблюдается несистемность, неоднородность в знаниях и информации. Инициатором как продуктовых, так и процессных инноваций выступают крупные предприятия.
На фоне консолидации крупных предприятий и роста масштабов производства увеличивается коэффициент «текучести» предприятий увеличивается как поток новых, так и отток старых предприятий, в том числе и малых форм. На этой стадии начинают формироваться эффективные институты взаимодействия предприятий: бизнес-ассоциации, торговые площадки и т.д.
Задачами регионального и национального управления является создание информационных и институциональных площадок для взаимодействия и интеграции предприятий. На этом этапе необходимо акцентировать свое внимание на создании нормативно-правого поля сотрудничества предприятий, а не на механизмах его финансового обеспечения. Но крупные интегрированные группы в результате бюрократизации, сложности структур управления становятся невосприимчивыми к инновациям, в результате чего, может происходить снижение эффективности взаимодействия предприятий или его асимптотическое развитие. Предприятия могут начать процесс рассеивания из сложившихся интегрированных групп. На наш взгляд на данном этапе необходимо «омолаживать» процесс взаимодействия за счет продуктивной дезинтеграции, создания мобильных сателлитов крупного бизнеса: малых предприятий, способных генерировать идеи и проводить первичные исследования.
На этапе «Продуктивная дезинтеграция» замедляется скорость концентрации, как в отрасли, так и на географических рынках, что отражается на стабилизации плотности фирм. Темпы роста в отрасли снижаются. Можно наблюдать сокращение патентной активности, при этом возрастает инвестирование в рамках сателлитов, интеграцию промышленности и университетов. Знания и информация становятся более однородными.
Ядро отрасли расширяет свое влияние за географические границы рынка. К его функциям относятся внедрение и продвижение на рынок инноваций. Интегрированные группы сосредоточены на защите своих интересов, а не росте. Интеграция происходит не только на уровне маркетинга. Малые предприятия развиваются как сателлиты крупных, растет количество start-up, решающих задачи первичных инновационных исследований, в рамках интеграционных групп. Предпринимательская активность вне корпоративных групп снижается.
Данный этап взаимодействия крупного и малого бизнеса — это качественное изменение интегрированных структур, основанное на эволюционном развитии всех систем крупного бизнеса, его способности интегрировать малые предприятия не только на уровне маркетинга, но технологии, производства. Предприятия для перехода к этому этапу должны пройти эволюцию регулярного менеджмента, выделить ключевые компетенции, выделить непрофильные процессы, найти или «вырастить» фирмы, способные их не только поддерживать, но и развивать.
Малые предприятия России обладают низким потенциалом для перехода к этапу «Продуктивной дезинтеграции», так как их системы: производственная, технологическая, социальная, интеллектуальная, экономическая, организационная не готовы инкорпорироваться в бизнес-процессы крупных предприятий. Низкий производственный и инновационный потенциал малых предприятий связан с историческими предпосылками. России не удалось преодолеть основные тенденции становление данной формы бизнеса, поэтому малые предприятия на сегодняшний день зачастую представляют собой семейный (традиционный) или неустойчивый, борющиеся за выживание бизнес. Для перехода к динамическим, гибким, восприимчивым к инновациям формам необходима эффективная диверсификация развитых крупных предприятий.
Структура любой отрасли (соотношение крупного и малого бизнеса, формы сотрудничества и взаимосвязи) постоянно изменяются и развиваются. В России многие отрасли промышленности характеризуется «концентрацией» и «синергетической интеграцией». Этап «продуктивной дезинтеграции» возможен только в условиях развитой, эффективной институциональной среды. Для крупного и малого инновационного бизнеса должно быть созданы правовые и экономические условия для равноправного взаимодействия в инновационной, хозяйственной, коммерческой деятельности.
На наш взгляд источник развития потенциала малых предприятий находится вне данного сектора экономики, так как он обладает низкой эффективностью и ограниченными ресурсами — это региональная власть и крупный корпоративный сектор.
Региональные органы власти должны сосредоточить свое внимание на создании эффективной региональной инфраструктуры бизнеса. Основные направления государственного регулирования на региональном и национальном уровне в зависимости от этапа развития отрасли представлены в таблице 2.
Если национальный и региональный уровни власти в рамках развития потенциала малых предприятий преследуют цель — устойчивое развитие региона, страны, то корпоративный сектор отталкивается от экономической целесообразности взаимодействия между предприятиями.
На наш взгляд, крупный бизнес, обладая значительными ресурсами для развития, должен сосредоточить свое внимание на совершенствование всех своих бизнес-процессов. В результате естественной эволюции всех корпоративных подсистем, крупные предприятия придут к реинжинирингу процессов и передачи их части более эффективным предприятиям.
Для этого крупные предприятия должны на современном этапе развивать инфраструктуру взаимодействия: финансовую, методологическую, техническую и т.д.
Для построения системы повышения потенциала малых предприятий в промышленности требуется разработка механизмов взаимодействия агентов национальной, региональной экономики, крупного корпоративного сектора на следующих уровнях:
● деловая среда: построение моделей устойчивого взаимодействия малых, средних, крупных предприятий. От типа установленных связей между экономическими агентами зависит модель, сложность и специализация производственных процессов;
● информационная система обеспечивает поддержку инициатив создания эффективного взаимодействия, экономических групп предприятий (например, кластеров, альянсов, совместных проектов);
● система образования и исследований является источником инноваций, обеспечивает предприятия компетентной рабочей силой. Механизм взаимодействия экономических агентов на этом уровне обеспечит так же трансферт технологий и знаний;
● взаимодействие на уровне государственных и общественных структур может стать основой проектов регионального развития, которые служат материальными стимулами для привлечения инвестиций. Задача этого уровня создание структур, агентств, инициативных групп способных влиять на развитие взаимодействием разных по масштабу деятельности предприятия;
● основой финансовой системы «продуктивной дезинтеграции» являются банки, инвестиционные компании, аффинированные финансовые структуры крупных предприятий, которые способны оказывать необходимую поддержку предпринимательским инициативам в области взаимодействия.
● организации продвижения и сотрудничества в области «продуктивной дезинтеграции» — это различные неправительственные организации, торговые палаты, ассоциации, правительственные учреждения, целью которых является поддержка фирм в области взаимодействия в рамках «продуктивной дезинтеграции».
«Продуктивная дезинтеграция» как одна из форм взаимодействия крупного и малого бизнеса требует формирования новых экономических отношений в рамках всей национальной экономики. Данный этап производственных отношений может дать новый толчок регионального развития, роста конкурентоспособности в промышленности, сделать национальную экономику более эластичной к внешним и внутренним кризисам. Но из-за сложности экономических отношений, окружающей среды, которые определяют эффективность взаимодействия малых и крупных предприятий необходимо продолжить прикладные и теоретические исследования данной области.

Таблица 2
Государственная поддержка взаимодействия крупных и малых предприятий в зависимости от стадии развития отрасли
ЭтапУровень государственного регулирования
ПредконцентрацияРегиональный уровень:
Обеспечение повышения качества рабочей силы
— Формирование инфраструктуры
— Формирование деловой привлекательности
— Создание центров содействия развитию бизнеса
Национальный уровень:
— Предоставление адресной помощи депрессивным регионам
— Развитие человеческого капитала и формование инфраструктуры
— Адресная поддержка бизнеса
КонцентрацияРегиональный уровень:
— Обеспечение повышения качества рабочей силы
— Формирование инфраструктуры
— Формирование деловой привлекательности
— Создание центров содействия развитию бизнеса
— Содействие экономическому сотрудничеству
— Информационное обеспечение деловой среды о кластеризации и сетизации бизнеса
Национальный уровень:
— Предоставление адресной помощи депрессивным регионам в развитии человеческого капитала и формования инфраструктуры
— Адресная поддержка регионов с формирующимися кластерами
Синергетическая интеграцияРегиональный уровень:
— Контроль рынка и развитие интеграции
— Поддержка миграции предприятий
— Содействие инкубации
— Содействие установлению контактов между фирмами на основе семинаров, конференций
— Оптимизация нормативно-правовой базы поддержания интеграции
— Обеспечение региона рабочей силы (обучение, миграция)
Национальный уровень:
— Предоставление адресной помощи депрессивным регионам
Продуктивная дезинтеграцияРегиональный уровень:
— Информационная поддержка о лучших практиках взаимодействия предприятиях в маркетинге, стандартизации, производственных процессах
— Формирование региональных институтов поддержки интегрированных структуру
— Содействие совместной инкубации
— Обеспечение региона рабочей силы (обучение, миграция)
Национальный уровень:
— Предоставление адресной помощи продуктивной дезинтеграции через специальные фонды
Источник: составлено автором


Литература
1. Коростышевская Е.М. Малые инновационные фирмы: классификационная характеристика и региональное развитие // Инновации. — 2012. — №6(164). — С. 42–47.
2. Казанцев А.К., Леора С.Н., Никитина И.А., Фирсова С.А. Идентификация малых предприятий инновационного профиля // Информационно-аналитический бюллетень ЦИСН. — 2010. — №4. — С.3–47.
3. Широкова Г., Цуканова Т. Влияние национальной институциональной среды на степень интернационализации фирм малого и среднего бизнеса из стран с переходной экономикой // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Сер.8: Менеджмент. — 2012. — № 1. — С.26–51.
4. Utterback J.M., Abernathy W.J. A dynamic model of process and product innovation. Omega. 1975. vol. 3(6). pp. 639–656.
5. Klepper S (2007) The evolution of geographic structures in new industries. In: Franken K. (ed) Applied evolutionary economics and economic geography. Edward Elgar, Cheltenham, pp 69–92
6. Bergman EM (2008) Cluster life-cycles: an emerging synthesis. In: Karlsson C (ed) Handbook of research on cluster theory. Edward Elgar, Cheltenham, 316p.
7. Martin R., Sunley P. Conceptualising Cluster Evolution: Beyond the Life Cycle Model? // Regional Studies. 2011. vol.45, pp. 1299–1318.
8. Розанова Н.М., Катайкова А.А. Использование концепции жизненного цикла в экономическом анализе фирмы // Terra Economicus. — 2012. — Т. 10. — № 3. — С. 8–21.
9. Богданова Т.А. Cтратегические действия компаний в условиях структурных изменений отраслей // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. — 2013. — №6- 1 (185). — С. 119–129.
10. Широкова Г.В. Жизненные циклы российских предпринимательских фирм (методология исследования и основные стадии). Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук / С.-Петерб. госуд. ун-т. — СПб., 2010.
11. Коуз Р. Фирма, рынок и право. — М.: Дело Лтд, 1993. — 192 с.
12. Пахомова Н.В., Казьмин А.А. Взаимосвязь структуры рынка и инновационной активности фирм: новые результаты с учетом технологических возможностей отраслей // Проблемы современной экономики. — 2013. — №4(48). — С. 53–60.
13. Пахомова Н.В., Казьмин А.А. Структура рынка, технологические возможности и инновационная активность: что важно учесть при модернизации конкурентной политики // Проблемы современной экономики. — 2009. — №2. — С. 111–115.
14. Malmberg A., Sцlvell Ц., Zander I. Spatial clustering, local accumulation of knowledge and firm competitiveness // Geografiska annaler. Series B, Human geography vol. 78, no. 2 (1996), pp. 85–97.
15. Krugman P. Geography and trade, London: MIT Press / Leuven UP.1991. p.142
16. Lane D.A. Complessitа e interazioni locali. Verso una teoria dei distretti industriali // Quadrio Curzio and Fortis. 2002. vol.4. pp.111–140.
17. Heneric O. Licht G., Sofka W. Europe’s Automotive Industry on the Move.Mannheim: Physica-Verlag, A Springer Company, 2005. 280 p.
18. Промышленность России: Стат.сб. Росстат. — М., 2002, 2005, 2008, 2010, 2012.
19. http://raexpert.ru/ratings/expert400/ (Дата обращения: 17.07.2014)
20. Овчинникова А.В. Модель участия малых предприятий в развитии промышленности и инновационных процессах // Вестник Удмуртского ун-та. — 2014. — № 2–2. — С. 61–70.
21. Овчинникова А.В. Малые промышленные предприятия в экономике современной России. — Ижевск: Изд. дом «Удмуртский университет», 2013. — С.212.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия