Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (12), 2004
МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ
Бадалян А. Г.
аспирант Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова

СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО И ПРИГРАНИЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РЕГИОНОВ РОССИИ

Отличительной чертой современного этапа международного экономического сотрудничества является совмещение двух разнонаправленных процессов - глобализации, с одной стороны, и регионализации - с другой. Первый процесс нивелирует территориальные различия, второй их усиливает благодаря специализации отдельных регионов. Международные связи все больше наполняют пространство мировой экономики. При этом динамика процессов сотрудничества в различных его частях неодинакова.
Международное межрегиональное сотрудничество выступает важным компонентом в развитии внешнеэкономических связей России. Российские регионы подписали уже более 1200 соглашений о сотрудничестве в различных сферах с партнерами из 69 государств. По оценке министра иностранных дел РФ, многие договоры, заключенные от имени России, "было бы трудно наполнить реальным содержанием без участия в их реализации субъектов Федерации и муниципальных образований".
Координация международных и внешнеэкономических связей Российской Федерации и ее субъектов, согласно статьи 72 Конституции РФ находится в их совместном ведении.
Общий порядок обеспечения прав и законных интересов субъектов Российской Федерации при установлении и развитии международных и внешнеэкономических связей определены Федеральным законом "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" (N 4-ФЗ от 4 января 1999 г.). Закон гласит, что субъекты Российской Федерации обладают правом на осуществление внешнеэкономических связей с субъектами иностранных государств, а также правом на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. Однако данный закон только отчасти позволяет разрешить накопившиеся в этой области проблемы и противоречия.
Особенностью экономической политики России в последние годы является институционализация новых центров регуляции внешнеэкономических связей на региональном уровне. С одной стороны, это следствие повышения роли регионов в международной экономической деятельности, а с другой - тенденция к усилению экономической самостоятельности регионов.
К числу наиболее существенных причин, оказавших отрицательное влияние на весь ход социально-экономических преобразований в стране, относится недооценка роли регионального развития. Между тем в последние два десятилетия роль региональных факторов в развитии мирового сообщества резко возросла. Это связано с научно-техническим прогрессом, демократизацией общественного развития, ускорением интернационализации экономики, усилением неравномерности развития отдельных регионов мирового экономического пространства и др. В агрегированном виде это выражается в повышении динамизма региональных процессов, основой которого является разделение труда между странами и регионами стран. Изменение технологических, коммуникационных, структурных, финансовых, институциональных и правовых условий разделения труда в значительной мере определяет возросшую регионализацию экономического развития.
Распад СССР и появление на его территории новых государств резко изменили положение регионов России. Это выразилось, в частности, в увеличении числа ее приграничных субъектов. Если до 1991 г. к ним можно было отнести около десятка республик, краев и областей, то в настоящее время 45 из 89 (т. е. более половины) территорий являются приграничными. Здесь проживают
47,4 млн чел. (32,6% населения страны). Эти территории менее развиты по сравнению с центральными районами. В результате спада производства доходы населения здесь в 1,5-2 раза ниже, безработица во столько же раз выше. Исключением является Петербург и некоторые регионы из числа прилегающих к "старым" границам.
Межрегиональное сотрудничество предполагает более высокую степень экономической взаимозависимости, неразрывно связанную с открытием экономических и социальных структур, формированием однородной среды для деятельности хозяйствующих субъектов.
В международном экономическом регионализме заложен элемент коллективного протекционизма стран-участниц, но вместе с тем это и объективная тенденция, отражающая особенности современного состояния мировой экономики.
Важным условием экономического регионализма является географическая общность стран. Если границы между соседними странами неконфликтны, это, несомненно, благоприятствует их сотрудничеству. Но особый импульс придают ему соответствующие межгосударственные соглашения и предоставляемые в их рамках взаимные преференции, создающие более льготные условия для взаимодействия.
Большую роль в региональном сотрудничестве стран играет общность исторической судьбы, традиционность взаимных экономических и гуманитарных связей, схожесть культур, единство природной среды. Большое значение имеет транспортная и информационная доступность. Опыт показывает, что региональное сотрудничество тем полнее и эффективнее, чем выше и однороднее уровень социально-экономического развития стран участниц, чем больше сходства в условиях экономической деятельности.
Региональное сотрудничество предполагает установление режима благоприятствования в осуществлении взаимных экономических и культурных связей, достигается большая степень экономической открытости. В этом отношении региональные интеграционные процессы опережают глобальную интернационализацию хозяйства.
В настоящее время на приграничных территориях Российской Федерации образовался целый комплекс взаимосвязанных и зачастую трудно разрешимых проблем. Наиболее серьезные из них - исторически сложившийся невысокий уровень развития большинства территорий, прилегающих к государственной границе.
Для 26 регионов России, граничащих со странами Содружества Независимых Государств, негативные последствия связаны, кроме того, с разрывом сложившихся хозяйственных связей. Государственные границы разделили транспортные системы, энергетические сети, другие объекты производственной и социальной инфраструктуры и даже некогда единые населенные пункты, затруднив решение не только производственных, торгово-экономических, но и наиболее насущных бытовых проблем. Большинство из них либо остаются нерешенными, либо решаются вне правового поля, что способствует превращению территорий, имеющих для страны стратегическое значение, в зону коррупции и криминала.
Между тем мировой опыт свидетельствует, что приграничное сотрудничество является важнейшим фактором активизации международных экономических связей, а разумное использование преимуществ приграничного положения позволяет дать мощный импульс для развития даже самых, казалось бы, неперспективных приграничных регионов. Наибольших успехов в этом направлении, как известно, достигли государства Евросоюза.
Принципиальное значение для более активного включения приграничных регионов в международные внешнеэкономические связи имеет, прежде всего, Концепция приграничного сотрудничества в Российской Федерации, утвержденная Правительством в 2001 г. Кроме того, 5 января 2003 г. Россия присоединилась к Европейской рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей. Подписав этот документ, федеральные власти взяли на себя обязательство оказывать всяческое содействие приграничному сотрудничеству регионов России с регионами сопредельных государств.
Решение проблемы приграничного сотрудничества и развития приграничных территорий имеет большое социально-экономическое значение.
Пространственный анализ характера и уровней развития районов в Российской Федерации, административных районов и муниципальных образований в субъектах РФ показывает, что наиболее интенсивно в них развиваются центральные территории и территории, расположенные вдоль основных транспортных магистралей (транспортных коридоров), а также регионы, богатые природными ресурсами. Все эти территории имеют дифференциальные ренты по положению, использованию научно-технического и производственного потенциалов, строительной базы, высококвалифицированных кадров, финансов, природных и других ресурсов.
Рента в таких регионах формируется за счет уменьшения транспортных расходов на производство и реализацию товаров и услуг, экономии затрат на внедрение новых высокоэффективных технологий, подготовку и использование высококвалифицированных кадров, привлечение финансовых ресурсов, платы в региональные и местные бюджеты от использования природных ресурсов и т. д.
Такие регионы меньше всего пострадали от системного экономического кризиса и в большинстве случаев стали регионами-локомотивами (донорами).
Существуют различные подходы к выделению регионов-доноров в нашей стране, однако при любом подходе доля окраинных (приграничных) территорий в их числе составляет менее четверти.
В силу большой удаленности от центра, слабой транспортной освоенности и длительного периода относительной замкнутости Советского Союза, окраинные регионы в большинстве своем развивались замедленными темпами. Те же регионы Российской Федерации, которые стали приграничными после распада СССР, начали резко снижать уровень социально-экономического развития, экономической эффективности и конкурентоспособности. С проведением экономических реформ и переходом страны на рыночные отношения в экономике приграничных регионов развился глубокий экономический кризис, который продолжается и сейчас. В настоящее время основная часть приграничных субъектов РФ относится либо к отсталым, либо к депрессивным регионам.
Похожая ситуация складывается и внутри субъектов РФ. Например, в приграничной Ленинградской области, т. е. в ближайшем окружении Санкт-Петербурга (6 административных районов, 5% территории Северо-Западного экономического района), производится четверть продукции растениеводства и животноводства экономического района. Здесь наивысшие показатели интенсификации и экономической эффективности производства. Плотность населения этой зоны от 40 до 80 чел. на кв. км.
С удалением от указанной зоны плотность населения, интенсификация и эффективность производства снижаются. Средняя плотность населения самой удаленной от центра части Ленинградской области - около 10 чел. на кв. км. Аналогичная картина наблюдается и в приграничной Псковской области: земли сельскохозяйственного назначения приграничных территорий Псковской области зарастают лесом, для территории характерен наибольший отток населения и т. д.
Приведенные примеры свидетельствуют, что окраинные (приграничные) территории на всех уровнях региональной иерархии объективно имеют худшие условия и показатели воспроизводства, чем территории центральные. Таковы своего рода пространственные закономерности. И это наблюдается не только в Российской Федерации, но и в других странах мира. В Великобритании, например, показатели социально-экономического развития Шотландии хуже, чем в Англии. В свою очередь окраинные территории Шотландии развиваются медленнее центральных, расположенных вдоль транспортной магистрали, проходящей через г. Глазго и г. Эдинбург в северо-восточном направлении. И подобных примеров можно привести много.
К тому же ряд богатых центральных регионов России смогли заключить выгодные для себя договоры с центром, которые дали им дополнительные правовые преимущества в социально-экономическом развитии. И они этим преимуществом с успехом пользуются. В первую очередь это относится к республикам Татарстан и Башкортостан. В договорах этих республик с федеральным центром четко прослеживается перераспределение полномочий в их пользу за счет расширения перечня совместных полномочий и предметов ведения, а также объема собственных исключительных полномочий (за счет совместных и федеральных). К исключительным полномочиям этих республик относилось в основном решение вопросов владения, пользования и распоряжения землей, недрами, природными ресурсами (договор с Татарстаном), самостоятельное осуществление внешнеэкономической деятельности (обе республики), создание собственного банка и др. Договоры позволили этим республикам быть в определенной степени независимыми от Российской Федерации при проведении собственной политики (в том числе в экономике). Договоры Свердловской области с федеральным центром также укрепили их самостоятельность в решении региональных проблем и т. д.
За годы экономических реформ территориальная дифференциация в уровнях социально-экономического и правового развития регионов России возросла, увеличился разрыв между центральными и приграничными (глубинными) регионами.
Базовые показатели социально-экономического развития подавляющего большинства приграничных субъектов РФ (от 70 до 90% и выше) уступают аналогичным среднероссийским показателям, а по некоторым из них имеют наихудшие значения. В число таких показателей входят инвестиции в основной капитал (в расчете на душу населения), приведенные душевые бюджетные доходы, удельный вес убыточных предприятий и др. Стабильные регионы-реципиенты в стране более чем на 70% представлены приграничными территориями1 .
Однако приграничные регионы России (их в стране почти половина), особенно те, которые не располагают значительными запасами ликвидных природных ресурсов, научно-техническим и производственным потенциалами и развитой инфраструктурой, которые потеряли преимущество географического положения с распадом СССР, обречены на более длительный кризис, отставание в развитии по сравнению с другими более богатыми центральными регионами. Во многом это результат не очень дальновидной политики федерального центра.
К тому же следует отметить, что многие приграничные субъекты РФ начали выполнять не свойственные им ранее функции по обслуживанию международных связей только после распада Советского Союза. На их территории еще не создана соответствующая инфраструктура. Обустройство приграничных территорий международными пунктами пропуска связано со значительными финансовыми и материальными затратами, которые в ряде случаев наряду с федеральными структурами осуществляют сами субъекты.
В таких условиях решение проблемы равноправия субъектов РФ, снижение территориальных диспропорций в их развитии, укрепление федеративного устройства страны может идти по нескольким направлениям. Одно из них - перераспределение дифференциальной ренты и государственная поддержка депрессивных и отсталых регионов.
Исходя из принципов федеративного устройства России, а также учитывая, что в создании дифференциальной ренты принимало участие население всех регионов страны, было бы целесообразно сделать дифференциальную ренту общегосударственной собственностью и направить ее на решение общероссийских проблем, в частности на развитие приграничных депрессивных и отсталых регионов.
Заслуживает внимания мнение общественного деятеля США Генри Джоржа относительно земельной ренты, высказанное еще в конце ХIХ в. Г. Джордж считал, что земельная рента принадлежит всей экономике в целом, должна облагаться полным (100%) налогом и использоваться на общественные нужды2 . Эту мысль полностью разделяет современный русский ученый секретарь Отделения экономики Российской академии наук академик Д.С. Львов. По его мнению, общество должно быть верховным владельцем тех природных ресурсов, на которых основывается жизнедеятельность всех его членов3.
В концепции устойчивого развития общества и экономики, разработанной под эгидой ООН, решительный поворот сделан в сторону эффективного использования природно-ресурсного потенциала земли в интересах всего населения планеты.
Однако в Российской Федерации проблема использования ренты до сих пор не имеет четкого и корректного решения, даже в области распределения ренты от использования природных ресурсов. Существующие федеральные законы "О недрах" и "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" не дают однозначного ответа на все эти вопросы. Договоры же, как мы видим, по-разному решают проблему собственности природных ресурсов и платы за их использование, что, несомненно, только усиливает социально-экономическую нестабильность и увеличивает асимметрию в развитии регионов.
Известно много форм государственной поддержки регионов (трансферты, целевые программы, помощь в завозе продукции (товаров), поддержка ЗАТО, субсидии на переселение и др.). Выбор конкретного направления поддержки определяется условиями развития региона, выхода его из кризиса.
В одних случаях целесообразно помочь региону в строительстве транспортной магистрали, что связало бы его с общероссийским рынком. Примером такого субъекта РФ может служить Республика Тыва. В других случаях следует создать дополнительные правовые условия и направить государственные средства в освоение природных ресурсов региона (Сахалинская область, располагающая значительными запасами углеводородов, рыбных ресурсов, термальных вод). А где-то помощь может быть направлена на переселение жителей из кризисных регионов (депрессивные и отсталые регионы на Севере России) и т. д. Но есть одна общая для всех приграничных регионов и страны в целом проблема, решение которой может дать мощный импульс для их развития. Это - создание условий для приграничного сотрудничества. Улучшение условий приграничного сотрудничества позволяет сопредельным странам восстановить и развить взаимовыгодные культурные, производственные и другие связи. Взаимная заинтересованность страны и регионов в этом процессе, а также положительный зарубежный опыт (в частности, по созданию еврорегионов) во многих случаях делают проблему развития приграничного сотрудничества наиболее предпочтительной при определении направлений государственной поддержки приграничных территорий.
Межрегиональное и приграничное сотрудничество является одним из наиболее действенных факторов экономического развития Российской Федерации и других стран Содружества Независимых Государств.
Реформирование экономик наших стран и демократизация общественной жизни закономерно сопровождаются децентрализацией управления, переносом акцентов в решении многих вопросов на региональный уровень, в частности, через повышение роли регионов во внешнеэкономической деятельности.
По состоянию на конец 2003 г. со странами СНГ и их регионами было заключено более 960 договоров и соглашений, охватывающих практически все сферы сотрудничества. В последние годы благодаря взаимодействию регионов наращиваются объемы взаимных инвестиций, направляемых в экономику стран Содружества.
В то же время обращают на себя внимание низкие темпы роста товарооборота между государствами Содружества. Из-за высоких цен на товары и транспортные услуги, неурегулированности платежно-расчетных отношений между хозяйствующими субъектами сдерживаются товарообменные операции и трудно восстанавливаются кооперационные и технологические связи.
Более полное использование возможностей межрегионального и приграничного сотрудничества сдерживается целым рядом объективных причин:
- не до конца преодоленные во многих странах СНГ последствия глубокого экономического кризиса;
- сужение ресурсной экспортной базы из-за свертывания научно-технического потенциала и сокращения объемов производства в промышленности;
- несогласованность в проведении структурных преобразований национальных экономик и постепенное ослабление их взаимодополняемости;
- расхождения в национальных законодательствах в сфере внешнеэкономической и хозяйственной деятельности;
- существующие таможенные и налоговые барьеры;
- несогласованность норм в области стандартизации продукции;
- невыполнение должным образом решений по укреплению межрегионального сотрудничества, принимаемых на правительственном уровне.
Приграничное расположение того или иного субъекта РФ в значительной мере отражается на характере внешнеэкономических связей с сопредельным государством. Как правило, на приграничное государство приходится основная доля общего товарооборота данного региона. Так, в Республике Карелия, граничащей с Финляндией, на долю последней приходится 46% товарооборота, в Республике Дагестан на приграничный Азербайджан приходится 62,5% товарооборота всей внешней торговли со странами СНГ. В Алтайском крае - на приграничный Казахстан - 54,2%, в Белгородской области - на Украину - 74,7%, Воронежской области - на Украину -38,1%, Курганской обл. - на Казахстан - 60%, Курской области - на Украину - 65,2%4 . В Смоленской области практически весь товарооборот - 96% осуществляется с приграничной Беларусью. Такая тенденция вполне объяснима, так как экономические связи с приграничными регионами осуществляются с меньшими затратами и с большей эффективностью, что в конечном счете отражается на экономической ситуации.
Среди приграничных регионов можно отметить определенную корреляционную зависимость между долей товарооборота с приграничным государством и величиной валового регионального продукта на душу населения: во многих приграничных субъектах РФ чем выше доля приграничного товарооборота, тем больше ВРП. Такова, например, ситуация в Смоленской и Брянской областях, граничащих с Республикой Беларусь. В первой доля товарооборота с Беларусью - 96%, во второй - 40%, соответственно душевой ВРП в Смоленской области в 1,4 раза больше, чем в Брянской области. Из трех областей, Белгородской, Воронежской и Курской, доля товарооборота с сопредельной им Украиной составляет соответственно 74,7; 38,1 и 65%. При этом Белгородская область с наибольшей долей приграничных связей превышает уровень душевого ВРП Курской области в 1,21 раза, а Воронежской - в 1,32 раза. Из приграничных к Казахстану областей России лидируют по объему товарооборота с этой республикой Оренбургская и Омская области, они же имеют и наибольшее значение ВРП на душу населения.
Все это свидетельствует в пользу развития приграничных экономических связей как важнейшего фактора экономического роста приграничных регионов и снижения в них социальной напряженности.
Приграничное экономическое сотрудничество может развиваться по многим направлениям, включая взаимную торговлю, привлечение инвестиций, создание совместных предприятий, кооперационное производство, переработку давальческого сырья, торговлю лицензиями, лизинг, перевозки и др.
К сожалению, многие подходы к формированию взаимоотношений федерального центра к новым приграничным субъектам РФ остаются прежними. Нельзя, как мы уже видели, ставить в один ряд внутренние и приграничные территории Российской Федерации. Последние требуют большего внимания, большей инвестиционной и финансово-бюджетной поддержки и расширения полномочий.
Все приведенные выше факты свидетельствуют о сложных условиях хозяйствования в приграничных регионах. Для успешного решения проблемы приграничного сотрудничества потребуется выполнение целого комплекса последовательных мероприятий. Первое из них - создание целостной общегосударственной концепции приграничного сотрудничества, учитывающей богатый международный опыт. Последующие шаги должны быть нацелены на разработку политики и специальных методов регулирования приграничного сотрудничества.


1 Федеральный бюджет и регионы: опыт анализа финансовых потоков. - М.: Диалог-МГУ, 1999. - С. 30.
2 Макконнелл К.Р., Брю С.А. Экономикс: принципы, проблемы и политика. - Таллинн. - 1993. - С. 178.
3 Путь в ХХI век (стратегические проблемы и перспективы российской экономики). - М.: Экономика, 1999. - С. 43.
4 Регионы России. Статистический сборник. - М., 2004.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия