Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (12), 2004
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Долгов А. П.
доцент кафедры коммерции и логистики
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук

Сухова М. В.
директор Образовательного центра "ОМИС",
кандидат экономических наук


ПРОБЛЕМЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ В ВУЗАХ РОССИИ

Профессиональное образование, являющееся важной составной частью всей системы образования, в свою очередь также представляет собой сложную, многоуровневую социально-экономическую систему. Важнейшим и первичным звеном (элементом) этой системы являются образовательные учреждения (ОУ). Каждое учебное заведение вне зависимости от своего статуса, организационно-правовой формы, специализации и масштаба деятельности ставит перед собой определенные цели, к достижению которых стремится в процессе своего функционирования и развития. Совокупность этих целей можно представить в виде иерархической структуры, которую принято называть "деревом целей". В современных условиях каждое ОУ самостоятельно выбирает и ранжирует эти цели, причем далеко не всегда это делается осознанно, на научной основе и фиксируется в соответствующих документах. Однако мы согласны с мнением, что "реальной, хотя и не всегда открыто декларируемой целью учебного заведения системы профессионального образования является достижение максимально высокой позиции в системе экономического и социокулькурного воспроизводства"1 . Стремление к этой главной (глобальной) цели осуществляется через достижение целей более низких уровней, которые реализуются путем решения конкретных задач.
Реализация конкретных задач требует наличия определенных ресурсов, которые для всех субъектов экономики подразделяются на материальные, трудовые, финансовые и нематериальные. Все это в полной мере относится и к образовательным учреждениям, формируя соответствующие виды обеспечения учебного процесса и функционирования ОУ в целом. Однако специфика образовательного процесса как такового ведет к существенным особенностям в составе и приоритетности потребных ресурсов, необходимых любому учебному заведению для нормального функционирования и развития. В целом же под ресурсным потенциалом образовательного учреждения понимается совокупность имеющихся средств, возможностей и источников по каждому из видов обеспечения учебного процесса, а также для функционирования и развития учебного заведения. Поэтому для любого ОУ приоритетными являются следующие виды его ресурсного потенциала: учебно-методический (включая инновационный и информационный подвиды); кадровый; материально-технический; финансовый.
Нисколько не принижая значимость каждого из видов ресурсного потенциала, специфика образовательного процесса тем не менее выдвигает на первый план два первых вида, на кратком рассмотрении которых и следует остановиться.
Методическое обеспечение образовательного процесса обеспечивается преподавательским составом ОУ и составляет важнейшую часть его профессиональной деятельности. От качественного состава преподавательского корпуса в любой системе образования в конечном итоге зависят качество самого образовательного процесса и его результат - качество подготовки специалиста (выпускника), его адаптационные возможности к успешной профессиональной деятельности или дальнейшего обучения на следующей ступени образования.
Кадровый потенциал любого ОУ может быть описан совокупностью количественных и качественных показателей, которые хорошо известны и подробно представлены в специальной литературе. Например, монография авторов настоящей статьи содержит детальный анализ динамики основных количественных и качественных характеристик преподавательского состава систем образования России в целом и в Санкт-Петербурге 2 . В настоящее время системы общего и профессионального образования страны еще обладают высококвалифицированным преподавательским составом, составляющим основную часть его кадрового потенциала, однако все более актуальными становятся проблемы его воспроизводства. Рассмотрим эти проблемы на примере высшей школы страны, так как она является самовоспроизводящей не только свои научно-педагогические кадры, но и обеспечивает ими все другие системы образования.
В настоящее время основной формой подготовки научно-педагогических кадров в высшей школе, а также и ведущей формой послевузовского образования является аспирантура. Подготовка аспирантов осуществляется и в научно-исследовательских институтах, но их удельный вес в численности обучаемых в аспирантуре постепенно снижается (в 1992 г. он составил 29,2%, а в 2003 г. - только 13,5% 3 ). Основные показатели деятельности аспирантуры вузов страны за последние годы представлены в табл. 1.

Таблица 1.
Основные показатели деятельности аспирантуры вузов России в 1992-2003 гг. (на конец года) 4
ГодЧисло вузов,
имеющих аспирантуру
Численность
аспирантов, чел.
Выпуск аспирантов, чел.
всегов том числе
с защитой диссертации
19924433674795322213
19934623789988492318
19944774233685131985
19955065082985552013
19965226224496342373
199752773735115962966
199853882584148324026
199955391611184665262
2000565100212210156630
2001587110636218375487
2002598117919238966560
2003614121782264637537

Как свидетельствует анализ данных табл. 1, масштабы подготовки научно-педагогических кадров в рассматриваемый период имели устойчивую тенденцию к росту. В 2003 г. аспирантура имелась в 614 вузах страны, т. е. их число увеличилось по сравнению с 1992 г. почти в 1,4 раза, со средним темпом прироста в 3,0% в год. При этом следует иметь в виду, что подготовка аспирантов осуществляется в основном государственными вузами, а наличие аспирантуры в негосударственных вузах является скорее исключением из общего правила. Незначительное число негосударственных вузов имеет свою аспирантуру, но защиты диссертаций, как правило, проводятся в других организациях, так как при них зачастую отсутствуют диссертационные советы. Поэтому с некоторой долей погрешности будем считать, что аспирантура и докторантура имеются только в государственных вузах. В 1992 г. аспирантура функционировала в 82,8% всех государственных вузов России, в 1993 г. - в 84,8%, в 1994 г. - в 86,3%, в 1995 г. - 88,9%, в 1996 г. - 91,1%, в 1997 г. - в 91,2%, в 1998 г. - 92,8%, в 1999 г. - 93,7%, в 2000 г. - 93,1%, в 2001 г. - 94,5%, в 2002 г. - 91,3% и в 2003 г. - 93,9%5. Поскольку за рассматриваемый период в стране было открыто 119 новых государственных вузов, а в 2002 г. аспирантура отсутствовала только в 40 вузах6 страны, можно прийти к простому выводу, что получить разрешение на открытие аспирантуры в Министерстве образовании России, а заодно и необходимое для этого бюджетное финансирование, не представляет серьезной проблемы.
Еще более парадоксальная ситуация наблюдается с ростом численности аспирантов. В период 1992-2003 гг. численность аспирантов в вузах России выросла с 36,7 тыс. чел. до 121,8 тыс. чел., или в 3,3 раза (среднегодовой темп прироста численности составил 11,5%). Это, соответственно, нашло отражение и в изменении различных относительных показателей. Для оценки относительного уровня развития аспирантуры в статистике образования принято использовать показатель отношения числа студентов дневной формы обучения, приходящихся на одного аспиранта. Динамика этого показателя в государственных вузах России выглядит следующим образом: в 1992 г. - 45,1 студент/аспирант; в 1993 г. - 42,9; в 1994 г. - 38,5; в 1995 г. - 33,4; в 1996 г. - 28,6; в 1997 г. - 25,8; в 1998 г. - 24,7; в 1999 г. - 24,2; в 2000 г. - 24,4; в 2001 г. - 24,0; в 2002 г. - 24,3 и в 2003 г. - 24,7 студента на одного аспиранта7. За рассматриваемый период соотношение численности студентов дневной формы обучения и численности аспирантов в вузах страны увеличилось в пользу последних в 1,8 раза. Тенденция снижения значений этого относительного показателя близка к абсолютно устойчивой, поскольку из всего динамического ряда выбиваются только показатели 2000 г. и 2002-2003 гг.
Безусловно, на динамику абсолютного и относительного роста численности аспирантов определенное влияние оказывает коммерциализация и этой формы послевузовского образования, так как многие вузы ведут прием в аспирантуру на контрактной (возмездной) основе. Однако определяющим фактором здесь все же является расширение бюджетных мест в аспирантуре высшей школы, т.е. параметр, которым должно управлять Министерство образования и науки России. Поэтому представляет определенный интерес динамика показателя, характеризующего соотношение аспирантов с численностью профессорско-преподавательского состава (ППС) вузов. При исчислении этого показателя определенный смысл имеет принимать в расчет только лиц, имеющих ученое звание профессора и доцента, т. е. только тех, кто имеет право научного руководства аспирантами. Такое соотношение составляло: в 1993 г. - 0,38 аспирант/руководитель; в 1994 г. - 0,42; в 1995 г. - 0,48; в 1996 г. - 0,57; в 1997 г. - 0,66; в 1998 г. - 0,74; в 1999 г. - 0,80; в 2000 г. - 0,86; в 2001 г. - 0,93 и в 2002 г. - 0,94 аспирант/руководитель8 ; иными словами, значение этого коэффициента приближается к единице. Динамика этого относительного показателя свидетельствует о возрастании нагрузки на одного профессора (доцента) в среднем - однако в данном случае следует принимать во внимание неравномерность распределения аспирантов и их потенциальных научных руководителей по вузам и вузовским центрам России.
Показатели количества вузов, численность в них аспирантов, соотношение студентов и аспирантов, аспирантов и научных руководителей характеризуют, однако, только сам процесс подготовки научно-педагогических кадров, но не его конечный результат. Результатом является выпуск аспирантов, причем этот результат можно признать положительным только в случае защиты кандидатской диссертации. Наглядность соотношения этих показателей отражает гистограмма на рис. 1.
Рис. 1. Динамика выпуска аспирантов вузами России в 1992-2003 гг.
Как следует из данных табл. 1, выпуск аспирантов с защитой диссертации является относительно невысоким. Так, в 1992 г. он составил 23,2% от общего выпуска аспирантов, в 1993 г. - 26,2%, в 1994 г. - 23,3%, в 1995 г. - 23,5%, в 1996 г. - 24,6%, в 1997 г. - 25,6%, в 1998 г. - 27,1%, в 1999 г. - 28,5%, в 2000 г. - 31,5%, в 2001 г. - 25,1%, в 2002 г. - 27,5% и в 2003 г. - 28,5%. Кроме того, исходя из числа студентов, принятых в аспирантуру9, можно вычислить удельный вес выпуска аспирантов по отношению к приему. Удельный вес выпуска от приема в 1995 г. составил 76,1%, в 1996 г. - 71,1%, в 1997 г. - 72,6%, в 1998 г. - 74,2%, в 1999 г. - 75,6%, в 2000 г. - 75,7%, в 2001 г. - 75,5%, в 2002 г. - 73,9% и в 2003 г. - 71,5%10 . Следовательно, порядка 25-30% лиц, принятых в аспирантуру, отчисляются из нее до окончания срока обучения. Из тех же аспирантов, кто дошел до выпуска, только порядка 25-30% защищают диссертации в установленные сроки. Правда, некоторая часть выпускников аспирантуры все же защищает кандидатские диссертации через 1-2 года после ее формального окончания. Однако приведенные показатели в целом свидетельствуют о крайне низкой эффективности функционирования аспирантуры в вузах России в анализируемом периоде, совпадающем с рыночными преобразованиями в национальной экономике.
Эффективность функционирования докторантуры в вузах страны, основные показатели которой приведены в табл. 2, в рассматриваемый период была несколько выше по сравнению с работой аспирантуры высшей школы.

Таблица 2.
Основные показатели деятельности докторантуры вузов России в 1992-2003 гг. (на конец года)11

Год
Число вузов, имеющих
докторантуру
Численность
докторантов, чел.
Выпуск докторантов, чел.
всегов том числе с защитой
диссертации
19921401128401156
19931981202343102
19941841422319107
1995217170733696
19962332090443160
19972502658518187
19982823238662257
19993033546887302
200031437081100423
200132939771119359
200234240291127376
200334840521231367

В период 1992-2003 гг. число вузов, осуществляющих подготовку докторантов, увеличилось почти в 2,5 раза, при среднегодовом темпе прироста в 8,6%. Если в 1992 г. докторантура имелась в 26,2% всех государственных вузов, то в 2003 г. - уже в 53,2%. Еще более показательна динамика роста численности докторантов в вузах страны. За рассматриваемый период число докторантов в вузах страны увеличилось с 1,1 тыс. до 4,1 тыс. чел., или в 3,6 раза (среднегодовой прирост в 12,3%).
Однако, так же, как и при анализе деятельности аспирантуры высшей школы страны, важны не количественные, а качественные показатели, характеризующие эффективность данной формы подготовки научно-педагогических кадров высшей квалификации. Динамика выпуска докторантов приведена на рис. 2. За рассматриваемый период выпуск докторантов увеличился в 3,1 раза (среднегодовой темп прироста 10,7%), а защитивших докторскую диссертацию - в 2,4 раза (в среднем на 8,1% за год). При этом показатель выпуска, как доля от числа принятых в докторантуру, составил: в 1995 г. - 81,0%, в 1996 г. - 86,4%, в 1997 г. - 90,1%, в 1998 г. - 93,6%, в 1999 г. - 99,0%, в 2000 г. - 97,3%, в 2001 г. - 85,3%, в 2002 г. - 87,8% и 2003 г. - 85,2%. Значения данного показателя свидетельствуют о том, что эффективность функционирования докторантуры в вузах страны несколько выше, чем системы подготовки аспирантов. С другой стороны, можно заметить некоторую цикличность в динамике уровня выпуска докторантов, которая с некоторым лагом следует за общей экономической ситуацией в стране. Это можно объяснить наличием возможностей трудоустройства вне вузовской системы - действительно, часть докторантов до окончания срока пребывания в докторантуре предпочитает уходить в бизнес, на государственную службу и пр. Основным движущим мотивом здесь однозначно является уровень оплаты труда, так как даже после защиты докторской диссертации, получения ученого звания профессора (а на это уйдет еще не менее 2-3 лет) и при достаточно интенсивной преподавательской работе заработная плата в вузе будет ниже реального (и лишь немного выше официального) прожиточного минимума.
Рис. 2. Динамика выпуска докторантов вузами России в 1992-2003 гг.
Другой показатель, характеризующий эффективность деятельности докторантуры вузов, - это удельный вес выпущенных докторантов с защитой диссертации. В рассматриваемый период он составил: в 1992 г. - 38,9%, в 1993 г. - 29,7%, в 1994 г. - 33,5%, в 1995 г. - 28,6%, в 1996 г. - 36,1%, в 1997 г. - 36,1%, в 1998 г. - 38,8%, в 1999 г. - 34,0%, в 2000 г. - 38,5%, в 2001 г. - 32,1%, в 2002 г. - 33,4% и 2003 г. - 29,8%. Каких-либо тенденций в изменении доли выпускников докторантуры, защитивших диссертацию в установленные сроки, здесь не наблюдается. Тем не менее выпуск докторантов с защитой в целом за анализируемый период (34,1%) был заметно выше, чем выпуск с защитой диссертации аспирантов вузов (27,0%).
Основной целью функционирования аспирантуры и докторантуры в вузах является подготовка высококвалифицированных научно-педагогических кадров в первую очередь для самой высшей школы и для других систем образования, и уже в меньшей степени - для последующей научно-исследовательской деятельности. В связи с этим представляет определенный интерес сопоставление выпуска аспирантов и докторантов с защитой диссертаций с изменением численности ППС государственных вузов, имеющих соответствующие ученые степени. Результаты такого сопоставления для высшей школы России приведены в табл. 3 и 4.

Таблица 3
Соотношение показателей выпуска аспирантов и прироста численности ППС в государственных вузах России в 1994-2002 гг.12
ГодВыпуск аспирантов
с защитой
диссертации, чел.
Прирост ППС со степенью кандидата наук
Соотношение выпуска
и прироста
всего, чел.
с учетом прироста
докторов наук, чел.
19941985-2800-1700-
19952013290043000,47
19962373100023001,03
1997296660020001,48
19984026110026001,55
19995262220037001,42
20006630300052001,28
20015487310049001,12
20026560700095000,69

Из данных табл. 3 следует, что только в 1994-1995 гг. и 2002 г. выпуск аспирантов с защитой диссертации не покрывал прирост численности кандидатов наук в ППС государственных вузов России, причем в 1994 г. число работающих кандидатов наук в вузах уменьшилось на 2,8 тыс. чел. В период 1996-2001 гг. выпуск аспирантов с защитой диссертации значительно превосходил фактический прирост кандидатов наук в численности ППС государственных вузов, при расчете которого мы исходили также и из того, что все "новоиспеченные" доктора наук до этого были кандидатами наук, т. е. осуществлялся последовательный переход на более высокую квалификационную ступень. Другими словами, молодые кандидаты наук отнюдь не стремятся к преподавательской работе в государственных вузах, что вполне объясняется предлагаемым им уровнем оплаты труда. Конечно, расчет показателей табл. 3 (так же, как и табл. 4) имеет определенную погрешность, так как в силу отсутствия необходимой информации мы рассматривали высшую школу как замкнутую систему без учета естественного движения кадров (прием, увольнение, внутренние перемещения на административные должности и пр.).
Данные табл. 4, характеризующие выпуск докторантуры и прирост докторов наук в составе ППС государственных вузов, свидетельствуют о явно недостаточной роли этого института в подготовке научно-педагогических кадров высшей квалификации. Несмотря на тенденцию роста удельного веса докторантуры в подготовке докторов наук для высшей школы (а точнее, соотношения выпуска докторантов с защитой и прироста численности докторов наук в структуре ППС, что не совсем одно и то же), ее доля колебалась в пределах лишь 7-20%.

Таблица 4.
Соотношение показателей выпуска докторантов и прироста численности докторов наук в ППС государственных вузов России в 1994-2002 гг.13
ГодВыпуск докторантов
с защитой диссертации, чел.
Прирост ППС со степенью
доктора наук, чел.
Удельный вес докторантуры
в приросте докторов наук, в %
199410711009,7
19959614006,9
1996160130012,3
1997187140013,4
1998257150017,1
1999302150020,1
2000423220019,2
2001359250014,3
2002376180020,8

Ситуация с низкой эффективностью функционирования аспирантуры и, в какой-то степени, докторантуры вузов страны кроется в низком уровне финансирования как самих этих форм послевузовского образования, так и всей высшей школы. При этом одной из проблем здесь является необходимость повышения государственных стипендий аспирантам и докторантам, так как их современный уровень не только многократно ниже реального прожиточного минимума, но и значительно ниже официально установленного прожиточного минимума.
Представленный выше аналитический материал позволяет сделать вывод, что частично эту проблему можно решить буквально в ближайшее время без дополнительного привлечения бюджетных средств. Для этого надо сократить в 2-2,5 раза прием в аспирантуру на бюджетной основе, провести комплексную проверку и аттестацию аспирантур всех вузов страны, по результатам которой, на наш взгляд, вполне возможно ликвидировать 20-25% от их общего числа. Высвобожденные при этом бюджетные средства необходимо направить на повышение стипендий аспирантам и докторантам, дополнительное стимулирование научных руководителей и консультантов (хотя бы путем выплаты разовых премий по результатам защиты диссертаций их подопечными и положительных решений ВАК РФ). Выполненные расчеты показывают, что проведение таких простейших организационных мероприятий позволит повысить стимулы результативной исследовательской деятельности без привлечения дополнительного бюджетного финансирования, а главное - увеличить эффективность функционирования этих форм послевузовского образования и, соответственно, отдачу расходуемых бюджетных средств. Безусловно, проведение таких оргмероприятий не решит всех проблем развития и воспроизводства кадрового потенциала вузов страны, но даже такие достаточно простые решения почему-то игнорируются Минобразованием РФ.
На протяжении последних 10-15 лет основной проблемой в воспроизводстве научно-педагогических кадров вузов страны стало резкое снижение притока молодежи в ее состав. Последствия такого положения выражаются в ухудшении возрастной структуры ППС государственных вузов. В последние годы проблемы воспроизводства научно-педагогических кадров только усугублялись, и в настоящее время уже вплотную приближаются к критическому уровню, когда последствия могут стать необратимыми.
Критичность ситуации можно показать на примере государственных вузов Санкт-Петербурга. Анализ возрастной структуры преподавательских кадров государственных вузов Санкт-Петербурга указывает на их старение. Так, в 2000 г. в штатной численности ППС государственных вузов Санкт-Петербурга на возрастную группу до 30 лет приходилось 7,5% преподавателей, 30-39 лет - 14,9%, 40-49 лет - 24,1%, 50-59 лет - 28,1%, 60-65 лет - 15,3% и более 65 лет - 10,1% всех преподавателей. Соответственно, средний возраст преподавателей вузов города составил в 2000 г. 50,3 года, а удельный вес пенсионеров 25,4 % (реально их доля выше, так как пенсионный возраст женщин ниже). В результате этого процесса численность молодых преподавателей в вузах Санкт-Петербурга (в возрасте до 30 лет) составила лишь 1,7 тыс. человек, в возрасте 60-65 лет - 3,5 тыс., и свыше 65 лет - 2,3 тыс. человек 14 . Другими словами, на одного молодого преподавателя приходится в среднем 3-4 преподавателя пенсионного возраста.
В государственных вузах Санкт-Петербурга в 2000 г. лишь 4% деканов факультетов и 2% заведующих кафедрами были в возрасте до 40 лет, а свыше 60 лет - 33% и 41% соответственно. Более половины (57%) профессоров в составе кафедр находились в возрасте свыше 60 лет15 . В ряде вузов Санкт-Петербурга, особенно на кафедрах общенаучного и инженерно-технического профиля, ситуация, мягко говоря, уже близка к критической, а если называть вещи своими именами, то она уже катастрофическая.
Общеизвестно, что на формирование кадрового потенциала высшей школы уходят десятилетия. Прежде чем из молодого выпускника аспирантуры, пусть даже подготовившего и успешно защитившего неплохую диссертационную работу, сформируется высококвалифицированный преподаватель, проходит, как правило, 5-10 лет, и то при наличии благоприятных условий и соответствующих стимулов. Среди этих условий далеко не последнее место занимает уровень оплаты труда, а в современных российских условиях последовательного свертывания или сокращения различных социальных программ, в том числе потенциальной возможности обеспечения нормальных жилищных условий, роль реальной заработной платы только возрастает 16 .
Безусловно, в различных государственных вузах страны уровень оплаты труда ППС варьируется в достаточно широких пределах. Минимальный размер заработной платы определяется должностным окладом по ЕТС и различными надбавками (за ученую степень, за ученое звание, на приобретение литературы и пр.), устанавливаемые постановлениями Правительства России. Вузам предоставлены достаточно широкие права по увеличению оплаты труда сотрудников за счет зарабатываемых ими внебюджетных средств. Однако далеко не во всех вузах эти финансовые потоки являются прозрачными, и коллектив вуза не всегда точно знает, куда и на что направляются средства из внебюджетных фондов. Не таким уж редким случаем является то, что этими средствами единолично и по своему усмотрению распоряжается ректор государственного вуза. В связи с этим представляется целесообразным на уровне Министерства образования и науки или Правительства РФ установить для государственных вузов обязательный норматив, определяющий минимальный относительный размер (процент) средств внебюджетных фондов, направляемых на дополнительную оплату труда работников вуза. Значение этого норматива должно быть достаточно весомым (не ниже 40-50% 17 ), однако из этого фонда не должны выплачиваться надбавки руководящему составу вуза (ректорату, деканам и руководителям служб). Заметим, что не мешало бы установить ограничения на выплаты ректорам вузов, поскольку не так уж редки случаи, когда их зарплата (со всеми надбавками) в 20 и более раз превышает размер оплаты труда профессора. Оплата труда руководства вузов должна быть "привязана" к средней фактической зарплате штатного ППС ОУ посредством соответствующего коэффициента.
Современные условия функционирования высшей школы и, главное, уровень оплаты труда ее работников (впрочем, это касается всех работников так называемых "бюджетных" отраслей), целенаправленно создают предпосылки для полного краха вузовской системы страны. Безусловно, под "мудрым" руководством Минобразования РФ не закроется ни один вуз, а скорее всего, государственные и негосударственные вузы будут только продолжать открываться и исправно выдавать дипломы (бакалавров, специалистов, магистров и пр.), но подавляющее большинство их обладателей совершенно не будут восприниматься рынком труда как специалисты. Конечно, этот процесс будет проходить на протяжении некоторого периода, когда россиянам во все возрастающей степени придется сталкиваться с врачами - которые не умеют лечить, учителями - которые не умеют учить, менеджерами - которые не умеют управлять, инженерами - которые ... и т. д. К сожалению, вопиющая некомпетентность, а порой и элементарная безграмотность специалистов все чаще встречается в современной российской действительности. Об этом, в частности, свидетельствует увеличивающееся количество техногенных катастроф и усиливающаяся тяжесть их последствий в стране, а также то, что в качестве причин их возникновения все чаще упоминается так называемый "человеческий фактор".
Вероятным последствием развития по такому сценарию станет то, что Россия уже в обозримом будущем окончательно превратится в страну не пригодную для нормального проживания. Современная Россия уже не является закрытой страной, и поэтому существует серьезная опасность, что резко возрастет и примет массовый характер эмиграция не только ученых, квалифицированных специалистов и рабочих, но и вообще перспективной молодежи. Страна окончательно превратится в сырьевой придаток Запада, свалку радиоактивных и токсичных отходов производства, рынок для сбыта низкосортных товаров. Рассматривая перспективу с этих позиций, можно заметить, что стране вполне достаточно будет иметь несколько элитарных вузов, которые будут давать качественное образование, и готовить неплохих специалистов для обслуживания потребностей правящего истеблишмента и узкой прослойки компрадорской буржуазии. Альтернативой развитию по такому сценарию может быть только стратегия реального (а не декларативно-профанационного) повышения качества всех видов и ступеней образования в стране.


1 Чернейко Д. Профессиональное образование в современном обществе // Мониторинг социально-экономической ситуации и состояния рынка труда Санкт-Петербурга. - 1999. - N 1-2. - С. 5.
2 См.: Долгов А.П., Сухова М.В. Адаптация систем профессионального образования к рыночным условиям. - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2002. - С. 15-18, 55, 65-67, 97, 100-101, 135-136.
3 Расчет выполнен по данным: 1. Российский статистический ежегодник. 2003: Стат. сб. / Госкомстат России. - М., 2003. - С. 527; 2. Россия в цифрах. 2004: Крат. стат. сб. / Федеральная служба госстатистики. - М., 2004. - С. 298.
4 Источники: 1. Российский статистический ежегодник: Стат. сб. / Госкомстат России. - М., 2001. - С. 511; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - С. 527; 3. Россия в цифрах. 2004. - С. 298.
5 Расчет выполнен по данным: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 227, 511; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - С. 229, 527; 3. Россия в цифрах. 2004. - С. 122, 298.
6 Исходя из сделанного ранее предположения о наличии аспирантуры только в государственных вузах, что, конечно, не совсем так, однако погрешность при этом будет незначительной.
7 Расчет выполнен по данным: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 227, 511; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - С. 229, 527; 3. Россия в цифрах. 2004. - С. 122, 298.
8 Расчет выполнен по данным: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 232, 511; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - С. 234, 527.
9 При расчете принят трехлетний срок обучения, хотя аспиранты-заочники находятся в ней 4 года, а часть использует возможность продления срока обучения по уважительным причинам (продолжительная болезнь, так называемый "декретный отпуск" и пр.).
10 Расчет выполнен по данным: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 511; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - С. 527; 3. Россия в цифрах. 2004. - С. 298.
11 Источники: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 515; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - М., 2003. - С. 531; 3. Россия в цифрах. 2004. - С. 300.
12 Данные и расчет по: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 232, 511; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - М., 2003. - С. 234, 527.
13 Данные и расчет по: 1. Российский статистический ежегодник. - М., 2001. - С. 232, 515; 2. Российский статистический ежегодник. 2003. - М., 2003. - С. 234, 531.
14 Источник: Образование в Санкт-Петербурге в 2000 году: Экономический доклад / Петербургкомстат. - СПб., 2001. - С. 30.
15 Там же. С. 31.
16 Подробнее см.: Долгов А.П., Сухова М.В. Указ. соч. - С. 175-180.
17 Конечно, с учетом единого социального налога реальное дополнительное стимулирование труда каждого отдельного преподавателя или сотрудника вуза будет не таким уж и заметным, но все же будет происходить. Кроме того, это уменьшит возможности отдельных недобросовестных руководителей использовать государственные ОУ в своих личных целях, откровенно эксплуатируя ППС.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия