Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (77), 2021
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Кольцова А. А.
старший преподаватель кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук

Пашкус Н. А.
профессор кафедры отраслевой экономики и финансов
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук

Старобинская Н. М.
доцент кафедры отраслевой экономики и финансов
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Арт-рынок: государственное регулирование и особенности налогообложения физических лиц
В последние годы все большее внимание привлекает арт-рынок, бурное развитие которого позволило повысить туристическую и инвестиционную привлекательность некоторых территорий. Бурно развивается арт-рынок в Китае, во Франции, в США. Однако развитие арт-рынка в России пока существенно отстает не только от лидеров, но даже от «среднего» уровня, что делает необходимой проведение продуманной экономической политики, связанной с его продвижением. Что же может сделать государство для улучшения ситуации, какие оно может принять меры, способствующие повышению интереса к арт-рынку? В статье рассмотрено одно из самых значимых регуляционных воздействий со стороны государства — налоги, рассмотрена их специфика для субъектов арт-рынка и предложены меры, которые повысили бы привлекательность арт-рынка для его участников и стейкхолдеров и, следовательно, способствовали бы его бурному развитию
Ключевые слова: бренд территории, арт-рынок, имидж, государственные регуляторы, налоги
УДК 336.22, 338.23; ББК 65.497   Стр: 155 - 158

Введение. В эпоху глобализации и повышенного внимания к факторам конкурентоспособности территорий, все большее значение на глобальном рынке мест играет развитие сферы культуры, причем, не только в привычных для нас, но и еще довольно неожиданных формах (от развития системы дополнительного образования до продвижения культурных объектов как глобальных брендов). В современном глобальном мире развитый арт-рынок становится для территории ключевым фактором успеха, позволяет придать ей уникальный имидж и непосредственно влияет на ее конкурентоспособность. Конкурентный статус территории начинает всё больше зависеть от факторов, еще недавно слабо учитываемых, относящихся к неощутимым активам, создающих совокупность мифов, на которые столь падки не только туристы, но и инвесторы (обратим внимание, например, на сильный культурный бренд итальянского города Верона, весьма успешного и в привлечении инвестиций).
Как отмечает Ари-Векко Антироко, один из теоретиков бренда территорий и автор книги «Политическая экономия бренда города», территория становится тем более состоятельна, богата и привлекательна для инвестирования, чем более она способна привлекать посетителей всех типов, включая и туристов, и деловых посетителей [1]. Развитый культурный бренд территории служит устойчивым мотивом к ее посещению и закреплению в сознании людей привлекательности ее образа и, по мнению многих исследователей (Кевин Лайн Келлер, Доминик Медуэй, Гэри Варнаби, Пантеа Фороуди и др.), оказывает влияние на все экономические процессы, протекающие на ней [2–4]. Наличие сильного культурного бренда будет способствовать притоку капиталов территории в форме поступлений в бюджет от туристической деятельности и деятельности по обслуживанию посетителей во всех формах. Отметим, что существует множество исследований, рассматривающих музеи и их идентичность в рамках сформированного культурного бренда и демонстрирующие, как именно развивая музеи мы можем способствовать развитию культурного бренда [5; 6]. Как отмечают такие исследователи как Элина Нярвянен, Кристина Гулдинг, Кевин Келлер, культурный бренд обеспечивает привлекательность территории для осуществления культурных мероприятий и арт-деятельности в различных формах [7; 8]. Способствует он и проведению на территории значимых культурных и арт-событий, реализации крупных инфраструктурных и инвестиционных проектов, так как потенциальные инвесторы тоже ориентируются на сильный бренд.
Поэтому вопросы, связанные с регулированием арт-рынка, с разработкой и проведением правильной политики в данной сфере, все чаще оказываются в фокусе внимания, как экономистов, так и специалистов в области государственного управления [9]. Тем более, что арт-рынок обладает рядом специфических черт, прежде всего, в силу «нестандартности» основного объекта купли-продажи (традиционные и цифровые живопись, графика, скульптура, фотография), усиления асимметричности распространения информации и сложного механизма ценообразования. Огромное значение на арт-рынке играют неощутимые активы, которые создают своеобразный имидж, миф и на их основе, бренд, имеющий для арт-рынка исключительную важность [10; 11]. Усложняет ситуацию соотношение между рыночной и нерыночной составляющими ценности произведения искусства, что создает ощутимые проблемы для реализации непротиворечивой государственной политики [12; 13]. Отметим, что экономический аспект привлекательности арт-рынка может быть связан с целой совокупностью факторов (коллекционирование, инвестирование, налоговые льготы и пр.).
Государство заинтересовано в развитии социально-культурной сферы (в том числе и арт-рынка) и использует для этого зачастую нестандартные инструменты (от государственного маркетинга до стимулирования образовательных программ) [14]. Применение государственных регуляторов (прямых и косвенных) должно осуществляться в системе такого экономического взаимодействия крайне осторожно, с оценкой всех возможных последствий, определением чувствительности ключевых элементов рынка к применяемым инструментам. Рассмотрим один из ключевых регуляторов — налогообложение.
Разные страны с развитым арт-рынком (США, Китай, Франция) применяют у себя различные механизмы, увеличивающие привлекательность арт-рынка для различных его субъектов и заинтересованных сторон [15–17]. Однако, в России ситуация пока иная, что требует изучения не только российской специфики налогообложения, но и его отраслевых особенностей [18]. В рамках данного исследования проведем оценку действующего налогообложения физических лиц — субъектов арт-рынка: художников, скульпторов и пр. (создателей ценности) и покупателей, собственников арт-объектов. В отношении вышеприведенных субъектов арт-рынка в качестве плательщиков применимы: налог на доходы физических лиц, налог на имущество. При переносе налогового бремени — косвенные налоги: НДС и акцизы.
Результаты исследования. Рассмотрим подоходное налогообложение создателей предметов искусства. Согласно ст. 1259 Гражданского кодекса РФ, объекты купли-продажи на арт-рынке относятся к объектам авторских прав: произведения науки, литературы и искусства, независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения относятся к результатам интеллектуальной деятельности. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом [19, ст. 1228, п.3]. При реализации результата интеллектуальной деятельности, например, продажи созданной картины, у автора формируется доход. Налогообложение доходов, полученных от использования авторских прав, производится в соответствии с гл. 23 «Налог на доходы физических лиц» Налогового кодекса РФ [20]. Здесь применимы действующие ставки: 13% — для налогового резидента и 30% — для не резидента. В случае выполнения заказа для юридического лица, по договору с общественным объединением (Союз художников России) налогообложение осуществляется через налогового агента (данное юридическое лицо). Применяется положение ст. 24 НК РФ: «Налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом для уплаты налога налогоплательщиком». Если продажа арт-объекта осуществляется физическому лицу, у автора нет договора на выполнение работ и, следовательно, установленного налогового агента, расчет налога и налоговые выплаты осуществляются самим автором.
Налоговая база будет учитывать все доходы налогоплательщика в денежной и натуральной формах, полученные за отчетный период [20, ст. 210]. Налоговая база может быть уменьшена на величину профессиональных вычетов, в соответствии с п.2 и 3 ст. 221 НК РФ, как в отношении дохода от выполнения работ по договорам гражданско-правового характера, так и авторских вознаграждений. При этом учитываются фактически произведенные и подтвержденные соответствующими документами расходы. Если эти расходы не могут быть подтверждены документально, они принимаются к вычету в размерах, определяемых по нормативам в зависимости от вида создаваемых произведений. Например, для художественно-графических произведений, фоторабот для печати, произведений архитектуры и дизайна расходы принимаются в размере не более 30% от стоимости произведений. Для произведений скульптуры, монументально-декоративной живописи, декоративно-прикладного и оформительского искусства, станковой живописи, театрально- и кинодекорационного искусства и графики, выполненных в различной технике этот вычет составляет 40%. [20, ст. 221] Возможность получения профессионального вычета реализуется при подаче «письменного заявления налоговому агенту или, при его отсутствии, посредством предоставления налоговой декларации в налоговый орган по форме 3-НДФЛ до 30 апреля года, следующего за отчетным» [21, с. 180].
Если продажа арт-объектов происходит постоянно, деятельность автора приравнивается к хозяйственной, направленной на получение прибыли. В этой ситуации, во избежание признания уклонения от уплаты налогов в рамках незаконной деятельности, необходимо осуществить регистрацию ИП. Какие при этом могут применяться системы налогообложения? Деятельность художников, скульпторов, граверов, офортистов работающих индивидуально проходит в 2019 году по коду ОКВЭД 90.01 — Деятельность творческая, деятельность в области искусства и организации развлечений: деятельность в области исполнительских искусств [22]. Данный вид не попадает в группу запрещенных по упрощенной системе налогообложения (следовательно, разрешен при условии годового дохода не более 150 млн рублей), но не подходит для применения единого налога на вмененный доход (ЕНВД) и крайне ограничен по патентному налогообложению (только в части изготовления изделий народных художественных промыслов) [20, ст.346.43]. Лучшим вариантом будет выбор в пользу упрощенной системы налогообложения (УСН-6% от налоговой базы «доходы» или 15% от «доходы-расходы»). Региональными законами ставки могут быть снижены: с 6 до 1% и с 15 до 5%. Важно учитывать следующие моменты: ИП, помимо уплаты налога по выбранной системе налогообложения обязаны осуществлять платежи по социальному страхованию; необходимо использование контрольно-кассовой техники [23]. При этом, льготы, в виде налогового вычета в размере расходов на приобретение кассовой техники, возникают только по ЕНВД и патентному обложению.
Упростить взаимоотношение налоговой службы и налогоплательщика, получающего постоянный доход от создания и реализации предметов искусства, может новый налоговый режим — налогообложение самозанятых граждан или налог на профессиональный доход. С 1 января 2019 года он действует в некоторых областях страны (Москве, Московской и Калужской областях и Татарстане) и будет применяться до конца 2028 года [24, ст.1]. Налоговой базой признается денежное выражение дохода, полученного от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), являющегося объектом налогообложения. Применяются налоговые ставки — 4% по доходам, полученным от реализации объектов физическим лицам и 6% при формировании доходов от взаимоотношений с ИП и юридическими лицами [24, ст.10]. Возможность подобного налогообложения существует до тех пор, пока доходы в отчетный период не превысят 2,4 млн рублей. Доказанная, в ходе экспериментального применения, эффективность данного налогового режима позволит уменьшить число налоговых нарушений и сократит теневой сектор арт-рынка.
Далее проанализируем налогообложение физических лиц — собственников предметов искусства. Картина, скульптура и прочие объекты купли-продажи данного рынка относятся к группе движимого имущества. По действующей системе имущественного налогообложения, под объект налогообложения попадает только недвижимое имущество физического лица. Федеральным законом № 302-ФЗ с 1 января 2019 года в России полностью отменен налог на движимое имущество. Следовательно, основное налоговое воздействие возможно по применению НДФЛ. Здесь действуют следующие правила. В случае, если арт-объект был передан нынешнему владельцу в порядке наследования или дарения от членов семьи (близких родственников в соответствии с Семейным кодексом РФ), подоходный налог не взимается [20, ст.217]. Исключением будут суммы вознаграждений, получаемых наследниками авторов, после принятия наследства как обладателей исключительных прав на произведения. При получении вознаграждений по договору об отчуждении исключительного права на произведение или по договору на использование произведения необходимо провести расчет и уплатить налог на доходы физических лиц в общем порядке. Необходимость уплаты данного налога возникает также в случае реализации имущественного объекта при владении им сроком менее трех лет [20, ст.228]. Величина налогооблагаемой базы (цена продажи картины, например) может быть сокращена одним из двух способов, разрешенных налоговым законодательством:
• на расходы по приобретению имущества (должны быть подтверждающие документы);
• на имущественный вычет, не более 250 тыс. рублей [20, ст. 220].
Доход, полученный при реализации имущества, находящегося во владении физического лица более трех лет, не декларируется, не облагается подоходным налогом.
Дополнительные налоговые льготы по НДФЛ применимы в отношении физических лиц, занимающихся меценатством. С 1 января 2019 года вступил в силу закон №  426 ФЗ « О внесении изменений в ст. 219 и 286.1 части второй НК РФ». Согласно внесенным законодательными органами поправкам, в отношении физических лиц, вносящих пожертвования в пользу государственных и муниципальных учреждений, действующих в области культуры, а также некоммерческих организаций (фондов) в случае перечисления средств на формирование целевого капитала устанавливается расширенная величина социального налогового вычета в применении к доходам жертвователя (до 30% облагаемого дохода).
Мы рассмотрели основные аспекты подоходного налогообложения субъектов купли-продажи предметов искусства, определили отсутствие имущественного обложения в данной сфере. Еще одним вариантом налогового влияния может выступать косвенное обложение НДС и акцизами. По налогу на добавленную стоимость есть свои границы применения. НДС не рассчитывается при сделках купли-продажи между физическими лицами, с участием ИП, применяющих специальные налоговые режимы. При реализации юридическим лицом произведения искусства, приобретенного у физического лица, НДС начисляется, включается в стоимость объекта, но к вычету предъявляться не будет.
Акцизное налогообложение в данной сфере может рассматриваться как один из вариантов расширения налога на роскошь. Подобные предложения вносились в законопроекты. Так, например, в 2007 году обсуждался законопроект № 442151–4 «О внесении изменений в часть первую и вторую НК РФ (в части установления налога на предметы роскоши)». Предлагалось, в частности, установить налог на произведения живописи и скульптуры, стоимостью свыше 300 тыс. рублей по следующим дифференцированным ставкам: при стоимости от 300 тыс. до 3 млн рублей — 1%, от 3 до 50 млн руб. -3%, свыше 50 млн рублей -5%. Одной из причин отклонения данного законопроекта, согласно заключениям Комитета Государственной Думы, было опасение развития теневого рынка, формирование возможности ухода от уплаты налога [25, с.262]. Действительно, при общих проблемах российского арт-рынка, которые отмечаются экспертами, подобные меры не приемлемы.
Заключение. К сожалению, активное использование зарубежного опыта в настоящее время в России не представляется возможным из-за слабого развития арт-рынка. И начинать необходимо с создания единого информационного поля: российский арт-рынок представлен разрозненными субъектами, практически не связанными друг с другом. Вместе с тем, в целом можно говорить о сложившемся механизме налогового регулирования деятельности физических лиц, субъектов арт-рынка, в котором основное воздействие осуществляется по элементам НДФЛ. При этом получение льгот предполагает открытое ведение сделок, честную уплату налога в течение отчетного периода — важно при подаче налоговой декларации. Следовательно, регулирующее воздействие направлено на стимулирование законного оборота объектов купли/продажи. Однако, этого недостаточно для бурного развития (и вообще — для развития) арт-рынка, и повышения его конкурентоспособности. Сегодня государство проблем арт-рынка практически не видит и взвешенной политики в России не ведет. Поэтому и внешних эффектов Россия практически не получает. Возможно, эксперимент по налогу на профессиональный доход, отказ от имущественного налога в части движимого имущества и льготы по налогу в отношении доходов меценатов позволят повысить эффективность применения налоговых инструментов и сделать процесс государственного регулирования более эффективным.


Список использованных источников:
1. Anttiroiko A.-V. The Political Economy of City Branding. — London: Routledge, 2014. — 216 p.
2. Keller K.L. Building Rich Brand Relationships: Research Dialogue on Brands As Intentional Agents // Journal of Consumer Psycho­logy. — 2012. — Vol. 22 (2). — Pp. 186–190.
3. Medway D., Warnaby G. Alternative perspectives on marketing and the place brand. European Journal of Marketing. — 2008. — Vol. 42(5/6). — Pp. 641–653.
4. P. Foroudi et al. A framework of place branding, place image, and place reputation: Antecedents and moderators // Qualitative Market Research: An International Journal, 2016. — Vol. 19(2). — Pp. 241–264.
5. Hede A.-M. et al. Perceived authenticity of the visitor experience in museums: Conceptualization and initial empirical findings // European Journal of Marketing. — 2014. — Vol. 48 (7/8). — Pp. 1395–1412.
6. Пашкус М.В. Особенности формирования и специфика оценки бренда музея // Проблемы современной экономики. — 2018. — № 3. — С. 162–167.
7. Närvänen E., Goulding Ch. Sociocultural brand revitalization: The role of consumer collectives in bringing brands back to life // European Journal of Marketing. — 2016. — Vol. 50 (7/8). — Pp. 1521–1546.
8. Keller K.L. Economic and Behavioral Perspectives on Brand Extension // Marketing Science. — 2012. — № 31 (September-October). — Pp. 772–775.
9. Волкова А.В., Алмакучуков К.М., Старобинская Н.М. Новые технологии городского развития и управление арт-рынком: опыт Санкт-Петербурга // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 1. — С. 173–176.
10. Pashkus V.Yu., Pashkus N.A., Pashkus M.V. Strong Cultural Brand Formation in the Global Economy of the Basis of Russian Art Market (on the Example of St. Petersburg) // Ekonomicko-Manažérske Spektrum. — 2016. — № 2. — Р. 49–61.
11. Кольцова А.А., Старобинская Н.М., Чекмарев О.П. Арт-рынок: отличительные черты и ценность арт-объектов // Маркетинг MBA. Маркетинговое управление предприятием. — 2018. — Т. 9, № 4. — С. 34–53.
12. Алмакучуков К.М., Кольцова А.А., Старобинская Н.М. Особенности благ сферы культуры в современном мире // Проблемы современной экономики. — 2019. — № 1. — С. 178–181.
13. Pashkus N.A. et al. Cultural City Brands and Global Competitiveness // Revista San Gregorio. — 2019. — Vol. 36. — Р. 197–209.
14. Пашкус Н.А., Пашкус В.Ю., Алпатов Г.Е., Асадулаев А.Б. Роль дополнительного образования в развитии современного арт-рынка // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 3. — С. 214–217.
15. Пашкус М.В. Анализ инвестиционной привлекательности объектов арт-рынка // Маркетинг МВА. Маркетинговое управление предприятием. — 2016. — Т. 7. — № 3. — С. 18–39.
16. Пашкус В.Ю., Пашкус М.В., Пашкус Н.А. Государственное регулирование арт-рынка: пример Китая и Франции // Studia Culturae. — 2019. — № 41. — С. 167–175.
17. Финансовая система Китая / В.В. Иванов, Н.В. Покровская и др. — М.: Проспект, 2018. — 336 с.
18. Вылкова Е.С., Покровская Н.Н. Особенности отраслевого налогообложения и учета // Налоги и финансовое право. — 2016. — № 7. — С. 111–119.
19. Гражданский кодекс РФ — [Электронный ресурс] — http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_64629/#dst0 (Дата обращения 07.11.2020).
20. Налоговый кодекс РФ — [Электронный ресурс] — http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/ (Дата обращения 07.11.2020).
21. Новожилов Я.П. Перспективы и проблемы введения индивидуальных инвестиционных счетов в России // Проблемы современной экономики. — 2015. — № 2. — С. 179–182.
22. Коды ОКВЭД — [Электронный ресурс] — https://код-оквэд.рф/#18 (Дата обращения 07.11.2020).
23. Сайт ФНС РФ/Налогообложение в РФ/Действующие налоги и сборы — [Электронный ресурс] — https://www.nalog.ru/rn77/taxation/TAXES/usn/ (Дата обращения 07.11.2020).
24. Федеральный закон от 27.11.2018 № 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)» — [Электронный документ] — http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_311977/ (Дата обращения 07.11.2020).
25. Шакирова Р.К. Концепция налога на роскошь: зарубежный опыт, отечественная практика и альтернативы // Вестник Томского государственного университета. Экономика. — 2016. — № 1. — С. 256–268.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия