Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (77), 2021
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Лапинскас А. А.
профессор кафедры экономической теории
Санкт-Петербургского горного университета,
доктор экономических наук

Хайкин М. М.
зав. кафедрой экономической теории
Санкт-Петербургского горного университета,
доктор экономических наук, профессор


О принципе обмена эквивалентами или новый взгляд на известные экономические категории
В статье показано значение принципа обмена эквивалентами в современной экономике. Дано обоснование теоретической и практической значимости осуществления этого принципа в условиях сосуществования разных направлений экономической теории
Ключевые слова: принцип эквивалентного обмена, закон стоимости, труд, земля, капитал, рынок, государство
УДК 330.101; ББК 65.011   Стр: 47 - 51

Пандемия сильно меняет мир, еще более усложняя экономические отношения. Усложнение экономической ситуации способно еще более запутать существующие проблемы, как в теоретическом, так и в практическом плане. В данной статье речь пойдет о принципе обмена эквивалентами и его проявлениях. Этот принцип, даже анализируемый с различных теоретических платформ, часто отождествляются только с рыночной системой и, соответственно, с рыночными законами спроса и предложения (или законом стоимости). Так как сфера действия рынков свободной конкуренции во всем мире устойчиво сужается, некоторым очень важным принципам и экономическим законам придается все меньше значения.
Некоторые авторы оспаривают наличие эквивалентности в информационной экономике (постиндустриальной стадии ее развития), опираясь, например, на концепцию «постиндутриального общества» [1].
Можно согласиться с тем, что рынок свободной конкуренции давно уже не является главным механизмом распределения доходов в современной экономике. Более того, информационная экономика в ряде случаев дает возможность пользователям получать бесплатный (т.е. не эквивалентный) доступ к различным видам информационных ресурсов. Но это не означает, что принцип эквивалентности перестал существовать и создатели контента готовы работать бесплатно: это не позволило бы им элементарно воспроизводить свое существование. Принцип эквивалентности вовсе не исчезает, но при этом значительно усложняется его осуществление.
Дискуссионной до сих пор остается и проблема определения источников и величины новой стоимости, и, соответственно, нового богатства: при этом сторонники того или иного определения стоимости, как правило, отрицают другие подходы.
Под принципом эквивалентности обмена имеется в виду равная стоимость (ценность) обмениваемых товаров и услуг. Этот принцип действует во всех типах хозяйственных организаций. Напомним, что где имеет место товарное производство, там действует стоимостной эквивалентный принцип; там, где оно отсутствует — соответственно трудовой эквивалентный принцип.
Важно подчеркнуть, что теоретическое решение проблемы величины стоимости, ценности и эквивалентности обмена в широком смысле имеет и значимые практические последствия. Вновь созданная стоимость проявляется как доходная часть цены товара (услуги). А эффективное распределение доходов — важнейший фактор мотивации хозяйственной деятельности. В свою очередь, эффективность мотивации является важнейшим условием эффективности экономического развития в целом. Способы же распределения доходов тесно связаны с тем или иным истолкованием источников образования новой стоимости.
Вопросы мотивации тесно связаны не только с производством, но и с распределением новой стоимости (богатства). Среди видных экономистов первым на это обратил внимание Сисмонди, который показал, что распределение неразрывно связано с самой сутью понятия «богатство» [2]. В распределении богатства Сисмонди отводил особое место слоям населения, лишенным собственности, в то же время составляющим большинство в обществе, что, несомненно, актуально и для современного российского общества. Он обратил внимание на системные пороки («провалы») рынка, среди которых выделяется чрезмерная социальная дифференциация общества, когда в одном полюсе концентрируется богатство, а в другом — нищета. В социуме со средним уровнем среднедушевых доходов большинство его членов может оказаться нищими, если в нем существует чрезмерная дифференциация распределения национального дохода. Ликвидация этой дифференциации — необходимое условие достижения важнейшей задачи экономического развития. Подобную мысль отмечал Посошков И.Т. еще до А. Смита [3]. Таким образом, создание новой стоимости неотделимо от ее распределения.
Эффективность управления развитием хозяйственной организации тесно связана со справедливым распределением, которое должно осуществляться по значению конкретного субъекта. Это относится к хозяйственным организациям всех типов и масштабов — от семейного хозяйства и фирмы (предприятия) до региональной и национальной экономики. Значение, или вклад субъекта в результаты функционирования хозяйственной организации — это результат его труда, поэтому речь идет именно о распределении «по труду». Внутри хозяйственной организации эквивалентный обмен осуществляется между субъектами данного хозяйства и его управляющим центром. Субъект максимально выкладывает свои усилия, знания, умения и энергию (труд) в ожидании получения адекватного (эквивалентного) вознаграждения в денежном или ином виде. Если его ожидания не оправдываются, то происходит подрыв мотивации труда, он перестает стараться. Эта проблема была хорошо известна в советской экономике, когда уравнительное распределение приводило к значительному снижению мотивации труда. А такое явление, как «ударный труд на основе энтузиазма» возможен только в ограниченных, достаточно узких, рамках.
Не понимая сути стоимости, мы не можем иметь и четких представлений о сущности денег (например, продолжаются споры о сущности криптовалюты, от решения которых зависит будущее этой валюты), инфляции, способах оценки ВВП и т.д., и самое главное — об источниках новой стоимости, нового богатства и способах его преумножения. Поясним это на исторических примерах. В частности, физиократы считали, что новая стоимость возникает при взаимодействии человека с живой природой. Соответственно, ее производят земледельцы и землевладельцы (остальные классы — бесплодные). Государство (в лице государя) в целях преумножения богатства нации и должно их поощрять в первую очередь. У меркантилистов же самыми важными в экономике были купцы, в теории факторов производства — предприниматели, в марксизме — пролетариат.
Современные экономические теории уже не делят общество на «производительные» и «бесплодные» классы: все занятые вносят «посильный вклад» в создание ВВП и получают «по заслугам». Таким образом, по умолчанию предполагается распределение «по предельной производительности», которое порождает «предельные доходы». Проблема заключается в том, что предельную производительность (как и количество абстрактного труда), определить априорно не представляется возможным. И то, и другое на практике проявляется в рыночных ценах. Возникают парадоксы, давно отмеченные теоретиками социалистического направления: получается, что самую высокую предельную производительность имеют миллиардеры, в т.ч. дельцы вторичных рынков ценных бумаг и валюты (типа Дж. Сороса, поп звезды типа О. Бузовой), авторы бульварных романов, чиновники и т.п. Значение многих из них для развития общества весьма сомнительно. В то же время инженеры, учителя, врачи, профессора вузов и др. обладают значительно меньшей предельной производительностью — что очевидно не так, поскольку их общественная значимость обратная их доходам. Подобным вопросом задавался еще А. Сен-Симон: кто важнее для общества — один профессор физики или 1000 чиновников, распределяющих не ими созданный ВВП [4].
Другая крайность в исследованиях и практического использования принципа эквивалентности — это попытки решить проблему справедливого распределения посредством прямых, не стоимостных и не денежных методов. В истории известны многие эксперименты с попытками прямого определения количества труда на производство товаров и обмена непосредственно «по труду». Например, П. Прудон правильно считал, что взаимность (т.е. принцип эквивалентности) требует, чтобы хозяин давал работнику столько же, сколько работник даёт ему; справедливость требует, чтобы ценность всегда обменивалась на равную ценность [5]. Ошибка в том, что он отвергал денежно-стоимостной способ распределения; соответственно, продвигал проекты народных банков (banque d’échange, и banque du peuple), которые должны были учитывать непосредственно трудовые вклады и рабочее время. Такие попытки делались и на макроуровне в ряде социалистических стран, в том числе и в СССР. С.Г. Струмилин в 1930-е гг. разработал единицу труда «тред», который, по его мнению, должен быть поставлен в основу социалистической системы прямого распределения [6]. На практике треды не были применены, но в 1930-е гг. в СССР в сельском хозяйстве действовала схожая система распределения по «трудодням». Все без исключения подобные попытки на практике не увенчались успехом. В подобных экспериментах не соблюдались требования принципа эквивалентности обмена: точнее, эти попытки были весьма однобокими.
Таким образом, реальные поиски теоретического и практического решения проблемы источников стоимости и адекватных способов ее распределения предполагают нахождение взвешенных подходов, отвергающих крайние, радикальные варианты. Среди существующих подходов к решению вопроса величины стоимости можно выделить основных три: 1) классический (трудовая теория стоимости), 2) маржиналистский (теория предельной полезности) и 3) неоклассический, представляющий собой синтез теории издержек и маржинализма, но отрицающий основные постулаты трудовой теории стоимости. При этом, некоторые современные теоретики, в основном придерживающиеся неоклассической теории, даже не относят данную проблему к фундаментальным. В частности, К Макконнелл и С. Брю выделяют следующие «пять фундаментальных вопросов», прочно вошедших и в современные российские учебники: 1) сколько следует производить, 2) что производить, 3) как производить, 4) для кого производить и 5) способна ли система адаптироваться к изменениям? [7]. В известном учебнике лаурета Нобелевской премии П. Самуэльсона выделяются только три первые вопроса [8]. То же самое находим и во многих современных российских учебниках.
Представители данного направления, вслед за А. Маршаллом, считают, что достаточно знать, что рыночная цена товара (услуги) определяется соотношением спроса и предложения с учетом государственного регулирования рынка. Отсутствие желания выяснять сущность понятия «стоимость» кажется странным, с учетом того, что все подходы используют термин «добавленная стоимость». Заметим, что это понятие в определенном смысле соотносится с представлениями марксизма, согласно которому новая стоимость есть сумма необходимого и прибавочного продукта, которые проявляются как заработная плата и прибыль. Но если Маркс (Смит, Рикардо и другие классики) ясно говорили, что источником новой стоимости является труд человека, то современные теории предпочитают уклоняться от прямого ответа. С нашей точки зрения, это имеет отрицательные последствия — как для экономической теории, так и для хозяйственной практики.
При этом ни у кого из экономистов нет сомнений в том, что добавленная стоимость создается в реальном секторе экономики факторами производства, «порождающими» свой вид дохода: труд — зарплату; предпринимательские способности — доход, прибыль; земля — ренту; капитал — проценты; информация — роялти. Это общеизвестные выводы теории факторов производства и «производительности капитала». Вместе с тем, сама теория факторов производства признает, что они «порождают» доходы только в процессе обращения; их соединяет и оборачивает предприниматель. Действительно, предпринимательская деятельность по соединению и оборачиванию остальных факторов производства — это весьма сложный и ответственный труд. Причем, трудовая предпринимательская деятельность не мешает предпринимателю быть одновременно и капиталистом — эксплуататором, о чем писал Маркс (отмечая, что кроме капитала — собственности есть и капитал — функция), но скромно умалчивают теории неоклассического и либерального направления.
Ренту и процент земля и капитал так же «порождают» не сами по себе — данными (материальными) факторами производства необходимо управлять, а это опять же предпринимательский труд собственника этих факторов. Таким образом, отнюдь не сами факторы производства порождают новую стоимость, которая распадается на виды доходов, а труд (старания, компетентность, риск, ответственность) их владельцев. Однако, собственность на рабочую силу (труд), предпринимательские способности, землю и капитал (средства производства) дает несопоставимо разные возможности и размеры доходов, что должно учитываться при их распределении. Так, в частности, в современных условиях особую актуальность приобретает эффективное распределение горной ренты — доходов от эксплуатации месторождений минеральных ресурсов. Много особенностей необходимо учитывать и при распределении процента, а также доходов от патентов, авторских прав и т.д. Но если проблема защиты авторских прав и прав собственности часто обсуждается и принимаются меры, то это гораздо в меньшей степени распространяется на проблему защиты прав наемных работников.
Из вышеотмеченного следует, что «труд» — гораздо более фундаментальное понятие, чем предполагали как марксисты, так и их оппоненты. Труд — это не только сознательная, целесообразная деятельность человека, но и необходимое условие видоизменения природы. При этом социум опосредует, регулируют и контролируют обмен веществ между обществом и природой, постоянно трансформируя собственную социальную природу». В процессе труда человек реализует поставленные перед собой цели.
Почему необходимо широкое определение категории «труд»?
Для того, чтобы не путать его с фактором производства «рабочая сила», который должен определяться как «способность к труду». «Труд» — это процесс, его нельзя купить на рынке труда, он начинается только после заключения сделки, непосредственно на конкретном производстве.
Стоит помнить, что факторы производства подразделяются на два вида: личные и вещественные, или материальные К личным факторам относятся труд (способности к труду или рабочая сила), предпринимательские способности. Но на практике они могут переплетаться: человек может быть предпринимателем и наемным работником в одном лице. В частности, работник, обладающий несколькими объектами недвижимости, акциями, облигациями и (или) банковскими вкладами, одновременно ими управляет, т.е. занимается и предпринимательской деятельностью. Мелкий предприниматель может работать непосредственно в собственном малом бизнесе. Все они в то же время могут быть изобретателями, блогерами и т.п.
Факторы производства — земля, капитал, информация нередко выступают объектами управления: они сами по себе не обращаются и новой стоимости, добавленной стоимости, не создают, а только переносят свою стоимость на новый товар. Об этом писал еще и К. Маркс. По умолчанию с этим согласны и все современные теории. Таким образом, личные факторы производства стоит отнести к субъектам труда, а материальные — к объектам труда.
Добавленная стоимость создается в хозяйственном процессе совместным трудом его персонала: от управляющего центра до низовых элементов: Распределение добавленной стоимости, которую создает и получает предприятие в виде дохода, осуществляется предпринимателем — собственником. Возникает основная проблема — пропорциональность ее деления на зарплату и прибыль. Следует обратить особое внимание на то, что серьезная проблема в современной экономике России — низкая доля зарплаты в издержках, чрезмерно высокая дифференциация уровня и качества жизни по регионам.
Итак, добавленная стоимость — это результат живого труда. Однако, неоклассики и многие современные теории этот факт умалчивают. И в научных публикациях, и в многочисленных учебниках авторы ограничиваются констатацией того, что все факторы производства участвуют в процессе формирования доходов (а, следовательно, и добавленной стоимости). Заработная плата относится к издержкам производства и наряду с прочими издержками трактуется как фактор ценообразования. Отмечается лишь очевидный факт, что количественно добавленная стоимость исчисляется как разница между доходами от продаж и стоимостью закупленных сырья, материалов, комплектующих, услуг, необходимых для производства продукции.
Весьма странным является и то, что во многих учебниках добавленная стоимость рассматривается в разделе «Макроэкономика»: она создаются на фирме (предприятии) и ее необходимо изучать и в микроэкономике. В то же время, этот факт показывает значение новой стоимости для экономического развития на макроуровне. Сумма добавленной стоимости по стадиям производства продукта показывает его долю в ВВП. Соответственно, суммирование добавленной стоимости по отраслям и сферам производства дает в итоге показатель ВВП по национальной экономике. Математически добавленная стоимость — это разница между итоговой ценой продукта и издержками, понесенными фирмой на закупку необходимых для его производства материалов, деталей, полуфабрикатов, услуг сторонних организаций. Добавленная стоимость отражает вклад, который фирма (предприятие) вносит в экономику страны. Однако, способы расчета добавленной стоимости не раскрывают ее сущностных характеристик, указывающих на адекватные способы распределения богатства.
Важно заметить, что ВВП в стоимостном измерении определяет размер денежной массы «М» (с учетом скорости обращения денег). Это говорит о том, что деньги (в данном случае — денежная масса) — это не просто все то, что выполняет функции денег [7], а совокупная стоимость всех товаров и услуг. Иначе говоря, деньги — это товар (услуга), созданный трудом человека.
Если стоимость товара (услуги) — это результат живого труда, то логика обсуждения принципа эквивалентности неизбежно приводит к закону стоимости. Даже преподаватели экономической теории иногда отождествляют этот закон с законом спроса — предложения. В современных учебниках по экономической теории этот закон встречается все реже.
Закон стоимости — основа трудовой теории стоимости в марксистском варианте. Четкая его формулировка содержится в советском учебнике Э.Я. Брегеля. В соответствии с ней источником стоимости товаров является абстрактный труд. Величина стоимости определяется общественно-необходимым рабочим временем. Меновые пропорции товаров в конечном счете определяются их стоимостью [9].
Основное возражение этому положению заключается в том, что капиталист в таком случае заинтересован в преимущественном применении живого труда, чтобы получить больше прибавочной стоимости, прибыли. В действительности он постоянно внедряет инновации, в основном в качестве новой, более производительной техники и технологии для минимизации издержек и максимизации прибыли в условиях конкурентной среды. Минимизация издержек включает и затраты на рабочую силу, что, на первый взгляд, противоречит трудовой теории и закону стоимости. В этом суть известного противоречия между I и III томами «Капитала» К. Маркса.
Согласно закону стоимости, чем большую долю в продукте составляет переменный капитал, тем большая прибавочная стоимость будет получена на каждую единицу авансированного капитала, и тем выше должна быть норма прибыли. Это означает, что капиталиста должен интересовать в первую очередь ручной труд. Чем больше машин, тем меньше норма прибавочной стоимости. Таким образом, уравнение нормы прибыли несовместимо с действием закона стоимости. Если бы товары различных отраслей производства продавались по их стоимости, то в этих отраслях существовали бы неодинаковые нормы прибыли. Но так как во всех отраслях производства получается та же самая, т.е. средняя норма прибыли, это означает, что товары не могут продаваться по стоимости.
Для объяснения данного противоречия К. Маркс ввел понятие «цена производства», которое и становится основой рыночных цен вследствие уравнения норм прибыли. Цена производства — это сумма издержек плюс средняя прибыль. И хотя цены производства почти всех товаров не совпадают с их стоимостями, а отклоняются от последних вверх или вниз, тем не менее, цена производства базируется на стоимости, так как сумма цен производства всех товаров равняется сумме их стоимостей [9].
Можно добавить, что товарные рынки возникли задолго до капитализма. Тогда товары продавались не по ценам производства, а в среднем по стоимости. В капиталистическом же хозяйстве средняя цена товара уже не совпадает со стоимостью — рыночные цены колеблются не вокруг стоимости, а вокруг цены производства. Отсюда напрашивается вывод: закон стоимости, хотя и в значительно искаженном виде, все же действует и его необходимо учитывать, в частности, при определении факторов распределения доходов. Это побуждает вспомнить уже почти забытую в советскую эпоху категорию «нетрудовые доходы» и т.п. И с этих позиций прав был еще Аристотель, когда разделял сферы получения доходов на экономику и хрематистику [10].
Все это отнюдь не означает призыва к возврату идеи централизованной системы распределения «по труду». Хозяйственная практика доказала невозможность дать абсолютно адекватную оценку многочисленным конкретным видам труда. Еще раз повторим, что мы за взвешенный, всесторонний подход к решению проблемы реализации принципа эквивалентности. Если в настоящее время большинство теорий по умолчанию учитывают распределение «по предельной производительности», то при социализме проявлялась другая крайность, когда торговля характеризовалась как спекуляция. В настоящее же время наблюдается ситуация «расцвета» спекуляции на вторичных рынках валют, ценных бумаг, прочих финансовых активов, которая не подвергается должному государственному и международному контролю [11].
В конечном счете, в условиях конкурентного рынка все стоимостные аспекты реализуется в цене равновесия: цена — это стоимость (ценность) товара, выраженная в деньгах. Выше мы обсуждали понятие «стоимость» с точки зрения затрат труда и прочих факторов на производство товара (услуги). Однако, стоимость не может определяться односторонне, только с точки зрения производителя: в любом типе хозяйства есть две стороны — производство и потребление, производитель и потребитель. Помимо этого, «полезность» — субъективное понятие, а потребности постоянно меняются во времени и в пространстве с учетом различий в эндогенных и экзогенных условиях. Соответственно, полезность блага корректно определять понятием «ценность».
Известно, что первую попытку одновременного учета в ценообразовании и предельной полезности, и затрат факторов производства (издержек) осуществил Маршалл А. [12]. Он показал, что цена равновесия на рынке формируется одновременно с двух сторон, «как ножницы режут бумагу», и с этим следует согласиться. Одним «лезвием ножниц» являются издержки (стоимость) — цена предложения, вторым — предельная полезность (ценность) — цена спроса. Однако, издержки — это цены факторов производства: получается некоторая тавтология, когда суть цены объясняется другими ценами. В этом смысле более адекватное объяснение цены предложения получается на основе закона цены производства (стоимости).
Имеет смысл вспомнить и воззрения видного российского экономиста Туган-Барановского М.И. [13]. Он, как и Маршалл А., обратил внимание на недопустимость одностороннего подхода к стоимости, но, в отличие от Маршала А, учитывал роль труда. По мнению Туган-Барановского, с одной стороны, приравнивание разных видов труда исходит из руководящей этической идеи верховной ценности, и потому равноценности человеческой личности, а с другой — любое благо является ценностью не само по себе, а в оценке определяющего его субъективную полезность человека. Таким образом, подход Туган-Барановского М.И. является более глубоким, чем Маршалла, который существенно ограничил значение понятия «стоимость», сведя ее к чисто логическому умозаключению. Ведь никто не спорит, что массовое производство удешевляет продукцию — это и есть следствие закона стоимости и цены производства. Кроме этого, рост предложения уменьшает предельную полезность продукта. Таким образом, оба фактора определяют снижение рыночной цены соответствующего товара (услуги).
Нужно признать, что советская экономическая наука и практика социалистического хозяйствования в этом вопросе «топтались на месте», ограничившись марксизмом в ортодоксальном варианте.
В современных условиях проявилась другая крайность. Марксизм и все его актуальные до сих пор открытия вытесняются либеральным неоклассицизмом. Таким образом, если в советское время актуальной проблемой был учет интересов потребителя, то в нынешнее время — учет интересов трудящихся в широком смысле, включая в это понятие и активных предпринимателей, и прежде всего, в области малого бизнеса.
Заключение.
1. Принцип эквивалентности действует во всех хозяйственных организациях, независимо от их типа. В контексте учета важнейшего принципа эквивалентности труда и дохода цена товара — это расход покупателя и доход продавца, а доход продавца должен соответствовать его труду в широком смысле.
2. Источником новой стоимости и богатства является труд человека, во всех его проявлениях, с учетом его количества, качества и полезности.
3. Полное отрицание закона стоимости — это отрицание значения живого труда в процессе создания добавленной стоимости. Недопустима также и его абсолютизация: закон стоимости является важнейшим фактором формирования цены предложения, а не рыночной цены равновесия в целом. Это значит, что должно учитываться не только количество и качество, но и полезность труда с точки зрения и конкретного потребителя, и общества.
4. По мере развития научно-технического прогресса принцип эквивалентности усложняется, но не исчезает, поскольку он — основа воспроизводства способности к труду.
5. Понятия «трудовые доходы» и «нетрудовые доходы» сохраняют свою актуальность (выигрыши в лотереях и казино, получение наследства и т.п.), и должны учитываться в налоговой системе. Соответственно должны учитываться рента и процент от собственности земельных участков, недвижимости, месторождений минеральных ресурсов, крупных денежных капиталов.
6. Важнейшим фактором формирования цены предложения являются затраты живого труда в широком смысле. Цена спроса формируется с учетом субъективных предпочтений потребителей. Поскольку потребности постоянно меняются во времени и пространстве, необходима достаточно гибкая система, оперативно реагирующая на эти изменения — рынок свободной конкуренции.
7. Бизнес — субъекты хозяйства стремятся к получению максимальной выгоды с минимальными затратами и при этом нередко «любой ценой». «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы» [14]. Это иллюстрирует факт нарушения принципа эквивалентности с точки зрения общественной полезности. В подобных ситуациях соблюдение принципа эквивалентности должно обеспечить государство, ограничивая «чрезмерные аппетиты» крупного капитала, получающего огромные доходы за счет разорения природных ресурсов и окружающей среды. Выгода должна соответствовать не только затратам, но и полезности труда.
8. Принцип эквивалентности труда и доходов не обеспечивается отдельно взятыми ни рынком, ни государством. На это способна только сбалансированная экономическая система, включающая два важнейших блока экономической системы: стратегический блок (государство и крупный бизнес) и оперативный (конкурентные рынки, представляемые малым и средним предпринимательством).


Список использованных источников:
1. Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация: Наличествующие предпосылки и возможные последствия постэкономической революции. — М.: Асфdemia: Наука, 1999. — 703 с.
2. Аникин А.В. Экономический романтизм: Сисмонди // Юность науки: Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1975. — С.288–302.
3. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве — М.: Наука, 2003. — 253 с.
4. Сен-Симон А. Избранные сочинения. Т. 1–2 М., Л., 1948.
5. Прудон П.Ж. Что такое собственность или Исследование о принципе права и власти. — М.: Крассанд, 2021. — 280 с.
6. Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда. — М.: Наука, 1982. — 472 с.
7. Макконнелл К., Брю С. Экономикс. — М.: ИНФРА-М. — 462 с.
8. Самуэльсон П. Экономика: Учебник. — Севастополь: «Ахтиар», 1995. — 384 с.
9. Брегель Э.Я. Политическая экономия капитализма: Учебное пособие. — М.: Международные отношения. — 640 с.
10. Аристотель. Сочинения. В 4 т. (Серия «Философское наследие»). — М.: Мысль, 1975–1983. Т.4. 1983. — 832 с.
11. Рязанов В.Т. Социализация финансов и ее роль в неоиндустриальном развитии России // Экономическое возрождение России. — 2016. — № 2(48). — С. 45–50.
12. Маршал А. Основы экономической науки. — М.: Эксмо, 2007. — 832 с.
13. Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. — М.: РОСППЭН, 1998. — 662 с.
14. Маркс К. Капитал, т. I. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 23. — С. 770.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия