Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (12), 2004
ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Бекетов Н. В.
и.о. директора Института региональной экономики Федерального агентства по образованию Министерства образования и науки РФ,
доктор экономических наук


ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ

Для России традиционно стремление быть одним из мировых лидеров, в том числе - и в научной и технологической сферах. И для этого есть предпосылки. Но, когда речь идет о технологической конкурентоспособности, ситуация приобретает совсем иной характер.
Оценками технологической конкурентоспособности 33 стран, включая Россию, регулярно, начиная с 1991 г., занимается американский Национальный Научный Фонд (NCF) по нескольким обобщающим индикаторам технологической конкурентоспособности:
- национальная ориентация на достижение технологической конкурентоспособности (по этому показателю Россия в 1996 г. была только на 29-м месте; позади находились лишь Венесуэла и Аргентина. Позднее ситуация принципиально не изменилась: удалось "обогнать" только Таиланд, ЮАР, Мексику);
- социально-экономическая инфраструктура, необходимая для передовой в технологическом отношении страны (по этому показателю в 1996 г. Россия оказалась на 22-м месте, позади Польши и ЮАР);
- технологическая инфраструктура, обеспечивающая возможность разрабатывать, производить и продавать новые технологии (в 1996 г. Россия была на 7-м месте, впереди Швеции, Италии и Швейцарии, в 2000 г. - на 12-м, "пропустив" вперед Швецию, Швейцарию, Австралию);
- производственный потенциал, обеспечивающий эффективное производство высокотехнологичной продукции (по этому показателю в 1996 г. Россия была на 19-м месте, позади Испании и Малайзии, хотя и впереди Китая и Канады; затем ее обогнали очень многие страны, в том числе Китай, Канада, Бразилия, Венгрия, Филиппины).
Между тем в современных промышленно развитых странах, в том числе усилиями государства, создается и развивается национальная инновационная система, характеризующаяся, во-первых, исследовательской средой, обладающей стимулами к сотрудничеству с предпринимательской средой; во-вторых, конкурентной предпринимательской средой, обладающей стимулами к инновациям и способной к адаптации знаний; в-третьих, наличием механизма взаимодействия этих двух сред, обеспечивающего трансфер знаний, их трансформацию в предконкурентные технологии и ориентацию исследовательской среды на удовлетворение инновационных потребностей производства.
В России исследовательская среда заметно сократилась в последнее десятилетие. Однако по-прежнему она обладает большим научно-исследовательским потенциалом. В 2002 г., например, на 1 тыс. чел. экономически активного населения в России приходилось 12,4, а на 1 тыс. занятых в экономике - 13,6 занятых исследованиями и разработками, против соответствующих 9,9 и 10,5 чел. в союзе в 2001 г. [3]. В то же время в 2002 г. число только исследователей в России на 1 тыс. чел. экономически активного населения и на 1 тыс. занятых в экономике составляло соответственно 5,9 и 6,5 чел., а в странах ОЭСР в целом в 2000 г. - 6,2 и 6,6.
Структура российской науки продолжает соответствовать мировым стандартам. Для государственного научного сектора доля предпринимательского сектора науки у нас примерно такая же, как в ОЭСР.
Доля расходов федерального бюджета на исследования и разработки с целью развития производства, вместе с тем, превышает аналогичную долю затрат в США и других развитых странах в тех областях, где этим должно заниматься само производство.
У России достаточно низкий инновационный потенциал. Коэффициент изобретательской активности - количество заявок, поданных на изобретения на 1 млн населения, - примерно в 3-4 раза ниже, чем в Германии и США, и в 18-19 раз ниже, чем в Японии [4]. Потенциал, характеризуемый количеством действующих охранных документов на изобретения и полезные модели, более чем в 5 раз ниже соответствующего потенциала Германии. При этом изобретательская активность в России резко падает по мере приближения к концу научно-технологической цепи. В 2002 г., например, количество действующих патентов на изобретения более чем в 7,5 раза превосходило количество свидетельств на полезные модели. В Германии в том же году это соотношение по патентам, прошедшим регистрацию через Германское бюро патентов и торговых марок (Deutche Patent und Markermant - DMPA), составляло 1,25, а с учетом патентов на изобретения, прошедших регистрацию через Европейское патентное бюро (с эффектом в Германии), - 2,3 [2; 5].
Доля затрат на науку в ВВП в 2002 г. РФ составила лишь 1,16% от затрат, что примерно вдвое меньше среднего показателя по ОЭСР. Причем российский предпринимательский сектор обеспечивал только 19,6% общих расходов на науку.
Основная проблема российской инновационной и научно-технической политики состоит в ее традиционной бессистемности. В результате по состоянию институциональных инструментов инновационного процесса РФ в настоящее время оказалась на уровне, который ниже, чем в 50-е годы прошедшего столетия.
В современных промышленно развитых странах для реализации государственных целей в инновационных процессах и обеспечения взаимодействия государства, науки и промышленности используются три таких инструмента.
Первый - государственный контракт. Заключение контракта, как правило, является результатом конкурса. При выполнении контракта представитель государства имеет право контролировать ход работ и корректировать его. В России, к сожалению, эти отношения, предполагающие и взаимодействие со сферой науки, четко не определены в законодательстве.
Второй инструмент - грант. Он характеризует другую форму отношений между государством и научно-исследовательским сектором: поддержку и стимулирование государством научных исследований и разработок без права до окончания работ по гранту контроля и вмешательства в их выполнение.
Именно эту форму (де-факто, но не де-юре) используют Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ), которым разработаны достаточно надежные и высококачественные процедуры экспертизы позиций тех, кто претендует на поддержку. Использование опыта этих фондов позволило бы разрушить попытки министерства и ведомства подменить объективную экспертизу при проведении конкурсов по научно-исследовательским проектам ее имитацией.
Третий институциональный инструмент - кооперативное соглашение как инструмент сотрудничества и поддержки, не требующий, как и грант, жестко заданного и сиюминутно полезного результата, но отличающийся от гранта тем, что государству принадлежит право контроля за проведением работ, и тем, что четко фиксируются права и вклад участников соглашения.
В России законодательство о кооперативных соглашениях при проведении научно-исследовательских работ даже не упоминает (соответствующего положения нет и в Федеральном законе "О науке и государственной научно-технической политике").
В современных условиях для решения проблем повышения конкурентоспособности национальной экономики новое поколение инновационных программ в зонах традиционной ответственности государства должно быть основано на системном подходе, обеспечивающем развитие инициативы снизу и корреляцию целей и задач даже таких программ, как программы разработки новых систем вооружений, с другими целями и задачами государственной инновационной и технологической политики.
К сожалению, такого подхода федеральная целевая научно-техническая программа (ФЦНТП) "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники гражданского назначения".
Сам процесс формирования проблем и задач, которые должны решаться в рамках программ, в которых участвует государство, должен носить интерактивный и максимально открытый характер, предусматривать активные и соответствующим образом организованные информационные потоки "сверху" и "снизу". В России же доминирует прямая поддержка прикладных исследований и разработок. Данный вид поддержки, как правило, наименее эффективен.
На масштабы исследований и разработок более существенное влияние оказывает применение методов косвенного стимулирования научно-исследовательской деятельности: налоговых послаблений; займов по сниженным кредитным ставкам; финансовой поддержки лицензирования государственных научно-исследовательских организаций и высших учебных заведений. Однако в российском Налоговом кодексе отсутствуют многие льготы и послабления, которые действуют в странах ОЭСР. Налоговый кодекс РФ недостаточно ориентирован на создание у предприятий стимулов к стратегическому планированию, а, следовательно, и к проведению своих собственных исследований и разработок. Неразвиты и другие формы косвенной поддержки.
Для решения задач инновационного развития России необходимы, во-первых, разработка правовой и институциональной базы использования государственных контрактов, грантов и кооперативных соглашений, определение границ использования разных институциональных инструментов в зависимости от статуса проекта, а также разработка стандартов независимой научной экспертизы. Во-вторых, должна быть осуществлена реформа программирования в зонах традиционной ответственности государства на основе максимальной корреляции целей и задач государства в социальной сфере и в государственной инновационной и технологической политике; что требует открытых процедур формирования программ, основанных на взаимодействии представителей науки, промышленности и правительства. В-третьих, реформирование федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники гражданского назначения" на той же основе тесного взаимодействия правительства, научных организаций, государственного и негосударственного секторов экономики, промышленности и финансового бизнеса с использованием специальных интерактивных процедур. В-четвертых, систему финансирования государственных научных организаций нужно привести в соответствие с осуществляемой ими деятельностью, сделав акцент на финансировании, основанном на участии организации в научных проектах и четкой регламентации использования доходов от ее деятельности. В-пятых, оценка качества работы научно-исследовательской организации должна производиться, исходя из качества выполняемых ею исследований и разработок и оценки вклада организации в решение задач в зонах ответственности государства, а также ее вклада в повышение конкурентоспособности экономики страны. Наконец, в-шестых, требуется развитие стимулов к инвестированию в исследования и разработки путем налоговых послаблений, займов по сниженным кредитным ставкам и т. д.
Все это крайне необходимо, поскольку в России низок уровень предпринимательской активности в области инноваций. Организации, занимавшиеся инновационной деятельностью, составляют всего 8,5% , а в промышленности - 7,1% против 25-80% инновационно активных предприятий в странах ОЭСР. Только 4% продукции, поставляемой российскими предприятиями, является инновационной [2]. Организации и предприятия, находящиеся в частной собственности, в России пока в этом отношении не в числе лидеров, значительно уступают прежде всего иностранным предприятиям, у которых уровень инновационной активности вдвое превышает средний по России. Причем у организаций с численностью занятых свыше 10 тыс. чел. доля инновационной продукции в среднем в 3,5 раза ниже, чем у малых организаций с числом занятых до 49 чел. [4]. В целом в структуре затрат на технологические инновации доля исследований и разработок в 2002 г. составляла лишь 15,7% (в ОЭСР - примерно 30%). Но даже у малых предприятий, более ориентированных на инновационную деятельность, низка предпринимательская активность. В классе малых организаций с численностью работников до 49 и от 50 до 99 чел. в 2002 г. она составила 7,04% и 7% при средней доле инновационно активных предприятий с численностью занятых 20-49 чел. колеблется в диапазоне от 20 до 60%.
На наш взгляд, в связи с этим актуальными направлениями государственной политики по развитию инновационной деятельности в России являются:
- расширение сферы эффективного использования собственности путем совершенствования правовой его основы, практики банкротства предприятий и системы финансового посредничества (на основе развития банковской системы и фондового рынка);
- совершенствование конкурентной среды путем использования нормативной базы, соответствующей международным нормам в области регулирования слияний, поглощений и кооперации, а также путем совершенствования всей системы стандартизации лицензионных соглашений, развития институциональной структуры и системы преференций, направленной на обеспечение баланса интересов отечественных и зарубежных производителей;
- создание благоприятного инвестиционного климата, в том числе условий для репатриации капитала, прекращения его бегства из страны и вовлечение в процесс инвестирования лидеров высокотехнологичного бизнеса;
- рационализация условий хозяйствования путем увеличения возможностей для формирования оборотных средств, снижения общего уровня налогообложения, развития современной правоприменительной практики в отношении исполнения хозяйственных и кредитных договоров, включения в налоговое и земельное законодательство нормативов, ориентирующих предприятия на отказ от неиспользуемых производственных площадей и оборудования, создания системы технологического аудита предприятий с целью оценки их возможностей осваивать и развивать свою технологическую базу;
- развитие информационной инфраструктуры и профессионального инновационного менеджмента за счет формирования инфраструктуры рынка деловых услуг, позволяющей предприятиям находить и уточнять необходимую им информацию при работе в сетях, содействия развитию системы научно-консультационных услуг, особенно для инновационно активных предприятий, ускорения внедрения (при участии или содействии государства) системы юридического консалтинга для участников инновационного процесса, предоставления услуг частному сектору для улучшения обеспечения его методиками и средствами менеджмента, в том числе инновационного, распространения и использования ноу-хау в области освоения новых технологий.
Определенные шаги на этих направлениях в России сделаны. Появились новые институциональные структуры, возникла система государственных научных центров (ГНЦ), в которой уже 58 организаций и занято более 81 тыс. чел., в том числе около 1,8 тыс. докторов и 8,5 тыс. кандидатов наук. Действуют 63 инновационно-технологических центра, главной функцией которых является поддержка уже сформировавшихся малых предприятий. На базе наиболее мощных из них создаются инновационно-промышленные комплексы. Существуют технопарки, действуют наукограды.
Однако настоящей мотивации к сотрудничеству, к сетевому взаимодействию у участников инновационной цепи пока практически нет. Система кооперации не имеет значительных масштабов и линейна - совместные проекты являются двусторонними, присутствие третьей стороны, как правило, не предусматривается. (Наибольшую склонность к кооперации проявляют организации-поставщики оборудования, материалов, компонентов, программных средств, потребители продукции, научно-исследовательские организации, партнеры в составе группы, то есть внутри образованных союзов и объединений).
Соответственно технологическая и инновационная политика впредь должна быть ориентирована на усиление стимулов к кооперации, созданию кооперационных сетей и кластеров. Под последними понимается сеть независимых предприятий, научных учреждений (включая университеты), служб, организующих взаимодействие науки и производства, поддерживающих организаций (брокеров, консалтинговых фирм) и потребителей, связанных в единую производственную цепочку, производящую добавленную стоимость.
Одной из первоочередных задач при этом является поиск методов выявления данных конгломеративных систем [9]. Применение разработанной методологии для установления таких структур позволит сформировать программы развития кластеров.
Для реализации программ развития сетевых взаимодействий необходимы центры компетенции, обеспечивающие использование научной инфраструктуры для промышленных нужд, инженерно-научные центры, организация прямого диалога между представителями фундаментальной и прикладной науки и центров кооперативных исследований.
Кроме того, необходимы программы прямого партнерства государственного и частного секторов с целью создания рынка идей для исследовательских проектов, а также вербовочной базы для партнеров в совместных предприятиях. К таким программам в США относится "Программа передовых технологий" (Advanced Technology Program - АТР), во Франции - "Схемы исследований и инновационных технологий" (Reseaux de recherche et d`innovation technologiques), в Австралии - "Гранты для кооперативных исследовательских центров" (Co-operative Research Centre Grants). В России организацию подобной деятельности мог бы взять на себя Российский фонд технологического развития (РФТР).
Следует более активно использовать современные зарубежные технологии. В РФ 2002 г. из более чем 50 тыс. приобретенных новых технологий и технических достижений, а также программных средств оказалось всего 7,1 тыс. иностранных. В сфере потребления прав на патенты и лицензии из 2044 зарегистрированных договоров только 44 были заключены за пределами Российской Федерации, из них 10 в СНГ.
Реальный рынок интеллектуальной собственности в России практически отсутствует.
Для его создания необходимы:
- унификация и упрощение патентных процедур, раздела и правил передачи и управления интеллектуальной собственностью, созданной в результате проведения ИиР на бюджетные средства.
- институциональное оформление механизма учета интеллектуальной собственности, создаваемой на бюджетные средства (уже на стадии, предшествующей оформлению заявок на патенты);
- четкая регламентация трансфера технологий, созданных на средства государства, с конкретизацией прав на созданную интеллектуальную собственность, роялти и прочие выплаты ее создателям, организациям, где она была создана, государственному бюджету и фирмам, которые обеспечивали коммерциализацию этой собственности;
- правовые схемы, в соответствии с которыми доходы государственных организаций от трансфера созданных в них технологий используются на вознаграждение разработчиков, развитие исследований и разработок и на возврат средств в бюджет;
- моральные стимулы для изобретателей, участников трансфера и отдельных лиц, активно участвующих в процессах коммерциализации интеллектуальной собственности;
- организация специализированных бюро по патентованию и трансферу технологий, финансируемых за счет средств отдельных организаций и на средства вышестоящей организации;
- система льгот для государственных и малых предприятий;
- развитие малых технологических предприятий и системы венчурного финансирования.
В настоящее время в России действуют более 70 технопарков в 25 ее регионах. Российские инкубаторы пока представляют собой "площадки безопасности", на которых предприятия пытаются "отсидеться" подольше (при международной практике в 2-3 года они проводят на них около 10 лет). В связи с этим требуется определение форм и регламента государственной поддержки инкубации и создание государственными научными учреждениями и вузами дочерних фирм.
Что касается венчурного бизнеса в России, то для его развития нужно иметь современный механизм для участия государства в формировании и функционировании системы венчурного финансирования (дифференцированный в зависимости от стадий развития малых технологических фирм), механизм налоговых послаблений и других льгот, а также более высокий статус государственных и межкорпоративных фондов, деятельность которых направлена на развитие малых технологических фирм.
Особой задачей является подготовка специалистов, готовых к инновационной деятельности, в том числе менеджеров в области исследований и разработок, специалистов по заключению договоров и мониторингу инновационных проектов для фондов венчурного капитала и венчурных фирм.
Важнейшие направления государственной инновационной политики с целью создания национальной инновационной системы можно свести к четырем крупным блокам: 1) созданию условий для увеличения инновационной активности предпринимательской среды; 2) ориентации науки на решение проблем инновационного развития; 3) развитию кооперации между научными организациями и предпринимательской среды; 4) организации партнерских отношений между государством и промышленностью.
Формирование в России национальной инновационной системы предполагает три этапа.
1. Создание предварительных условий для перехода на инновационный путь развития (2003-2006 гг.). Это этап подготовки концептуальной, институциональной и законодательной основ для введения системы и организации постоянного мониторинга и экспертизы действующей законодательной базы, регулирующей деловую активность, инновационную и научно-техническую деятельность, практику применения законодательных норм и ее соответствия международным стандартам.
2. Формирование сетевых взаимодействий (2004-2006 гг.). Это этап выявления факторов и барьеров, препятствующих инновационной деятельности, внедрения разработанных институциональных инструментов, реформы государственного программирования, в действие схем государственного содействия процессам диффузии и трансфера технологий, выявления существующих сетей и кластеров.
Кластеризация инновационной системы (после 2006 г.). Это период перехода от поддержки отдельных фирм и организаций, ведущих исследования и разработки, к поддержке развития кластеров фирм и организаций, проводящих исследования и разработки.


Литература
1. Wagner C., Brahmakular I., Peterson D.J., Linda S., Wong A. U.S. Government Funding for Science and Technology Cooperation with Russia. Arlington: Rand, S&T Policy Institute, 2002.
2. Бекетов Н.В., Ковров Г.С., Павлова С.Н. Оценка инновационного потенциала региона. М.: Институт научн. информ. по обществен. наукам РАН, 2004.
3. Бекетов Н.В. Проблемы формирования государственной инновационной политики в области охраны интеллектуальной собственности // Инновации. Научно-аналитический журнал. (СПб). - 2003. - N 8.
4. Бекетов Н.В. Государственная инновационная политика в области охраны интеллектуальной собственности: проблемы формирования и развития // Актуальные проблемы управления - 2003. Матер. 8-й Междунар. науч.-практ. конф. (г. Москва, 12-13 ноября 2003 г.). - М.: Изд-во Государств. ун-та управления, 2003.
5. Бекетов Н.В., Ковров Г.С., Павлова С.Н. Оценка инновационного потенциала региона. М.: Институт научн. информ. по обществен. наукам РАН, 2004.
6. Бекетов Н.В. Информационная безопасность развития государства // Информационные ресурсы России. - 2003. - N 6.
7. Бекетов Н.В., Павлова С.Н. Совершенствование информационного обеспечения управления деятельностью предприятия. - М.: Институт научн. информ. по обществен. наукам РАН, 2003.
8. Егоров Е.Г., Бекетов Н.В. Научно-инновационная система региона: структура, функции, перспективы развития. - М.: Academia, 2002.
Ковров Г.С., Бекетов Н.В. Интеллектуальный потенциал вузовской науки: важнейший государственный ресурс развития инновационной экономики региона. - М: Институт научн. информ. по обществен. наукам РАН, 2003.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия