Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (12), 2004
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Ковалев Д. А.
первый вице-президент Национальной туристской ассоциации,
кандидат экономических наук


К РАЗВИТИЮ ИНДУСТРИИ ТУРИЗМА В РОССИИ: МЕХАНИЗМ ОБРАЗОВАНИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКОЙ РЕНТЫ

В связи с растущим значением индустрии туризма для развития экономики России одним из самых актуальных вопросов экономической теории и хозяйственной практики оказывается вопрос о туристской ренте.
Пока реального механизма образования, распределения и использования туристской ренты в России нет, соответственно нет и реального его воздействия на развитие индустрии туризма. Действующий ныне механизм, определяющий функционирование туристских организаций, полностью исключает какой бы то ни было учет туристской ренты.
Процесс образования, распределения и использования туристской ренты предполагает разработку и реализацию целого ряда принципиальных экономико-правовых положений.
Все туристские коммерческие организации (гостиницы, турбазы, автопредприятия, кемпинги, рестораны, туроператоры, турагенты, усадьбы, музеи), а также другие организации, предоставляющие услуги туристам, должны продавать услуги как товар по рыночным ценам равновесия на основе законов стоимости, спроса и предложения и с учетом конкуренции. Федеральные, республиканские и местные органы власти при этом должны освобождаться от мелочной опеки в отношении туристских организаций. Должно быть исключено административное вмешательство в их предпринимательскую деятельность.
На туристском рынке страны уже господствуют негосударственные организации, функционирует около 18 тыс. фирм (из них более 5 тыс. имеют лицензии на туроператорскую деятельность и около 13 тыс. на турагентскую). Государственный контроль за их деятельностью - это, по существу, попытка утвердить на российском туристском рынке порядки американского "дикого Запада" первой половины XIX столетия.
Однако следует помнить и о двух крайностях, которые одинаково опасны. Первая состоит в разрушении всякого государственного управления экономикой. Как с основанием отмечал А.В. Круглов, в ряде теоретических концепций поддержка государством малого предпринимательства (туристские организации на 90% можно отнести именно к этому сектору экономики), как и других секторов экономики, рассматривается как явление, нарушающее естественное развитие экономических процессов и действие механизмов рыночного саморегулирования[1] . Другая крайность - тотальный административный контроль за экономической деятельностью предприятий.
Органам власти (как федеральным, так и местным) и туристским организациям следует заключать договоры (контракты) о разграничении прав собственности на турресурс, обязанностей и взаимных обязательств. Договорные отношения могут оформляться на конкурсной основе. Чтобы разделение прав собственности имело реальный экономический смысл, в этих отношениях необходимо определять и затраты, и доходы каждого участника.
Туристские организации обязаны предоставлять органам власти результаты финансового анализа своей деятельности, не являющиеся коммерческой тайной. Финансовый план туристской организации должен содержать обобщенные характеристики ее деятельности, а именно: прогноз объемов продаж туристского продукта и услуг; баланс денежных расходов и поступлений; баланс доходов и затрат; сводный баланс активов и пассивов; баланс прибыли и ее распределения.
В свою очередь, органы власти (прежде всего местной) должны определять социальные издержки, связанные с развитием туризма в данном регионе.
К таким издержкам относятся следующие дополнительные расходы:
- расходы на строительство и содержание дорог и соответствующих помещений дорожной службы;
- расходы на субсидирование общественного транспорта;
- расходы на содержание автоинспекции и дорожной службы;
- расходы на содержание портов и транспортных терминалов;
- затраты на содержание пожарной службы;
- расходы на содержание милиции, органов внутренних дел, системы правосудия;
- расходы на содержание больниц и санитарных пунктов;
- расходы на водоснабжение, канализацию, отопление;
- затраты на сбор и удаление твердых отходов, уборку мусора;
- затраты на содержание зон отдыха и рекреации, лесного хозяйства, зеленых насаждений;
- расходы по регулированию рыболовства и охоты;
- расходы на содержание парков;
- расходы на мероприятия по улучшению экологической среды;
- расходы по содержанию музеев и других некоммерческих историко-культурных объектов;
- затраты на разработку кадастра туристских ресурсов и т. д.
Главная цель раздельного учета таких затрат состоит в том, чтобы четко определить как бухгалтерские издержки и доходы туристских организаций, так и издержки органов власти и финансируемых ими подрядных и бюджетных организаций. Такой раздельный обязательный учет издержек - основа для распределения туристской ренты.
В договорах (контрактах) между органами власти и туристскими организациями необходимо определять формы рентных платежей за пользование туристскими ресурсами, их размер и способы взимания.
Теоретически возможны следующие виды рентных платежей в сфере туризма:
1) платежи, увязанные с объемом и качеством туристских ресурсов, которые используются данной туристской организацией;
2) платежи по твердой ставке из прибыли (общей или чистой, остающейся после уплаты налогов);
3) платежи по твердой процентной ставке из прибыли или с учетом нормы рентабельности;
4) платежи по твердой ставке из валовой выручки от реализации туристских услуг, от реализованного туристского продукта.
Если туристская рента увязывается с величиной и качеством туристских ресурсов, имеющихся в распоряжении фирмы (предприятия), то она выступает как плата за ресурсы, которые могут быть учтены в каждый данный период времени. На первый взгляд, это наиболее целесообразная форма туристской ренты как дохода от туристских ресурсов в соответствии с законом спроса и предложения.
Однако в условиях современной России плата за ресурсы как форма совокупной туристской ренты практически невозможна. Во-первых, балансовая стоимость основных фондов туристских организаций пока учитывается, мягко говоря, некорректно. В условиях постоянной инфляции она оказывается заниженной, а годовая переоценка основных фондов и соответственно разовая переоценка норм амортизации не решают проблемы. Во-вторых, взимание туристской ренты в форме платежей за ресурсы требует разработки кадастровых оценок ресурсов. Но такого кадастра в России сегодня нет. Работа по инвентаризации и качественной оценке туристских ресурсов только начинается, причем лишь в отдельных регионах страны. Разработка общенационального кадастра туристских ресурсов - проблема, требующая значительного времени и больших финансовых, материальных, трудовых затрат. В условиях же, когда работу по кадастровым оценкам приходится начинать с нуля, вводить рентные платежи за туристские ресурсы - дело нереальное.
В современных российских условиях нет реальной возможности учесть, во-первых, постоянно изменяющуюся величину стоимости туристских ресурсов, во-вторых, стоимостные и балльные различия в качестве этих ресурсов.
Рентные платежи можно было бы увязать с прибылью туристских предприятий, используя четыре варианта этих платежей: в виде твердой ставки с каждого рубля дохода и с каждого рубля чистой прибыли, остающейся после вычета всех налоговых отчислений; в виде твердой процентной ставки от нормы прибыли (выраженной отношением прибыли к издержкам) и от нормы рентабельности, выраженной отношением прибыли к стоимости туристских ресурсов (основных и оборотных производственных фондов туристских организаций).
В нормальных рыночных условиях этот подход и при отсутствии кадастра туристских ресурсов мог бы оказаться эффективным, так как прибыль - критерий эффективности всей хозяйственной деятельности туристской организации, а туристская рента - добавочная прибыль. Наиболее приемлемым было бы взимание рентных платежей в виде процентной ставки от нормы рентабельности, выраженной отношением прибыли к основным и оборотным фондам.
Однако использование рентных платежей на основе отчислений от прибыли в современной России также практически невозможно. Во-первых, все частные и даже государственные российские предприятия заинтересованы не в получении максимальной прибыли, а в том, чтобы всеми правдами и неправдами добиваться практически нулевой прибыли, так как это освобождает от уплаты налога на прибыль (ставка которого в 1999 г. составляла 35%) и одновременно позволяет избежать банкротства. Во-вторых, до сих пор объективное экономическое положение многих предприятий в России таково, что им трудно иметь хорошие финансовые результаты. Свобода деятельности по запросам потребителей обернулась и зависимостью от коррумпированных структур, и необходимостью все больших отчислений в бюджет при нулевой рентабельности. Монополия корпораций и жесткая монетарная политика породили неплатежи, бартерные сделки, миграцию денег из реального сектора экономики в финансово-спекулятивную сферу и за границу и привели к многочисленным банкротствам.
Закон РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", принятый 19 ноября 1992 г., предусматривал реорганизационные и ликвидационные процедуры в отношении должников, а также процедуру мирового соглашения. Но пятилетний опыт исполнения этого закона показал, что проблема финансовой несостоятельности предприятий и организаций в России осталась нерешенной. Кредиторская задолженность предприятий и организаций на конец 2003 г. составила 5 283 176 млн руб., в том числе просроченная - 24,7% от общей кредиторской задолженности, а дебиторская - 4 138 639 млн руб., в том числе простроченная - 21,2%. Не решил проблемы и Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", введенный в действие с 1 марта 1998 г. Более того, он использовался не столько для реального оздоровления предприятий, сколько для передела собственности.
При подобных обстоятельствах практически все туристские организации любые формы дохода и всякую прибыль стремятся превратить в заработную плату, живут требованиями текущего момента, не думая об инвестициях, о будущем. Это парадокс, обусловленный характером экономических реформ в их российском варианте.
Одной из форм экономической защиты российского туризма могло бы стать обязательное нормативное выделение части общего результата хозяйственной деятельности туристских фирм для инвестиций в развитие индустрии туризма (например, в виде вмененного налога).
Туристскую же ренту целесообразно взимать в форме платежей, увязанных с величиной валовой выручки от реализации туристских услуг, турпродукта. Из всех показателей хозяйственной деятельности туристских организаций валовая выручка от реализации их услуг (в действующих ценах) является сейчас единственным реальным показателем, который к тому же труднее скрыть от налоговых и других органов государственной власти, чем любой другой.
Если взимание туристской ренты увязывается с величиной валовой выручки от реализации туристских услуг, рента приобретает форму фиксированных процентных ставок платежей от объема валовой выручки или, в ином выражении, форму фиксированной ставки с каждого рубля реализованных туристских услуг, тура или турпродукта.
Но возникает вопрос, будет ли туристская рента в таком случае отражать различия в величине и качестве туристских ресурсов, используемых туристскими организациями. Вопрос принципиальный, поскольку процентные ставки платежей от валовой выручки не увязываются с кадастровой оценкой туристских ресурсов.
При отсутствии такого кадастра проблема совокупной туристской ренты может быть решена на основе анализа социально ориентированных рыночных факторов. При всей важности кадастровых оценок туристских ресурсов следует иметь в виду, что они представляют собой субъективное отражение объективных факторов, определяющих производство туристских услуг. Оценку тому или иному туристскому ресурсу в конечном счете дает рынок туристских услуг. Кадастровые оценки (потребительские, стоимостные и балльные) - это лишь попытка предугадать те качественные различия в туристских ресурсах, которые позднее подтвердит или опровергнет рынок.
Рыночной характеристикой результатов деятельности турфирм является валовая выручка от реализации туристских услуг, тура, турпродукта. При этом особое значение имеют такие показатели, как предельный продукт и предельный доход (предельный физический продукт и предельный денежный продукт). Предельный физический продукт характеризует прирост валовой продукции, услуг от одной дополнительной единицы туристского ресурса, предельный доход - прирост объема валовой выручки от одной дополнительной единицы товара. Предельный денежный продукт в условиях совершенной конкуренции - это прирост турпродукта, выраженный в рыночной цене, а в условиях несовершенной конкуренции - прирост турпродукта с учетом предельного дохода.
Различия в качестве используемых туристских ресурсов проявляются в валовой выручке от реализации туристских услуг и в предельном денежном продукте, и предельном доходе. Поэтому, учитывая простоту и доступность таких показателей, основной формой совокупной туристской ренты в конкретных российских условиях, действительно, могли бы стать фиксированные ставки платежей от реализованного тура и турпродукта.
Общий размер ставки рентных платежей должен составлять примерно 10% от валовой выручки при реализации туристских услуг. Эта ставка позволяет увеличить вложения в индустрию туризма примерно на 30-33%, но приводит их лишь к уровню объема инвестиций в туристскую индустрию в 1990 г. Из этого следует, что 10%-ную ставку рентных платежей можно считать величиной не чрезмерной.
Теоретически ставка рентных платежей может быть: а) единой для всех туристских организаций страны; б) единой величиной для всех туристских организаций данного региона; в) дифференцированной величиной, увязанной с балльными оценками на основе кадастра туристских ресурсов; г) единой или дифференцированной и в то же время возрастающей величиной в валовой выручке; д) единой или дифференцированной и в то же время регрессивной (убывающей) величиной в валовой выручке; е) величиной, зависящей от вида туризма: внутреннего или зарубежного.
На наш взгляд, 10%-ная ставка рентных платежей в современных российских условиях должна быть величиной единой для всех туристских организаций в пределах страны. При отсутствии научно разработанного общенационального кадастра туристских ресурсов всякая попытка дифференциации ставок заключала бы в себе большую долю субъективизма в расчетах как туристских организаций, так и органов власти. Единая рентная ставка позволяет обеспечить одинаковый подход ко всем туристским организациям, ставит их в равное экономическое положение.
Разумеется, абсолютные величины совокупной туристской ренты у отдельных предприятий, фирм, организаций будут различны, поскольку различны абсолютные величины их валовой выручки. Это различие означает, что единый норматив платежей более или менее адекватно отражает процесс образования туристской ренты. В тех туристских организациях, где абсолютная величина валовой выручки от реализации турпродукта невелика, единый норматив рентных платежей "улавливает" лишь абсолютную туристскую ренту. В тех организациях, где эта валовая выручка достаточно велика, единый норматив "улавливает" и дифференциальную, и абсолютную туристскую ренту. В организациях же, использующих уникальные туристские ресурсы и предоставляющих уникальные туристские услуги, единая ставка рентных платежей позволяет извлечь и монопольную, и дифференциальную, и абсолютную ренту.
В договорах (контрактах) между туристскими организациями и местными органами власти при распределении ренты необходима полная пропорциональность - распределение в соотношении 1:1, если туристские ресурсы находятся в собственности при распоряжении местных властей. Если же туристские ресурсы находятся в распоряжении федеральных или республиканских органов власти, то приемлемым мог бы стать следующий вариант распределения совокупной туристкой ренты: 5% от 10%-ной ставки рентных платежей остается в распоряжении туристских организаций, 2,5% поступает в распоряжение местных органов власти, 2,5 % - в распоряжение федеральных (или республиканских) органов власти.
В связи с конкуренцией иностранных турфирм законодательные и исполнительные органы власти России должны принимать экономические меры по защите национальных интересов в сфере туризма и туристской индустрии. Целесообразно, чтобы фирмы, обеспечивающие выездной туризм, 10% выручки в форме рентных платежей направляли в распоряжение органов власти, которые, в свою очередь, половину рентных поступлений направляли на развитие внутреннего туризма. Другую половину - на субсидии для выездного туризма[2] .
Чтобы избежать нецелевого использования рентных платежей в сфере туризма, необходимо иметь систему контроля, при которой вышестоящие органы исполнительной власти ежемесячно контролировали бы использование рентных платежей, поступающих в распоряжение местных властей, а органы законодательной власти ежеквартально контролировали бы использование этих платежей всеми органами исполнительной власти.
При нерешенности целого ряда вопросов налогообложения в связи с введением 10%-ной ставки рентных платежей туристских предприятий и организаций появляется соблазн, во-первых, интерпретировать эти платежи как очередной вид налогового платежа, во-вторых, увеличить тарифы (цены) на туристскую услугу на 10%, а то и более. Но туристская рента не является в России ценообразующим фактором. Она - следствие цен, складывающихся под влиянием спроса и предложения, закона стоимости и закона конкуренции. 10%-ная ставка рентных платежей в российских условиях должна быть своеобразным дополнительным "амортизационным фондом", призванным возродить национальный туризм за счет внутренних источников финансирования, за счет самого туризма. Туристская рента в предлагаемых экономических условиях выступает как часть чистого дохода, которая остается в самой турфирме или инфраструктуре сферы туризма.
Рентные платежи не должны приводить к повышению рыночных цен на туристские услуги, а лишь фиксировать в них особую рентную часть при данных уровнях цен на туристские услуги, снижать налогооблагаемую базу. Они - часть прибыли, следовательно, уже облагались налогом, который взимается с прибыли. Следует иметь в виду и то обстоятельство, что ни в одной стране мира нет налога на амортизационный фонд. Во многих странах не облагается налогом и та часть прибыли, которая идет в накопление. С этих позиций рентные платежи, целиком направленные на инвестирование туризма, не могут подлежать какому бы то ни было налогообложению, не будучи и сами налогом по экономической их природе.
В этой связи необходимо: во-первых, снизить налогооблагаемую базу у туристских фирм, т. к. любые рентные платежи автоматически снижают ее, если ренту рассматривать как часть чистого дохода; во-вторых, исключить возможность использования рентных платежей в целях, не связанных с развитием отечественного туризма; в-третьих, на законодательной основе установить - если рентные платежи не используются на развитие туризма, то они целиком поступают в доходную часть местного или федерального бюджета; в-четвертых, рассматривать сокрытие или нецелевое использование рентных платежей как экономическое преступление.


1 Круглов А.В. Маркетинговая среда и устойчивость предпринимательских структур. - СПб., 2004.
2 Козырев В.М. Туристская рента. - М.: Финансы и статистика, 2003.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия