Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (58), 2016
ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»
Сорочинский А. В.
кандидат экономических наук (г. Санкт-Петербург)

Стимулирование деловой активности хозяйствующих субъектов: роль институциональной среды на микроуровне
В статье обосновывается необходимость скорейшей разработки и начала реализации комплекса мер по стимулированию экономического роста на уровне микроэкономики (хозяйствующих субъектов). Раскрывается, что отсут­ствие качественного подхода в этом направлении не позволило как полноценно использовать возможности, имевшиеся в Российской экономике после кризиса 2008-09 гг., так и максимально задействовать потенциал импортозамещения в 2015 г. Рассматривается вопрос целесообразности создания специализированных банков в целях улучшения финансового обслуживания естественных монополистов как способ стимулирования деловой активности на микроуровне. Проведен анализ возможностей, создаваемых специализированными банками для предприятий естественных монополистов и их бизнес-партнеров, выработаны предложения по формированию специализированных банков для предприятий естественных монополистов
Ключевые слова: экономический рост, экзогенные и эндогенные факторы роста, микроэкономика, бизнес-климат, институциональные преобразования, естественные монополисты, специализированные банки
УДК 330.354; ББК 65.012.1   Стр: 40 - 45

О необходимости создания микроэкономиче­ских предпосылок для устойчивого и сбалансированного экономического роста
Очевидно, что переход к экономическому росту является главной целью экономической политики России на современном этапе. Динамика ВВП и основных макроэкономических показателей России в период 2010–2015 гг. заставляет по новому оценить влияние экзогенных и эндогенных факторов в экономике страны и, соответственно, расставить новые приоритеты в экономической политике (см. табл. 1).

Таблица 1
Динамика основных макроэкономических показателей в РФ в 2010–2015 гг.
(в % к предыдущему периоду)
ГодыВВПИнвестицииПромышленное
производство
Сельское
хозяйство
Индекс
потребительских цен
2010105,4106,3107,388,7108,8
2011104,3110,8105,0123,0106,1
2012103,4106,8103,495,2106,6
2013101,3100,8100,4105,8106,5
2014100,697,3101,7103,5111,4
201596,391,6 (*)96,6103,0112,9 (**)
(*) — данные по инвестициям за 2015 г. взяты из базы показателей социально-экономического развития Института Комплексных Стратегических исследований (www.icss.ac.ru/macro)
(**) — данные за декабрь 2015 г. в процентах к декабрю 2014 г.
Источник — Росстат

К сожалению, восстановительный рост 2010 г. не был поддержан необходимыми мерами по стимулированию деловой активности на микроуровне. Очевидно, что восстановление и последующий, в периоде до 2013 г. рост цен на экспортируемые Россией энергоносители и основные группы металлов (см. табл. 2) также не сопровождался необходимым комплексом мер по активизации бизнеса на уровне хозяйствующих субъектов.

Таблица 2
Среднемесячные мировые цены на основные экспортируемые Россией товары в октябре соответствующего года [13, с. 41]
 201020112012201320142015
Нефть Брент
долл/барр
82,92109,47111,97109,4887,2748,12
Натуральный газ,
долл/1 млн БТЕ
8,2811,4211,5811,379,776,43
Медь, долл/т829273478082720367375216
Алюминий долл/тн244721721974181419461517
Никель, долл/т221671888617169141181581210317
Источник: данные Всемирного банка.

Следствием отсутствия комплексных мер по стимулированию экономического роста стали темпы роста в период 2013 — 1-е полугодие 2014 гг., которые можно охарактеризовать скорее как стагнацию. О причинах неудачи начального этапа экономического роста в России после 2010 г. и последующей стагнации в последнее время вышло ряд серьезных исследований [8; 6, с. 3–19].
Роль микроуровня (хозяйствующих субъектов) в обеспечении восстановления экономического роста серьезно недооценивается в экономической политике, проводимой как на федеральном, так и на региональном уровнях, что особенно ярко проявилось в последние 1,5 года (начиная со 2-го полугодия 2014 г.). Целый ряд произошедших за данный период событий являются очевидным свидетельством того, что восстановление экономического роста это не только и не столько проблема макроэкономического уровня. Обеспечение восстановления экономического роста в конечном счете будет зависеть от того, какие созданы условия для деятельности и развития хозяйствующих субъектов.
Влияние таких сильных экзогенных факторов, как падение цен на энергоносители начиная с середины 2014 г., вызвавшее ослабление курса рубля, а также экономические санкции привели к падению ВВП и промышленного производства в 2015 г., существенному снижению реальных доходов. «Оборотной стороной» медали, то есть действий указанных экзогенных факторов, должен был стать рост импортозамещения. Дейст­вительно, подвижки в этом направлении начались, особенно в таких отраслях, как пищевая промышленность, производство строительных материалов, однако, очевидно, что масштаб и динамика импортозамещения совершенно неадекватны стоящим перед отечественной экономикой задачам.
В целом ряде проведенных во 2-й половине 2015 г. исследованиях особо отмечались происходившие начиная с 3-го квартала 2015 г. колебания, которые приводили к фактическому уменьшению объемов импортозамещения при закупках отраслями отечественной промышленности сырья и материалов, а также машин и оборудования [12; 10]. Это является дополнительным косвенным подтверждением отсутствия комплексной политики по формированию предпосылок экономического роста на уровне микроэкономики, несмотря на видимые внешние обстоятельства — девальвация рубля, политика санкций и антисанкций. В ряде деловых изданий появился даже термин «импортосохранение» [10]. Ещё одним свидетельством того, что потенциал импортозамещения сработал в 2015 г. очень ограничено может служить сравнительный анализ небольшого роста объемов производства в сельском хозяйстве (103 %) относительно индекса потребительских цен (112,9 % декабрь 2015 к декабрю 2014) .
Указанные факты являются свидетельством того, что даже если в течение, например, 2016 г. экзогенные факторы для России существенно улучшатся (а это, к сожалению, не прогнозируется ни в одном, даже самом оптимистическом сценарном условии развития отечественной экономики) — т.е. цены на нефть вернутся к уровню более 100 долл. за баррель, будут сняты экономические санкции, то это, без системной политики по качественному улучшению деловой активности хозяйствующих субъектов не приведет автоматически к значимым и устойчивым темпам экономического роста. При этом очевидно, что возможности воздействия Правительства России на экзогенные факторы минимальны, в то время, как эти изменения могут происходить в очень короткие сроки, так, что часто российские ведомства оказываются не в состоянии оперативно отреагировать на происходящие корректирующие воздействия извне (достаточно вспомнить направленный в ноябре 2015 г. Минфином России проект Федерального бюджета на 2016 г. в Государственную Думу, цена на нефть в котором была заложена исходя из 50 долл. за баррель).
Таким образом, качественное улучшение условий ведения бизнеса на микроуровне, сопровождаемое необходимыми структурными реформами должно стать главной движущей силой для разворота отечественной экономики к росту. На изменении эндогенных факторов, стимулирующих экономический рост, должен быть сконцентрирован основной фокус внимания Правительства. Это — большая системная работа, однако весь арсенал действий в данном направлении находится в пределах полномочий Правительства России, Центробанка страны, а также органов власти субъектов Федерации. Это денежно-кредитная, налогово-бюджетная, промышленная, тарифная политика, деятельность по антимонопольному регулированию, стимулирование развития механизмов заемного финансирования и развития внутреннего долга и т.д.
Косвенным, но очень ярким свидетельством того, что формированию благоприятного делового климата в нашей стране в последнее время не уделялось должного внимания служит оценка, сделанная о том, что Россия стала самым непривлекательным местом для накоплений и сбережений по итогам доклада Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) о пенсионных системах 57 стран. И это при тех возможностях, которые могут дать для экономического развития такие институты, как Пенсионные фонды, при их разумном государственном регулировании.
Формирование благоприятного бизнес климата в стране вкупе с проведенными эффективными институциональными преобразованиями предоставят качественно иные возможности влияния на экономику в случае изменения экзогенных факторов. Речь в первую очередь идет о гораздо лучших условиях демпфирования понижательных трендов мировой конъюнктуры. Институционально развитый рынок, с предсказуемыми со стороны государства правилами игры, для поддержания которого используется необходимый стимулирующий потенциал государственного регулирования гораздо меньше подвержен внешним шокам, с сопутствующими им нестабильностью национальной валюты, а также оттоком капитала. И наоборот, повышательная волна мировой конъюнктуры столкнувшись с подготовленной благоприятной почвой в виде стимулирующих экономическое развитие эндогенных факторов способна вызвать синергетический эффект, существенно увеличивающий потенциал экономического роста и развития.
Комплекс мер по формированию эндогенных факторов, стимулирующих экономический рост, необходимо выработать и реализовывать уже в самое ближайшее время. Это — единственный способ формирования несырьевой модели роста, который способен в достаточно короткие сроки дать положительный эффект. В условиях происходящей девальвации, с учетом потенциала нашей экономики и потребительского рынка, реальное формирование микроэкономических условий для роста способно обеспечить привлечение в страну инвестиций в гораздо больших объемах, чем прогнозируется в различных сценарных условиях развития российской экономики. Первые положительные результаты этой политики вкупе с существенно подешевевшими активами на территории Российской Федерации послужат серьезным стимулом притока как прямых иностранных инвестиций, так и возврата утекшего за последние годы капитала обратно в страну.
Определение необходимых действий, направленных на формирование благоприятного делового климата в стране — тема отдельной серьезной работы. В то же время, следует отметить, что в последнее время руководством страны определены и начались реализовываться ряд направлений для обеспечения микроэкономических условий для экономического роста. Достаточно сказать о том, что в декабре 2015 г. в ходе ежегодного послания Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации В.В. Путин отдельно остановился на теме «как помогать бизнесу» [5]. Предложенные в этом послании меры по стимулированию развития внутреннего долга (введение нулевого налога с купонного дохода по корпоративным облигациям), а также задействование стимулирующего потенциала фискальной политики даже в условиях существенного падения доходов бюджетов всех уровней и роста дефицита бюджетов (введение нулевой ставки налога на прибыль в части, зачисляемой в региональные бюджеты) представляются достаточно эффективными и актуальными. Остается надеяться, что более системно и комплексно необходимые меры будут в самое ближайшее время разработаны и начнут реализовываться Правительством России.
Результатом политики формирования микроэкономических условий для роста будет расширение внутреннего спроса, который с учетом ожидаемых результатов этой политики, а также последствий девальвации, должен иметь мультипликативный эффект. Мы уже отмечали ранее, что результатом предыдущего девальвационного эффекта после известных событий 2008–2009 гг. был непродолжительный по времени «отскок» и последующая стагнация, при этом «к 2013 г. практически весь объем прироста потребления в стране (16 %) — а это основной макроэкономический фактор роста, был обеспечен импортом, ... это означает, что расширение внутреннего спроса в значительном объеме поддержало не отечественных, а иностранных производителей, став фактором торможения вместо роста» [6]. Очевидно, что одной из главных причин произошедшего следует назвать отсутствие созданных микроэкономических условий для долгосрочного роста, активной промышленной политики, а также эффективно работающих институтов.
Реализация комплексных мер по стимулированию деловой активности хозяйствующих субъектов будет иметь результатом увеличение платежеспособного спроса — ключевого драйвера экономического роста. Представляется, что реализация указанных мер станет одной из ключевых составляющих столь необходимого российской экономике системного разворота в сторону экономического роста, призванного обеспечить новую индустриализацию страны. Очевидным дополнительным серьезным драйвером экономического роста должен также стать системный разворот в области проведения макроэкономической политики Правительства. Речь идет о необходимости переориентации с режима работы, связанного с пассивной приспосабливаемостью параметров экономического развития страны к формируемым извне экзогенным факторам, на проактивную политику, связанную с формированием и поддержанием эффективного спроса, с максимизацией мультипликативных эффектов для экономики. Это также означает необходимость ориентации на кейнсианскую парадигму экономического развития.

Создание специализированных банков в целях улучшения финансового обслуживания естественных монополистов как способ стимулирования деловой активности на микроуровне
Качественное улучшение условий деловой активности на микроуровне может обеспечиваться как стимулирующими мерами из арсенала налогово-бюджетной, денежно-кредитной, тарифной политики, соответствующими институциональными изменениями (в том числе качественным улучшением работы правоохранительной и судебной системы), так и мерами по повышению эффективности деятельности предприятий — естественных монополистов с государственным регулированием цен, на выпускаемую ими продукцию (услуги).
Очевидно, что предприятия — естественные монополисты (в данном случае анализируются электросетевые организации, что в равной степени относится к другим предприятиям коммунального комплекса) влияют на динамику экономического роста как напрямую, через устанавливаемые органами государственного регулирования тарифы на оказываемые ими услуги (в том числе, связанные с технологическим присоединением к соответствующим инженерным системам), так и косвенным образом, создавая спрос, связанный с реализацией их ремонтных и инвестиционных программ. И если меры, в части тарифного регулирования и регулирования деятельности по технологическому присоединению, осуществленные за последние пять лет оказали определенный эффект на стимулирование инвестиционной активности в экономике в целом, то потенциал мер, способствующих экономическому росту, и связанный с формированием спроса естественными монополистами на необходимые им материалы, оборудование и услуги используется далеко не в полной мере. А ведь именно здесь, при утвержденных долгосрочных параметрах тарифного регулирования и утвержденных долгосрочных инвестиционных программах может быть получен максимальный мультипликативный эффект, а также обеспечено развитие малого и среднего бизнеса, связанного с деятельностью естественного монополиста.
Максимизации эффекта для обеспечения экономического роста на уровне субъектов Российской Федерации, в которых осуществляют свою деятельность предприятия естественные монополисты, могут дать ряд институциональных преобразований на микроуровне, одним из которых будет являться создание сети специализированных банков и возникновение на этой основе финансово-промышленных групп в масштабах либо крупного субъекта Российской Федерации, либо Федерального Округа. Под специализированным банком (в литературе также встречаются названия кэптивные банки, либо опорные банки) понимаются кредитные организации, которые обслуживают хозяйственную деятельность отдельных бизнес структур, в данном случае организаций естественных монополистов. Эти банки создаются как для формирования кэптивных расчетных центров соответствующих бизнес групп (в том числе и большого числа смежных компаний), так и для расширения спектра финансовых продуктов и услуг с целью улучшения условий кредитования, повышения гибкости корпоративных финансов и оптимизации системы управления рисками обслуживаемых предприятий.
Отечественный и зарубежный опыт сотрудничества крупных производственных предприятий с привлеченными партнерскими финансово-кредитными организациями подтверждает возможности получения синергетического эффекта, особенно когда речь идет о вертикально интегрированных производственных холдингах в различных секторах экономики (см. табл. 3).

Таблица 3
Некоторые примеры положительного отечественного и международного опыта сотрудничества крупных промышленных предприятий с опорными банками
ОтрасльКомпанияБанк
НефтянаяЛУКОЙЛКБ Петрокоммерц
НефтянаяТатнефтьБанк ЗЕНИТ
ГазоваяГазпромГазпромбанк
МеталлургическаяСеверстальМеткомбанк
МашиностроениеSiemensSiemens Bank GmbH
МашиностроениеMitsubishi UFJ Financial GroupThe Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ

Анализ возможностей, создаваемых специализированными банками для предприятий естественных монополистов и их бизнес-партнеров
Формирование института специализированных банков для обслуживания государственно-регулируемых предприятий — естественных монополистов позволит не только решить ряд задач по повышению эффективности производственной деятельности указанных предприятий, совершенствованию их контрольно-управленческого функционала, улучшению социальной составляющей, связанной с работой естественных монополистов, но и качественным образом простимулировать деловую активность их деловых партнеров — подрядчиков, поставщиков, смежников.
К числу решаемых задач по повышению эффективности производственной деятельности государственно регулируемых предприятий естественных монополистов следует отнести:
1. Повышение эффективности управления денежными средствами путем:
– возможности оперативного привлечения средств для покрытия текущих кассовых разрывов;
– размещение временно-свободных средств;
– оптимизация условий расчетно-кассового обслуживания;
2. Сокращение сроков выполнения инвестиционной и ремонтной программ и, как следствие, увеличение выручки предприятия (завершенные капитальным строительством / реконструкцией, либо капитальным ремонтом объекты могут обеспечивать увеличение объема поставляемого ресурса, технологическое присоединение новых абонентов, снижение аварийности и технологических потерь);
3. Оказание банковских услуг в части ведения зарплатных проектов, и связанных с этим кредитных программ для сотрудников;
4. Повышение эффективности возврата неотработанных подрядчиками авансов, получение неустоек; развитие факторинга.
Вопрос улучшения условий привлечения заимствований безусловно является также одним из ключевых в контексте повышения эффективности деятельности рассматриваемых предприятий монополистов. Тем не менее, в рамках данной статьи этот вопрос не анализируется по следующим причинам. Во-первых потому, что в первоначальный период формирования и становления института специализированных банков они по вполне объективным причинам не смогут конкурировать по условиям кредитования со Сбербанком России, имеющим уникальные возможности по ресурсной базе и структуре пассивов. Для предприятий монополистов в этот период большую ценность будет иметь оперативная возможность рефинансирования, а также оперативное предоставление краткосрочных кредитов для покрытия кассовых разрывов, что опорные банки должны в состоянии обеспечить. Во-вторых, в рамках данной статьи представляется целесообразным рассмотреть те улучшения условий ведения бизнеса, которые могут иметь синергетический эффект вследствие создания института специализированных банков для предприятий естественных монополистов.
Из перечисленного наиболее очевидным эффектом по активизации хозяйственной деятельности бизнес-структур, связанных с деятельностью естественного монополиста (то есть его подрядчиков, поставщиков оборудования и материалов, и т.п.) являются мероприятия по сокращению сроков выполнения инвестиционной и ремонтной программ регулируемого предприятия. Это может быть реализовано посредством кредитования подрядчиков естественного монополиста.
Вследствие не всегда равномерного притока денежных средств в результате хозяйственной деятельности на расчетные счета естественного монополиста, у последнего часто возникают проблемы, связанные с ритмичностью финансирования объектов реконструкции и нового строительства, а также поставок и осуществлению пуско-наладочных работ по оборудованию. Это, в конечном счете, приводит к росту незавершенного строительства, со всеми присущими ему негативными последствиями. Такое положение дел негативно сказывается на энергоснабжении потребителей, обеспечении синхронизации планов развития региона, а также очень часто ставит в весьма затруднительное финансовое положение (иногда — на грань банкротства) подрядчиков естественного монополиста, которые по большей части являются представителями среднего бизнеса соответствующего субъекта Российской Федерации. Одновременно, со стороны предприятия естественного монополиста нецелесообразно осуществление авансирования деятельности данных подрядчиков, как ввиду возможных рисков, так и ввиду возможностей более эффективного управления денежными средствами.
Финансирование подрядчиков посредством их кредитования опорным банком позволит сократить сроки реализации ремонтных и инвестиционных программ предприятий естественных монополистов, а также увеличить объем подключения абонентов к энергетическим мощностям. Это даст возможность более оперативного и эффективного управления денежными средствами через предоставление отсрочки платежей за выполненные работы и поставленное оборудование, минимизацию случаев выплаты авансов, снижению дебиторской задолженности и, как следствие, финансовых рисков.
При этом со стороны Заказчика — естественного монополиста — осуществляется контроль за соблюдением сроков, объемов и качества выполнения работ, а со стороны банка — контроль за финансовой дисциплиной, а также целевым использованием средств. Действующее законодательство предусматривает установление долгосрочного тарифного регулирования для предприятий естественных монополистов (на срок 3–5 лет). Учитывая жесткую регламентацию порядка утверждения инвестиционных программ предприятий естественных монополистов органами государственной власти, что, по сути, призвано обеспечить гарантирование их исполнения, предлагаемый вариант кредитования подрядчиков монополистов в опорном банке может быть реализован беззалоговым способом. Гарантией обеспечения подрядчиком обязательств перед Банком будет служить имеющийся контракт с Заказчиком, и обороты, связанные с его исполнением, осуществляемые внутри опорного банка.
Осуществление опорным банком кредитования подрядчиков естественного монополиста в соответствии с описанной выше моделью, с одной стороны, существенно облегчит и удешевит доступ к кредитным ресурсам для подрядчиков — представителям среднего и малого бизнеса из соответствующей территории, а с другой стороны, значительно упростит решение такой задачи, как взыскание задолженности через банк, а также даст возможность развиться такому рыночному инструменту, как факторинг.
Задача по улучшению социальной составляющей в деятельности предприятия — естественного монополиста может решаться параллельно с общей задачей по повышению эффективности производственной деятельности, иметь синергетический эффект для экономики региона и реализовываться в рамках проекта по созданию кэптивного банка. Речь идет о ведении в данном банке зарплатного проекта и сопряженных с ним программ по кредитованию (в том числе ипотечному) сотрудников.
Известны принятые в ноябре 2014 г. поправки в Трудовой Кодекс РФ [11], которые определили, что работник вправе сам определить кредитную организацию, в которую должна переводиться его заработная плата, сообщив необходимые реквизиты работодателю. Представляется, что данная норма способна простимулировать опорные банки к более качественному обслуживанию персонала предприятия — естественного монополиста. В частности, предприятие может организовать реализацию программы по обеспечению жильем своих сотрудников через ипотечное кредитование в опорном банке, а также совместно с опорным банком инициировать внедрение широкого ассортимента доступных банковских продуктов на льготных условиях. Следствием этого будет являться как положительное влияние на снижение текучести кадров за счет повышения мотивации сотрудников предприятия, так и определённое стимулирование экономической активности в регионе.

Предложения по формированию специализированных банков для предприятий естественных монополистов
Как показывает имеющийся отечественный и зарубежный опыт, привлечение партнерских финансово-кредитных организаций для предприятий реального сектора является одним из факторов, способствующих формированию благоприятных микроэкономических условий для обеспечения роста экономики. Полноценно этот фактор сможет проявиться в случае внесений серьезных изменений в российское законодательство по банковскому регулированию в целях создания отечественного банковского сектора, ориентированного на стимулирование производства и потребителей.
Концептуально, указанные изменения должны содержать следующие новации: 1. Стимулирование создания сетей специализированных банков и введение ограничений на создание универсальных банков;
2. Разделение банков на коммерческие и инвестиционные с запретом первым заниматься спекуляциями на рынке ценных бумаг и валютой. Речь идет о том, что было сделано в 1930-е гг. в США (закон Гласса-Стиголла) и что в конечном итоге, стало серьезной антикризисной мерой, которая позволила создать качественно новую банковскую систему США, способствовавшую экономическому росту в стране за счет стимулирования развития производства и роста спроса потребителей.
Очевидно, что в рамках предлагаемых новаций должны быть пересмотрены ряд требований Центрального Банка РФ к финансовым критериям специализированных банков. Учитывая специфику деятельности данных банков, речь идет о целесообразности пересмотра максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков (норматив Н6, в настоящее время он установлен в размере 25%) и норматива максимального размера крупных кредитных рисков (норматив Н7, который определяет максимальное отношение совокупной величины крупных кредитных рисков к размеру собственных средств банка).
Представляется также обоснованным, чтобы нормативные документы, связанные с финансовым оздоровлением специализированного банка были утверждены Центробанком России по итогам серьезных консультаций с представителями соответствующих деловых сообществ и профильных федеральных министерств. Речь идет о порядке предоставления Центробанком во временное пользование средств из централизованных фондов (например, из фонда обязательных резервов) в случаях, когда уровень ликвидности у специализированного банка снижается и он не может самостоятельно решить возникшие финансовые проблемы. Одновременно, для таких банков должен быть определен набор требований о проведении мероприятий по их финансовому оздоровлению — по увеличению собственных средств, восполнению утраченного капитала, изменению структуры активов и пр.
В связи с тем, что, с одной стороны, внесение изменений и дополнений в законодательство процесс достаточно длительный, а с другой стороны — формирование описанных выше взаимоотношений между кредитной организацией и естественным монополистом приводит к повышению эффективности деятельности последнего, формирование кэптивного (опорного) для естественного монополиста банка может осуществляться и в рамках действующей нормативно-правовой базы. Наличие живых примеров и «наработок на ошибку» при правильной обратной связи даст возможность сформировать более совершенные корректировки в законодательство, позволяющие максимизировать эффект от создания института специализированных банков, как для заинтересованных организаций, так и для экономики в целом.
Решение о создании института опорного банка для крупного предприятия естественного монополиста должно быть принято собственником этого предприятия после тщательного исследования будущей модели бизнеса. Наиболее целесообразным внедрение данных опорных банков представляется для дочерних и зависимых обществ (далее — ДЗО) ПАО «Российские Сети» — Межрегиональных Распределительных Сетевых компаний (далее — МРСК), структурированных по Федеральным Округам, и ПАО-энерго, образованных в крупных субъектах Российской Федерации. Данная модель также может быть интересна крупным субъектам Российской Федерации, в собственности которых находятся региональные Водоканалы, а также предприятия по эксплуатации газовых, тепловых и электрических сетей.
Предлагаемая модель направлена на решение стоящих задач как перед ПАО «Россети» (повышение эффективности деятельности подведомственных ДЗО), так и перед органами государственной власти субъектов Российской Федерации в части повышения эффективности подведомственных им предприятий естественных монополистов. Одновременно, предлагаемая бизнес-модель будет стимулировать развитие региональной экономики, повышать деловую активность по всей технологической цепочки поставщиков, подрядчиков и смежников предприятий естественных монополистов, косвенным образом стимулируя экономический рост в субъектах Федерации.
Нынешнее состояние отечественной банковской системы [1] подтверждает необходимость тщательного обоснования выбора опорных банков. Представляется, что это должны быть банки, зарегистрированные в соответствующих федеральных округах, и имеющие там развитую филиальную сеть. Причинами этого является то, что данный выбор приведет к увеличению налогооблагаемой базы в соответствующем субъекте федерации и доходной части региональных бюджетов, что также косвенным образом обеспечит поддержку руководителей регионов и исполнительных органов власти субъектов, на территории которых работают ДЗО «Россетей». Региональные банки имеют ряд преимуществ перед банками федерального уровня, а именно:
– оперативный процесс принятия решений;
– способность быстро оформлять сделки;
– большая заинтересованность в кредитовании малого и среднего бизнеса.
Дополнительными, и не менее значимыми требованиями к банкам должны быть следующие:
– участие в системе страхования вкладов физических лиц;
– величина капитала банка, рассчитанная в соответствии с требованиями Банка России (по нашему мнению, для опорного банка ДЗО «Россети» величина капитала должна быть не менее 10 млрд руб.);
– размер активов банка на последнюю отчетную дату (по нашему мнению, для опорного банка ДЗО «Россети» величина активов должна быть не менее 80 млрд руб.);
– наличие инвестиционного рейтинга независимых рейтинговых агентств.
Представляется, что институт опорного банка предприятия естественного монополиста принесет максимальный эффект сторонам в случае приобретения предприятием пакета акций, дающего полномочия не менее «блокирующего пакета». Это даст возможность:
– влиять на стратегию банка, с учетом потребностей предприятия, в том числе в части кредитования контрагентов, относящихся к малому и среднему бизнесу;
– влиять на стратегию регионального развития банка, а именно расширения зоны присутствия банка, что будет способствовать улучшению банковских услуг на различных территориях федерального округа;
– влиять на формирование топ-менеджмента опорного банка, управление его кадровой политикой;
– влиять на процесс разработки банковских продуктов (например, условий для вкладов сотрудников предприятия, предоставления им кредитов, в т.ч. ипотечных, и т.д.).
Приобретение предприятием прав блокирующего акционера опорного банка даст возможность блокировать на корпоративном уровне решения, противоречащие целям и задачам предприятия — естественного монополиста, а также осуществлять контроль над стабильностью и надежностью банка. Речь идет о возможности регулярного мониторинга и контроля основных показателей деятельности банка, в целях недопущения снижения его платежеспособности, ликвидности активов, а также прочих негативных обстоятельств, как например, понижение кредитного рейтинга банка у международных и российских рейтинговых агентств.
Ускорением и оптимизацией с точки зрения затрат реализации проекта по созданию института опорного банка при крупном предприятии — естественном монополисте может служить заключение опционного договора на приобретение голосующих акций банка с учетом его последующей докапитализации. При этом сторонами может быть достигнута договоренность, что приобретаемый пакет будет меньше 25% в Уставном Капитале банка, однако полномочия владельца блокирующего пакета банка предприятие получает в результате заключения акционерного соглашения. Указанное акционерное соглашение может вступать в силу с момента заключения опционного договора.
Очевидно, что текущее экономическое положение в России не позволит почувствовать всем заинтересованным сторонам максимальный эффект от предлагаемых институциональных преобразований на микроуровне. В то же время, представляется целесообразным именно сейчас максимально тщательно изучить данную модель, просчитать ее экономику, определить риски и узкие места, согласовать план мероприятий и начать осуществлять необходимые юридические действия. Похожие проекты доказали свою эффективность как в России, так и за рубежом и их реализация внесет свой вклад в экономическое развитие соответствующих отраслей, регионов, а также субъектов малого и среднего бизнеса.


Литература
1. Банковская система РФ в 2015 году. Досье — Аналитика — Ассоциация российских банков. www.arb.ru/banks
2. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. — М. : Прогресс, 1978.
3. Кругман П. Выход из кризиса есть! — М. : Азбука Бизнес, Азбука-Аттикус, 2013.
4. Кругман П. Возвращение Великой депрессии? — М.: Эксмо, 2009.
5. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию в 2015 г. www.kremlin.ru
6. Рязанов В.Т. Импортозамещение и новая индустриализация России, или как преодолеть стагнацию // Экономист. — 2014. — № 11.
7. Рязанов В.Т. Экономическая политика после кризиса. Станет ли она снова кейнсианской? // Экономика Украины. — 2014. — № 5.
8. Рязанов В.Т. Время для новой индустриализации: перспективы России // Экономист. — 2013. — № 8.
9. Рязанов В.Т. Неустойчивый экономический рост как «новая нормальность»? // Вестник СПбГУ. Сер. Экономика. — 2013. — Вып. 4.
10. Соловьева О. Вместо импортозамещения происходит импорторасширение // Независимая газета. — 2015, 07 дек.
11. Федеральный Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части исключения положений, устанавливающих преимущества для отдельных хозяйствующих субъектов» № 333-ФЗ от 04.11.2014 г.
12. Цухло С. Процесс пошел: как происходит импортозамещение в промышленности // http://www.rbc.ru/opinions/economics/05/10/2015/
13. Экономическое развитие России. — 2016. — №1. Издание Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. www.iep.ru/files/text/RED/2016/Russian_Economic_Developments_1_2016.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия