Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (13/14), 2005
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Онгоро Т. Н.
старший научный сотрудник кафедры международных экономических отношений Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В СТРАНАХ АФРИКИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

По Вашингтонскому консенсусу1 развивающимся странам, в частности на африканском континенте, было рекомендовано осуществлять всеобъемлющую либерализацию национальной экономики, для эффективного регулирования экономического развития, в том числе для привлечения иностранного капитала, осуществления последовательной приватизации государственной собственности.
Страны Африки, 34 из которых относятся к самым бедным странами мира, крайне заинтересованы в притоке прямых иностранных инвестиций в свою экономику2 . Широко признается вклад таких инвестиций в решение экономических проблем всего этого региона и его вовлечения в мировые процессы интернационализации и глобализации.
Однако в 60-е и 70-е годы ХХ в. большинство африканских стран после получения независимости существенно ужесточило свою политику по отношению к прямым зарубежным инвестициям. В некоторых случаях это привело к национализации иностранных предприятий. Такая позиция была отчасти связана с господством теории зависимости (dependence theory)3 , согласно которой возможности развития в социальной и экономической сферах наименее развитых стран определялись, прежде всего, развитыми государствами. А в связи с экспансией транснациональных корпораций, появлялись обвинения в экономическом колониализме, эксплуатации, привнесении в страны Африки несвойственных им привычек, потребительских вкусов и неуместных технологий4 .
На смену теории зависимости приходит теория взаимозависимости5 . В соответствии с данной теорией, развивающиеся страны важны для развитых стран, поскольку экономика последних зависит от ресурсов менее развитых стран. Появляется, как отмечали, в частности, Х. Амирахмади и В. Ву6 , "сдвиг парадигм в отношении развития" ("Paradigmatic Shift in Development Thinking").
Изменению ситуации в этом направлении способствовал целый ряд факторов:
замедление экономического роста в развивающихся странах и недостаточный уровень накопления капитала в них;
уменьшение привлекательности многих стран мировой периферии в качестве получателей прямых зарубежных инвестиций, наряду с возрастающей их заинтересованностью в приобретении новых технологий, необходимых для ускорения структурных изменений в экономике в условиях прогрессирующей ее глобализации;
потеря иллюзий о преимуществах банковских кредитов по сравнению с прямыми иностранными инвестициями, в том числе в связи с растущими трудностями в обслуживании и возврате кредитов;
давление транснациональных банков, правительств стран-кредиторов, МВФ и Мирового банка на развивающиеся страны, с целью либерализации их экономики;
растущее осознание странами бывшей "социалистической ориентации" и другими слаборазвитыми странами того факта, что бюрократические методы управления экономикой и государственного контроля за экономическими процессами являются неэффективными, что затраты их "общественного сектора" чрезмерно раздуты7.
актуализация проблемы нехватки валютных средств вследствие сокращения инвестиций в развивающиеся страны (как прямых, так и портфельных), неравномерного их распределения и хронических торговых дисбалансов у развивающихся стран8.
Правительства этих стран, потеряв доверие к существующей стратегии, были вынуждены изменять свои взгляды на прямые иностранные инвестиции. Особенно сильное влияние на них оказали распад Советского Союза и процессы либерализации в Восточной Европе, нанесшие серьезный удар по идеологии централизованного планирования и практике инвестирования, целиком контролируемого государством.
В период 80-х гг. ХХ в. почти половина африканских государств создала новые или усовершенствовала существующие инвестиционные кодексы с целью создания более привлекательных условий для привлечения прямых иностранных инвестиций, в том числе в разные отрасли своей экономики. Были сняты ограничения на владение контрольными пакетами акций новых предприятий, уменьшены бюрократические преграды (облегчены процедуры одобрения правительством предлагаемых инвестиционных проектов, выдачи разрешений, лицензий, процедуры регистрации и доступа в страну и др.). Изменения затронули и сферу валютного регулирования, наиболее значимую для потенциальных инвесторов, в частности, с точки зрения возможностей вывоза прибылей. Начали осуществляться положительные сдвиги в области защиты интеллектуальной собственности и передачи современных технологий. Большинство африканских стран начинает предлагать инвесторам налоговые и другие льготы для создания предприятий с иностранным капиталом.
Немаловажное значение имело и более активное участие стран Африки в международных (многосторонних и двусторонних) соглашениях. Уже к июню 1996 г. африканскими странами было заключено почти 260 двусторонних соглашений, касающихся инвестиций (155 из них предусматривали устранение двойного налогообложения), а к январю 1999 г. число таких соглашений увеличилось до 3639 . К концу 1996 г. 41 африканская страна стала членом МИГА (Multilateral Investment Guarantee Agency (MIGA)10 ), 26 стран ратифицировали Нью-Йоркскую и 23 - Парижскую конвенции, предусматривающие защиту инвестиций (первая), патентов и интеллектуальной собственности (вторая) 11 .
В африканские страны иностранные инвестиции стали поступать хотя и в небольших объемах, но сравнительно постоянно. За период с 1970 по 2001 гг. размеры притока иностранных инвестиций увеличились почти в 28 раз и, в конце концов, достигли 18,8 млрд долл.12.
Вместе с тем изменение отношения к иностранному инвестированию не смогло в полной мере компенсировать проблемы, обусловленные несовершенством управления экономикой и общим ее плохим состоянием. Поэтому несмотря на усилия по улучшению бизнес-климата и условий инвестирования, защите инвестиций со стороны международных организаций, иностранные инвестиции в африканских странах находились, в общем, на скромном уровне, по сравнению с уровнем иностранных инвестиций в других регионах мирового хозяйства.
Динамика прямых иностранных инвестиций в 1970-2003 гг. (млн долл. США)
Источник: IMF, International Financial Statistics Yearbook, за разные годы; IMF, Balance of Payments Statistics Yearbook, за разные годы; UNCTC, Transnational Corporations in World Development. Trends and Prospects. UN, New York, 1988; UNCTAD, Handbook of International Trade and Development Statistics. UN, New York, Geneva, 1996/1997, pp. 248-255; UNCTAD, Handbook of Statistics. UN, New York, Geneva, 2002, pp. 274-281; UNCTAD, World Investment Report, FDI Policies for Development: National and International Perspectives. UN, New York, Geneva, 2003, p. 249; UNCTAD, World Investment Report, The Shift Towards Services. UN, New York, Geneva, 2004, p. 367.


Мировой приток прямых иностранных инвестиций увеличился между 1970-1974 и 1996-2000 гг. почти в 48,2 раза; в развивающихся странах в целом он вырос в 46,9 раза, в странах же африканского континента увеличился в 10,9 раза13 . Накопленные прямые иностранные инвестиции за период с 1971 по 2000 г. в мире возросли почти в 38 раз, достигнув 6,3 трлн долл., в Африке они выросли лишь в 11 раз, достигнув к 2000 г. 142 млрд долл.14
В целом за тридцатилетний период (с 1971 по 2001 г.) на долю Африки пришлось всего 2,5% мирового притока прямых иностранных инвестиций и менее 10% их притока в развивающиеся страны.
Тренд доли притока таких инвестиций в африканские страны в общей его величине в развивающиеся страны в этот период имел отрицательный коэффициент, равный -0,48.
Доля Африки в мировом притоке прямых иностранных инвестиций в 1970-2001 гг.
Источник: собственные расчеты автора.
Таблица 1
Накопленные прямые иностранные инвестиции по отдельным регионам мирового хозяйства (1980-2003 гг.), % от общемировых
Источники: UNCTAD, World Investment Report, 2003. Р. 257-260, Annex table B. 3., UNCTAD. World Investment Report, 2004. Р. 379, Annex B, for the years: 2000, 2002 and 2003; UNCTAD. Foreign Direct Investment (FDI) Database for the year 2001.
* Без ЮАР.
** Включая ЮАР.
Приток прямых иностранных инвестиций в страны Африки в отдельные годы (млн долл.)
Источник: UNCTAD. Handbook of Statistics. UN, New York, Geneva, 2002. Р. 274-281; UNCTAD. World Investment Report, The Shift Towards Services. UN, New York; Geneva, 2004. Р. 367.


Вместе с тем в период с 1961 по 2003 г., несмотря на общую повышательную тенденцию в притоке прямых иностранных инвестиций на африканский континент, имели место отдельные периоды не только быстрого роста, но и снижения его размеров.
Пиковый приток 1985 г. был обусловлен кратковременным увеличением притока в пять экспортирующих нефть стран - Египет, Камерун, Нигерию, Анголу, Ливию. По данным Мирового банка, более 80% прямых иностранных инвестиций было направлено в нефтяной сектор экономики15.
Значительный пик притока (4,7 млрд долл.) приходится на 1989 г., прежде всего за счет рекордного притока инвестиций в Нигерию (1,884 млрд долл.; эта величина впоследствии была превышена лишь единожды) и Либерию (656 млн долл. - абсолютный рекорд притока в эту страну).
Резкий рост притока прямых иностранных инвестиций в 1997 г. был вызван неожиданным увеличением объема инвестиций в ЮАР (годовой приток составил 3,8 млрд долл., по сравнению с 816 млн в предыдущем году), Эфиопию (приток вырос с 22 млн в 1996 г. до 288 млн в 1997), а также продолжающимся ростом инвестиций в экономику нефтедобывающих стран (в Египет - с 636 до 891 млн долл., в Анголу - 412 млн против 181 млн долл. в 1996 г.). При этом иностранный капитал активно участвовал в реализации ряда приватизационных проектов, прежде всего в ЮАР16.
Несмотря на впечатляющий пик 2001 г., объем притока прямых иностранных инвестиций у большинства африканских стран остался на уровне 2000 г. Увеличение притока капитала на 8 млрд долл. объясняется лишь реализацией нескольких крупных проектов в ЮАР и Марокко. Приток инвестиций в ЮАР был связан с перераспределением долей в холдинге "Anglo-American and De Beers", покупкой доли, принадлежащей "De Beers". В Марокко были проданы 35% акций Morocco-Telecom, что привело к увеличению притока иностранных инвестиций до 2,7 млрд17.
Доля отдельных стран в суммарном притоке прямых иностранных инвестиций в Африку
в 1961-2000 гг.
* Приток капитала в 52 страны. Из их числа исключена Ливия, которая имела чистый отток инвестиций в размере 5,7 млрд долл., США в связи с санкциями и национализацией.
Источники: IMF. International Financial Statistics Yearbook, за разные годы; IMF, Balance of Payments Statistics Yearbook, за разные годы; UNCTC, Transnational Corporations in World Development. Trends and Prospects. UN, New York, 1988; UNCTAD. Handbook of International Trade and Development Statistics, 1996/1997. Р. 248-255; UNCTAD. Handbook of Statistics. UN, New York; Geneva, 2002. Р. 274-281; UNCTAD. World Investment Report, за разные годы.

34 наименее развитые африканские страны имели трудности с привлечением прямых иностранных инвестиций из-за небольших объемов внутреннего рынка, низкого уровня внутренних инвестиций, плохой инфраструктуры, политической нестабильности, частых изменений в экономической политике, коррупции, неблагоприятного инвестиционного режима18.
В период 1961-1994 гг. приток инвестиций в Африку в целом определялся капиталовложениями в производство нефтедобывающих стран. Девять стран - главных экспортеров нефти (в последнее время их число увеличилось до десяти) получили более 59% суммарного объема прямых иностранных инвестиций.
Динамика поступлений прямых иностранных инвестиций в нефтедобывающие и другие страны Африки в 1961-2003 гг. (млн долл.)
Источник: UNCTAD. World Investment Report. The Shift Towards Services. UN, New York; Geneva, 2004. Р. 367.

В то же время практика участия в международных соглашениях, обеспечивающих гарантии для инвестиций (MIGA) и регулирующих решение спорных вопросов (ICSID) и заключение соглашений о защите инвестиций и доходов инвесторов, привела к некоторой диверсификации в притоке прямых иностранных инвестиций, которые стали направляться не только в добычу полезных ископаемых (в основном нефти), но и в другие сферы экономики африканских стран. Так, Лесото, Мозамбик, Танзания и Уганда получили инвестиции для развития сельского хозяйства, легкой промышленности, инфраструктуры. При этом наблюдался быстрый рост таких инвестиций.
Однако наряду с заметным увеличением объемов прямых иностранных инвестиций в экономику Анголы, Танзании, Уганды (в 1995-2000 гг.), Судан (1997-2000), Кот-Д`Ивуар (1995-2000), Лесото (1995-1998), в 1997-2000 гг. уменьшился приток инвестиций в Экваториальную Гвинею, и особенно в Нигерию. Доля нефтедобывающих стран уменьшилась с 59% до 48,2%, а в 2001 г. она составила всего 27,6% притока прямых иностранных инвестиций на африканский континент. В группе этих стран ранее большую часть инвестиций получали Нигерия и Египет. Но в 2001 г. их доля в общем объеме поступлений прямых иностранных инвестиций в Африку сократилась до 9,4%, против 25,7% в 1996-2000 гг. и 54% в 1961-1995 гг.
В целом иностранные инвестиции в африканскую экономику шли по пяти основным направлениям: в страны с богатыми природными ресурсами, в страны, в которых осуществлялись серьезные структурные экономические реформы (например, в Мозамбик, Танзанию, Уганду), в страны с активной политикой привлечения инвестиций в экспорториентированные отрасли, в страны, обладавшие емкими внутренними рынками (ЮАР, Нигерия, Кот-Д`Ивуар и другие), в страны со специальными сравнительными преимуществами (location advantages) - например, в Лесото и Свазиленд, которые использовались как канал для торговли с ЮАР в период, когда в отношениях с этой страной применялись международные санкции19.
Вместе с тем следует подчеркнуть (на что обращают внимание и эксперты ВТО20): из-за ограниченности разведанных запасов природных ресурсов и небольших объемов внутренних рынков большинство африканских стран пока недостаточно привлекательны для иностранных инвесторов. В связи с этим либерализация инвестиционных режимов на африканском континенте оказывается не единственным условием для привлечения инвестиций, для сохранения их притока на постоянно высоком уровне. В условиях экономической глобализации приток иностранного капитала вообще не всегда зависит от факторов, находящихся под контролем страны, желающей получить инвестиции.
Ключевым моментом оказывается стратегия транснациональных корпораций, на основании которой ими определяется выбор той или иной страны. Этот выбор зависит от многих факторов: возможностей выхода на локальный, региональные и мировые рынки, наличия природных ресурсов, дешевой и квалифицированной рабочей силы, уровня экономического развития страны, уровня развития инфраструктуры, состояния местного бизнеса, национальной стратегии развития экономики, места и роли страны в системе международного разделения труда, состояния мировой хозяйственной конъюнктуры. При оценке этих факторов решающее слово остается за транснациональными корпорациями.
В то же время нельзя недооценивать и инициативные решения правительств африканских государств, учитывающие политику других стран, претендующих на привлечение иностранных инвестиций, и возможности разработки инвестиционных проектов, ориентированных на повышение эффективности национальной экономики (efficiency-seeking investment)21. Тем не менее важнейшими факторами привлечения инвестиций в Африку по-прежнему остаются привлекательные приватизационные проекты и наличие природных ресурсов.
В целом можно сказать, что ситуация с привлечением инвестиций не безнадежна. Тенденции последних лет позволяют рассматривать возможности привлечения прямых иностранных инвестиций в данный регион мирового хозяйства с осторожным оптимизмом. Однако анализ основных трендов свидетельствует о том, что существующие подходы не позволяют достичь желаемых результатов и необходим поиск новых решений проблем слаборазвитых стран Африки.


1 "Вашингтонский консенсус" - это договоренности между МВФ, Мировым банком и США о "правильной" политике для развивающихся стран (Stiglitz J. E. Globalization and its Discontents. New York, 2002. P. 16).
2 См.: Amirahmadi H. and Wu W. Foreign Direct Investment in Developing Countries // The Journal of Developing Areas. Vol. 28. N 2, January 1994. Р. 167-190.
3 Baran P. The political Economy of Growth. New York: Monthly Review Press, 1957; Frank A. G. Capitalism and Underdevelopment in Latin America. New York: Monthly Review Press, 1967; Arghiri E. Unequal Exchange: A Study of the Imperialism of Trade. New York: Monthly Press Review, 1969; Cardoso F. H. Dependence and Development in Latin America // New Left Review, 74. 1972. Р. 83-95; and Wallerstein I. Dependency in an Interdependent World: The Limited Possibilities of Transformation within the capitalist World-Economy. African Studies Review. Vol. 17. No. 1. 1974. P. 1-26.
4Amin S. Maldevelopment: Anatomy of a Global Failure, translated from the French by Michael Wolfer (Atlantic Highlands, NJ: Humanities Press International, 1990).
5Schatz S. Assertive Pragmatism and the Multinational Enterprise // in Postimperialism: International Capitalism and Development in the Late Twentieth Century / ed. D. G. Becker et al. (Boulder, CO: Lynne Rienner, 1987); Corbridge S. The Asymmetry of Interdependence: The United States and the Geopolitics of International Financial Relations // Studies in Comparative International Development 23, spring, 1988. P. 3-29; Geiger T. The Future of International System: The United States and The World Political Economy. Boston, MA: Unwin Hyman, 1988; Gill S. and Law D. The Global Political Economy: Percepectives, Problems, and Policies. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press, 1988; and Bhagwati J. Dependence and Interdependence: Developing Countries in The World Economy // Political and International Economics, J. Bhagwati /edited by Irwin D. A., Cambridge: MIT Press, 1991.
6 Amirahmadi H. and Wu W. Op. cit. P.174-175.
7 Transnational Corporations in World Development: Trends and Prospects. United Nations Center on Transnational Corporations, United Nations, New York, 1988. P. 262-263.
8Amirahmadi H. and Wu W. Op. cit. P. 168.
9 UNCTAD. Foreign Direct Investment in Africa: Performance and Potential. New York and Geneva, 1999.
10 Это агентство гарантирует иностранным инвесторам страхование от таких некоммерческих рисков, как национализация или потеря собственности в результате военных конфликтов или внутренних беспорядков.
11 UNCTAD. World Investment Directory. Volume V Africa. 1996, UN, New York and Geneva, 1997. P. XIII-XVI.
12 UNCTAD. Handbook of International Trade and Development Statistics. UN, New York; Geneva, 1996/1997. P. 248-255; UNCTAD. Handbook of Statistics. UN, New York; Geneva, 2002. P. 274-281; UNCTAD. World Investment Report, FDI Policies for Development: National and International Perspectives. UN, New York; Geneva, 2003. P. 249-250.
13 IMF. International Financial Statistics Yearbook, за разные годы; IMF. Balance of Payments Statistics Yearbook, за разные годы; UNCTC. Transnational Corporations in World Development. Trends and Prospects. UN, New York, 1988; UNCTAD. Handbook of International Trade and Development Statistics, 1996/1997. Р. 248-255; UNCTAD. Handbook of Statistics. UN, New York, Geneva, 2002. Р. 274-281; UNCTAD. World Investment Report, за разные годы.
14 Dunning J. H. Changes in The Level and Structure of International Production: The Last One Hundred Years // M. Casson (ed.). The Growth of International Business. London: Allen and Unwin, 1983. Р. 88, Tables 5.2., UNCTAD. World Investment Directory. Vol. V Africa. 1996, UN, New York and Geneva, 1997. Р. XXI; UNCTAD. World Investment Report, Transnational Corporations and Export Competitiveness. UN, New York and Geneva, 2002. Р. 310, Annex table B.3.
15World Bank, 1986. Р. 78, 79, 90.
16 В 1997 г. было продано 30% акций телекоммуникационной компании ЮАР "Telecom" американскому консорциуму SBS и инвесторам из Малайзии - Telecom Malaysia. Были проданы также 6 радиостанций, национальная авиакомпания Sun Air, гостиница и ряд компаний пищевой промышленности.
17 UNCTAD. World Investment Report, Transnational corporations and Export Competitiveness. 2002. Р. 48-49.
18 По данным Мирового Банка (World Bank. World development indicators, Washington D.C., 2001. Р. 24), средний ежегодный рост внутренних инвестиций во всех странах мира в 1965-1999 гг. составлял 3,3%, в странах же Африки южнее Сахары - 0,1%.
В 21 стране Африки с 1958 по 1980 г. произошло 26 военных переворотов (Davidson B. Modern Africa. A Social and Political History. Fifth edition, Singapore, 1997. Р. 182).
19 Более подробно см.: Morisset J. Foreign direct investment in Africa: policies also matter // Transnational Corporations. Vol. 9. N 2. August. 2000).
20 WTO. INDIA- Relationship between Trade. Investment and development. WT/WGTI/W/72. 12 April 1999, para. 8.
21 Dunning J. H. Re-evaluating the Benefits of Foreign Direct Investment // Buckley P. J. and Ghauri P. N. (eds.). The Global Challenge for Multinational Enterprises. Managing increasing interdependence. Amsterdam, 1999. Р. 73.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия