Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (12), 2004
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Бетилгириев М. А.
доцент Ростовского государственного экономического университета,
соискатель кафедры экономической кибернетики и экономико-математических методов
Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
кандидат физико-математических наук


ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ СТРУКТУР И ИХ РОЛЬ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

В трансформируемой российской экономике могли сосуществовать и развиваться следующие три модели рыночной экономики [9; 13; 18].
1. Модель саморегулируемой экономики, требующая предварительного выполнения следующих базовых условий: либерализации внешней торговли; высокой конкурентоспособности отечественной промышленности; свободного рынка капитала и рабочей силы; свободного ценообразования; конвертируемости национальной валюты; наличия эффективных частных собственников; отсутствие товарного дефицита; наличие собственной "ниши" в международной торговле.
Отсутствие (частичное или полное) указанных базовых условий не позволяло рассчитывать на успех применения данной модели в российской экономике.
2. Модель "управляемой" экономики, базирующаяся на централизованном, в том числе и отраслевом, плановом управлении. Позитивное разрешение дилеммы "план -рынок" было обосновано лауреатом Нобелевской премии В. Леонтьевым, доказавшим, что план и рынок - это надежные партнеры, позволяющие при правильном их сочетании достигать поставленной цели. В основе этой модели лежат базовые условия централизованного управления в сочетании с рыночными методами хозяйственного регулирования экономики.
Взятый курс на фактически полную "перестройку" общественно-политического строя в нашей стране исключил какую-либо возможность использования "плановой" модели рыночной экономики в России.
3. Модель регулируемой экономики, сочетающая в себе элементы саморегулирования и государственного планирования и прогнозирования.
Постепенная трансформация существовавшего в российской экономике "рынка продавцов" в "рынок потребителей" подтверждает возможность и целесообразность внедрения третьей модели. При этом активное формирование крупных интегрированных корпораций становится одним из важнейших условий динамичного развития национальной экономики. При этом как на макроуровне, так и на уровне мезоэкономики, основным звеном управления становятся сами корпоративные структуры.
Настоящий этап развития отечественных бизнес-структур достаточно точно соответствует и мировой истории эволюции крупных фирм, и современным тенденциям формирования корпоративного сектора в развивающихся странах. Однако специфика российской экономики переходного периода вносит существенные коррективы в решение вопросов формирования интегрированных структур и соответствующих интеграционных процессов. Применительно к трансформируемой экономике эти специфические особенности определяются рядом важных обстоятельств, на которые указывают многие авторы [7; 10; 11; 12; 20].
К числу специфических особенностей, выступающих своеобразными "барьерами" для формирующегося отечественного крупного бизнеса, прежде всего, можно отнести: незавершенность и непрозрачность процессов перераспределения собственности; избыточную диверсификацию активов предприятий; дефицит профессионального менеджмента; несовершенство механизма корпоративного управления; опасения собственников делегировать управленческие полномочия менеджерам, особенно финансовые; сохраняющуюся опасность банкротства.
В этих условиях менеджеры, используя свои инсайдерские возможности, могут захватить блокирующий пакет акций и затем вынудить собственников уступить им контрольный пакет. В специальной литературе и аналитических обзорах приводится достаточно много подобного рода ситуаций [4; 6; 7].
Аналитики подчеркивают, что такие события являются "вынужденным" ответом на избыточную диверсификацию и приводят к выделению прибыльных активов в независимую компанию, которая, впрочем, сохраняет определенные коалиционные отношения с материнской бизнес-группой. Можно предположить, что отечественная экономика в процессе реформирования фактически столкнулась с так называемой проблемой (парадоксом) Джоэла Хелмана, в соответствии с которой опасность для реформ представляют не проигрывающие, как это всегда считалось, а те, кто выигрывают и извлекают ренту из "недореформированной" экономики, а потому не заинтересованы и даже противодействуют ее дальнейшему развитию.
В подходах отечественных специалистов к анализу формирования корпораций (с учетом российской специфики) особое внимание уделяется структуре корпоративных образований, их строению и внутренней форме организации как сложных интегрированных социально-экономических образований.
Исследования отечественных авторов посвящены в основном необходимости, целям и нормативно-правовым формам образования корпоративных структур, чаще всего холдингов, финансово-промышленных групп. Аналитики близких по тематике проблем видят свою задачу в исследовании процессов и особенностей функционирования производства и капитала в крупных корпоративных структурах [см, напр., 12; 15].
Большинство авторов отмечает, что специфика формирования российских корпораций обусловлена, в первую очередь, процессом и результатами приватизации, которыми руководствовались хозяйствующие субъекты: в период становления российских корпораций, когда преобладали свободные деньги, к приобретению приватизируемого объекта будущих собственников подталкивало стремление целесообразно вложить свободные денежные средства; по мере стабилизации экономики стали преобладать технологические и ситуационные подходы.
При технологическом подходе предприятия приобретаются и объединяются по принципу технологической связи, а критерием выбора новых партнеров является технологическая совместимость. Ситуационный подход означает необходимость совместного выживания или сохранении управляемости производственного комплекса [4].
Специфика процессов интеграции в отечественной экономике связана также с особенностями исторически объективно сложившейся отраслевой структуры промышленности и последовавшего затем резкого отказа от отраслевого принципа управления.
Для стран же с развитыми рыночными отношениями характерна корпоративная структура промышленности, которая развивалась эволюционным путем в течение почти двух столетий. Система управления промышленными корпоративными структурами в развитых странах характеризуется следующими основными признаками [3; 8; 14; 19; 21]: наличием 100-200 крупных корпораций с вертикально интегрированными по конечной продукции отделениями или дивизионами; диверсификацией в них производства (объем собственных работ по функциональному комплексу 80-90% и широкий ассортимент полнофункциональной конечной продукции); развитым внутрикорпоративным программным (целевым) и текущим (оперативным) планированием; наличием в корпорации достаточного количества (5 и больше) высоких технологий; относительно небольшим объемом производства по межкорпоративным связям, составляющим 10-15% производимого продукта.
Соотношение малого и среднего с крупными и крупнейшими корпорациями в ВНП в денежном выражении примерно одинаково, однако в натуральном выражении вклад крупных корпораций существенно превосходит долю мелких и средних фирм. Поэтому можно считать, что крупные корпорации - это основа промышленного потенциала развитых стран.
Централизованно управлявшаяся экономика СССР характеризовалась отраслевой структурой промышленности. Основными признаками соответствовавшей ей системы управления являлись: наличие 10-15 базовых отраслей, включавших от 500 до 1000 предприятий; технологическая специализация с количеством высоких технологий в отрасли в среднем от 1 до 3; отсутствие не только диверсификации, но и вертикальной интеграции (объем собственных работ по многофункциональному комплексу составлял 15-25%); очень высокий уровень межотраслевого продуктового обмена (70-80% производимого продукта).
Итак, если для стран с развитыми рыночными отношениями и децентрализованной системой управления характерна корпоративная структура, то для стран централизованной системой управления была характерна отраслевая структура производства и, соответственно, отраслевая система управления экономикой.
Аналогом корпоративной структуры может служить многопроцессорный компьютерный комплекс. В нем каждая корпорация представлена в виде процессора с необходимым набором периферии, мощность которого позволяет автономно решать задачи как по созданию многофункционального комплекса, так и по производству полномасштабной диверсифицированной продукции. Межпроцессорный обмен составляет 10-15% объема решаемых каждым процессором задач. Поэтому вопросы приоритетности обмена становятся вспомогательными и не имеют принципиальной важности. При наличии регулирующего органа, роль которого играют правительственные структуры, эти вопросы в рыночной экономике решаются гибко. Такой рынок характеризуется наличием развитых банков данных по категориям продукции, позволяющих каждой, даже относительно мелкой фирме определиться в сфере обмена и получить прогнозные оценки с высокой степенью достоверности.
Аналогом отраслевой структуры является компьютер с мощным центральным процессором. Периферийные устройства компьютера позволяли сосредоточить в центральном процессоре 70-80% обмена между выходными контроллерами при решении задач по созданию многофункционального комплекса и производству всей номенклатуры продукции, обеспечивающей суверенитет государства. В этом процессоре находился общий банк данных с ограниченным доступом, представляющий собой материальный баланс страны в целом. Вопросы приоритета при этом играли важную роль и решались централизованно. "Прообразом" центрального процессора с развитой периферией в отраслевой структуре промышленности являлись Госплан, Комиссия по военно-промышленным вопросам при Совете Министров СССР с отраслевыми министерствами. Предприятия в этой структуре играли роль выходных контроллеров и практически не имели доступа к общему банку данных, за исключением целенаправленной информации, касающейся технологической специализации данного предприятия. Подобная структура оказалась устойчивой при влиянии внешних факторов экстремального характера, прежде всего, в военное время и в послевоенный восстановительный период. Она обеспечила высокие темпы роста экономического развития нашей страны и создание второго в мире по промышленной мощности государства.
Приведенные аналогии позволяют понять причины кризиса. С переходом к рыночной экономике был ликвидирован центральный аппарат управления хозяйственной жизнью страны - Госплан, Комиссия по военно-промышленным вопросам при Совете Министров СССР, Бюро машиностроения и другие министерства и ведомства. То есть был "изъят" центральный "процессор" вместе с "банком данных", что вызвало немедленный распад системы в целом. Исчезла государственная структура, которая сводила материальный баланс по укрупненной номенклатуре и, используя этот баланс, управляла системой межотраслевого обмена. При этом сохранились технологическая специализация как отраслей в целом, так и каждого предприятия и соответствующий ей уровень межотраслевого обмена, необходимый для производства ВНП. Отсутствие же механизма регулирования межотраслевым обменом немедленно отрицательно сказалось на развитии промышленности и экономики в целом.
Использование неадекватных методов и процедур реформирования в отечественной экономике вызвало потерю управляемости и потерю рынков сбыта, что и предопределило характер и направления процессов дезинтеграции (см. рис. 1).
Рис. 1. Система макроэкономических предпосылок процессов дезинтеграции
Кризисное положение в промышленности преодолевается с большими трудностями и в значительной степени благодаря развитию корпоративных структур, деятельность которых направлена на освоение новых технологий, внедрение новых методов управления, повышение экономической и социальной эффективности.
Экономика страны постепенно трансформируется в систему с двумя базовыми "слоями": "слой", включающий крупные хозяйственные формирования - интегрированные бизнес-системы (ИБС), а также предприятия крупного бизнеса и их организационные структуры; слой многочисленных предприятий среднего и малого бизнеса.
Потенциал корпораций значительно выше, чем у предприятий среднего и малого бизнеса. Так, по оценке члена-корреспондента РАН А.Дынкина, в 2002 г. 8 крупнейших ИБС обеспечили 38,7% выпуска всей промышленной продукции, 21% всех инвестиций в основной капитал, 31% экспорта, 22% налога на прибыль. Средняя производительность труда в них в 3,7 раза выше, чем на средних промышленных предприятиях [5; 10].
Таким образом, можно говорить, что сегодня в России есть два агента модернизации российской экономики, способные предложить программу развития и обеспечить ресурсами ее реализацию: государство, власть, которая инициировала экономическую реформу, и крупный частный российский бизнес, сформировавшийся в ходе этой реформы. Это, прежде всего, компании, занимающиеся добычей и переработкой сырьевых ресурсов, крупные банковские организации, а также промышленные компании с высокими технологиями и развитой сферой производственных услуг (ряд металлургических и машиностроительных корпораций).
Поэтому механизм модернизации и формирование эффективной системы современного управления экономикой должны создаваться совместными усилиями государства и крупного интегрированного бизнеса.
При этом необходимо учитывать объективные предпосылки, требования времени, а также негативный опыт реформ, который в значительной степени был заложен избранной в 1992-1993 гг. стратегией приватизации (национальная модель приватизации - спонтанная, массовая, чековая, через залоговые аукционы), когда в качестве объекта приватизации рассматривалось предприятие вне системы его хозяйственных связей.
В рамках плановой экономической системы крупное предприятие было чисто технологической, производственной единицей, а общие финансовые и экономические проблемы - такие как определение структуры производства, соотношение издержек и результатов, установление поставщиков и потребителей, поиск рынков сбыта, организация деловых связей (контрактов) и многое другое - решались за пределами предприятия, что полностью соответствовало логике административной системы. Институциональные и стратегические факторы и аспекты деятельности предприятий, характерные для системы рыночных отношений, естественно, не учитывались (и не могли учитываться), но именно эти неучтенные факторы оказались решающими детерминантами экономического поведения предприятий в условиях переходной экономики.
Процесс приватизации собственности привел к изменениям не только в организационно-правовых формах организаций, в принципах и целях их деятельности, но и в методах работы хозяйственных организаций. Хозяйственное управление отделилось от управления административного, и контроль за выполнением основных функций перешел от государственных органов к руководству организаций.
Нерационально разработанная процедура приватизации сделала структурные подразделения экономически независимыми не только от базового предприятия, но, прежде всего, от конечной продукции. Именно так разрушаются крупные монопольные структуры, связанные конечным продуктом, а взамен создается большое количество монополистов технологического профиля. Следовательно, в качестве определяющего экономического фактора следует принимать во внимание соотношения между структурой конечного продукта и структурой производственного механизма, выпускающего этот продукт, а также связанные с ними последствия хозяйственной деятельности: издержки производства, цена, прибыль и т. п. Поэтому должны быть объединены технические, технологические, инвестиционные и организационные процессы, координируемые и оптимизируемые с позиций конечного продукта и, в итоге, с позиций достижения стратегической цели - создания эффективно функционирующего механизма экономического роста и приумножения производственного потенциала страны. Этим обуславливается необходимость системной переоценки организационно-экономических последствий применявшихся методов преобразования форм собственности, внесение необходимых корректив в стратегию экономического развития.
По мере формирования современного корпоративного сектора интегрированные хозяйственные структуры становятся способными взять на себя функции организации деятельности, применяя как рыночные, так и нерыночные механизмы координации производственно-хозяйственной деятельности.
Экономическое поведение таких структур, а также поведение организаций, входящих в эти структуры, с одной стороны, базируется на законах рыночных отношений, а с другой, в условиях смешанной экономики крупные интегрированные структуры корпоративного сектора начинают выступать стратегическими партнерами государства в проведении реформ.
При этом можно говорить о тенденциях преодоления последствий приватизации, разрушившей внутриотраслевые технологические связи, и, прежде всего, через создание корпоративных структур. Так, отдельные предприятия, как "внутренние организации", при вхождении в интегрированные структуры сохраняют возможность покупать и продавать продукцию, выполнять работы и предоставлять услуги, т. е. формировать, в том числе, и внешние связи, перенося потенциал предпринимательской деятельности во внутреннюю сферу корпораций, во "внутренние рынки".


Литература
1. Авдашева С.Б., Дементьев В.Е., Паппэ Я.Ш. и др. Анализ роли интегрированных структур на российских товарных рынках (доклад). - М.: Бюро экономического анализа, 1999.
2. Авдашева С.Б. Давальчество в российской промышленности: причины и результаты использования // Вопросы экономики. - 2001. - N 6.
3. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия: Пер. с англ. - СПб.: Питер, 1999.
4. Антонов Г.Д., Иванова О.П. Как сформировать эффективные интегрированные компании в промышленной России? // ЭКО. - 2002. - N 12.
5. Асаул А.Н. Подходы и принципы оценки эффективности корпоративной структуры // Cб. трудов ГИЭУ СПб "Современные проблемы экономики и организации промышленных предприятий", вып. 2. - 2002.
6. Беркович Т.А. Холдинговая приватизация: плюсы и минусы // ЭКО. - 1992. - N 9.
7. Винслав Ю., Дементьев В., Мелентьев А., Якутин Ю. Развитие интегрированных корпоративных структур в России // Российский экономический журнал. - 1998. - N 11 -12.
8. Гибсон Дж. П. и др. Организация: Поведение. Структура. Процессы. - М.: ИНФРА-М, 2000.
9. Долан Э.Дж., Линдсей Д. Рынок: микроэкономическая модель: Пер. с англ. В. Лукашевича и др./ Под ред. В. Лисовика и В. Лукашевича. - СПб., 1992.
10. Дынкин А., Соколов А. Интегрированные бизнес группы в российской экономике // Вопросы экономики. - 2002. - N 4.
11. Зайцев Б.Ф., Агурбаш Н.Г., Ковалева Н.Н., Малютина О.А. Механизм создания российских региональных финансово - промышленных групп / Под ред. д.э.н. проф. Б.Ф. Зайцева - М.: Экзамен, 2000.
12. Ильин М., Тихонов А. Финансово-промышленная интеграция и корпоративные структуры: мировой опыт и реалии России. - М.: Альпина Паблишер, 2002.
13. Лапуста М.Г., Масленников В.В., Шеремет А.А. и др. Хозяйственный механизм управления экономикой СССР: Учебное пособие / Под ред. П.Г. Бунича. - М., 1991.
14. Масленченков Ю.С., Тронин Ю.Н. Финансово-промышленные корпорации России: Организация, инвестиции, лизинг. - М.: ДеКА, 1999.
15. Мезоэкономика переходного периода: Рынки, отрасли, предприятия. - М.: Наука, 2001.
16. Ребров С. Реструктуризация управления промышленностью как один из путей выхода из кризиса // Проблемы теории и практики управления. - 1998. - N 2.
17. Робсон М., Уллах Ф. Практическое руководство по реинжинирингу бизнес-процессов: Пер. с англ./ Под ред. Н.Д. Эриашвили. - М.: ЮНИТИ, 1997.
18. Рюэгг-Штюрм Й. Системно-конструктивистская "теория фирмы" и управление процессами глубоких изменений на предприятии // Менеджмент и маркетинг. - 1998. - N 5-6.
19. Страхова Л.П., Бартенев А.Е. Корпорация: сущность и эволюционное развитие // Менеджмент в России и за рубежом.- 2000. - N 6.
20. Якутин Ю.В. Интегрированные корпоративные структуры: развитие и эффективность. - М.: ЗАО Издательский дом "Экономическая газета", 1999.
21. Hammer M., Champy J. Re-engineering the Corporation.- Harper, 1993.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия