Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Гудкова Е. В.
заведующий сектором экономической и научно-технической политики
Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН (г. Хабаровск),
кандидат экономических наук, доцент


Стратегические ориентиры машиностроения Дальнего Востока России: технологические цепочки
В статье обосновывается автономность стратегических ориентиров программ восточноазиатского инновационно-технологического развития Дальнего Востока России. Предложен вариант реализации региональных взаимодействий на основе встраивания в программы развития региона Восточная Азия
Ключевые слова: стратегические ориентиры, реиндустриализация, восточноазиатское партнерство, машиностроительный комплекс, Дальний Восток России
УДК 334.726:621.0:332.122(571.6)(045); ББК 65.304.15-4   Стр: 408 - 410

Создание технологических цепочек в системе глобального партнерства Дальнего Востока России позволяет выделить пространственный аспект стратегических ориентиров в программах инновационно-технологического развития и реиндустриализации. Представленный автономный вариант региональных инновационно-технологических зон в форме территорий опережающего социально-экономического развития обоснован настоящим и предшествующим положением машиностроительного комплекса Дальнего Востока и предусматривает восстановление его могущества, что позволит успешно преодолеть вызовы стратегических партнеров России и будет способствовать решению задачи встраивания в единое экономическое пространство Восточной Азии. Такая установка предполагает специальные проекты Азиатского банка развития (Asian Development Bank (ADB)) по созданию центров сетевого технологического взаимодействия Восточной Азии, направленные на изменение сути стратегического партнерства Российской Федерации.
Создание центров выдвигается в качестве приоритета конкурентных преимуществ глобальной сетевой экономики и позволяет определить цель исследования как оценку автономии Российской Федерации в стратегии развития отраслевого комплекса Дальнего Востока. Задача исследования — условия реализации отраслевых намерений машиностроения в режиме кастомизации глобального процесса технологического взаимодействия, технологических цепочек восточноазиатского стратегического партнерства. Исследуется сценарный вариант конкурентных позиций Дальнего Востока России в части стратегических ориентиров ресурсно-транзитного коридора, отраслевых комплексов.
Технологическое взаимодействие машиностроения в условиях приоритета ресурсно-транзитного сценария стратегии Дальнего Востока России, принимается априори как стандартное пожелание в балансе стратегий стран Восточной Азии. Сценарный вариант переориентирует сетевое взаимодействие в установление новых индустриальных притязаний Российской Федерации в Восточной Азии.
Освоение стратегических инициативных предложений Правительства России по развитию Дальнего Востока, осуществляется на основе Государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» и закона «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» [1]. Стратегические инициативы развития Дальнего Востока в части машиностроения связаны со стратегическими ориентирами ресурсно-транзитного коридора, которые представлены в Государственной программе, и дополнены перспективным переориентированием на воссоздание высокотехнологичного сектора обрабатывающей промышленности. Инструментом реализации обозначены стандартные установки льготного режима привлечения трудовых и инвестиционных ресурсов. Прагматичность критериев выделяет ключевые индикаторы — соотношение бюджетных и частных инвестиций, бюджетная и налоговая эффективность, социальная значимость [8]. Тем не менее, комплекс машиностроительных отраслей в дифференцированной среде вспомогательных и обслуживающих секторов не обозначен в системе равновесного состояния экономики в значении сетевого технологического взаимодействия в Восточной Азии.
Перспективные направления, разработанные в концепции инновационной индустриализации России в рамках методической основы Программы Президиума РАН «Прогноз потенциала инновационной индустриализации России», оценены в ИЭИ ДВО РАН в реальном отражении инновационно-технологических процессов Дальневосточного региона [5]. Альтернативность подхода прогнозирования концепции инновационной индустриализации [7] позволяет выделить следующие оценки программно-целевого подхода стратегического планирования инициативных предложений Правительства Российской Федерации.
Во-первых, стратегические инициативные предложения Государственной программы обосновывают региональный анклав воссоздания машиностроения в системе сетевого восточноазиатского партнерства. Осуществляется региональная установка восстановления конкурентных преимуществ России в Восточной Азии на основании построения новых индустриальных анклавов в форме территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). В основе федеральной Государственной программы — конструктивные предложения взаимодействия бизнес структур регионального и национального уровня с привлечением иностранного капитала в перспективе до 2025 года.
В исследовании отраслевого аспекта реорганизации пространственного зонирования Дальнего Востока в системе Восточной Азии выделяется аналог зонирования постсоветского пространства в форме территориально-производственных комплексов. Разорванные производственно-технологические связи периода планового хозяйства восстанавливаются в виде новых комплексов в пространственном развитии производственно-технологической базы России.
Представленный в Государственной программе (Законе о ТОСЭР) стратегический сценарный вариант реализует формат прямого государственного контроля и управления автономным взаимным интересом, как национальных, так и иностранных инвестиционных предпочтений. Использование многоцелевого зонирования территории региона обеспечивает разнонаправленность конкурентных преимуществ в системе государственно-частного партнерства и в системе паритета конкурентных преимуществ в восточноазиатском сетевом пространстве.
Во-вторых, обращает на себя внимание неоднозначность обеспечения инновационно-технологического развития Дальнего Востока России в части целевых ориентиров национальных интересов России в Восточной Азии, которые устанавливаются с привлечением комплексных проектов. Реализуется данное направление этапом интенсивных рекламных презентаций законодательного обеспечения льготных условий привлечения иностранных и национальных инвесторов. Инструментом привлечения делового сообщества обозначен пул инвестиционных проектов, пространственно расположенный на территории Дальнего Востока.
Реакция экономической системы Дальнего Востока России преобразуется в направлении формирования социально-экономических зон, повышения качества условий ведения бизнеса и проживания. Институты развития зон устанавливаются федеральным центром. Выстраиваются взаимоотношения решения каждой задачи развития резидентов также из федерального центра, в соответствии с Законом о ТОСЭР. Институциональные условия создания режима благоприятствования бизнесу определяют схему привлечения резидентов территорий опережающего социально-экономического развития. Таким образом, осуществляется реализация схемы замещения приоритета субглобального, глобального сетевого взаимодействия приоритетом интенсивного привлечения инвестиционных ресурсов в стратегических ориентирах Государственной программы.
Разнонаправленность притязаний Российской Федерации в Восточной Азии и реальных условий реализации мероприятий Государственной программы, закона о ТОСЭР, позволяет обозначить угрозы и возможности реализации данных мероприятий на территории восточноазиатского партнерства.
Перспективы диверсификации экономики региона на основе приоритетного развития машиностроения, преобладающие в структуре производства к 2025 году оценены в программных документах Правительства РФ с точки зрения воздействия на структуру экономики Дальнего Востока в целом.
Выделяется перспективное для регионального развития значение инвестиционных проектов минерально-сырьевого сектора, направленных на комплексное регулирование производственной структуры пространственной реализации привнесенных инвестиций. Национальные и зарубежные инвестиции определяются как первоочередной и наиболее важный ориентир индексации роста экономики, что преобладает как в технико-экономическом обосновании комплексного инвестиционного проекта (КИПа), так и в ведущих факторах стратегического развития и размещения производительных сил Дальнего Востока. Это комплексные инвестиционные проекты: по созданию горно-металлургического кластера в Приамурье; Северо-Восточного минерально-сырьевого кластера Якутии; минерально-сырьевых кластеров северных территорий Камчатского края; по развитию Южной, Западной Якутии и севера Иркутской области. Все они приобретают федеральное значение.
Отличительной чертой проектов является достижение равновесного состояния экономики. Инвестиции направлены на реализацию сырьевых возможностей России и сопровождаются комплексом государственного воздействия на высокотехнологичный сектор добывающих предприятий региона. Данный аспект обоснован абсолютным конкурентным преимуществом Российской Федерации в международном разделении труда. Таким образом, реализуется стратегический ориентир переоценки роли инновационно-технологического взаимодействия в условиях глобальной, субглобальной, национальной экономики. Реализация КИПа «Создание горно-металлургического кластера в Приамурье», базирующегося на освоении месторождений на территории двух субъектов РФ (Амурской области и Еврейской автономной области) и требующего значительных затрат на объекты инфраструктуры, практически не изменяет структуры экономики ЕАО (прирост обрабатывающих производств 0,1% в 2025 г. по отношению к 2013 г.). В Амурской области доля обрабатывающих производств в структуре ВРП заметно снижается (с 3,2% в 2013 г. до 2,5% в 2025 г.) [10].
Традиционное взаимодействие на уровне региональных территориально-производственных комплексов преобразуется в региональный аспект роста и развития национальной экономики. Ведущая роль территориально-производственных комплексов в системе взаимовыгодного обслуживания спроса и обеспечения предложения реализуется автократическим построением новых индустриальных инициатив.
Национальные приоритеты опосредованы устоявшимися значениями инвестиционных ресурсов для создания конкурентных преимуществ на уровне не только отдельного предприятии, но и региона в целом. Как следствие, механизм развития бизнеса оценивается реакцией бизнес-структур. Целевые ориентиры бизнеса соответствуют основным принимаемым решениям развития региона и отраслевым приоритетам стратегического развития Дальнего Востока в целом. Стратегические документы подчеркивают необходимость руководящей роли муниципальных, региональных, федеральных структур управления в системе индикативного стратегического планирования национальных интересов в глобальной экономике.
В этой связи инвестиционные предложения в лесной и деревообрабатывающей промышленности региона позволяют оценить создавшуюся ситуацию инновационно-технологического развития. Инвестиционный проект «Создание дальневосточного центра глубокой переработки древесины», реализуемый с 2010 г. ОАО «Дальлеспром» (RFP Group) г. Хабаровск, находится в утвержденном правительством списке приоритетных проектов Дальневосточного федерального округа. В 2013 г. проект получил инвестиционную поддержку в рамках Российско-китайского инвестиционного фонда (РКИФ, входит в Российский фонд прямых инвестиций), вложившего 110 млн. долл. Ху Бин, генеральный содиректор РКИФ, отметил: «Инвестиции в лесную промышленность на Дальнем Востоке отлично вписываются в стратегию фонда — она направлена на получение значительной прибыли от инвестиций. Участие РКИФ также позволит улучшить операционную деятельность, финансирование и систему корпоративного управления (RFP Group). Трансграничный синергетический эффект, полученный от инвестиций РКИФ, будет иметь положительное воздействие, как на российскую, так и на китайскую экономику»1. Процесс модернизации в деревопереработке Дальнего Востока обеспечивается перспективными планами (RFP Group) по строительству завода пиломатериалов, который будет введен в действие в начале 2015 года. Осуществлен ввод в действие (2013 г.) крупного предприятия по производству лиственничного шпона премиум-класса. Предприятие ориентировано, прежде всего, на японский и китайский рынки. Производственные мощности данных заводов позволяют производить до миллиона кубических метров лесоматериалов в год. Тем не менее, необходимо прогнозное исследование реакции экономик стран Восточной Азии на сокращение экспорта лиственничного сырья и ожидание появления нового поставщика фанерного шпона на восточноазиатском рынке. Оценка реального процесса производства на Дальнем Востоке в условиях технологического взаимодействия на глобальном, национальном, региональном уровне выделяет определяющее влияние экстенсивных факторов.
Расчеты по данным за 1996-2010 гг. показали наличие сущест­венной экономии от масштаба производства, возобновленного после кризисного падения, за счет факторов роста загрузки производственных мощностей и привлечения трудовых ресурсов [9]. Оценка параметров производственной функции (для экономики Хабаровского края на временном отрезке 1996-2010 гг.), осуществлена на основании динамики основных фондов в составе данных о величине капитальных вложений за 40 лет (с 1971 года в сопоставимых ценах) и спецификации особой функции «жизненного цикла» капитальных благ. Остальные годовые оценки основных фондов были скорректированы соразмерно энергопотреблению в соответствующие годы.
Выделенные основные аспекты анализа модельных расчетов обосновывают замкнутый характер использования инновационно-технологических решений в системе производственной базы региона, прежде всего, высокотехнологичных отраслей.
Совершенствование структуры занятости и производимой продукции происходит в результате не только знаний, воплощенных в основных средствах производства, но и в результате совершен­ствования организационных процессов, а также межотраслевых, межрегиональных взаимодействий. Дальнейшие исследования предполагают множественность результатов оценки воздействия на экономическую систему Дальнего Востока основных параметров интенсификации труда в части организационной составляющей, обеспечивающей инновационно-технологическое сопровождение высокотехнологичных производств. В частности, это касается передачи новых технологических решений, влияющих на рост квалификации персонала и уровень используемых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.
Такие возможности обусловлены региональным производ­ственно-технологическим основанием, являющимся наследием опорной базы развития Российской Федерации в Восточной Азии и включающим машиностроение в преимущественном обеспечении потребностей оборонно-промышленного комплекса [4]. Реализация программно-ориентированного развития в системе инициатив реиндустриализации, подтверждает установленные границы исторического наследия России в Восточной Азии.
Оценка удельных затрат с целью определения влияния новых технологий, инноваций на транспорте Дальнего Востока [3] позволила выделить тенденцию сокращения трудоемкости в первом десятилетии 2000-х годов. Снижение численности занятых обеспечено сокращением затрат при незначительном росте объемных показателей перевозок. При этом по показателю производительности труда не достигнуто значение 90-х годов ХХ века, что не позволяет делать вывод о влиянии инноваций на повышение производительности. В морском транспорте, в динамике 2005-2011 гг., выделены опережающие темпы роста основных производственных фондов (147%) по сравнению с численностью работников (79%), что приводит к возрастанию «цены рабочего места». Фондовооруженность труда, благодаря повышению уровня технической оснащенности на погрузо-разгрузочных работах, возросла за этот период на 1,7%. При этом производительность труда повысилась на 0,45%. Неэффективное использование основных средств портовых хозяйств южной зоны Дальнего Востока предопределило снижение уровня фондоотдачи на 1,3% к 2012 г. на морском транспорте [6].
Таким образом, машиностроение Дальнего Востока обеспечено производственно-технологическими зонами реализации факторных потребностей в границах отраслевого комплекса региона — транспортно-сырьевого использования конкурентных преимуществ эпохи постсоветского пространства. Сопоставимость интернационального использования новых индустриальных зон и зон обеспечения потребностей оборонно-промышленного комплекса позволила определить следующие моменты.
Дальний Восток в восточноазиатском партнерстве технологического взаимодействия, технологических цепочек созданного анклава благоприятствования ресурсно-транзитного сценария, выделяется как многозональная территория. Реиндустриализация определяется пространственным зонированием территорий опережающего социально-экономического развития. Разбросанность зональных предпочтений реиндустриального преобразования Дальнего Востока преобразует интерес потенциальных инвесторов в направлении ожидания конкретности и нормативно-законодательного сопровождения целевых ориентиров.
Исследование конкурентных преимуществ, обозначенных федеральным центром, выявило неоднозначность, как целевых приоритетов Государственной программы в части отраслевого комплекса Дальнего Востока, так и особого пространственного положения Дальнего Востока. Анализ и определение места комплекса машиностроения в дифференцированной среде вспомогательных и обслуживающих секторов Дальнего Востока, позволили определить направления развития и возможности их обеспечения в создаваемых территориях опережающего социально-экономического развития. Установлено, что привлечение инвестиционных, трудовых ресурсов в восточноазиатский анклав для решения задачи его реиндустриализации может быть обеспечен созданием режима благоприятствования, определяемого нормами хозяйст­вования для территорий опережающего развития.
Комплекс исторически созданных оборонно-стратегических приоритетов отраслей машиностроения Дальнего Востока преобразуется в рамках Государственной программы в новый анклав роста на основе конкурентных преимуществ территорий опережающего развития, установленных федеральным центром. Дальний Восток обоснованно претендует на индивидуальный подход в рамках теоретического обоснования реиндустриализации Российской Федерации, что выражается в технологическом приоритете оборонно-стратегических инициатив в сетевом взаимодействии России в Восточной Азии.
Таким образом, интенсивность распределения бюджетных ресурсов на восстановление новых индустриальных центров Российской Федерации в Восточной Азии требует дополнительного обоснования стратегических целевых установок обеспечения равноправного партнерства в восточноазиатском глобальном сетевом взаимодействии, установленных преимуществах роста Дальнего Востока России. В регионе наращивание трудовых и инвестиционных ресурсов осуществляется в интеграционных процессах инновационно-технологического взаимодействия «старых» машиностроительных предприятий региона [4] и вновь создаваемых производственных мощностей. Машиностроение Дальнего Востока обеспечивает конкурентные преимущества сетевого глобального взаимодействия в Восточной Азии в судостроении — в производстве буровых платформ, геологоразведочных судов, судов снабжения, судов ледового класса. В авиастроении — в производстве ближнемагистрального Sukhoi Superjet 100, многоцелевого вертолета Ка-62. Создается комплекс производств в дифференцированной среде вспомогательных и обслуживающих секторов. Высокотехнологичные производители — ОАО «КнААПО», Авиакомпания «Прогресс» им. Н.И. Сазыкина, ОАО «Амурский судостроительный завод», ОАО «Дальневосточный завод «Звезда»«, строящийся судостроительный комплекс на базе ОАО «Дальневосточный завод «Звезда», созданные на их основе предприятия, реализуют научно-исследовательский потенциал, в т.ч. на основе технологий двойного назначения. Выделенные параметры специализации в международном разделении труда позволяют осуществлять вариант переоснащения, модернизации производственно-технологической базы Дальнего Востока. Российские компании «Роснефть», «Газпром», «Совкомфлот» формируют солидный перспективный портфель заказов, рассчитанный до 2030 года, на основании государственно-частного использования проектного потенциала Дальневосточных особых экономических зон и территорий опережающего социально-экономического развития.


Литература
1. Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона»: Утв. распоряжением Правительства РФ от 29 марта 2013 г. № 466-р. URL: http://www.minvostokrazvitia.ru/; Госуд. программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» (утв. постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. №  308) // URL: http://gov.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm
2. Аксенов К.Э. Проект «Развитие городских агломераций в зоне транспортного коридора Москва — Санкт-Петербург»: Аналитиче­ская записка «Теоретическое обоснование концепции скоординированного развития Санкт-Петербурга и Москвы». — СПб.: Фонд «Центр стратегических разработок «Северо-Запад», 2005. URL: http://www.csr-nw.ru/upload/file_category_315.pdf
3. Бардаль А.Б. Транспортный комплекс Дальнего Востока // В кн. Россия и ВТО: год после вступления… в 2-х ч. Т.2. / Под ред. В.А. Черешнева, А.И. Татаркина, М.В. Федорова. — М.: Экономика, 2014. Т.II. Ч.1. — С. 718–730.
4. Гудкова Е.В. Возможности инновационного развития экономики Дальнего Востока // Федерализм. — 2011. — № 3 (63). — С. 23–32.
5. Гудкова Е.В. Пространственные экономические системы: вызовы и проблемы научно-технологического взаимодействия //Экономический рост, ресурсозависимость и социально-экономическое неравенство: Матер.IV Всерос. конф. 27–29 октября 2014 года. — СПб: Нестор-История, 2014. — 258 с. С.69–73.
6. Заостровских Е.А. Сегментация и оценка рынка стивидорных услуг Южного макрорайона Дальнего Востока //Территориальные исследования: цели, результаты и перспективы. Тезисы VII Всероссийской школы-семинара молодых ученых, аспирантов и студентов. Биробиджан, 24–26 сентября 2013 г. /Под ред. Е.Я. Фрисмана. — Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН — ФГБОУ ВПО «ПГУ им. Шолом-Алейхема», 2013. — 215 с. С. 129–132.
7. Ивантер В.В., Комков Н.И. Основные положения концепции инновационной индустриализации России. URL: http://www.ecfor.ru/pdf.php?id=2012/5/01
8. Ильин В. Инвестиции приходят в уголь // Тихоокеанская звезда. — 2015. — № 11 (27 янв.).
9. Исаев А.Г. Технологические параметры региональной экономической системы // Пространственная экономика. — 2013. — № 4. — С.11–27.
10. Ломакина Н.В. Минеральный сектор экономики в Госпрограмме развития Дальнего Востока: целевые задачи и ожидаемые результаты // Менеджмент и бизнес-администрирование. — 2013. — № 3. — С. 22–29.
11. Минакир П.А. Промышленная политика // Журнал новой экономической ассоциации. — 2014. — № 2. — C.185.

Сноски 
1 Российский фонд прямых инвестиций. Российско-китайский инвестиционный фонд стал владельцем 42% акций (RFP Group). URL: http://rdif.ru/fullNews/463/. (дата обращения 25.10.2013)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия