Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (56), 2015
ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»
Тавадян А. А.
заведующий кафедрой экономико-математических методов
Армянского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор


Ключевые аспекты координации денежно-кредитной политики стран ЕАЭС при кризисных процессах
В статье отмечается первоочередная роль учета взаимосвязей ключевых индикаторов денежно-кредитной политики в кризисных условиях. Обосновывается необходимость поэтапного процесса снижения инфляции в странах ЕАЭС и соответствия динамики курса национальной валюты инфляции. При этом следует обеспечить рост монетизации и иметь согласованную ставку рефинансирования, с учетом уровня инфляции. Для формирования лучшего сценария ЕАЭС чрезвычайно важно выполнение требований Договора о ЕАЭС, в первую очередь требование о проведении согласованной денежно-кредитной политики, в особенности валютной политики
Ключевые слова: ЕАЭС, инфляция, курс валюты, ставка рефинансирования, монетизация
ББК У9(2)80,3   Стр: 34 - 36

В Договоре о Евразийском экономическом союзе ряд разделов имеют ключевое значение, в частности раздел XIII «Макроэкономическая политика» и раздел XIV «Валютная политика», а также соответствующее приложение №  15 «О мерах, направленных на проведение согласованной валютной политики» [1]. Первоочередная конкретизация данного раздела чрезвычайно важна в кризисной ситуации. Отметим что в разделе XIII статья 63 «Основные макроэкономические показатели, определяющие устойчивость экономического развития» отмечено, что уровень инфляции не должен превышать более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции в государстве ЕАЭС, в котором этот показатель имеет наименьшее значение. Однако, как мы видим, данное условие не будет выполнено.
В чем же дело? Чтобы избежать инфляции выше 5.5% ЦБ Республики Армения вынужден стабилизировать курс, в том числе за счет кредитов МВФ, ибо импорт в республике в три раза превосходит экспорт, в результате чего растет государственный долг и резко сокращаются международные резервы [2]. Международные резервы Республики Армения (РА) в 2014 г. снизились на 34.8% и это наибольшая величина среди стран ЕАЭС. В РА применяется высокая ставка рефинансирования при самом низком уровне монетизации в ЕАЭС, фиксируется существенное сокращение экспорта. Такая плата за инфляцию никак не обоснована. При более высокой инфляции (до 7–8%) потери были бы значительно меньше.
В России должны быть приняты дополнительные меры для снижения уровня инфляции [3, с. 111]. Взаимные меры способ­ствовали бы росту товарооборота и при этом были бы выполнены ключевые требования договора.
Для экономического роста и исполнения бюджета чрезвычайно важен системный подход, четкая стыковка ключевых индикаторов экономической политики. К сожалению, многочисленны примеры таких нестыковок. Следование важнейшему принципу — стабильности цен — зачастую оборачивается жесткой, негибкой денежно-кредитной политикой. До сих пор недостаточно внимания обращается на ее обратную связь — конкретное воздействие стабильности цен на рост экономики, исполнение бюджета.
В 1967 г. в Германии принят закон о содействии экономической стабильности и росту, где во избежание волюнтаризма сформулированы основные принципы экономической политики — «магический квадрат». Это принципы, которые предписывалось ставить во главу угла при подготовке бюджетов, финансовых планов: стабильность цен, высокий уровень занятости, сбалансированная внешняя торговля, устойчивый экономиче­ский рост. Они рассматриваются как единая система. Попытка выделить только один принцип, без учета его тесной взаимосвязи с другими, не дает качественного результата, особенно в долгосрочной перспективе.
Возьмем, например, стабильность цен. Она, бесспорно, важна сама по себе, но как ее обеспечить вне экономической системы в целом или оптимально согласовывая с ключевыми экономическими факторами? В той же Германии, где инфляция сейчас составляет около 2% в год, в 1970–1975 гг., во время существенного экономического роста, она была около 6%, а в 1973 г. — даже 7,9% [4]. Очень важно оценивать воздействие инфляции на другие ключевые индикаторы экономики. Скажем, при существенном нарушении торгового баланса инструменты денежно-кредитной политики не могут полноценно работать. Когда импорт намного превосходит экспорт, Центральный банк не в состоянии эффективно регулировать инфляцию, поскольку тогда она ощутимо зависит от мирового ценообразования. Пока не решится серьезнейшая проблема нарушения торгового баланса, рост цен в стране будет в основном зависеть от колебаний мировых цен, воздействие которых усиливается в зависимости от уровня монополизированности экономики страны.
Не нужно стремиться любой ценой удерживать инфляцию в минимальных пределах, не обращая должного внимания на ее взаимосвязь с курсом валюты, ставкой рефинансирования, уровнем монетизации, торговым балансом, ВВП, фактически жертвуя этой взаимосвязью, а в результате обретая высокую вероятность сезонного и структурного роста цен. Тогда-то и возникает явно неблагоприятная причинно-следственная цепь. Чтобы противодействовать росту цен импортируемых товаров, получается, что нецелесообразно снижать курс национальной валюты, даже в мягкой форме. Это не способствует экспорту, росту внутреннего производства и существенному снижению нарушения торгового баланса. В конечном счете, зависимость инфляции от импульсов ценообразования импортируемых товаров останется основным фактором и степень непредсказуемости инфляции не уменьшится.
Очевиден выбор между двумя вариантами. Либо минимальный рост цен, прямо зависимый от импорта и подчиненный резким сезонным и структурным колебаниям и не взаимосвязанный с другими показателями. Либо инфляция без колебаний, взаимосвязанная с другими факторами. В результате в долгосрочной перспективе будет обеспечена низкая, стабильная инфляция.
При четком выполнении ключевых статей договора явно целесообразен переход в странах ЕАЭС на расчеты в рублях в торговле стратегическими товарами и отказ к привязке к доллару, что позволит интенсифицировать взаимные расчеты в национальных валютах и сократить долларизацию. Действительно чрезвычайно важно осуществление взаимной торговли стратегическими товарами на базе рубля без привязки к доллару.
Данное предложение прямо следует из Договора о Евразийском экономическом союзе. В этом аспекте чрезвычайно важное значение приобретает статья 64 Договора, где представлены цели и принципы согласованной валютной политики стран ЕАЭС. Государства-члены в целях углубления экономической интеграции должны развивать сотрудничество в валютно-финансовой сфере, повышать роль национальных валют государств-членов во внешнеторговых и инвестиционных операциях, а также обеспечивать взаимную конвертируемость валют стран ЕАЭС, разрабатывать и проводить согласованную валютную политику. В приложении к этой статье прямо указано на необходимость координации политики обменного курса для обеспечения проведения взаимных расчетов между резидентами в национальных валютах государств-членов ЕАЭС.
Необходимо подчеркнуть следующий фактор: при неприменении на практике взаиморасчетов в национальной валюте, хотя бы по определенному сегменту продуктов, у центральных банков стран ЕАЭС не будет ясного стимула для четкого выполнения требований договора о ЕАЭС, а также согласования и принятия соответствующих нормативов и документов. Отметим, что взаиморасчеты в национальных валютах прямо способствуют проведению согласованной и более рациональной политики плавающего курса.
Для всех стран ЕАЭС целесообразно снижение уровня долларизации. Снижается потребность не только в долларах, но и затраты на ее фактически двойную конвертацию. Скажем, по газу Армения выплачивает Российской компании Газпром в год порядка 400 млн. долларов, газ же продается в Армении в драмах. В то же время Армения из России получает трансфертов в год примерно 1,5 млрд. долларов, в основном в российских рублях. При данной схеме взаиморасчетов основная сумма через банки направляется в Россию и конвертируется в доллары на биржах России. В этом случае для того чтобы заплатить за газ приходится дважды конвертировать валюту, неся соответствующие затраты.
Для России переход на взаиморасчеты по стратегическим товарам в российских рублях соответствующим образом снизит спрос на доллары на биржах России и, конечно же, существенно повысит потребность в российских рублях в странах ЕАЭС. Это не только будет способствовать стабилизации российского рубля, но и четкому выполнению требований Договора о ЕАЭС. В дальнейшем это создает практическую основу для перехода на взаиморасчеты на национальной валюте по всему товарообороту ЕАЭС, а также способствует созданию практических предпосылок для введения единой валюты в странах ЕАЭС.
Данная мера необходима в первую очередь для того чтобы обезопасить экономику от колебаний национальных валют к доллару, снизить уровень долларизации в странах ЕАЭС, а также затраты на конвертацию. Для того же, чтобы одна из стран не получала существенного преимущества от разного колебания национальных валют, крайне необходима выполнять требования Договора о ЕАЭС о валютной политике и, в первую очередь, конкретизировать их. Страны ЕАЭС этим шагом способствуют также решению определенных в статье 4 Договора «Цели Союза» необходимости всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики. Очевидно, что без согласованной денежно-кредитной и особенно без координации валютной политики, вышеуказанной цели достичь невозможно.
Следует подчеркнуть, что данная мера способствует и укреплению экономической безопасности стран ЕАЭС. Для согласования национальных валют стран ЕАЭС их курс относительно конвертируемых валют должен соответственно инфляции постепенно понижаться и это должно происходить согласованно. В противном случае, если курс остается практически без изменений при существенно более высокой инфляции, то это значит, что в стране стимулируется импорт, оказывается ему помощь. В то же время логично способствовать обратному процессу, ибо переоцененный курс национальной валюты может фактически искусственно снизить конкурентоспособность страны, отрицательно повлияв на торговый баланс и выполнение бюджета. Постепенное понижение курса содействует экономике, особенно экспорту. Конечно же, это в странах ЕАЭС должно происходить плавно и согласованно, так как всякие скачки вредят экономике. Если в стране инфляция в среднем 6–7%, а в США и ЕС 1–2%, то нецелесообразно держать курс национальной валюты в одном и том же коридоре. Необходимо способствовать формированию в течение года курса на уровне ниже существующего на 4–5% (с коррекцией изменения цен на товары, представленные в торговом балансе). Переоцененные же национальные валюты стран ЕАЭС создали основу для резкого понижения курса в кризисных условиях, в сложившейся ситуации «сжатая пружина» курса национальной валюты разжалась. Кроме того, если при данном курсе существенно сокращаются золотовалютные резервы страны, то это ключевой сигнал о том, что национальная валюта переоценена. Резкое же понижение курса и золотовалютных резервов несет угрозу для экономической безопасности страны.
В России уровень монетизации — в районе 50%, в других странах ЕАЭС — ниже 40%, в то время как в передовых странах Евросоюза в районе 100%. В Китае же и быстроразвивающихся странах Азии монетизация значительно выше 100%. Уровень монетизации в странах ЕАЭС поэтапно должен быть приближен к рубежу 70%, в противном случае периодично будут возникать определенные трудности со стабильным ростом экономики и возможностями ее диверсификации, а также могут возникнуть проблемы при взаиморасчетах в национальной валюте. Росту уровня монетизации будет способствовать взаимная конвертируемость и переход во взаимных расчетах на национальные валюты стран ЕАЭС.
Денежно-кредитную политику следует проводить системно, с учетом всех взаимосвязей ее ключевых индикаторов. М.И Кротов и В.И Мунтиян совершенно справедливо отмечают, что необходимо внести коррективы в проведение монетарной политики, в том числе увеличить уровень монетизации до оптимального значения [5, с. 10].
В данном случае проблема не в том, чтобы любой ценой обеспечить минимальный рост цен, а в том, чтобы получить соответствующую реальности инфляцию, которая способствует переходу уровня монетизации его порога чувствительности. Это позволит в долгосрочной перспективе перейти к более низкой и, подчеркнем, стабильной инфляции. Только та стратегия, которая учитывает реальную взаимосвязь экономических факторов, может способствовать качественным изменениям в экономике.
Заблуждением было бы считать, что высокая ставка рефинансирования всегда сдерживает инфляцию, а низкая — наоборот. При высокой процентной ставке, особенно в условиях очень низкой монетизации, формируется следующая причинно-следственная цепь: высокая процентная ставка рефинансирования — еще более высокие банковские процентные ставки — рост себестоимости при остром дефиците собственных средств — инфляция издержек, что не способствует местному производству и экспорту.
Особенно в период преодоления финансово-экономиче­ского кризиса, следует в странах ЕАЭС согласованно снизить ставку рефинансирования. Учитывая инфляцию, необходимо оценить, как ставка рефинансирования отражается на ВВП, его структуре, торговом балансе. Очень трудно модернизировать производство, если доходы существенно снижаются, вероятность колебания инфляции и курса валют значительна, а реальные банковские ставки неподъемно высоки и при этом взаиморасчеты проводятся в долларах США. Ставка рефинансирования имеет свой интервал, ключевое значение для верхнего предела которой имеет рентабельность в сферах, обеспечивающих научно-технический прогресс минус банковская маржа. Выход за который особенно в условиях низкой монетизации может быть оправдан лишь в критических ситуациях, причем в минимально короткий срок, ибо в противном случае можно нанести серьезный вред научно-производственному потенциалу стран ЕАЭС.
В целом, для стран с трансформирующейся экономикой оптимальную денежно-кредитную политику формализовано можно представить следующим образом. Поэтапный переход на уровень монетизации не меньше 70%, разница ставки ЦБ и инфляции не больше 2 процентных пунктов, соответствие динамики изменения курса национальной валюты инфляции. При этих условиях следует обеспечить минимум инфляции, однако она не должна превосходить 7–8%. Если при вышеуказанных условиях не обеспечивается этот уровень инфляции, то темпы достижения ключевых индикаторов экономики своих оптимальных величин следует скорректировать. Подчеркнем, это важнейшая ключевая задача требует комплексного решения.
Снижение зависимости от валют других стран, повышение роли рубля во внешнеэкономических расчетах и значимости золотого запаса оправданно. Однако это не даст эффекта, если не будет проводиться согласованная денежно-кредитная политика. Необходимо, с учетом взаимосвязей инфляции с другими ключевыми индикаторами денежно-кредитной политики, достичь того, чтобы в странах Евразийского экономического союза инфляция была не выше 7–8%. Снижение же курса национальных валют относительно курса валют США и Евросоюза должно соответствовать инфляции. При этом следует обеспечить рост монетизации и иметь согласованную ставку рефинансирования. Чрезвычайное значение имеет четкое выполнение договорных обязательств, в частности по вопросам инфляции и валютной политики. Если невозможно исполнить в силу объективных обстоятельств, то соответствующую статью Договора нужно скорректировать.
Формирование ЕАЭС пойдет по лучшему сценарию, если ЕАЭС удастся осуществить ключевые требования договора о ЕАЭС и проводить согласованную денежно-кредитную, в особенности валютную политику. Конечно, тут играет свою роль координация налогово-бюджетной, социальной, да и внешней политики, а также эффективное противодействие коррупции. Ключ от успеха от интеграции стран Евразии и укрепления их экономической безопасности в первую очередь находится в их руках.

Таблица 1
Инфляция, ставка ЦБ и понижение курса национальной валюты стран ЕАЭС
 ИнфляцияСтавка ЦБПонижение
курса валюты
Армения
20143,0%8,50%18%
2015 (сентябрь)3,2%10,25%
Беларусь
201416,2%20,0%82%1
2015 (сентябрь)11,9%25,0%
Казахстан
20147,4%5,5%78%
2015 (сентябрь)4,4%16,0%2
Россия
201411,4%10,5%97%
2015 (сентябрь)15,7%11,0%
1 Процент изменения курса национальной валюты с января 2014 по отношению к доллару США
2 Ставка ЦБ Казахстана повысилась с 12 до 16% 2 октября 2015 г.

Таблица 2
Международные резервы в странах ЕАЭС ($ млрд)
 20132014Динамика
Армения2,31,565,22%
Беларусь4,93,469,39%
Казахстан19,121,5112,57%
Россия469,6339,472,27%


Литература
1. Договор о Евразийском Экономическом союзе // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/
2. International Financial Statistics, 2014 // http://www.imf.org/external/pubs/cat/longres.aspx?sk=20747
3. Тавадян А.А. Интервальные прогнозы и системная экономическая политика // Мир перемен. — 2015. — Спец. Вып.
4. Historic inflation Germany — CPI inflation // http://www.inflation.eu/inflation-rates/germany/historic-inflation/cpiinflation-germany.aspx
5. Кротов М.И., Мунтиян В.И. Антикризисная модель экономического развития России // Проблемы современной экономики. — 2015. — № 2. — С.7–14.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия