Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (12), 2004
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Жостин Й. Л.
президент Китайского центра экономических исследований

РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В КИТАЕ ПРИ ПЕРЕХОДЕ К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Переход от плановой экономики к рыночной в КНР начался в конце 1978 г. В начале этого процесса китайское правительство исходило, по сути, из частичных решений. Некоторые экономисты - Мерфи, Шлейфер и др. считали, что такой подход был обречен на провал. Однако, благодаря этому выбору, китайская экономика из бедной, ориентированной на внутренний рынок, превратилась в одну из наиболее динамично развивающихся, а Китай - в одного из наиболее сильных торговых партнеров в мире. В период с 1978 по 1992 г. среднегодовой темп роста валового внутреннего продукта достиг 9,4%, а среднегодовой темп роста импорта и экспорта - 15,2%. Доход на душу населения в городе и на селе увеличился в 4,7 и 5,3 раза, соответственно[1] . Около 400 миллионов человек достигли уровня потребления выше уровня бедности (свыше 1 долл. в день). Столь быстрый экономический рост действительно можно рассматривать как экономическое чудо.
Тем не менее, несмотря на столь большие успехи, китайская экономика до настоящего времени сталкивается с рядом проблем. Самые серьезные среди них: невысокая конкурентоспособность предприятий государственного сектора, слабый банковский сектор, коррупция и растущее неравенство в доходах между отдельными регионами.
В Китае, как и во многих других социалистических и несоциалистических странах, при господстве плановой системы правительство вынуждено было принимать стратегические решения, не ориентированные на использование сравнительных преимуществ национальной экономики, приведшие к целому ряду деформации на рынках факторов производств и готовой продукции. Такие деформации подавляли экономические стимулы, не позволяли правильно распределять ресурсы, вели к экономическому застою. Многие компании оказались поэтому нежизнеспособными в условиях открытого, свободного рынка.
Шоковая терапия в данной ситуации могла повлечь за собой многочисленные банкротства, безработицу и социально-политическую нестабильность. Стараясь действовать разумно, китайское правительство, с одной стороны, сняло ограничения с доступа к трудоемким отраслям, с другой - создало условия для постепенного решения проблемы повышения жизнеспособности компаний в приоритетных отраслях экономики.
Когда в начале 1990-х гг. правительство Китая взяло на вооружение стратегию, не учитывавшую сравнительных преимуществ китайской экономики, для последней были характерны три момента: 1) объемы наличного капитала были ограничены, и, следовательно, рыночная ставка процента была высокой; 2) запасы иностранной валюты практически отсутствовали, а цена оказалась высокой, так как объем экспорта был ограничен и к тому же экспортировалась дешевая сельскохозяйственная продукция; 3) прибыли в силу бедности аграрной экономики были невелики. Китайское правительство проводило политику, рассчитанную на установление низкой ставки процента, и завышало валютный курс, чтобы снизить расходы, связанные с выплатой процентов и приобретением импортного оборудования, устанавливало низкие цены на сельскохозяйственную продукцию и низкие ставки заработной платы, чтобы мобилизовать средства для осуществления проектов в тяжелой промышленности. Низкая ставка процента, завышенный валютный курс, низкая номинальная заработная плата и низкие цены на сырье и предметы первой необходимости составляли основу макроэкономической политики, характерной для традиционной (сталинской) системы планирования[2] .
Такая политика привела к несбалансированности предложения и спроса на кредиты, иностранную валюту, сырье, предметы первой необходимости в условиях, когда неприоритетные отрасли экономики соперничали с приоритетными за получение дешевых ресурсов, административное управление и планирование заменяли рыночные механизмы, гарантируя использование ограниченных ресурсов для достижения только намеченных целей. Банки, внешняя торговля и система распределения материальных благ были монополизированы государством. Конкуренция подавлялась, а прибыль не была мерой эффективности. Руководители государственных предприятий были лишены самостоятельности. Производство на государственных предприятиях определялось обязательным к исполнению планом. Предприятия не были самостоятельными при найме рабочих, использовании доходов, планировании производства, покрытии затрат и реализации продукции[3] .
В интересах обеспечения поставок зерна и другой сельскохозяйственной продукции по низким ценам в сельских районах проводилась политика обязательных закупок. Крестьяне были обязаны продавать государству по твердой государственной цене установленное количество своей продукции, в том числе зерна, хлопка и масла.
Между тем сельское хозяйство было главным источником для получения иностранной валюты. В 1950-х гг. более 40% всего экспорта составляла продукция сельского хозяйства. Если учитывать и переработанную сельхозпродукцию, то к 1970-м гг. за счет сельского хозяйства Китай получал более чем 60% валютных поступлений.
Развитие сельского хозяйства требовало капиталовложений. Однако государство неохотно отвлекало ограниченные ресурсы из сферы промышленности. Оно приняло стратегию, которая позволила сельскому хозяйству не конкурировать с промышленностью. Ядром этой стратегии была массовая мобилизация сельского населения для осуществления трудоемких инвестиционных проектов, связанных с орошением, борьбой с наводнениями и освоением земель, с повышением урожайности. Система же вознаграждения в коллективных хозяйствах имела в основном уравнительный характер.
Все это позволило обеспечить максимальную мобилизацию ресурсов для развития тяжелой промышленности, несмотря на дефицит капитала. Китай сумел испытать и ядерное оружие в 1960-х г. и запустить в Космос спутник в 1970-е гг. Однако цена таких достижений казалась слишком высокой. Экономика Китая перед экономическими реформами 1980-х гг. отличалась низкой эффективностью, низким уровнем технологии производства, отсутствием у рабочих и руководителей серьезных стимулов к повышению производительности труда.
Начиная с 1979 г. реформы в системах управления на низшем уровне привели к реформам в системах распределения ресурсов, что, в свою очередь, повлекло за собой реформы на макроэкономическом уровне. Государственным предприятиям было разрешено использовать часть прибыли для нужд производства и рабочих, что сразу привело к росту прибыли, или снижению потерь, на 12%. Самостоятельность предприятий в сфере управления постепенно расширялась благодаря введению системы ответственности за выполнение контрактов, при которой государственные предприятия соглашались на отчисление государству заранее определенных поступлений, а затем благодаря замещению этой системы ответственности современной корпоративной системой, при которой государство имеет право на получение дивидендов по своим акциям.
Параллельно с реформой в области управления государственными предприятиями была осуществлена деколлективизация сельского хозяйства, которая заменила систему коллективного производства системой семейной ответственности.
После выполнения заданий по обязательным поставкам государственным предприятиям были разрешены: реализация дополнительно полученной продукции на рынке по рыночным ценам и приобретение на рынке средств производства для повышения производительности труда и расширения своих производственных возможностей.
Реформы создали два благоприятных условия для быстрого расширения численности таких предприятий: увеличение вследствие реформы системы семейной ответственности, которые было разрешено использовать для реализации местных инвестиционных инициатив; расширение доступа к основным материалам, оборудованию и рынкам. Если в 1978 г. объем местного производства составлял 7,2% от общего объема промышленного производства в Китае, то уже к 1996 г. доля местных предприятий в общем объеме производства увеличилась до 31,1%.
Негосударственные предприятия, однако, были вынуждены считаться со строгими бюджетными ограничениями. При низкой производительности они зачастую не выживали. Тем не менее их развитие оказало сильное влияние на предприятия государственного сектора и политику государства, направленную на совершенствование управления государственными предприятиями.
Несмотря на значительный рост производительности труда, прибыльность производства на государственных предприятиях после реформы 1979 г. существенно снизилась. В настоящее время более 40% государственных предприятий убыточно, хотя получают крупные суммы косвенных субсидий в виде займов под низкие проценты и защищены другими протекционистскими мерами. Сокращение прибыльности государственных предприятий частично объясняется и утратой ими монопольной ренты. Резкое повышение заработной платы и других дополнительных выплат работникам - также одна из важных причин. Среднегодовой рост фонда заработной платы в государственном секторе в 1978-1996 гг. составил 16%, а среднегодовой рост объема производства 7,6%.
Когда в конце 1970-х гг. Китай начал переход к рыночной экономике, государство по существу не задавалось вопросом о состоятельности или несостоятельности господствующей экономической системы, а лишь пыталось повысить уровень заинтересованности государственных промышленных и коллективных сельскохозяйственных предприятий в эффективном производстве, предоставляя им некоторую самостоятельность. Но такая попытка оказалась успешной. Предоставление частичной самостоятельности на нижнем уровне управления экономикой первоначально создало лишь небольшую трещину в господствующей экономической системе и вместе с тем позволило предпринимателям, получая частичный контроль над распределением вновь созданных материальных ресурсов, увеличивать доходность производства, используя сравнительные преимущества экономики. Потоки материальных ресурсов начали поступать в более прибыльные ее сектора, развитие которых ранее сдерживалось. Доля материальных ресурсов, распределяемых по плановым ценам, начала сокращаться. И когда цены на товары "были освобождены", шок оказался гораздо менее значительным, чем можно было ожидать. Подход к решению задач, связанных с переходом экономики на рыночные "рельсы", оказался успешным в том смысле, что динамично развивающиеся негосударственные компании, поощряемые государством, способствовали развитию традиционно дискриминируемых хозяйственных секторов. В то же время удалось предотвратить развал господствующей экономической системы благодаря обеспечению необходимой поддержки нежизнеспособным государственным предприятиям. Издержками же этого подхода стали резко увеличившийся объем "недействующих" кредитов четырех крупных банков, находившихся в собственности государства, широкое распространение коррупции и уже упомянутое неравенство в доходах в отдельных регионах Китая.
В настоящее время более 70% займов от четырех государственных банков идут к государственным предприятиям, но многие государственные предприятия не в состоянии возвратить полученные средства. К тому же, стремясь поддержать эти предприятия, государство ограничивает частному предпринимательству выход в некоторые сектора экономики. Соответственно распространенным явлением становится поиск льготных кредитов или лицензий для выхода на рынок (это способствует повсеместному распространению коррупции).
Дотируя государственные предприятия, китайское руководство искусственно занижало цены на сельскохозяйственную продукцию и минеральное сырье. Это не только привело к сохранению нежизнеспособных государственных предприятий, но и к дифференциации экономических регионов по уровню доходов, так как в восточных регионах страны концентрируются предприятия обрабатывающих отраслей промышленности, в центральном Китае - сельскохозяйственные предприятия, в западном - предприятия по добыче минерального сырья, природных ресурсов. В рыночной экономике восточные регионы добились громадного прогресса в развитии обрабатывающей промышленности, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой рынка, а также существенно возросшим объемом импорта дешевой сельскохозяйственной продукции и минерального сырья из центрального и западного регионов. В других же регионах растет число проблем, обусловленных неравенством их положения в экономике.
Если китайское руководство не найдет путей, чтобы успешно реформировать государственные предприятия, переход Китая к рыночной экономике не может быть реализован полностью.
Помимо существования проблемы жизнеспособности многих государственных предприятий у них возникают и проблемы в социальной сфере. В плановой экономике государство несло ответственность за обеспечение городского населения рабочими местами и даже нанимало несколько рабочих на одно место, создавая избыток рабочей силы на государственных предприятиях, использовало бюджетные ассигнования для выплаты зарплаты, пенсий, других социальных выплат. Теперь государственные предприятия сами отвечают за выплату заработной платы и начисление пенсии по старости.
Проблему жизнеспособности можно назвать "стратегическим бременем" государственных предприятий, их дополнительные затраты, проистекающие из избытка рабочей силы и расходов на выплату пенсий, - их "социальным бременем". В совокупности это "бремя экономической политики" в отношении предприятий.
В настоящее время государство принимает меры для увольнения с государственных предприятий лишних рабочих и создает полностью финансируемую систему социального обеспечения, которая возьмет на себя заботу и о рабочих, увольняемых с государственных предприятий.
Проблема же жизнеспособности государственных предприятий может быть решена с учетом характера выпускаемой ими продукции, в связи с чем можно выделить четыре их категории. В первую категорию входят главным образом предприятия оборонного комплекса и связанные с ним предприятия. Для выживания этой группы госпредприятий необходимы прямые финансовые ассигнования; государство должно напрямую осуществлять текущий контроль за ходом производства и производимой продукцией. Вторая группа государственных предприятий - это предприятия таких отраслей, как телекоммуникационная связь и автомобильная промышленность. В интересах данной категории госпредприятий государство может избрать подход, смысл которого заключается в получении доступа к международному рынку капитала, чтобы устранить воздействие неблагоприятной структуры внутреннего материального их обеспечения.
Есть два пути, чтобы достичь этой цели: первый заключается в том, чтобы побуждать государственные предприятия к выходу на международный рынок ценных бумаг; второй - в том, чтобы учреждать совместные предприятия с иностранным участием и тем самым получать прямой доступ к иностранным технологиям и капиталу. "Чайна Мобайл", "Чайна Телеком" и "Чайна Петролеум" избрали первый путь. Многие же из производителей автомобилей в Китае избрали путь создания совместных предприятий. Третья категория государственных предприятий при реализации своей продукции ограничивается внутренним рынком. Чтобы решить проблему жизнеспособности, им следует, опираясь на собственный технологический и управленческий потенциал, переориентировать производство на трудоемкие виды продукции для широкого удовлетворения внутреннего спроса - продукции, которая учитывала бы сравнительные преимущества экономики Китая. Пример такого подхода - производство цветных телевизоров в компании "Чан-хон". Эта компания прежде производила военные радиолокаторы устаревшего образца. Переключившись на производство цветных телевизоров, она заняла доминирующие позиции на китайском рынке. Ее продукция конкурентоспособна и на международном рынке. К четвертой группе относятся нежизнеспособные компании, не имеющие технологического потенциала, неспособные выйти на новые рынки. Таким государственным предприятиям угрожает банкротство.
Сумеет ли то или иное госпредприятие обеспечить себе прибыль, работая на открытом, свободном рынке, зависит от степени ответственности его руководителей. Государство не может долее нести эту ответственность. Не может быть причин, по которым государство было бы обязано продолжать дотирование и проводить протекционистскую политику в отношении госпредприятий, позволяя им монополизировать рынок, сдерживать цены на сельскохозяйственные продукты и сырье. Необходимо прекратить государственное вмешательство в естественный экономический процесс. Только тогда переход от планового хозяйства к рыночной экономике будет завершен.


1 Статистические данные - по материалам China Statistical Yearbook ("Китайского статистического ежегодника").
2 Вместо того, чтобы деформировать систему цен, государство теоретически могло бы применять дотации в качестве средства облегчения развития капиталоемкой тяжелой промышленности в стране, испытывающей дефицит капитала. Можно показать, что политика дотаций более эффективна экономически, чем политика искажения цен. Однако в случае проведения политики дотаций тяжелая промышленность несла бы громадные внешние расходы, и государство вынуждено было бы облагать высоким налогом другие отрасли, чтобы компенсировать эти потери. В такой ситуации государство было бы тяжело реализовать свои планы по ускорению развития тяжелой индустрии. Более того, правительство в стране с развивающейся экономикой не имеет возможностей собирать высокие налоги. Этим как раз и объясняется, почему правительства - и не только в социалистических странах, но и капиталистических - применяют искажение цен вместо субсидий для активизации развития приоритетных отраслей.
3 Государственные предприятия получили некоторую самостоятельность только в конце 1970-х гг. Результатом этого стал быстрый рост заработной платы, премий и дополнительных льгот работникам за счет прибыли.





Литература
1. Wei L. The Impact of Economic Reform on the Performance of Chinese State Enterprises, 1980-89 //Journal of Political Economy. - 1997. - N 5. - 1080-1106.
2. Lin, Justin Yifu. Rural Reforms and Agricultural Growth in China //American Economic Review. - 1992 (март). - С. 34-51.
3. Lin Justin Yifu. Development Strategy, Viability and Economic Convergence //Economic Development and Cultural Change. - 2003. - N 2 (январь). - С. 277-308.
4. Lin, Justin Yifu, Guofu Tan. Policy Bardens Accountability and the Soft Budget Constraint // American Economic Review: Papers and Proceedings. - 1999. - N 2 . - С. 426-431.
5. Lin, Justin Yifu, Fang Cai and Zhou Li. Competition, Policy Burdens, and the State - owned Enterprise Reform // American Economic review: Papers and Proceedings. - 1999. - N 2. - С. 422-427.
6. Lin, Justin Yifu, Cai, Fang, Li, Zhou. State - owned Enterprise reforms in China. - Гонконг: Издание Китайского университета, 2001.
7. Lin, Justin Yifu, Cui Fang, and Li Zhou. China`s Miracle: Development Strategy and Economic Reform (revised edition). - Гонконг: Издание Китайского университета, 2003; Экономическая реформа и развитие в Китае. -М.: Изд. ин-та Дальнего Востока, РАН, 2001.
8. Murphy, Kevin, Andrei Schleifer, and Robert Vishny. The Tradition to a Market Economy: Pitfall of Partial Reform //Quarterly Journal of Economics. - 1992. - N3 (Август). - C. 889-906.
9. Национальное статистическое бюро. Китайский статистический ежегодник, Пекин.
10. Percins, D.H. Reforming China`s Economic System // Журнал экономической литературы. - 1988. - N 2. -
С. 601-645.
11. Китай: Способствовать росту с помощью собственного капитала. (China: Promoting Crowth With Equity) // Экономический меморандум Кантри. - Вашингтон: Мировой банк, 2003.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия