Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (58), 2016
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Лукин С. В.
заведующий кафедрой международного менеджмента экономического факультета
Белорусского государственного университета (г. Минск),
доктор экономических наук


Христианская доктрина социальной защиты и социальной ответственности
Статья посвящена рассмотрению библейских и святоотеческих идей о социальной ответственности христиан, католическому учению о социальной ответственности бизнеса, православному взгляду на социально ответственный бизнес
Ключевые слова: социальная ответственность бизнеса, Ветхий Завет, Новый Завет, католическое учение, субсидиарность, православный взгляд
УДК 330.13; ББК 87.7   Стр: 245 - 249

Введение
Идеи о социальной защите слабых и обездоленных и социальной ответственности экономически более успешных, о путях к устойчивому благосостоянию каждого члена общества содержатся во многих книгах Ветхого Завета. В Новозаветном Учении планка нравственных норм поднимается еще выше. Заботу о ближних, особенно о слабых и обездоленных Иисус Христос возводит на уровень важнейших нравственных требований к своим ученикам. Первые христиане предпринимают попытки решить проблему имущественного неравенства и бедности внутри своих общин, как об этом свидетельствуют Книга Деяний Апостолов и некоторые Послания ап. Павла.
В основу современного католического учения о социальной ответственности бизнеса и состоятельных людей, помимо новозаветных и святоотеческих идей, легли труды католического святого Фомы Аквинского и его идея об общем благе. Современная католическая доктрина является наиболее разработанным христианским учением в этой области. Она раскрывается во многих трудах, специально посвященных христианскому взгляду на социальную ответственность бизнеса. В последние десятилетия начала формироваться православная доктрина социальной ответственности как служения. Современная католическая доктрина и православный взгляд на социальную ответственность во многом схожи, можно сказать, принципиально схожи, хотя и есть определенные различия в акцентах и подходах.

Социальная защита в Ветхозаветном законодательстве и традициях Древнего Израиля
Социально ответственное поведение воспринималось в Древнем Израиле как богоустановленная норма. Нормативным ядром социальной защиты, вокруг которого разрослись многочисленные ветхозаветные традиции, стало Моисеево законодательство. Закон при этом был нацелен на защиту не только бедных и обездоленных. Его положения имели целью устойчивое благосостояние каждой семьи, каждого члена израильского общества. В основу этого благосостояния ветхозаветный Закон и традиция помещали имущество, прежде всего, земельный надел семьи, достаточный для обеспечения этой семьи пищей, одеждой и кровом и ее расширенного воспроизводства. Кроме этого, труд на своей земле давал возможность израильтянину сохранить свою свободу и достоинство.
Две из десяти заповедей Моисеевых запрещали посягательство на имущество, частную собственность израильтян: восьмая заповедь — «Не кради» (Исх 20:15; Лев 19:11; Втор 5:19), (Зах 5:3–4) и десятая заповедь — запрещение пожелания жены и имущества ближнего (Исх 20:17), (Втор 5:21). Десятая заповедь при этом усиливает восьмую, распространяя запрет не только на действие, но и на желания и намерения.
Относительно земельного надела израильской семьи и защиты собственности членов израильского общества имелись более детальные положения Закона. Запрещалось нарушать межу ближнего, положенную предками (Втор 19:14). На эту заповедь обращает внимание автор Притчей Соломоновых, отмечая при этом, что земельный надел является средством социальной защиты более экономически слабых членов израильского общества: «Не передвигай межи давней и на поля сирот не заходи, потому что Защитник их силен; Он вступится в дело их с тобою (Притч 23:10–11)». Согласно другим детальным предписаниям, имущество, потерянное ближним, следовало при первой возможности вернуть владельцу (Втор 22:1–3). Более того, предписывалось заботиться о сохранности имущества врага (Исх 23:4–5). Против обезземеливания беднейших семей был направлен и закон о Юбилейном годе. Закон ограничивал сроки сделок купли-продажи земли 49 годами. В ветхозаветный юбилейный год все проданные земли (за некоторыми оговоренными исключениями) должны были возвращаться прежним владельцам или их наследникам. Сбережению имущества, как основы благосостояния семьи, призваны были послужить и предписания о прощении долгов в субботний (юбилейный) год. Нормой социально-ответственного поведения нанимателя согласно Закону, является своевременная и полная выплата оговоренной суммы работнику. «Не обижай ближнего твоего и не грабительствуй. Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра (Лев 19:13)». Речь идет о работниках — поденщиках, нанимавшихся на световой день. Дневная плата была, по-видимому, небольшой и для многих поденщиков это был единственный источник пропитания. Пророки неоднократно напоминали работодателям об опасности, которой они подвергают себя, задерживая и вовсе не отдавая плату наемнику (Иер 22:13). О том же говорится и у пророка Малахии (Мал 3:5).
В свою очередь, долгом работника, прежде всего перед Богом, является добросовестный и прилежный труд1. Речь идет, прежде всего, о труде на своей земле, но подразумевается и труд на работодателя. Особенно часто говорится об этом в Книге Притчей Соломоновых (Притч 10:5; 12:11,24; 28:19).
Упомянутые предписания Закона имели целью социальную защиту израильских семей с различным уровнем дохода и накопленного имущества, обеспечение возможности получения жизненных благ за счет собственного труда. Другие его положения были призваны защитить бедных, экономически слабых и обездоленных членов израильского общества. По Синайскому установлению, в субботний год не должно было засевать поля и обрезывать виноградники. Все, что в этот год вырастало само, должно поступать в общее пользование для питания, как владельца с семьей, так и рабов и пришельцев и «убогих из твоего народа». Остатками после всех, могли питаться и «звери полевые» (Исх 23:10-11; Лев 25:1–7). Присутствует в этом положении и экологический аспект, а именно забота о сохранении плодородия земли.
Любой урожай в поле по Закону не должен был убираться полностью, часть его следовало оставить обездоленным (Лев 19:9-10; 23:22). Следует отметить, что в этом положении Закона проявилось, помимо прочего, уважение к человеческому достоинству бедных. Они могли взять неубранное зерно и плоды в отсутствие хозяев. Еще одним способом помощи экономически слабым, согласно Ветхозаветному законодательству, должны были быть ссуды. Дать взаймы ближнему, особенно бедному — оказать ему милость и поступить по заповеди (Сир 29:1, 11–16). Более состоятельным израильтянам предписывалось при выдаче взаймы бедным денег или хлеба на пропитание не налагать на них рост, поскольку такая ссуда имеет целью поддержание обедневшего соплеменника (Исх 22:25, Лев 25:35–37). Благочестивой традицией древних израильтян стало прощение долгов и помощь бедным в ознаменование дней праздников и знаменательных событий. Об этом, в частности, повествуется в книге Неемии (Неем 5:10–11, 8:10).
В Книгах Ветхого Завета неоднократно повторяется мысль о том, что благотворящий взамен получает еще большие блага от самого Господа, выступающего своеобразным представителем облагодетельствованного человека в этом обмене. Автор Притчей отмечает, что «Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его (Притч 19:17)». Более того, В Притчах встречается мысль, что корыстолюбивый человек часто становится невольным благотворителем, не получая, правда, ничего взамен: «Умножающий имение свое ростом и лихвою соберет его для благотворителя бедных (Притч 28:8)». В сороковом псалме говорится: «Блажен, кто помышляет о бедном! В день бедствия избавит его Господь. Господь сохранит его и сбережет ему жизнь; блажен будет он на земле. И Ты не отдашь его на волю врагов его. Господь укрепит его на одре болезни его. Ты изменишь все ложе его в болезни его (Пс 40:2–4)». Неоднократно возвращается к мысли о награде благотворителю автор книги Иисуса, сына Сирахова (Сир 3:31; 29:11–16;40:24). Не чужда ветхозаветному сознанию была и мысль о милосердии и благотворительности как верном признаке исправления и ухода от греховной жизни. Пророк Даниил советует царю Навуходоносору искупить беззакония милосердием к бедным (Дан 4:24).
Таким образом, уже в ветхозаветных традициях благотворительность и социально-ответственное поведение считалось исполнением Божьих заповедей.

Новозаветное учение о социальной защите и социальной ответственности
Христианское учение открывает пути к дальнейшему духовному росту и предполагает переход к более совершенному состоянию человека, в частности и в аспекте его социально ответственного поведения. Согласно евангелистам, уже в начале своего общественного служения, в Нагорной проповеди, Иисус говорит о тайной, то есть о нелицемерной и очищенной от тщеславия милостыне (Мф 6:1–4). Тайная милостыня видна только Богу, который, как говорилось в той великой проповеди, видя тайное, воздаст явно (Мф 6:4). Такая милостыня делает блага материальные подобными благам духовным, которые неделимы, равноценны и не могут покупаться и продаваться2. Сохранить тайну милостыни или, понимая это шире, социально ответственного поведения возможно далеко не всегда. Тем не менее, благотворитель, который стремится поступать по-христиански, должен сделать для этого все от него зависящее. В другой своей проповеди Иисус отмечает, что благотворительность является критически важной для спасения (накормить голодных, напоить жаждущих, одеть не имеющих одежды, предоставить приют странникам, посетить больных и заключенных (Мф 25:34–46). Благотворительность и, в целом, многообразная забота о ближнем должна восприниматься христианином как своеобразные духовные инвестиции, дающие бесконечную отдачу. «Давайте и вами будет дано: мерою доброю, нагнетенною, утрясенною, переполненною отсыплют в полы ваши; ибо какою мерою вы мерите, отмерено будет и вам» — эти слова подводят итог Нагорной проповеди. Отдавайте — это и прощение, и милостыня, и дача взаймы (не ожидая получить обратно), и благословение проклинающих, почти все, о чем говорит Иисус перед этим. Естественным для христианина должно быть стремление отдать другим людям больше, чем взять у них. По словам апостола Павла, нормой для христианина должна стать поддержка более слабых за счет добытых трудом средств: «Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: «блаженнее давать, нежели принимать (Деян 20:35).
В апостольской общине Иерусалима, судя по двум фрагментам книги Деяний, была предпринята попытка снять проблему социальной защиты членов общины путем добровольного отказа от исключительности прав на свое имущество и распространения его на всех членов общины: «Все же верующие были вместе и имели все общее: и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого... У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее (Деян 2:44–45, 4:32)». Такой имущественный строй, однако, судя по книге Деяний и некоторым, приводимым ниже фрагментам посланий апостола Павла, просуществовал непродолжительное время. Наиболее вероятно, что отказ от него был вызван следующими причинами. Члены общины могли отказываться от прав частной собственности на лично принадлежащее им имущество. Так поступил, например, Иосия-Варнава, который продал принадлежащую ему землю и отдал общине вырученные средства (Деян 4:36–37). В случае если земля или иное имущество принадлежали семье, не все члены которой в полной мере разделяли убеждения одного из них, неизбежно возникали коллизии. История с Ананией и Сапфирой, изложенная в пятой главе Деяний, примечательно, что сразу после повествования об отказе общинников от своего имущества — показывает, что не все были искренни в таком отказе и возлагали на себя бремя, которое не могли нести. Кроме того, община быстро разрасталась, что усложняло задачу распределения средств внутри ее. Из-за проблем координации помощь не всегда доходила до тех, кто в ней более других нуждался. Апостолы были вынуждены избрать диаконов, функцией которых стало распределение продовольствия и иных предметов первой необходимости (Деян 6:1–6). Было избрано семь диаконов, и это говорит о том, что апостольская община Иерусалима была к тому времени довольно большой.
В последующие века христианства имущественный порядок, близкий к строю Иерусалимской общины существовал лишь в таких малых экономических системах как киновийные монастыри и благочестивые семьи. В большинстве христианских общин установилась существующая и поныне практика выделения церковного имущества, которое пополняется за счет пожертвований членов общины и внешних жертвователей. Члены общины жертвовали, как правило, лишь частью своего имущества. При этом они владели оставшейся у них частью как частные собственники. Такой строй создавал возможность общинникам соизмерять жертву со своими духовными силами. На цели социальной защиты средства жертвовались либо напрямую, либо опосредованно, через церковное имущество.
Апостол Павел в своих посланиях уделяет немало места милостыне, социальной защите, внутриобщинному и межобщинному перераспределению материальных средств. По его словам, щедрому и радостному совершению милостыни способствует уверенность в воздаянии за щедрость, прежде всего, в жизни будущего века. «Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет (2 Кор 9:6)». В следующих стихах, однако, он говорит и о земной жизни христиан и их достатке, который от поданной милостыни не убывает (2 Кор 9:8). Здесь же апостол Павел пишет и о, если можно так выразиться, дополнительном эффекте милостыни — благодарении Богу от получивших ее (2 Кор 9:12–13)». Здесь и в других фрагментах своих посланий апостол Павел развивает идею, которая встречается уже в Ветхом Завете и о которой ужа шла речь выше. Имеется в виду идея о том, что благотворимый и благотворитель оказывают благодеяние друг другу и нуждаются друг в друге. Необходимым условием такого христианского перераспределения должна быть добровольность, истекающая из любящего сердца; «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением, ибо доброхотно дающего любит Бог (2 Кор 9:7)».
Таким образом, согласно новозаветному взгляду принципиальным решением, снимающим вопрос о социальной защите, является добровольный отказ от собственности, исключительного права на свое имущество в пользу общины единоверцев и единомышленников. Благополучие такой общины будет расти, если каждый ее член будет отдавать больше, чем брать.

Католическое учение о социальной ответственности бизнеса
Католическая доктрина социально ответственного бизнеса во многом базируется на учении Фомы Аквинского о приоритете для христианина общего блага перед благом частным. По словам автора «Суммы теологии», «общее благо многих угодно Господу более чем благо отдельного индивида»3. По его же мысли, человек не прав в своем желании конкретного блага, если он не видит общего блага как конечную цель4. Подкрепляя свою мысль доводами благоразумия, Фома Аквинат отмечает, что, во-первых, благо индивида невозможно без общего блага семьи, общины, страны в целом. Он приводит слова древнеримского мыслителя Валерия Максима (Valerius Maximus) о том, что лучше быть бедным в богатой стране, чем богатым в стране бедной. Во–вторых, по мысли Фомы Аквината, поскольку человек является частью семьи и общества он должен рассматривать свое благо как производное от блага многих. Благоприятное состояние частей зависит от их отношений к целому. В подкрепление этого довода Фома приводит слова блаж. Августина о том, что любая часть, которая не гармонизирована с целым, отвратительна5.
Основу современной католической социальной доктрины составляют ряд энциклик, начиная с энциклики Льва XIII Rerum Novarum, вышедшей в 1891 году. В них идея Фомы Аквинcкого о приоритете общего блага получает дальнейшее развитие при рассмотрении деятельности компании, взаимодействия отдельного индивида, корпорации и общества в целом. Наряду с идеей общего блага, в основе современного католического социального учения лежат идеи субсидиарности и солидарности6. Не случайно, поэтому рассматривая социальную ответственность индивида, корпорации и государства особое внимание уделяется двум первым. В этом католическая доктрина социальной ответственности в существенной мере отличается от современного православного взгляда и принципиально отличается от коммунистических воззрений.
Согласно двум положениям Фомы Аквинского, во-первых, человек вправе брать в собственность земные блага, чтобы использовать их в хозяйстве и управлять ими — право, которое человек имел и в райском состоянии. Во-вторых, после грехопадения это право становится необходимостью и обязанностью, потому что иначе нежелание работать, беспорядок и раздоры сорвали бы достижение цели экономики. Таким образом, согласно Фоме Аквинскому, христианской нормой является восприятие собственником своих потребительских благ как предназначенных не только для собственного потребления, но и для помощи нуждающимся. Накопление потребительских благ собственником, следовательно, не может считаться добродетелью. Что же касается инвестиционных благ, то их накопление и производительное использование собственником способствует экономическому развитию и общественному благосостоянию, и, поэтому не должно приравниваться к накоплению благ потребительских7.
Католические авторы отмечают, что в современном мире даже в тех странах, где доминирует рыночная экономика стали проявляться негативные явления. Не имеющие значительной, прежде всего капитальной, собственности работники ожидают экономическую обеспеченность не от собственности, а от заработной платы и системы социального страхования. Это идет вразрез с принципом субсидиарности, согласно которому социальные проблемы должны решаться на уровне индивидов, малых сообществ и социальных групп, а государство должно играть «субсидиарную» (вспомогательную) роль. Так, собственность на инвестиционные ресурсы в современном мире все более переходит к институциональным инвесторам и юридическим лицам. Среди частных благ усиливается роль благ текущего потребления, товаров длительного пользования, прав на социальное страхование и ослабевает роль личных сбережений и личного участия в производственном капитале. Выход из кризиса видится католическим авторам в как можно более широком участии граждан в «народнохозяйственном капиталообразовании»8. Идея о капитальной собственности, собственности на средства производства как основе социальной защищенности семей коренится еще в Ветхом завете, о чем шла речь выше. Католическое социальное учение развивает эту идею и положительно оценивает не только прямое, но и опосредованное участие граждан в народнохозяйственном капиталообразовании. Такое участие, согласно этому учению, соответствует принципу субсидиарности и является прочной основой социальной самозащиты семей и отдельных индивидов. Корпоративная социальная ответственность (КСО) и социальная политика государства дополняют эту своеобразную пирамиду социальной защиты.
Предприятия, частные организации и компании, согласно католической доктрине, также должны быть частью системы социальной защиты. Соответствующая христианской норме компания видится как трудовое сообщество (Community of Work), ориентированное на достижение общего блага9. Отдельная компания, организация гармонизируется как часть с целым (обществом) не только как субъект, производящий для общества товары и услуги, но и как социально ответственный субъект. Наибольшая ответственность возникает по отношению к «ближним» организации — потребителям, поставщикам, акционерам, местному сообществу и занятым в ней. В свою очередь, занятые в компании гармонизируются с ней как часть с целым, и не только как часть с целым. По замечанию Майкла Нотона, индивид становится в компании — трудовом сообществе не только частью целого, но соотносится с ней как целое с целым, поскольку полноценное сообщество состоит из ответственных индивидов, которые служат потребностям тех, кто находится вне этого сообщества, что является основой развития находящихся в нем10.
Современные католические ученые проводят как нормативные, так и позитивные исследования в области КСО11. При этом выводы исследователей, использующих эти различные подходы, во многом очень близки. Господствующие в обществе нормативные взгляды на ответственное поведение предпринимателей и менеджеров влияют на их действия. Конкурирующие на рынках корпорации, мелкие и средние фирмы стремятся соответствовать общественным ожиданиям относительно их социально-ответственного поведения. Автор данной статьи в течение осеннего семестра 2014 года изучал теорию и практику социально-ответственного бизнеса в университете св. Фомы Аквинского (University of St.Thomas), Сент-Пол, Миннесота. В числе прочего, он взял интервью у нескольких представителей топ-менеджмента американских корпораций, имеющих штаб-квартиры в Миннесоте, в числе которых были Eric S. Rangen, вице-президент United Health Group (# 14, Fortune 500, на момент исследования), Paul W. Johnson, вице-президент Ameriprise Financial и др. Эти корпорации уделяют большое внимание КСО. На вопрос о том, почему менеджмент этих корпораций придает этому столь большое значение все интервьюируемые дали близкие по смыслу ответы. Предметом их заботы является хорошая репутация корпорации. В немалой степени этому способствует социально ответственное поведение.
Нормативные идеи, в том числе и социальные доктрины различных христианских деноминаций, могут оказывать существенное влияние на общественные ожидания в отношении КСО. В свою очередь, общественные ожидания влияют на поведение менеджмента фирм, заботящегося о хорошей репутации их компаний. При этом субъективные взгляды менеджеров и акционеров влияют на активность фирм в сфере КСО в гораздо меньшей степени. Сравнивая отчеты по КСО корпораций, входящих в Fortune 500, можно убедиться, что они принципиально схожи и различаются лишь в деталях.

Православный взгляд на социально-ответственный бизнес
Православное социально-экономическое учение в целом и концепция социальной ответственности бизнеса в частности разработаны в значительно меньшей степени, в сравнении с католической социальной доктриной. Это касается и общецерковных документов и работ отдельных авторов.
В своих «Основах пастырской социологии» архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской) уделяет внимание христианскому пониманию бедности и богатства, проблемам собственности, социальной ответственности бизнеса, которая рассматривается как служение богатых. В отношении богатых (материально богатых), по словам владыки Иоанна, у Церкви такой обычай: они Ей служат. В отношении бедных: она им служит. Бедные почитаются достойными помощи, богатые — достойными служения. «В чисто земном смысле богатство, власть, положение всегда для христианского сознания связаны с принципом служения, а не ... наслаждения земной жизнью (что есть принцип не только язычества, но язычества низшего, ибо высшее возвышалось над этим принципом эпикурейства)»12. Далее владыка Иоанн так развивает свою мысль: «Говоря миру «Бόльший да будет всем слуга», Господь Иисус Христос под «бόльшим» разумел богатого, все равно чем: деньгами, положением, талантом... «Бόльший» должен служить, а не властвовать чрез те дары (материальные или духовные), которые даны ему лишь на время»13. То, что дано человеку как «талант», по словам владыки Иоанна, должно быть пущено в оборот на пользу всего мира, а не зарыто для себя. Зарыть для себя означает эгоистически использовать свое богатство.
Изложение взгляда Русской Православной Церкви (РПЦ) на эту проблему содержится в «Основах социальной концепции РПЦ» (Основы) и «Своде нравственных принципов и правил в хозяйствовании» (Свод). В Основах и Своде акцент делается на личной социальной ответственности предпринимателя. Примечательно, что предпринимательство рассматривается как вид трудовой деятельности, хотя и весьма специфический. Выражая такой взгляд, Церковь явно стремиться преодолеть сформировавшийся и укоренившийся в годы коммунистической власти стереотип о непримиримых противоречиях между трудом и капиталом. Церковный взгляд видит, прежде всего, общие цели бизнеса и наемных работников. Во Христе нет ни предпринимателя, ни наемного работника. Если уж нет «ни раба, ни свободного», как говорит св. апостол Павел в Послании к Галатам (Гал 3:28), то тем более это относится к свободным работодателю и работнику.
В Основах выделена мысль о том, что Священное Писание свидетельствует о двух нравственных побуждениях к труду: трудиться, чтобы питаться самому, и трудиться, чтобы подавать нуждающемуся; отмечается также, что заповедь Божия повелевает трудящимся заботиться о тех людях, которые по различным причинам не могут сами зарабатывать себе на жизнь, — о немощных, больных, пришельцах (беженцах), сиротах и вдовах — и делиться с ними плодами труда, «чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя во всех делах рук твоих» (Втор. 24. 19–22)14. В Своде развивается эта мысль: «Выделение части доходов на помощь пожилым и больным людям, инвалидам и обездоленным детям должно быть нормой для любого рентабельного предприятия, а также для любого состоятельного работающего человека, в том числе наемного работника»15. На предпринимателей, в силу специфики их деятельности, связанной с использованием наемного труда, лежит ответственность перед занятыми ими работниками. Прежде всего, она выражается в своевременной оплате честного труда. В Основах говорится, что отказ от оплаты честного труда является не только преступлением перед человеком, но и грехом перед Богом16. Хозяйствование во всех его проявлениях, является социально ответственным видом деятельности. Основы и Свод выделяют несколько аспектов такой ответственности бизнеса: ответственность за духовное, интеллектуальное и физическое развитие работников и менеджмента, забота об их полноценном отдыхе, участие в программах социального и пенсионного страхования работников, развитие программ партнерства, привлечения работников к управлению предприятием, экологическая ответ­ственность, ответственность за общественную нравственность. Особо отмечается, что социально ответственным поведением является и добросовестная конкуренция.
Таковы основы, на которых, как мы надеемся, будет выстроена концепция социально-ответственного бизнеса РПЦ.

Заключение
Нормативным ядром социальной защиты, вокруг которого разрослись многочисленные ветхозаветные традиции, стало Моисеево законодательство. Закон, при этом, был нацелен на защиту не только бедных и обездоленных. Его положения имели целью устойчивое благосостояние каждой семьи, каждого члена израильского общества. Согласно новозаветному взгляду принципиальным решением, снимающим вопрос о социальной защите, является добровольный отказ от собственности, исключительного права на свое имущество в пользу общины единоверцев и единомышленников. Благополучие такой общины будет расти, если каждый ее член будет отдавать больше, чем брать. Необходимым условием существования такой общины является достаточная духовная зрелость ее членов. Католическая доктрина социально ответственного бизнеса во многом базируется на учении Фомы Аквинского о приоритете для христианина общего блага перед благом частным. Предприятия, частные организации и компании, согласно католической доктрине, также должны быть частью системы социальной защиты. Католическое социальное учение положительно оценивает не только прямое, но и опосредованное участие граждан в народнохозяйственном капиталообразовании. Такое участие, согласно этому учению, является прочной основой социальной самозащиты семей и отдельных индивидов. Корпоративная социальная ответственность и социальная политика государства дополняют эту своеобразную пирамиду социальной защиты. В современной православной доктрине Церковь явно стремиться преодолеть сформировавшийся и укоренившийся в годы коммунистической власти стереотип о непримиримых противоречиях между трудом и капиталом. Церковный взгляд видит, прежде всего, общие цели бизнеса и наемных работников. Согласно современной доктрине РПЦ, выделение части доходов на помощь пожилым и больным людям, инвалидам и обездоленным детям должно быть нормой для любого рентабельного предприятия, а также для любого состоятельного работающего человека, в том числе наемного работника.


Сноски
1 О ветхозаветном и христианском взгляде на труд более подробно см. Лукин С.В. Христианская экономия о видах и степенях труда // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 1/2 (17/18). — С. 413–418.
2 Подробнее см. Лукин С.В. Некоторые идеи ветхозаветных и христианских авторов об основе экономического обмена, и ценности материальных благ // Проблемы современной экономики, 2013. — № 1(45). — С. 265–267.
3 Thomas Aquinas, Summa Theologica, Part II–II, Question 31, Article 3 (Fathers of the English Dominican Province trans., Christian Classics 1981.
4 Ibidem, Part I–II, Question 19, Article 10.
5 Ibidem, Part I–II, Question 19, Article 10.
6 См. напр. Quadragesimo Anno, 78–95.
7 Хёффнер Й. Христианское социальное учение. Ч. 2, Р. 3, Гл. 2, § 4, п. 2.
8 Хёффнер Й. Указ соч. Ч. 2, Р. 3, Гл. 2, § 6.
9 Этой теме посвящена статья Naughton, Michael, The Corporation as a Community of Work: Understanding The Firm Within The Catholic Social Tradition, Ave Maria Law Rev. 33, Winter 2006, Pp. 33–75.
10 Naughton, Michael, The Corporation as a Community of Work: Understanding The Firm Within The Catholic Social Tradition, Ave Maria Law Rev. 33, Winter 2006, P. 45.
11 Одним из лучших нормативных исследований католических авторов по корпоративной социальной ответственности является труд Майкла Нотона и Хелен Алфорд «Менеджмент когда вера имеет значение». Helen J. Alford, O.P. & Michael J. Naughton, Managing As If Faith Mattered: Christian Social Principles in The Modern Organization, Notre. Dame, IN: University of Notre Dame Press, 2001. 336 pp. В свою очередь, одним из самых обширных и фундаментальных позитивных исследований опыта КСО американских корпораций стала книга: Corporate Responsibility: The American Experience. Carroll, Archie B., Kenneth J. Lipartito, James E. Post, Patricia H. Werhane, and Kenneth E. Goodpaster, executive editor. Cambridge: Cambridge University Press, 2012.
12 Там же, с. 112.
13 Там же, с. 114.
14 Основы, VI. 4, 6.
15 Свод, V.
16 Основы, VI. 6.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия